ЖИЗНЬ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА

Виды и формы взаимодействия этнокультурных систем Особенности взаимодействия и диалога этнических культур.

В

культурологии принято деление взаимодействия и диалога культур на два основных вида - синхронный (пространственный) и диахронный (временной).

«Партнеры должны обладать одинаковым или близким пониманием ситуации общения, что возможно лишь в случае включения в некоторую общую для его участников деятельность»[1]. Без общности культурного поля, в рамках которого существуют два государства, это будет или вовсе невозможно, или явится лишь временным явлением. Созидание общей культуры, ее обогащение, развитие не может не заставить стороны понимать и соучаствовать в целеполагании, жизни и деятельности культурно родственных народов.

С другой стороны, именно осознание преимуществ, которыми обладает сосед в той или иной области общественной жизни и желание приобрести эти преимущества, делает возможным и нужным взаимодействие. Необходимость в культурном заимствовании, прежде всего, для собственного развития является основной причиной диалога культур. «Нуждаясь в партнере, культура постоянно создает собственными усилиями этого «чужого», носителя другого сознания, иначе кодирующего мир и тексты»[2].

Не менее важной причиной начала культурного взаимодействия является необходимость транслировать культурный опыт. Возможность построения подобной, по образцу адресанта, системы для адресата означает увеличение количества выгодных для него контактов. Адресат и адресант, имеющие общий культурный код и способ идентификации в одной области жизни, получают общую основу для дальнейшего расширения контактов и увеличения общих способов идентификации. Это позволяет снять многие противоречия, часто не только мешающие контактам, но и делающие их невозможными (по примеру восприятия христианами и мусульманами культуры друг друга как варварской и неприемлемой).

Соображения престижа для адресата и увеличение объектов влияния для адресанта являются примером объединения мотиваций, культурной ассимиляции и причин взаимодействия. При типичных формах взаимодействия культур и адресат, и адресант одинаково заинтересованы в обмене информацией. Кроме того, географическое расположение и экономические интересы адресата и адресанта также являются причиной возникновения коммуникативных контактов. Так, «география и экономика сделали неизбежным контакты между русскими и византийцами с самого зарождения русского государства»[3]. Сами субъекты диалогового взаимодействия являются творцами и торговых путей, и своих потребностей, а часто и ландшафтных условий существования в том или ином регионе в силу диалоговой необходимости. Человек сам в силах трансформировать ландшафт, направлять свои потребности и выбирать род занятий в независимости от таких «очевидных» факторов, как природные богатства, расположение на пересечении торговых путей, численность населения и т. д.

Для доставки из Азии в Европу шелка и пряностей был проложен торговый путь протяженностью много тысяч километров. Китайцы покупали покорность соседей и богатели на этой торговле. Европейцы и степняки, не знавшие шелка, сделали его показателем роскоши и генерировали тем самым потребность элиты в этом материале.

Ландшафт менялся человеком в интересах его экономических нужд, Так, строились Суэцкий, Панамский и многие другие каналы, что привело к облегчению торгового и политического взаимодействия в Ойкумене.

Не всегда народы, находящиеся в сходных географических и социально-экономических условиях, развиваются по одному пути и в равной степени стремятся к взаимодействию. Малонаселенные земли Норвегии, по мнению самих европейцев, стали родиной самой большой угрозы для христианской цивилизации IX - XI вв. Скандинавы проявили себя не только как великие путешественники и воины эпохи викингов, но с XIV в. активно включились в торговое взаимодействие как члены Ганзейского союза. Народы Шотландии и Ирландии, западнославянские поморяне и финны не явили нам подобных примеров, хотя находились с норвежцами, датчанами и шведами на одной стадии общественного развития и в одной природно-климатической зоне. Г реки и финикийцы с глубокой древности активно осваивали Средиземноморье, а далматы и эпироты, находясь в том же регионе, лишь пиратствовали и нанимались в армии соседей. Канада и США, располагаясь в одной геополитической зоне, тем не менее, являют примеры очень не похожих этнокультурных систем и по-разному взаимодействуют с другими системами. Венеция из маленькой городской общины выросла в крупную и богатую морскую державу, процветавшую до середины XVI в. Но Дубровник, имея один с Венецией временной старт, подвергавшийся атакам тех же врагов и также активно занимавшийся торговлей, так и остался маленькой республикой, сдавшейся Османской империи. Указанные примеры показывают, что экономика и география не являются определяющими факторами, толкающими народ к активным диалоговым контактам с соседями.

География и экономика являются производными причинами, зависящими от умения и желания тех или иных государств и народов, их населяющих, взаимодействовать между собой. Кельтские племена были включены в общение с другими европейскими народами лишь путем военного вмешательства (Бретань во Франции; Уэльс в составе Англии). Возможность или невозможность взаимодействия культур определяет активность и желание того или иного государства взаимодействовать с соседями.

Под пространственным взаимодействием мы понимаем различные формы общения и коммуникации культур народов и государств, сосуществующих в одно время, и обмен культурными текстами в реальном времени.

Временными мы назовем формы взаимодействия, которые осуществляются между реально существующими и исторически предшествующими культурами на основе культурной памяти. Культурная память - это некий накопленный этносами в историческом прошлом багаж, который может быть использован в изначальном или трансформированном виде в случае кризисной ситуации, когда пространственное взаимодействие не предоставляет инструментов выхода из кризиса. «Наиболее типовой случай - это направление «Я - ОН», в котором «Я» - это субъект передачи, адресант - обладатель информации, а «ОН» - объект, адресат»[4]. Именно такой тип взаимодействия можно назвать пространственным. Речь идет о трансляции синхронной, обеспечивающей горизонтальный внутриэтнический и межэтнический континуум, объединяющей хронологически сосуществующих членов одного и того же или же нескольких этносоциальных коллективов»[5].

Культуры, приходящие в соприкосновение, образуют контактную зону, для которой «характерно совместное проживание разных этнических групп на протяжении длительного исторического периода, сосуществование разных культурных, религиозных, административных и иных систем, своеобразная языковая ситуация, а так же размытость границ и их подвижность»[6]. Таковыми контактными зонами, например, становятся бассейны Рейна и Дуная для германцев, славян и римлян в I - VII вв. н.э. Постепенно речная граница становилась все более и более условной, контактная зона размывалась, расширяясь территориально.

Смешение направлений развития культуры, их борьба за преобладание являются главным содержанием культурного взаимодействия в контактной зоне.

Начало взаимодействия предполагает осознание ценности передаваемой информации самим транслятором. Это происходит в совокупности с осознанием и идентификацией себя как центра некой культурной Ойкумены. Так, Византия и византийцы, считая себя преемниками Римской империи Цезаря и Августа, источником православной истинной христианской веры, представителями Вселенской империи, справедливо предполагали, что вправе быть источником культурного потока.

Вторым важным условием начала взаимодействия культур является признание этого авторитета народами Ойкумены. Признание авторитета и превосходства народами, оставшимися в лоне православной церкви, сделали Византию центром «Содружества Наций»[7] и источником всего вышеперечисленного для сербов, болгар и русских, ставших самыми активными участниками культурного взаимодействия на всем протяжении рассматриваемого нами периода.

Третьим условием начала диалога является наличие ценного культурного опыта, который необходим принимающей стороне. Ценной информацией может быть язык трансляции, без знания которого невозможно полноценное восприятие первоисточников культурных текстов на всех этапах диалогового взаимодействия. «Являясь важнейшим средством объективации культуры, язык активно участвует на всех этапах духовного освоения действительности, а именно: при производстве и хранении духовных ценностей, при их распространении и, наконец, при их восприятии, то есть употреблении индивидуумом»[8]. Именно знакомство с языком общения является отправной точкой при знакомстве с культурой. Латинский язык в католической и греческий язык в православной Европе воспринимались как один из важнейших хранителей «древнего благочестия».

Четвертым условием вступления в культурное взаимодействие является возможность обратной связи между транслятором культурных текстов и культурной периферией, которая может иметь различные формы. Ассимет- ричность взаимодействия заключается в неравном обмене культурными текстами. Так, Византия транслирует на православные страны все богатство и разнообразие своей культуры. При этом она использовала славянские военные дружины, за счет чего происходила славянизация сельского хозяйства.

Когда носители соседней культуры встают во главе государства, они становятся и проводниками этой культуры. В Молдавии чиновники греческого происхождения фактически насадили византийское законодательство, очень глубоко укоренившееся в Бесарабии.

Но носители транслируемой культуры - купцы, чиновники, военные и священнослужители - и сами подвергаются влиянию воспринимающей стороны. Ближневосточный культ Митры распространился в среде римских легионеров на пространстве Римской империи, а сирийские и греческие традиции оказали влияние на формирование ранневизантийской культуры.

Взаимодействие не исчерпывается межэтническими контактами в едином временном континиуме. Большая роль в формировании культурного пространства отводится временному взаимодействию, игравшему важнейшую роль в развитии культур на определенных этапах развития.

Потенциальные возможности временных форм взаимодействия более ограничены по сравнению с пространственными. Молодое Российское государство, оказавшееся к концу XV в. в окружении чуждых культур, практически перестает заимствовать культурные тексты извне из-за их несоответствия принципам и целям развития общества. Начинается поиск других источников и активное использование внутренних резервов развития. Российские государи продолжают использовать для построения законодательной системы все менее и менее актуальные византийские нормативные акты, и княжеское право, основанное на Русской Правде.

Выстраивание идеологической основы российской власти продолжается на базе византийской идеи о вселенском христианском царстве. Церковь, переживающая сложную эпоху становления отношений с усиливающейся монархией, опирается на мертвую догматику и пережившие свой век представления о месте религии в жизни людей, и с воцарением Петра I терпит поражение в борьбе со светской властью. Военная система, основанная на традиционном русском строе, методах боя и степных заимствованиях, все больше отстает от европейской. И все же до конца XVI в. временной диалог приносит результаты, достойные восхищения.

Каждый человек в отдельности и общество в целом для своего развития нуждаются в коммуникативном обмене и общении. Вариативность, темпы и особенности развития зависят от многих факторов (численность населения, география, природно-климатические условия, характер почвы, богатство флоры и фауны и т. д.). Страна, имеющая наиболее благоприятные условия и предпосылки для успешного развития в различных областях, не всегда становилась наиболее развитой и богатой, что показывает пример России. И наоборот, страна, имеющая наименее благоприятные условия для развития, не всегда становилась наименее развитой, а способна занять лидирующие позиции как, например, Япония.

Именно возможность контактов и желание взаимодействовать обеспечивают наиболее благоприятные условия развития того или иного государства. Замкнутость этнической и государственной структуры, напротив, приводит к консервации отношений и замедлению темпов развития, что доказывает история Китая XVIII - середины XIX вв.

Понимание закономерностей культурного взаимодействия и диалога позволяет увидеть специфику изменений, происходящих в современном мире. Это дает возможность выявить качественное своеобразие эпохи модернизации и найти причины неприятия образцов западного демократического общества значительной частью политической элиты и населения нашей страны, коренящиеся в несоответствии ментальных моделей.

Осознание преимуществ, которыми обладает сосед в той или иной области общественной жизни, и желание приобрести эти преимущества делает взаимодействие возможным и нужным. Необходимость в культурном заимствовании, прежде всего, для собственного развития является основной причиной диалога культур. «Нуждаясь в партнере, культура постоянно создает собственными усилиями этого «чужого», носителя другого сознания, иначе кодирующего мир и тексты»[9]. Иное восприятие окружающего мира и другие формы общественных отношений позволяют государству вступить в новую стадию общественного развития.

Одной из важнейших причин вступления того или иного народа во взаимодействие с другим народом является попытка приобрести новый объект влияния. Прежде всего, интерес представляет политическое и экономическое влияние. Однако установление политической зависимости с помощью силы чревато большими людскими и материальными затратами, да и результат его не всегда бывает положительным. Различные идеологические установки, придание внешнего сходства с эталонной культурой является попыткой воплотить на национальной почве некие новаторские социально-экономические и политические идеи. Часто это помогает доминантной культуре самоутвердиться как лидеру, ведущему за собой остальных.

Без общности культурного поля, в рамках которого существуют два народа, создать систему «старший-младший» в культурном (идеологическом), а не силовом поле или невозможно, или такая система будет лишь временной. Созидание общей культуры, ее обогащение и развитие не может не заставить взаимодействующие народы соучаствовать в целеполагании, жизни и деятельности друг друга.

Отсутствие ответной реакции на переданную информацию невозможно, ответная реакция в какой-либо форме следует всегда. Примеров абсолютного молчания в ответ на данную объекту информацию в виде любого культурного текста мы назвать не можем. Субъект всегда ждет какой-либо ответ на данную объекту информацию. Иначе пропадает смысл передачи информации, теряется мотивационная составляющая такого взаимодействия.

В качестве примера рассмотрим лекцию. Читая лекцию, преподаватель, на первый взгляд, не получает от аудитории немедленной реакции. Казалось бы, он ведет монолог. Но, видя реакцию студентов на прочитанный материал, преподаватель на самом деле получает ответ. Равнодушие студентов (это тоже форма ответа) заставляет его усилить эмоциональность чтения, разнообразить теоретическое изложение конкретными примерами, усовершенствовать методы изложения или изменить его последовательность и т. д. Конечным ответом является уровень выявленных на экзамене знаний, степень успешности карьеры выпускников, их благодарность (немедленная или выросшая сквозь оценку применимости знаний через многие годы), авторитетность преподавателя среди коллег и т. д.

В этом примере демонстрируется первая особенность диалога культур - асинхронность ответа. Культура, транслирующая какие-либо образцы партнеру по общению, может получить в ответ реакцию и немедленно, но чаще мы видим разрыв во времени между передачей информации и ответной реакцией. Данная реакция может быть как ожидаемой, так и неожиданной. Римляне, распространяя свою культуру на покоренные народы, получали в ответ восстания. Это заставляло их менять методы управления. Император Кара- калла (211 - 217 гг.) распространил римское гражданство на всех свободных подданных. Если немедленной, положительной реакции римская культура так и не дождалась, то это не значит, что ответа не было. Преклонение варваров перед римской культурой пришло позже (позиция короля остготов Теодори- ха). Деятели Возрождения именно на основе античных и римских образцов создают свои литературные, скульптурные, архитектурные и другие художественные шедевры.

Эти особенности и определяют содержание диалога культур. Синхронность во времени и содержании - есть редкий, исключительный случай культурного диалога.

Действительно, лишь полное отсутствие мыслительной деятельности можно характеризовать как нахождение вне ситуации и вне системы общения. Человек руководит своими действиями с помощью мысли, получая в ответ подтверждение или опровержение правильности своих умозаключений. В течение жизни человек постоянно участвует в таком диалоге, испытывая потребность в нем. Человечество существует в рамках диалога с момента своего зарождения.

Постепенно практическая направленность диалога человеческого разума с видимыми результатами деятельности делит место в его сознании и жизни с теоретической. Диалог разума и деятельности, близкий к рефлексивной деятельности, характерной для всего животного мира, рождает уже диалог не разума и деятельности, а разумов между собой - умственных или теоретических ситуаций общения. В ходе диалога разумов ответом становится некая теоретически ценная идея (философия, математика, механика и т. д.) или эстетически ценный образ (литература, музыка, роспись и т. д.). Рождается материальная культура - плод общения (диалога) разума и деятельности и духовная культура - плод общения (диалога) нескольких разумов между собой.

Культура диалогична по природе своей. Диалог - важнейший методологический принцип понимания культуры, принцип, обеспечивающий саморазвитие культуры. Все культурные и исторические явления - продукты взаимодействия, общения. Встреча между культурами и цивилизациями - это встреча между разными типами духовности и разными реалиями. Чтобы вступить в достойный диалог с представителями каких-либо культур, необходимо знать и понимать эти культуры.

Диалог, главным предметом которого является культура, неисчерпаем, что доказывает вся история человечества. Интерес, проявляемый представителями различных культур друг к другу, служит начальной стадией диалога. Разные культуры на протяжении своего существования сталкивались друг с другом. Часто причиной столкновения была борьба за существование. Коридор Великой Степи, то есть пространство от Урала до границ современной Венгрии, был котлом, в котором перемешивались, поглощали друг друга, мирно соседствовали, находили временное пристанище или новую родину многие культуры. Для нас в этом многообразии важнее мирные формы сосуществования культур, которые выходили на уровень диалога.

Самосохранение культур становилось условием диалога, а результатом являлось формирование духовного единства культур. Препятствиями в диалоге могли служить разнонаправленные системы ценностей, что затрудняло диалог. Поэтому некоторые культуры неохотно вступали в контакты с другими. Китай XVIII - XIX вв., Бирма (Мьянма) и Иран сегодня выступают примерами такого порядка.

Диалог является главной формой межнационального общения, предполагающей взаимообогащение и сохранение самобытности культур. Изоляция одной культуры от соседних может сказаться негативно на собственном национальном достоинстве. Взаимодействие ведет к умножению опыта не только своей национальной культуры, но и других культур, показывает на возможность бесконечного и неисчерпаемого познания.

Диалог культур был и остается главным в развитии человечества. На протяжении тысячелетий происходило взаимообогащение культур, из которых постепенно складывалась единая картина человеческой цивилизации. Процесс взаимодействия, диалога культур носит сложный и неравномерный характер. Наиболее активно он происходит при усвоении близких тому или иному типу мышления ценностей. Взаимодействие культур носит сегодня преимущественно политический характер, так как связан с попытками мирными способами, без применения силы снимать межнациональную напряженность.

В условиях глобализации возрастает международный диалог культур. Международный культурный диалог усиливает взаимопонимание между народами, дает возможность познания собственного национального «Я». Если раньше казалось, что «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись» (Р.Киплинг), то сегодня наметилось понимание необходимости поиска точек соприкосновения. Более значимым становится культурный аспект внешней политики. Глобализация способствует диалогу культур. Открытость диалогу и взаимопониманию в современном мире приобретают глубокий характер. Однако, участвуя в диалоге культур, надо знать не только свою культуру, но и сопредельные культуры, их традиции, верования и обычаи.

Диалог культур приводит к углублению культурного саморазвития, к взаимообогащению за счет культурного опыта соседей как в рамках определенных культур, так и в масштабах мировой культуры. Необходимость диалога культур становится условием самосохранения человечества. Но взаимодействие, диалог культур в современном мире - это во многом процесс болезненный. Здесь необходимо максимально корректное отношение в интересах каждой из сторон.

Диалог культур в широком, самом общем виде - это важнейшая форма общения культур, главной целью которой является обмен материальными и духовными достижениями и ценностями для собственного успешного развития.

«Человек, познавая объективную (онтологическую) истинность мира, сам становится более истинным»[10]. Познание окружающей действительности, изучение истории человеческих отношений позволяет нам понять процессы, происходящие в обществе сегодня, позволяет познать глубже самого себя каждому человеку. Познание окружающего мира позволяет человеку более рационально выстраивать свою жизнь.

В ответ на принятие православия, славянские народы получают авторитет собственной государственности. В ответ на транслируемые европейским народам культурные тексты, Византия получала наемные дружины варангов и россов, спокойствие на торговых путях и, наконец, признание своего культурного первенства в Ойкумене. Таким образом, вторая особенность диалога выражается не в аналоговом, а часто в неравноценном содержании ответа.

Изучение этнокультурного пространства не может быть оторвано от исследований языкового взаимодействия и семиотики культуры. При исследованиях нашего типа, невозможно обойтись без такой фундаментальной категории, как культурный текст, фактически применимой к любому культурному объекту[11]. В.Розин так характеризует сложный процесс возникновения новой области знаний: «Новые знания получаются за счет отождествления с помощью схем двух совершенно разных предметных областей, и затем приписывания видоизмененных знаний из одной области объектам другой»[12]. Таким образом, диалог наук - есть своеобразный процесс смыслообразования, син- тезации новых знаний, новых культурных текстов.

«Периферийные семиотические образования могут быть представлены не замкнутыми структурами, а их фрагментами или отдельными текстами. Выступая в качестве «чужих» для данной системы, эти тексты выполняют в целостном механизме семиосферы функцию катализатора. С одной стороны, граница с чужим текстом всегда является областью усиленного смыслообразования. С другой, любой обломок семиотической структуры или отдельный текст сохраняет механизмы реконструкции всей системы», - указывал Ю.М. Лотман[13]. Возникновение на периферии стабильных крупных цивилизаций «пограничных культур» в зонах, где переплетаются границы, ценности, стереотипы, религии, хозяйственные типы, - это не только возможный, но и довольно частый вариант развития культур. Вступая во взаимодействие с иными цивилизациями (культурами), они создают и формируют новые своеобразные мозаичные системы. Ярким примером подобной эволюции, безусловно, является Россия.

Существует и такой вид диалога, в который вступают культурные тексты внутри той или иной системы. Причины такой формы диалога могут быть различными. В отличие от перечисленных ранее пространственных форм ее можно назвать временной формой взаимодействия.

Богатство форм диалогового взаимодействия зависит от количества адресатов и адресантов, от уровня развития взаимодействующих культур, от целей вступления в диалог, от уровня заинтересованности сторон во взаимодействии и т. д. Многофакторность диалога культур является его неотъемлемым свойством.

Партнерство в диалоге может складываться между одним объектом и одним субъектом. Двусторонний диалог предполагает наличие простой цепочки движения информации от адресанта к адресату и обратно.

Нас интересуют, прежде всего, динамические, развивающиеся системы, способные активно транслировать и воспринимать различные культурные тексты. Все динамические системы культуры начинают свое развитие с некоей нулевой точки. Определяющее место в эволюции занимают законы саморазвития, связанные с особенностями каждой конкретной культуры. Они и задают направление вектора развития. Не только законы саморазвития, но и столкновения с векторами развития других динамических систем заставляют субъекта взаимодействия не только корректировать направление собственного развития под воздействием соседей, но порой вынуждают вовсе менять направление эволюционного движения любой рассматриваемой системы культуры.

Диалог различных культур и какое-либо взаимодействие или взаимообмен культурными текстами не может начаться между вступающими в контакт системами, если они идентичны между собой или не имеют ценных и значимых друг для друга информационных единиц (Ю.М. Лотман называет это ситуацией «непересечения»). «Нормальной становится ситуация пересечения языкового пространства говорящего и слушающего. В ситуации непересечения общение предполагается невозможным, полное пересечение делает общение бессодержательным»[14]. В случае отсутствия различий межу системами диалог теряет смысл и какую-либо целесообразность. Естественно, что при этом у двух или более участников диалога цель обмена культурными текстами не обязательно должна совпадать.

  • [1] Агеев В.Н. Семиотика... С. 16.
  • [2] о Лотман Ю.М. К построению теории взаимодействия культур (семиотический аспект) //Семиосфера. - СПб., 2001. С. 610.
  • [3] Мейендорф И. Византия и Московская Русь. - Paris, 1990. С. 12.
  • [4] Лотман Ю.М. О двух моделях коммуникации в системе культуры // Семиосфера. - СПб., 2001. С. 666.
  • [5] Нещименко Г.П. К постановке проблемы «язык как средство трансляции культуры» // Язык как средство трансляции культуры. - М., 2000. С. 34.
  • [6] Арутюнова-Фиданян В.А. Армения и Византия в VII в.: синтезная контактная зона // Ви зантийский BpeMeHHHK=BYZANTINA XPONIKA. - 2002. -Т. 61. С. 60.
  • [7] Оболенский Д. Византийское Содружество Наций. Шесть византийских портретов. - М.,1998.- 655 с.
  • [8] Нещименко, Г.П. К постановке проблемы «язык как средство трансляции культуры» //Язык как средство трансляции культуры. - М.: Наука, 2000. С. 31.
  • [9] Лотман Ю.М. К построению теории взаимодействия культур (семиотический аспект)...С. 610.
  • [10] Бенин В.Л., Хазиев В.С. Истина и культура философского мышления. 2-е изд. перераб. идоп. - Уфа: Вагант, 2008. С. 174.
  • [11] Флиер А.Я. Культурология для культурологов. - М., 2000. С. 255.
  • [12] Розин В. Семиотические исследования. - М.;СПб., 2001. С. 131.
  • [13] Лотман Ю.М. О семиосфере // Избранные статьи. - Таллин, 1992. - Т.1. С. 17.
  • [14] Лотман Ю.М. Культура и взрыв. -М., 1992. С. 14.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >