Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Когнитивно-прагматические векторы современного языкознания

ИЗ ИСТОРИИ КРЫЛАТЫХ ВЫРАЖЕНИЙ И.А. КРЫЛОВА

И у русского народа, Как в семье, не без урода. И.П. Мятлев. Сенсации Курдюковой

Известно, что многие афоризмы И.А. Крылова стали популярными, «вошли в пословицу» именно потому, что и до их употребления русским баснописцем они были уже известны как народные пословицы. Нередко и сам И.А. Крылов подчёркивал их народность типичными глоссами - «недаром говорится», «хоть говорят», «как водится» и т.п. Некоторые из таких глосс хотя и имплицитно, но достаточно определённо отсылают именно к давно уже устоявшейся народной мудрости. К такого рода «крыловизмам» относится и старая пословица В семье не без урода, популярность которой в русском литературном языке значительно возросла благодаря хрестоматийной известности басни «Слон на воеводстве»:

Кто знатен и силен,

Да не умен,

Так худо, ежели и с добрым сердцем он.

На воеводство был в лесу посажен Слон.

Хоть, кажется, слонов и умная порода,

Однако же в семье не без урода:

Наш Воевода

В родню был толст,

Да не в родню был прост;

А с умыслу он мухи не обидит...

Словечко однако, которым И.А. Крылов вводит в контекст басни эту пословицу, имплицитно характеризует её традиционность, всеобщую известность.

Не случайно поэтому цитатой из басни наша пословица иллюстрируется как в дореволюционных собраниях русской паремиоло- гии, так и в современных словарях (напр., Мих., 1902: 1, 158; Жуков, 1991,61).

Значение пословицы давно уже устоялось, что отражено толкованиями, приводимыми многими словарями, например: «В коллективе всегда есть кто-л., отличающийся от других какими-л. (чаще дурными) качествами» (Жуков, 1991: 61); «О человеке, который отличается от других членов семьи, коллектива, компании и т.п. своими дурными привычками, скверным характером, плохими поступками, поведением и т.д.» (ШСЖРП, 2002: 219-220); «1) О семье, чью репутацию портит один отличающийся от других человек. 2) О коллективе, в котором хотя бы один человек резко выделяется своими недостатками» (Котова, 2000: 138). Такая семантика пословицы подтверждается и многими контекстами её употребления:

Да, между тамошним священством есть люди недостойные, продолжал Чубалов. Но ведь в семье не без урода. Зато немало и таких, что душу свою готовы положить за последнего из паствы. П.И. Мельников-Печерский. На горах.

Тут и я намекаю: чем я им не юровщик? Принял честь с радостью, согласился. К этим трем ребятам да еще хороших двух подобрали, да еще парня молодого за повара взяли, да Яшку - в том ошиблись. Говорят же: в семье не без урода. М.М. Пришвин, За волшебным колобком.

Мы помним о выдающихся личностях из крепостных, ставших гордостью русской нации. Л бывали и обратные явления.. - Я имею в виду личности, о коих обычно говорят: в семье не без урода. Д. Снегин, В городе Верном.

Вот, например, Клевакин в Пекашине. Ох, сложная фигура. Я таких видывал в других местах. Посмотришь - активист, с первого дня в колхозе. А у кого за последние десять лет дом новый? У Федора Капитоновича. - В семье не без урода. Кто же говорит, что у нас все ангелы и собственническая психология изжита? Ф.А. Абрамов. Братья и сестры.

Пора бы уж выпить, но произошло замешательство. В горницу неслышно, робко втиснулся дядя Митрий, тот самый человек, о котором принято говорить: в семье не без урода. Дядя Митрий - бабушкино страдание, он горький пьяница. В.П. Астафьев. Последний поклон.

- Ну тебя, Боря. Ты и в детстве такой был: тебя посадишь - ты сидишь, положишь - ты лежишь. - В семье не без урода. Зато ты активный. М.М. Рощин. Спешите делать добро.

Корректность этих толкований подкрепляется и синонимами нашей пословицы, которые приводятся авторами разных словарей: Одна паршивая овца всё стадо портит; Не все сосны в лесу корабельные; В одно перо птица не родится. Первая из них, пожалуй, и наиболее синонимична, и наиболее известна в нашем пословичном арсенале. А наиболее периферийна и узко региональна пословица, приводимая как синоним пословице об уроде М.И. Михельсоном: Два брата родные, оба Ивановичи, да один Дон, а другой Шат (Михельсон, 1902: 1, 158). Не случайно она потребовала специального комментария: «[Один брат] дельный, другой шатун, намек на реки Дон и Шат, вытекающие обе из Иван-озера». Такого рода синонимы в то же время и несколько детализируют общий смысл, заложенный в пословице, употреблённой И.А. Крыловым.

То, что баснописец употребил именно уже давно известную русскую пословицу, а не ввёл в оборот собственную, доказать несложно.

«Большой словарь русских пословиц» (Мокиенко, Никитина, Николаева, 2010: 799) отразил, в сущности, всю хронологическую и пространственную «дальнобойность» этой пословицы. В «классическом», как у И.Л. Крылова, виде она зафиксирована в различных источниках уже с начала XVIII в.:

В семье не без урода - Петр, галер, нач. XVIII в., 24; PC нач. XVIII в., 82; Богд. 1741, 73; Лексикон 1731, 267; Geyr 1981, 199; Кург. 1793, 124; СлРЯ XVIII в. 11, 249; 14, 116; Си. 1848, 57; Д 4, 11; CP 1, 216; Мих. 1, 158; Трахтенберг 1908, 74; Соб. 1956, 85; Рыбн. 1961, 97; 55; Жук. 1966, 68-69; Спир. 1985, 77, 111, 54; Тан. 1986, 33; Ли. 1988, 39; Пермяков 1988, 154; СПП 2001, 139.

Кстати, именно в такой форме пословица употреблена и в литературе XVIII в.:

[Добровидов:] Вить, сударь, в семье не без урода, так то изо многих присутствиев найдешь в иных и не порядочно. Кропотов, Фомушка, бабушкин внучек.

Везде в семье не без урода, Везде черт кашу заварил. Н.П. Нико- лев. Сон, виденный...

Это также свидетельствует о том, что И.А. Крылов и здесь следовал традициям употребления пословиц своего времени.

Вчитываясь в некоторые контексты такого употребления, нельзя не обратить внимания на то, что слово урод в нашей пословице в чём- то отличается от привычного сейчас его значения - ‘о человеке, который отличается от других членов семьи, коллектива, компании и т.и. своими дурными привычками...’. Рефлекс такого различия ярко подчеркнул М. Горький, придавший слову урод «антиколлективное» содержание:

Конечно, в семье не без урода, а так как семья у нас - 162 миллиона единиц, - естественно, что и уродов в ней не мало. Уроды самолюбивы и обидчивы: урод считает себя человеком исключительным, и, разумеется, он имеет основание считать себя таким, поскольку он - урод. М. Горький, Об анекдотах и - ещё кое о чём.

Как видим, урод в этом контексте - это человек, противопоставивший себя обществу, самолюбивый индивид, кичащийся своей индивидуальностью и исключительностью.

Собственно, если вдумчиво вчитаться в контекст крыловской басни, то и в ней мы обнаружим, что пословица В семье не без урода характеризует не уродливого в современном значении слона, а отпрыска слоновьей семьи, который в отличие от её «умной породы» уродился прост, т.е. простовато глупым, а потому и добрым до попустительства, не соответствующего должности воеводы.

Действительно, И.А. Крылов отразил в своей басне старое значение слова урод, которое ныне несколько утратило свою актуальность. В басенном контексте урод значит не ‘существо с ярко выраженным физическим недостатком, безобразной внешностью’, а, по формулировке В.И. Даля, «выродок, роженый... не по образу себе подобных» (Д 4, 508). Как ни странно, но это слово - прямой родственник диал. урода ‘вид, образ, природа’, пол. uroda ‘красота’ и даже слова урожай. Ср. контексты, записанные В.И. Далем: Поглядел бы ты в воду на свою на уроду! Зубры такие ж быки, да урода не та (та же). И это не случайно: отрицательный префикс у мог придавать корню род- самые различные значения (Фасмер 4, 168). Того же происхождения и юродивый, связанное с др.-рус. Продъ, известным с XI в. в значении ‘юродивый, слабоумный’. Ср. также благоПродливыи ‘рождающий блага’ (Шапошников, 2010: 2, 461), семантика которого на первый взгляд противоречит привычному для нас значению корня урод, но вытекает из этимологической инерции корня рой- и префикса у-.

И.А. Крылов, чуткий к народному колориту каждого русского слова, и здесь прозорливо отразил этимологическую подоплёку пословицы В семье не без урода. Вчитаемся ещё раз в хорошо знакомый текст:

Хоть, кажется, слонов и умная порода,

Однако же в семье не без урода:

Наш Воевода В родню был толст,

Да не в родню был прост...

Как видим, наша пословица обрамлена словами с корнем родпорода и родня. И это не случайно. Ведь баснописцу была известна не только пословица со словом семья, но и её не менее древние варианты, где это слово заменяется более общим обозначением родовых связей - род. Вот целый ряд таких вариантов, издавна фиксируемых собраниями русских пословиц (Мокиенко, Никитина, Николаева, 2010: 799):

В роде не без урода - Тат., нач. XVIII в.: 48; Богд., 1741: 73; Тан., 1986:32.

В большом роду не без урода. Печор. (Усть-Цильм.) - Ст. 2008, 58.

В великом роду не без выродка - Ли. 1988, 34.

В роду не без урода - Рыбн. 1961, 55; 97.

В худом роду не без урода, а в богатом два да три. Кубан., Печор. (Усть-Цильм.) - ППЗК 2000, 21; Ст. 2008, 106.

От рыцарского рода: в родне не без урода - Богданович, 1785: 1, 27.

Из роду в род тот же урод - Д 4,10.

В родне не без урода - Д 4,11.

Иногда слово урод в таких пословицах заменяется библейским Иродом, погубившим всех вифлиемских младенцев. Общий смысл пословицы при этом остаётся неизменным:

В роду не без Ирода - Рыбн., 1961: 55, 97.

И по активности варьирования, и по времени фиксации в русском языке эти пословицы адекватны их вариантам со словом семья:

В большой семье не без урода. Печор. (Усть-Цильм.) - Ст. 2008, 58.

В семье не без дурака - Тат., нач. XVIII в.: 48; Тан., 1986: 33; Ан., 1988: 39.

В семье не без урода, а на урода всё не в угоду - ДП 1, 303.

В семье - не без уроду, на войне - не без урону - Ил. 1915, 105.

Семья не без урода - Раз. 1957, 118; Ан. 1988, 283.

И в доброй семье не без выплавка (не без урода) - Д 1, 306; СРНГ 5, 329.

В хлебе не без ухвостья, а в семье не без урода - Д 4, 508; Мих. 1,

158.

Две последние пословицы весьма убедительно подтверждают, что слово урод первоначально не означало существа с ярко выраженным физическим недостатком, безобразной внешностью, а лишь определяло его как некое «исключение из правил», нетипичного представителя рода. Ведь выплавок - это яйцо, снесённое без скорлупы, а ухвостье - мякина, пустые и лёгкие зёрна, шелуха, остающаяся при веянии хлеба. «Второсортность» таких «уродов» заложена в них, так сказать, «от роду». Любопытно, что в некоторых славянских языках этот образ выражен особенно ярко в эквивалентах русской пословицы: болг. Няма нива без плевел; Няма жито без плява; серб. У сваком житу (зрну) има куко.ъа; словацк. Nieje role bez kiikole; пол. Nie та ogrodu bez chwastu (Котова, 2000: 138).

В восточнославянских же языках «состязание», или скорее - параллелизм слов семья и род в составе нашей пословицы продолжается, что свидетельствует о древности обоих её вариантов. В белорусском языке собиратели давно уже записали такие варианты (они приводятся с точной паспортизацией в академическом собрании пословиц и поговорок - Грынблат, 1976: 2,44; ср. также: Котова, 2000: 138):

У роду не без выроду.

Няма роду без выроду.

Усякг род не без вырадка.

У балоце не без чорта, а у роду не без выраду.

Iу нядобрай сямЧ вырадак бывав.

Сям’я не без вырадка.

У сям 'i не без вырадка.

У балоце не без порта, а у сям 7 не без вырадка.

Ещё более детально они систематизируются в сводном собрании украинской паремиологии М.М. Пазяка (ПП 2, 86):

В роду не без уроду

В роду не без выродка.

Нема роду без выроду.

Pid не без выроду.

У болотi не без порта, а у роду не без урода.

В родит не без уродып, а в болотг не без порта.

У родит не без выродка.

В сш г не без выродка

В сш 7 не без урода.

За пределами восточнославянского языкового пространства можно констатировать затухание нашей пословицы. Собственно она фиксируется лишь в польском языке (NKP 3, 90), причём весьма поздно - с 1853 г. как Ме та годы bez wyrodu, а ещё позднее (1894) - в вариантах Nie masz годы bez wyvodka (1895), Kazdy rod та swoj brad (1893), Nie та годы bez smroda (1894) и Dycki je jedyn w rodzie, со drugim oczy wybodzie (1932). И поздняя фиксация, и необычная вариантность второго компонента, подсказанная рифмой (brad ‘грязь, нечистота’; smrdd ‘вонь, смрад’), свидетельствуют о её периферийности в польском языке, возможно даже - о восточнославянском, скорее всего украинском, источнике. Не случайно в польском языке уже исчезает древняя компонентная дихотомия слов род и семья, характерная для структуры и семантики этой пословицы у восточных славян. Это тем более необъяснимо, что в польском языке ‘семья’ обозначается однокоренным со словом rod (род) словом rodzina. В украинском же языке перекличка этих слов, как мы видели, зафиксирована в двух вариантах:

В родит не без уродин, а в болотi не без чорта.

У родит не без виродка.

Связь «семьи» и «рода» в восточнославянских пословицах имеет древние корни. Б.Л. Ларин, посвятивший истории слова семья специальный очерк (Ларин 1951; 1977, 50-53), показал развитие его значения с XII в., когда ст.-слав, и др.-рус. с кипя (родственное соответственным литовским и латышским словам) обозначало и ‘семейство, родственники’, и ‘рабы, челядь’. Древнерусские тексты XVI-XVII вв. отражают ещё более сложную семантическую структуру этого слова. В это время оно уже имело и такие значения, как ‘хозяйственный коллектив из лиц родственных и неродственных’, ‘единомышленники, сговорившиеся и действующие заодно’, ‘дружеский союз’, ‘жена’.

В пословице В семье не без урода, как кажется, и отразился этот «объединяюще коллективный» смысл слова семья. И.А. Крылов, столь проникновенно чувствующий все семантические регистры народной речи, уловил этот древний смысл, сохранённый пословицей, и подчеркнул его противопоставлением характера Слона, который «мухи не обидит», с той должностью воеводы, на которую по родовому праву он был в басне посажен. Чем это кончилось, хорошо известно: волки, воспользовавшись мягкостью и глупостью урода-Слона, стали драть с подданных ему овец шкуры якобы на свои зимние тулупы. Мораль басни остаётся актуальной и для нашего времени, когда потакание преступникам ведёт к безнаказанности и коррупции.

Литература

Ан. 1988: Русские пословицы и поговорки / под ред. В.П. Аникина; пре- дисл. В.П. Аникина; сост. Ф.М. Селиванов, В.П. Кирдан, В.П. Аникин. М.: Художественная литература, 1988.

Богд. 1741: Собрание пословиц А.И. Богданова // ППЗ. 1961. С. 65 118; 259-263.

Богданович 1785: Богданович И. Русские пословицы, собранные Ипполитом Богдановичем. СПб., 1785. Ч. 1-3.

Грынблат 1976: Прыказю i прымаую у дзвюх кшгах. Складанне, ыстэма- тызащя тэкстау, уступны артикул i каментарьп М.Я. Грынблата. Т. 1-2. Мшск: Навука i тэхшка, 1976.

Д: Даль В.И. Толковый словарь живого русского языка. 3-е изд. Т. 1 4. М„ 1955.

ДП: Даль В.И. Пословицы русского народа: в 2 т. 3-е изд. Т. Т-2. М.: Художественная литература, 1984.

Жук. 1966: Жуков В.II. Словарь русских пословиц и поговорок. М.: Сов. энциклопедия, 1966.

Жук. 1991: Жуков В.П. Словарь русских пословиц и поговорок. 4-е изд., испр. и доп. М.: Русский язык, 1991.

Ил. 1915: Ил. 1915: Иллюстров. И.И. Жизнь русского народа в его пословицах и поговорках. СПб., 1915.

Котова 2000: Котова М.Ю. Русско-славянский словарь пословиц с английскими соответствиями / под ред. II.А. Дмитриева. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000.

Кург. 1793: Курганов И.Г. Письмовник. Сбор разных русских пословиц. 5-е изд. СПб., 1793. (Первое изд.: СПб., 1769.)

Ларин 1951: Ларин Б.А. Из истории слов (лютый зверь, семья, кавардак) // Памяти акад. Л. В. Щербы / под ред. проф. Б.А. Ларина, Л.Р. Зиндера и М.И. Матусевич. Л.: Изд-во ЛГУ, 1951. С. 190-200.

Ларин 1977: Ларин Б.А. История русского языка и общее языкознание (избранные работы). М.: Просвещение, 1977. С. 50-53.

Лексикон 1731: Вейсман Э. Немецко-латинский и русский Лексикон куп- но с первыми началами русского языка. СПб., 1731.

Мих.: Михельсон М.И. Русская мысль и речь. Своё и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. СПб.. Т. 1, 1903; Т. 2,1904.

Мокиенко, Никитина, Николаева 2010: Мокиенко В.М., Никитина Т.Г., Николаева Е.К. Большой словарь русских пословиц. Около 70 000 пословиц. - под общ. ред. проф. В.М. Мокиенко. - М.: ОЛМА Медиа Групп, 2010.

Пермяков 1988: 500 наиболее употребительных русских пословичных изречений // Пермяков Г.Л. Основы структурной паремиологии. М.: Наука, 1988. С. 154-162.

Петр, галер, нач. XVIII в.: Сборник пословиц б. Петровской галереи // ППЗ. 1961. С. 23-39; 249-253.

ПП: Присл1в'я та приказки. Упорядник М.М. Пазяк. К.: «Наукова думка». Т. 1. Природа. Господарська д!яльшсть людини. 1989. Т. 2. Людина. Ро- динне життя. Риси характеру. 1990. Т. 3. Взаемини м!ж людьми. 1991. Т. 4. Украшсью пржппв’я, приказки та пор1вняння з лИературних пам’яток. Упорядник М.М. Пазяк. К.: Наукова думка, 2001.

ППЗ: Пословицы, поговорки, загадки в рукописных сборниках XVII XX веков / издание подготовили М.Я. Мельц, В.В. Митрофанова, Г.Г. Шаповалова. М.;Л.: Наука, 1961.

ППЗК 2000: Пословицы, поговорки и загадки Кубани / сост. Л.Б. Мартыненко, И.В. Уварова; под ред. Л.А. Степанова. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2002.

Раз. 1957: Разумов А.А. Мудрое слово: русские пословицы и поговорки. М„ 1957.

PC нач. XVIII в.: Рукописный сборник пословиц, поговорок и присказок Петровского времени // Памятники древней письменности. СПб., 1880. Вып. IV. Отд. 2.

Рыбн. 1961: Рыбникова М.А. Русские пословицы и поговорки. М.: Изд-во АН СССР, 1961.

СлРЯ XVIII в.: Словарь русского языка XVIII в. Вып. 1-15. Л. (СПб.): Наука, 1984-2004.

Си. 1848: Снегирев И.М. Русские народные пословицы и притчи, изданные И.М. Снегиревым, с предисловием и дополнениями. М., 1848.

Соб. 1956: Соболев А.И. Народные пословицы и поговорки. М.: Московский рабочий, 1956.

Спир. 1985: Спирин А.С. Русские пословицы. Сборник русских народных пословиц и поговорок, присловиц, молвушек, приговорок, присказок, крылатых выражений литературного происхождения. Ростов н/Д: Изд-во Ростов- ского-на-Дону гос. ун-та, 1985.

СПП 2001: Словарь псковских пословиц и поговорок / сост. В.М. Мо- киенко, Т.Г. Никитина; науч. ред. Л.А. Ивашко. 13 000 единиц. СПб.: Норинт, 2001.

СР: Рукописный сборник «Древних русских пословиц», опубликованный Е.Р. Романовым // Зап. Сев.-Зап. отделения Русского географического общества. Кн. 1. Вильна, 1910; кн. 2. Вильна, 1912.

СРНГ: Словарь русских народных говоров / под ред. Ф.П. Филина и Ф.П. Сороколетова. Вып. 1 43 (издание продолжается). Л.(СПб.), 1965-2010.

Ст. 2008: Фразеологический словарь русских говоров Нижней Печоры / сост. Н.А. Ставшина. СПб.: Наука, 2008. Т. 1: A-М.; Т. 2: II Я.

Тан. 1986: Танчук В. Сборник пословиц русского языка. Ныо-Йорк, 1986.

Тат. нач. XVIII в.: сборник пословиц В.Н. Татищева // ППЗ. 1961. С. 47- 64; 257-259.

Трахтенберг 1908: Трахтенберг В.Ф. Блатная музыка («Жаргон» тюрьмы) // Н.А. Бодуэн де Куртенэ (ред., предисл.). СПб., 1908. [Приложение 1 «Острожные пословицы, поговорки и присказки». С. 73-80].

Фасмер: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка / под ред. Б.А. Ларина; пер. с нем. и предисл. О.Н. Трубачева. Т. 1-4. М.: Прогресс, 1964-1973; 2-е изд. 1986-1987.

Шапошников 2010: Шапошников А.К. этимологический словарь современного русского языка: в 2 т. Т. 1 (А-Н); Т. 2. I I Я. М.: Флинта: Наука, 2010.

1ПСЖРП 2002: Школьный словарь живых русских пословиц / сост. Ю.А. Ермолаева, А.А. Зайнульдинов, Т.В. Кормилицына, В.М. Мокиенко,

Е.И. Селиверстова, II.Я. Якименко; гл. ред. В.М. Мокиенко; ред. Е.К. Николаева, Е.И. Селиверстова. СПб.: Нева: ОЛМА-ПРЕСС, 2002.

Geyr 1981: Geyr Heinz. Sprichworter und sprichwortnahe Bildungen ini dr- eisprachigen Petersburger Lexikon von 1731 (siebzehnhunderteinunddreissig) / Heinz Geyr (= Symbolae slavicae. Bd. 13). Frankfurt am Main-Bern: Peter Lang Verlag, 1981.

NKP: Nowa ksi^ga przyslbvv i wvrazen przyslowiowych polskich / pod red. akad. Ju. Krzyzanowskiego. T. 1 4. Warszawa, 1969 1978.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы