АВТОРСКАЯ КОЛОНКА

Название раздела носит условный характер, ибо форма выделяется на основании конкретных издательских задач[1]. Структуру публикации, ее объем и содержание определяет техническая организация.

Внешне колонка представляет собой текст, располагающийся постоянно на одном и том же месте печатного издания. Чаще всего материал размещается на одной и той же странице и служит ее организующим центром. Материалы обычно выходят в заранее преде- ленный день недели или в виде части страницы еженедельной газеты. В случае изменения стратегии или формата издания, ухода обозревателя колонка просто перестает выходить.

Если сохраняется принцип постоянства публикации, читатель привыкает искать необходимые ему данные на нужном месте в соответствующей рубрике. Сигналом служат специальный заголовок или эмблема. Иногда применяется графическое выделение (специальным отточием) или используется иной шрифт.

В самом тексте, т.е. в публикации, обозначается тема разговора или высказывается мнение обозревателя по определенному поводу или проблеме. Таким образом, авторская колонка представляет собой рассуждение конкретного лица, т.е. является емким и законченным сообщением.

Следовательно, информационная насыщенность повышается, если, например, в журнальном формате оформленная в виде рубрики[2] страница включает постоянную колонку обозревателя. Некоторые издания выносят такие публикации в отдельную часть страницы. Дополнительное выделение указанием имени обозревателя и закрепляет материал как самостоятельную и постоянную часть полосы.

Обычно колонки организуются в газетном формате. Профессиональные издания (специально посвященные отражению текущего литературного процесса) сохраняют тематическое деление, такую практику расположения материала поддерживают газеты — «НГ-ЕхНЬпз» и «Книжное обозрение». В «НГ-ЕхПЬпз» за каждой страницей закреплен свой обозреватель, в частности, молодых авторов представляет С. Шаргунов. Авторами издания поддерживается внешний формат разговора литературного или философского свойства на определенную тему.

В «Книжном обозрении» в интересующем нас формате существуют свои рубрики: «Персона», «Русская проза», «Беллетристика», «Литературная жизнь», «Фрагмент», «Штудии», «Детектив».

В некоторых рубриках, т.е. отдельных страницах определенного свойства, и размещаются колонки со своей темой: «Литературная жизнь», «Фантастика».

Называя свою публикацию «Мистический дуализм», обозреватель «Книжного обозрения» и писатель В. Березин обозначил в колонке основную тему разговора. Свою позицию критик определяет следующим образом: его откровенно тревожит «нашествие мистического мировоззрения», мистики, замкнутых в себе психотерапевтических суждений. Он полагает, что рецензируемая книга С. Бурнатовского представляет собой альтернативную историю, основанную на допущениях, вводимых «благодаря живости ума автора».

На той же странице «Книжного обозрения» помещено интервью с О. Шишкиным, автором книг о Н. Рерихе и Г. Распутине. Столь разноликий материал объединяется обозревателем в единое текстовое пространство благодаря вынесенному в заголовок страницы названию рубрики, в котором обозначено общее направление рецензируемых изданий — «Фантастика». Таким образом задается и общая тональность дальнейшего разговора.

Приведенные материалы, кроме колонки обозревателя, представляют собой врезки, специальные части или отдельные рецензии. Они отделяются графически (нередко имеют собственные подзаголовки или снабжаются фотографией обложки книги).

В качестве своего собеседника во втором тексте В. Березин привлекает О. Шишкина, который также высказывает свое отношение к «загадкам истории» и месту «тайн» в современной культуре. Диалогичность, обращение к читателю — свойства подобных публикаций, усиливающие их динамику и способствующие поддержанию читательского интереса.

Важно, что ведущий колонки сохраняет особенности индивидуального стиля каждого из говорящих, не скрывает своего отношения к произведениям, не отличающимся, с его точки зрения, точными метафорами и выразительным языком.

Основная цель автора — объединить информацию и ее анализ, колонка выполняет функцию аналитического введения, становясь своеобразным прологом или комментарием к материалам, которые расположены на той же странице. В ряде случаев у того же В. Березина колонка организуется как подборка новостных сообщений с соответствующими комментариями, оценками и рассуждениями.

Как ведущий страницы «Фантастика», В. Березин часто пишет о семинарах, фестивалях писателей-фантастов, конвентах. Иронически заметив, что настоящими фантастами могут считаться только те, кто ездит на конвенты, он рассказывает о своей встрече с девушками. Они оказались мультипликаторами, им и представились собравшиеся.

Начавшаяся игра продолжилась, когда критик стал выдавать (представлять) одного автора за другого. Несмотря на формат анекдота

(случая), в заметке прозвучали имена О. Дивова, Р. Злотникова, А. Зорича, А. Лазарчука, С. Лукьяненко, Н. Перумова. Своеобразный комментарий, облеченный в форму реплики одной из собеседниц, помещен в конце: «Видели мы много сумасшедших, но эти были самые необычные. И мы пытались понять, кто там... Но они все были на одно лицо! На одно лицо!» (Книжное обозрение. 2008. № 24—25 (2190—2191)).

Следовательно, можно выделить две основные разновидности колонки — аналитическую и информационную. В первой содержится небольшой анализ, предваряющий разговор о тех книгах, которые становятся предметом рефлексии критика. Они закончены в сюжетном и содержательном плане, представляют собой самостоятельный текст на определенную тему.

Кроме аналитической колонки, где обычно дается краткий анализ произведения, выделим вторую разновидность, информационную колонку, где обычно говорится об определенном событии — вышедшей книге, прошедшем книжном фестивале, конкурсе, премиальном процессе, соответственно, анализируются его особенности.

Такие сведения носят обобщенный характер, отчасти авторы используют формат обзорной статьи. Чтобы вписать событие в определенный контекст, например, обозначить итог произошедшего за неделю. В частности, колонка А. Наринской «Ниша для ‘Тридцать плюс”» рассказывает о книгах, которые называются «проект» («Коммерсант»), посвящена технологии организации издательского проекта.

Автор показывает ее как бы изнутри в форме беседы с вымышленным издателем: «Большинство читателей сегодня — женщины твоего возраста. Напиши что-нибудь про них, для них. Но только не для полных дур, потому что нишу для полных дур тридцать плюс уже другие издательства основательно разработали».

В разговоре вводятся дополнительные параметры будущей книги. Там непременно должна быть настоящая любовь, даже страсть, не как в женских романах, но и без особого цинизма. Хорошо бы главная героиня занималась чем-нибудь новым, никому не понятным, вроде политтехнологии или ролевых игр».

Условная беседа завершается пространным авторским комментарием на тему «издательскому делу оздоровление необходимо», выстроенным как разговор с двумя издателями о том, что сейчас слово «книга» оказалось прочно замененным поистрепавшимся словом «проект». Закрывается колонка итоговым выводом, что «настоящей литературы, даже настоящей книги из такого выйти не может». Ироничная концовка построена на отрицании риторического вопроса «Ну и когда же вы напишете книгу?»

Приведенный для сопоставления материал иллюстрируется двумя врезками, отдельными материалами, обозначенными графически. В одной содержится пространная рецензия критика Г. Дашевского на книги серии издательства «Рипол Классик» — «Наблюдая за англичанами» и «Наблюдая за французами». Автор показывает, как издатель вставляет книгу в формат серии, даже не задумываясь о том, что ее содержание не соответствует ранее заявленным рамкам.

Вторая врезка содержит библиографический список книг аналогичного содержания, вышедших в других издательствах, который иллюстрирует обе части страницы.

Отмечаемая нами схема расположения материала, от факта к его комментарию и оценке в виде выводов сохраняется и в колонках других авторов, меняются лишь тема и библиографический список упоминаемых книг.

Необходимость передачи оперативной информации обуславливает сжатость и краткость подаваемых сведений, комментарии минимальны. Хотя иногда встречается и другой формат, когда в конфигурации диалога стремятся подать конкретной текущую информацию. Естественно, что тогда доминирует монолог ведущего, но разговорная интонация, непосредственные обращения к читателю, отчасти желание развлечь его сохраняются.

Иногда колонка представляет собой просто рассуждение критика, свидетельствующее о его культурном багаже, степени осведомленности в текущей общественной жизни. Такие материалы появляются в «Коммерсанте» (о книгах и возможности сохранения бумажного издания С. Ходнева «Написанному верить. Почему мы испытываем доверие к книгам»; современном герое Г. Дашевского «Братский вариант. Феномен Сергея Бодрова пять лег спустя»).

Поскольку колонка выходит регулярно, обычно раз в неделю, в ней поддерживается и формат записной книжки, поэтому при организации материала используются фразы записочного типа, например, адресованные самому себе и читателю напоминания, в каком году состоялся, скажем, прошедший книжный фестиваль, сравнение и выведение отличий нынешнего мероприятия от произошедшего ранее.

Случается, что критик выступает со специальными аналитическими материалами, посвященными заметному литературному событию. В качестве примера приведем публикацию «Пересмотр границ. О новых рубежах, на которые вышла премия Белого». Отмечается, что старейшая премия, существующая с 1978 г., «выполняла разделительные функции», «прокладывала разные границы». Просуществовав в 1970—1980-е годы и возобновившись в 1997 г., премия продолжила поддерживать независимую литературу.

Колонка необычайно насыщена фактами, она состоит из двух частей — характеристики самой премии и альманаха «Премия Белого 2005—2006». Правда, указав дату начала функционирования премии, наметив краткую ее историю, обозначив множество авторов, среди которых ведущие поэтические имена современного процесса — Г. Айги, М. Степанова, А. Цветков, — автор не отметил, что издание осуществлено благодаря поддержке издательства НЛО, специально организовавшего публикацию текстов лауреатов и поддерживавшего их издание в течение ряда лет. Ставший поводом для критической рефлексии альманах является итоговым, завершая серию выпусков подобного рода.

Сама оценка емкая, говорится, что премия объединяет тексты, которые не сделаны, а рождены. Доминантное слово «работа», ассоциирующееся с «созданием», показывает, что премия отмечает не издательские продукты или проекты, а именно тексты, обладающие авторской индивидуальностью.

Становится понятым и подход составителя альманаха. Обращаясь к литературе экспериментальной, Б. Останин, один из учредителей премии, включил в альманах не только тексты лауреатов, но и посвященные им торжественные речи и критические статьи. Описательный подход, избранный автором колонки, тем не менее позволяет показать методику составления данного типа альманаха.

В том же приложении к «Коммерсанту» «Weekend», т.е. издании, сознательно рассчитанном на читателя, стремящегося получить обзор за неделю или подготовиться к восприятию планируемого в ближайшем будущем события, встречаем колонки, представляющие текущие события культурной жизни. Так, в преддверии объявления результатов премии «Букер» или «Большая книга» в печати появились колонки «Премия — литература» Л. Новиковой или А. Нарин- ской с рецензиями на книги-финалисты. Они построены по одной модели, сочетая краткий пересказ содержания с минимальной характеристикой автора, завершаясь краткой оценкой книги, призванной возбудить читательский интерес к ней.

Кроме сообщения о конкретном событии и рассуждения о современной литературе (ситуации), в колонке содержится вывод, что некоторые «авторы не справляются с сегодняшним днем — не могут найти ни слов, ни интонации, чтобы его описать». Представляя иную точку зрения, в качестве примера критик приводит творчество А. Проханова, умеющего разъяснить все о сегодняшнем дне в разных форматах — газетном, телевизионном, радио, причем все у него «поставлено на высоком уровне» (Коммерсант (Weekend). 2007. 12 октября. № 59).

В качестве объекта для анализа А. Наринской избран роман «Пятая империя», где автор осваивает, «утаптывает» (налицо разговорная интонация и соответствующая лексика) как сегодняшнюю, так и историческую действительность. Затем следует сравнение с В. Пелевиным и В. Сорокиным, которые, как и А. Проханов, «объясняют устройство жизни мистикой и фантасмагорией». Обозначив подробно содержание в перечислительной манере, критик воспринимает роман как фарс «в духе Сорокина».

В данном случае колонка представляет собой синтетическую форму, где соединены элементы статьи, обзора, новостного сообщения. Создается объемное представление о книге, хотя и поданное в информационном, новостном ключе.

В непрофессиональных изданиях (например, в «Weekend») литературный материал печатается в разделах типа «Книги». Обычно они организуются по тематическому принципу: о фантастике, молодых авторах, современных текстах. Иногда в заголовок выносится парадигма — «Проза», или прием — «Интертекст». Рубрикация обусловлена разноликостью публикуемых материалов, поскольку внутри страницы представляются разные парадигмы текстов, иногда печатаются и текстовые фрагменты («Интертекст» в «Литературной газете»).

Объединяющим страницу становится слово колумниста, который должен развиваться в режиме «нон-стоп», т.е. печатать еженедельно (такой график предопределен форматом).

О влиянии колонки на литературный процесс можно судить по откликам, например, мнение П. Басинского о книге П. Крюковой «Дерись или беги» перепечатывает «НГ-Exlibris», называя автора материала «мэтром».

  • [1] Тем не менее название привилось и используется даже в справочных изданиях («Сотрудничал как критик с журналом “Литературное обозрение”, велколонку в газете “Неделя”» — В. Огрызко о В. Салимоне).
  • [2] Отличие рубрик от авторских колонок заключается в том, что в них нетведущей фигуры автора или обозревателя, связывающего материалы в единоецелое, просто следуют рецензии на заданную в заголовке тему или приводитсяинтервью с автором по тому или иному поводу. Поэтому в них принимаютучастие не один, а несколько обозревателей. Примером служит раздел в журнале «Time-out», посвященный Л. Улицкой. Там представлено интервью Н. Александрова, дополненное рецензиями на последние книги писательницы.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >