Внутренние условия функционирования обрабатывающих производств: налогово-бюджетная и денежно-кредитная политика

Период 2005—2009 гг. характеризовался относительной стабилизацией налогового законодательства после его динамичного реформирования в предшествующее пятилетие.

Наиболее важным изменением в налоговой системе стало реформирование шкалы ЕСН в 2005 г. Базовая ставка была снижена с 35,6 до 26%, при этом была несколько скорректирована шкала регрессии. Если до 2005 г. заработная плата в диапазоне от 100 до 300 тыс. руб. в год облагалась по ставке 20%, а от 300 до 600 тыс. руб. — по ставке 10%, то теперь зарплата в диапазоне до 280 тыс. руб. в год облагалась по ставке 26%, а от 280 до 600 тыс. руб. — по ставке 10%. Следует отметить, что поскольку границы шкалы были установлены в номинальном выражении, то в условиях быстрого роста заработной платы (в среднем на 27% в год, всего за четыре года — в 2,6 раза) эффективная ставка постепенно снижалась.

Остальные изменения были менее принципиальными: они касались возмещения НДС при капитальном строительстве, либерализации амортизационной политики, дифференциации ставок НДПИ на нефть по выработанным месторождениям и предоставления налоговых каникул по этому налогу для новых месторождений в Восточной Сибири. Некоторые изменения произошли в налоговом администрировании — они проявились главным образом в повышении собираемости налога на прибыль[1].

Отношение суммарных налоговых платежей к ВВП до кризиса оставалось сравнительно стабильным — на уровне 35—36% ВВП. В структуре налоговых доходов изменения также не были существенными. Можно отметить лишь увеличение поступлений налогов на труд, что определялось ростом удельного веса оплаты труда в структуре ВВП. После начала кризиса налоговая нагрузка резко (почти на 6 п.п.) упала, до уровня ниже 30% ВВП. Это объясняется уменьшением размеров нефтегазового сектора, нагрузка на который значительно выше, чем на остальную экономику. Отметим, что распределение налогового бремени было в целом в пользу обрабатывающих производств, поскольку основное увеличение налогов касалось прежде всего нефтегазового сектора: в этом секторе они приближались к 60% от добавленной стоимости, тогда как в других секторах составляли менее 25%.

Увеличение доходов бюджетной системы за счет изъятия природной ренты в нефтегазовом секторе (которая частично сберегалась в нефтяных фондах) позволило балансировать расходы и доходы с положительным и достаточно высоким профицитом (от 4 до 8% ВВП). Лишь в первом полугодии 2009 г. бюджет после значительного перерыва вновь стал дефицитным. В части расходов быстрее всего росли расходы на национальную экономику: их доля в суммарных непроцентных расходах увеличилась с 3,5 до 5,4% ВВП в 2008 г. и 5,8% ВВП в первом полугодии 2009 г. Выросла также доля общегосударственных расходов, включающих часть расходов на развитие экономики (например, расходы Инвестиционного фонда). Заметная часть дополнительных государственных расходов шла на закупки товаров и услуг, стимулируя рост спроса на продукцию различных отраслей промышленности.

Исполнение бюджета с профицитом подразумевало отсутствие внешних заимствований и сдержанную политику внутренних заимствований, в результате чего государственный долг упал до 6% ВВП к концу 2008 г. Вместе с тем последовательно накапливались средства в нефтяных фондах. В результате начиная с 2007 г. величина бюджетных резервов превосходила величину государственного долга.

Непосредственным следствием снижения государственного долга и сильного профицита как бюджета, так и счета текущих операций стало последовательное повышение суверенного кредитного рейтинга России. За рассматриваемый период все агентства повысили его на 2-3 пункта (хотя после начала кризиса некоторые агентства снизили рейтинг). Это открыло дорогу для повышения и корпоративных рейтингов, а также вместе с консервативной политикой заимствований правительства улучшило условия заимствований банков и предприятий на внутренних и внешних рынках. Наибольшую выгоду, безусловно, получили крупнейшие российские корпорации, чей кредитный рейтинг был близок к суверенному, но опосредованно это повлияло и на доступность кредитов для средних и крупных предприятий обрабатывающей промышленности, и на цену заимствований.

Начиная с I квартала 2006 г. номинальный обменный курс рубля стабилизировался, а затем, вплоть до июля 2008 г., снижался. В результате рассматриваемый период сопровождался активной дедолларизацией экономики: сокращением спроса на наличную иностранную валюту, снижением удельного веса валютных депозитов, постепенным отказом от номинирования цен в иностранной валюте. Этот процесс внес существенный вклад в рост спроса на рубли. До кризиса спрос на деньги рос с ускорением, в 2008 г. он вновь замедлился. В итоге всего за три года (2006-2008 гг.) спрос на деньги более чем удвоился. Соответственно вплоть до 2007 г. постепенно снижалась скорость обращения денег. В 2008 г. этот процесс остановился (что отражает увеличение спроса на деньги в первом полугодии и его снижение во втором). Но в целом за рассматриваемый период монетизация экономики существенно возросла.

Денежная политика Центрального банка во многом определялась на этом этапе стремлением сдерживать скорость укрепления рубля за счет интервенций на валютном рынке. Часть таких интервенций проводилась для правительства — в связи с инвестированием средств Стабилизационного, а затем Резервного фонда и Фонда национального благосостояния в иностранные активы. Это означало, что часть валютных интервенций автоматически стерилизовалась увеличением средств правительства, размещенных в Центральном банке. К началу кризиса величина золотовалютных резервов вплотную приблизилась к отметке 600 млрд долл., по сравнению с 125 млрд долл. — в начале 2005 г. (рис. 1.4).

Покупка иностранной валюты до начала кризиса оставалась главным каналом денежного предложения. Более того, масштабы эмиссии по этому каналу регулярно превышали прирост спроса на деньги (несмотря на отмеченный быстрый рост последнего). Центральный банк проводил стерилизацию избыточной эмиссии, привлекая средства коммерческих банков на депозиты. Однако его возможности повышать процентные ставки для увеличения привлекательности таких депозитов были объективно ограничены, поскольку более высокие ставки стимулировали бы дополнительный приток капитала, который вновь создал бы потребность в стерилизации. В итоге инфляция на протяжении всего периода превышала объявленные целевые показатели (табл. 1.2).

Следует, правда, отметить, что часть роста цен была связана не с монетарными факторами, а с опережающим повышением регулируемых государством цен и тарифов.

Режим курсовой политики в рассматриваемый период оставался «управляемым плавающим». Новый режим, предусматривающий повышение доли евро в золотовалютных резервах Центрального банка, был введен в 2005 г., после чего удельный вес евро последовательно увеличивался, пока не был доведен в феврале 2007 г. до 45%. Переход к новому операционному ориентиру несколько повысил волатильность обменного курса рубля к доллару. Однако в целом Центральный банк существенно сглаживал краткосрочные колебания обменного курса, изменяя стоимость бивалютной корзины в основном ступенчато. Такая политика формировала ожидания стабильного курса доллара, что отражалось в котировках форвардных и фьючерсных контрактов. В результате внутренние процентные ставки определялись мировыми ставками и были близки к ним (лишь незначительно превышая последние на величину странового риска). В силу сравнительно высокой инфляции в России процентные ставки в нашей экономике оказались таким образом близкими к нулевым или даже отрицательными в реальном выражении (рис. 1.5).

Золотовалютные резервы (на начало периода), млрд долл. Источник

Рис. 1.4. Золотовалютные резервы (на начало периода), млрд долл. Источник: Данные ЦБ РФ.

Таблица 1.2

Целевые и фактические показатели инфляции (декабрь к декабрю), %

Показатель

2005

2006

2007

2008

Целевая инфляция Центрального банка

7,5-8,5

7-8,5

6,5-8

6-7

Фактическая инфляция

10,9

9,0

11,9

13,3

Источник: Центральный банк Российской Федерации. Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2009 год и период 2010 и 2011 годов. URL: http://www.cbr.ru/today/publications_reports/

Динамика реальной процентной ставки Источник

Рис. 1.5. Динамика реальной процентной ставки Источник: Данные ЦБ РФ.

На рисунке видно, что если в 2005 г. ставки по кредитам были близки к темпам прошлой инфляции, но относительно велики по сравнению с фактической будущей инфляцией (превышение составляло от 1,8 до 4,7%), то в 2006 г. реальная ставка, рассчитанная aposteriori, постепенно снижалась и начиная с октября стала отрицательной. Неожиданное ускорение инфляции привело к дальнейшему снижению реальной процентной ставки (в 2007 г. она доходила до уровня 7,3%), а в 2008 г. реальные ставки снова вышли в положительную область. Таким образом, особенно благоприятным для развития в этом отношении был период с середины 2006 г. до апреля 2008 г.

Кредиты, выданные населению и нефинансовым предприятиям и организациям, в рассматриваемый период быстро росли (в среднем на 45% в год). В целом за это время сумма выданных кредитов выросла в 4,4 раза, причем кредиты населению росли опережающими темпами (увеличились в 5,5 раза). Отношение выданных кредитов к ВВП также существенно выросло, достигнув к концу 2008 г. 41% (по сравнению с 22% в начале периода).

Проводившаяся Центральным банком курсовая политика, направленная на сдерживание укрепления рубля для поддержания конкурентоспособности российской продукции, была успешной лишь частично. Как и предсказывает экономическая теория, масштабные интервенции на валютном рынке стимулировали рост инфляции (как отмечалось выше, она неизменно оказывалась выше целевого уровня). В результате происходило реальное укрепление рубля за счет инфляции, лишь в небольшой степени ограниченное мерами ЦБ РФ. К середине 2008 г. реальный обменный курс рубля к доллару был более чем на 50% выше, чем в начале 2005 г. Отметим, что реальное укрепление рубля к доллару в докризисный период в большой мере определялось ослаблением доллара к другим мировым валютам. Более важным показателем для оценки международной конкурентоспособности является изменение реального эффективного курса рубля, определяемого по отношению к корзине валют, отражающей структуру внешней торговли. Этот показатель вырос с начала 2005 г. до середины 2008 г. почти вдвое меньше (на 29%) чем реальный курс рубля к доллару. К началу 2009 г. курс рубля существенно снизился. Реальный эффективный курс рубля практически вернулся в этот период к среднему уровню 2005 г.

В целом, несмотря на относительно высокую инфляцию и ослабление ценовых конкурентных преимуществ российских фирм из-за удорожания национальной валюты, условия для кредитования и для модернизации и расширения производства были в предкризисные годы вполне благоприятными.

  • [1] После начала финансового кризиса в качестве одной из мер поддержки экономикиставка налога на прибыль была снижена с 24 до 20%. Это решение вступило в силу с 2009 г.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >