Введение

Процесс историко-культурного развития любой этнической группы сопровождается созданием системы мифов и сказок. В условиях становления и развития глобальной рыночной системы естественно возникает вопрос, отражает ли сложившаяся система мифов и сказок элементы исторической реальности, в том числе закономерностей самоорганизации этнических сообществ в рамках конкурирующих государств? Необходимость ответить на этот вопрос требует выявления и оценки событий исторического развития отражённых в системах мифов и сказок конкурирующих этносов и государств на основе сравнительного анализа. Осуществление такого анализа дает возможность историкам перейти от установки на признание единственным источником истинного, действительного исторического знания данных эмпирических исследований в форме археологических находок и письменных свидетельств к исследованию мифов и сказок конкурирующих этносов. Традиционно система мифов и сказок русского народа рассматривалась исключительно в контексте фольклора, основываясь на абсолютизации субъективных факторов их происхождения и развития, а именно художественного, творческого вымысла отдельных сказителей. Этот классический подход к изучению мифологии представлен в работах как отечественных, так и зарубежных авторов. Их исследования, как правило, дают информацию в этнографическом аспекте, вне исторического, социально-культурного и геополитического генезиса этноса.[1]

В этом контексте доминирующим мнением среди научной общественности стало мнение о том, что миф и сказки следует воспринимать как вымысел, который не содержит в себе достоверной исторической информации.[2] Стремление основать систему исторических знаний на основе эмпирических фактов привело к узкой специализации исторического знания. Основой новой методологии исторического исследования стал позитивизм в форме отдельных информационных дисциплин, будь го археология, лингвистика, этнография и г.д. Методология исторического исследования, основанная на философии позитивизма, способствовала появлению фундаментальных исследований, посвященных истории.[3] Сторонники позитивизма отожествляли историю с социологией на том основании, что целью гой и другой науки является «рациональное предвидение» будущего развития человеческого общества. При таком подходе история, сохраненная общественным сознанием в системе мифов и сказок, становится вне поля научного исследования. В силу этой установки филологи отождествляли системы мифов и сказок с художественным вымыслом, вне его историко-геополитического содержания. Впрочем, отдельные элементы анализа бесписьменного периода русской истории были представлены в филологических работах В. Я. Проппа.[4] В. В. Колесова.[5] Фундаментальные работы Б. А. Рыбакова, посвященные исследованию славянского и русского язычества, основаны, прежде всего, на исследовании археологических артефактов, найденных на территории европейской части СССР.[6]

Безусловно, в мифах и сказках заложен волшебный, фантастический вымысел, который, как правило, характеризует действия главного героя и его противников. Однако, наряду с различными видами чудесных характеристик героев в содержании мифов и сказок находят свое отражение элементы реальной социально-бытовой жизни, отражающих специфику интересов той или иной этнической группы. Выявление реального исторического содержания мифов и сказок, исследование взаимосвязи объективных факторов истории и мифологического фольклора началось с действий Г. Шлимана. Его заслугой стало открытие Трои на основе сравнительного анализа маршрута героев древнегреческой мифологии и творчества Гомера. Дальнейшее развитие методологии сравнительного анализа мифов и сказок с точки зрения отражения исторической реальности, было реализовано в процессах исследования текстов Библии. В данном контексте следует отметить работы 3. Косидовского и Дж. Дж. Фрезера.[7] [8] Работы М. Ф. Альбедиля, Р. Грейвса, Л. Мештерхази и др. посвящены исследованию мифа и его роли в историко-культурной самоорганизации архаических народов Центральной Европы. Работы этих авторов способствовали выявлению роли мифа как способа консолидации и мобилизации сознания масс. Использование мифологии стало практикой манипулирования общественным сознанием для подготовки общества к тому или иному политическому решению и его реализации.[9] Следовательно, сравнительный анализ элементов реальной социально- бытовой жизни конкурирующих систем мифов и сказок может дать объективную историческую информацию о процессах самоорганизации этнических сообществ, о действии закономерностей исторического развития.

Эпоха становления и развития глобальной рыночной системы выявила значение информационного производства мифов, направленных на искажение исторической памяти реальных и потенциальных конкурентов. Одним из старейших мифов, направленных на искажение исторической памяти русского этноса стала норманнская теория происхождения первых русских князей, которые, якобы, создали древнерусское государство. Основой устойчивости норманнской теории о призвании на княжение представителей иного этноса, иной ментальности, чуждых традиций и ценностей стал отказ от исследования бесписьменной истории русского этноса - исторического содержания его системы мифов и сказок. Установки на признание единственным источником истинного, действительного исторического знания данных эмпирических исследований в форме археологических находок и письменных свидетельств стали основой появления вакуума в историческом и политическом мировоззрении граждан России. На основе этого вакуума в общественное сознание были внедрены мифы об особой роли германоязычных этносов и о необходимости заимствования американской модели либерального развития. Исторический вакуум в сознании граждан способствовал принятию курса на радикальную модель «шоковой терапии в России».1 Кризис либеральных мифов и радикальных моделей развития в России поставил проблемы необходимости согласования целей движения, которые, как правило, разрабатываются правящими элитами, с традициями общественного сознания, сохраняемыми в системах мифов и сказок масс.

Исходя из общенаучного принципа, гласящего: «ничто не возникает из ничего и ничто не исчезает бесследно необходимо признать, что в основе устойчивости такой формы общественного сознания, как мифы и сказки лежат естественнонаучные закономерности. Их сущность может быть раскрыта на основе методологии В. И. Вернадского о трансформации различных видов энергии среды обитания в энергию культурного действия. Мифы и сказки представляют собой ментальные конкретно-исторические представления о возможностях преобразования энергии среды обитания в социально-культурную энергию ресурсов жизнедеятельности этноса. Использование этой методологии при анализе процессов генезиса русского этноса требует исследования историко-культурной эволюции системы материальных и информационных энергетических взаимодействий в борьбе за производство энергии жизнедеятельности извлекаемых, прежде всего, из природной среды обитания. Поэтому, при изучении мифов, сказок и легенд русского этноса в контексте поиска его исторической прародины следует помнить, что на территории Восточно-Европейской равнины 12 тыс. лег назад, простиралась ледяная пустыня и зона тундры. Следовательно, задачей исследования бесписьменной истории русского этноса, поиска его исторической прародины является необходимость анализировать, прежде всего, природно-климатические характеристики, отраженные в мифах и сказках. Использование таких свидетельств дает основание вести поиск исторической прародины русского этноса в зоне Средиземноморья.

Историко-культурным подтверждением этой гипотезы следует считать данные генетиков, климатологов и сравнительного анализа мифов и сказок народов Средиземноморья. Исследование такого источника сведений хранящегося в глубинах традиционного массового сознания, как, как мифы и сказки, отражающие этническую специфику социально-бытовых, экономических и геополитических факторов жизнедеятельности дает возможность выявить их реальное историческое содержание и роль в историко-культурной самоорганизации.

Автор данного проекта ставит перед собой следующие задачи.

Во-первых, доказать, что мифы, сказки, предания этноса отражают историко-культурные возможности его самоорганизация в конкретных условиях среды обитания.

Во-вторых, разработать методику выявления исторических свидетельств зарождения русского этноса и его фольклора в регионах Средиземноморья и Ближнего Востока.

В-третьих, доказать, что основой формирования мифов, сказок и преданий этноса является специфика его хозяйственно-культурной деятельности - производства энергетических ресурсов жизнедеятельности.

В-четвертых, доказать, что на основе хозяйственно-культурной деятельности формируются ментальные архетипы, действующие на уровне коллективно-бессознательного мировосприятия масс в форме системы мифов и сказок.

В-пятых, обосновать значение мифов, героических эгюсов и сказок как духовно-энергетических факторов, обеспечивающих взаимосвязь прошлого, настоящего и будущего в процессе самоорганизации русского этноса в рамках создания Древнерусского государства и его дальнейшего развития.

В-шестых, показать, что мифы, сказки, предания отражают технологии толерантного сотрудничества русского этноса, которые стали основой союза народов на просторах Евразии.

  • [1] Буслаев Ф.И. О литературе. Исследования. Статьи- М., 1990; Афанасьев А.Н. Мифология Древней Руси. - М., 2005; Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян наприроду. В 3 т. - М., 1995; Элиаде М. Аспекты мифа. - М., 1995.Мифология: Большойэнциклопедический словарь / Гл. ред. Е. М. Мелетинский. - М., 1998; Мифы народовмира: Энциклопедия / Гл. ред. С. А. Токарев. - М., 2000; Сказания древних славян. -СПб., 1998; Славянская мифология: Энциклопедический словарь. - М., 2002.
  • [2] Козолупенко Д.П. Миф на гранях культуры (системный и междисциплинарный анализ мифа в его различных аспектах: естественнонаучная, психологическая, культурнопоэтическая, философская и социальная грани мифа как комплексного явления культуры). - М„ 2005. - С. 9.
  • [3] Вейс Г. История цивилизации: архитектура, вооружение, одежда, угварь: Иллюстрированная энциклопедия. В 3 т.-М., 2000; История первобытного общества. В 3 т. / Отв.ред. Ю.В. Бромлей.-М., 1988; История Востока. В 6 т. Т.1. Восток в древности.- М.,1999; История Европы с древнейших времен до наших дней. В 8 т. / Гл. ред. кол.З.В. Удальцова.- М., 1988; История древнего мира / Под ред. И.М. Дьяконова,В.Д. Нероновой, И.С. Свенцицкой. Кн.З - М., 1989.
  • [4] 1 Пропп В. Я. Морфология волшебной сказки. Исторические корни волшебной сказки.-М„ 1998.
  • [5] Колесов В.В. Мир человека в слове Древней Руси / В. В. Колесов. - Л.: Изд-во ЛГУ,1986.
  • [6] Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. - М., 1988; Рыбаков Б.А. Язычество древнихславян. - М., 1994.
  • [7] Косидовский 3. Библейские сказания. - Изд. 3-е. - М., 1975; Фрезер Дж. Дж. Фольклор в Ветхом Завете. - М.; Л., 1931; Фрезер Дж. Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. В 2 т. Т. 1. Гл. 1-XXXIX / Пер. с англ. М. Рыклина. - М., 2001.
  • [8] Альбедиль М.Ф. В магическом круге мифов. Миф. История. Жизнь. - СПб., 2002;Грейвс Р. Белая богиня: Историческая грамматика поэтической мифологии / Пер. сангл. Л. И. Володарской. - Екатеринбург, 2005; Мештерхази Л. Загадка Прометея:Роман / Пер. с венг. Е. Малыхиной. - М., 1988.
  • [9] Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. - М., 2003.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >