Аргумент о естественном развитии регионов

Некоторые критики, например, Олег Вите, бывший эксперт Фондов эффективной политики и Законодательных Инициатив, высказал мнение, что в России естественным образом уже давно идут процессы регионализации и квалифицировал всякие разговоры о переносе как свидетельство некомпетентности авторов этих идей [Вите, 2010].

Цифры, однако, никак не подтверждают регионализации и не обнаруживают текущих процессов децентрализации, указывая лишь на небольшое укрупнение некоторых близких к ресурсам региональных центров. До сих пор не было заметно также тенденций переезда крупных бизнесов в регионы или на периферию.

По итогам переписи 2010 года, коэффициент общего прироста населения столицы составил 6,7% против 5,1% в 2009 году. В нулевые годы столичный регион стабильно растет на 100-130 тысяч человек в год за счет межрегиональных мигрантов. Из 83 субъектов Российской Федерации 70 на протяжении последних 10 лет являются убыточными. Сюда входят, например, даже такие регионы как Якутия с ее алмазами, нефтью и газом, Оренбургская область — с крупнейшим в России газоконденсатным месторождением, великолепными урожаями хлеба и сохранившимися машиностроением и оборонной промышленностью. За последние 8 лет количество городов-миллионеров снизилось на один (из 13 осталось 12). Но при этом многие города, чтобы сохранить свой «миллионный» статус, вынуждены были присоединить окрестные территории (как произошло в Волгограде). При этом во многих регионах с убывающим населением скорость этого убывания увеличилась по сравнению с 2009 годом [ТТП-Информ, 2012].

Косвенным свидетельством процессов дерегионализации могут служить и цифры, связанные с авиаперевозками. Только 10% внутренных авиаперевозок не происходит через Москву или Санкт-Петербург [Андреева, 2012]. С 1996 по 2009 годы доля аэропортов Московского авиационного узла в общем объеме авиаперевозок на территории России выросла с 25 до 50%. Эти цифры приводятся в Федеральной программе «Развитие транспортной системы России на 2010-2015 годы». Если не подразумевать под регионализацией экономическую и культурную автаркию, то эти цифры свидетельствуют скорее об усилении роли центра. Мерой регионализации, на взгляд автора, является не просто рост местных банков и точечный рост предприятий, но национальная интеграция и рост связанности регионов в масштабах макрорегио- нальных экономических связей, которые отражаются и в системе коммуникаций. Поэтому описанные процессы и цифры вряд ли поддаются описанию в терминах регионализации.

В условиях ресурсной ренты, которая питает центр и поддерживается центром, остальным городам сложно поддерживать и формировать свою конкурентоспособную экономическую базу естественным путем. Естественные потенции для такого роста — рыночные законы, выключенные центром, или проведение независимой политики — весьма ограничены.

Следует также отметить, что предлагаемые альтернативные каналы децентрализации (деволюция, налоговые льготы и другие) действуют слишком долго и медленно и, как показывает международный опыт, не всегда приводят к желаемому результату. Огромные усилия Франции по децентрализации и деволюции, которые были начаты еще в 1960-е годы, дали определенные положительные сдвиги, но до сих пор не привели к решающим результатам [Keating, 1983]. Многие альтернативные способы децентрализации также чрезвычайно дорогостоящи и часто сопоставимы по своей стоимости со строительством нового столичного города (см. например, табл. 9, где представлен список нескольких относительно недавних мегапроектов, в том числе и проектов, связанных с реконструкцией Москвы, и оценка их стоимости).

В принципиальных уточнениях нуждается и применимость аргумента о естественном росте регионов к проблеме смены столицы. Он может служить подобным аргументом только в рамках стратегий децентрализации и равномерного экономического развития. Но наличие альтернативных форм децентрализации не может служить аргументом и заменить перенос столицы, если главными задачами такого переноса объявляются национальное строительство, смена символов, федерализация и моральная реконструкция общества.

Совокупная инерционная сила описанных политических и экономических стихий, а также эффект колеи не дают надежды на то, что дисбаланс между центром и регионами может быть в обозримом будущем преодолен естественным путем, даже при условии активного содействия политического руководства. Тем не менее альтернативные способы децентрализации и государственные программы, предлагаемые различными авторами [Пряников, 2007; Ремчугов, 2011; Николаев, 2011; Дьячков, Иноземцев, 2012; Лаппо, 2002], безусловно, крайне важны и даже необходимы в качестве дополнительных и вспомогательных мероприятий по оздоровлению урбанистической иерархии страны.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >