Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Когнитивно-прагматические векторы современного языкознания

Раздел II. КОГНИТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА

ЧТО ИЗУЧАЕТ КОГНИТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА: ЯЗЫК ИЛИ МЫШЛЕНИЕ?

В обозримом для современного лингвистического сознания прошлом предметом лингвистики в широком смысле слова всегда была триада «Язык» - «Мышление» - «Действительность», воплощавшаяся на лексическом, например, уровне в виде «углов» треугольника: «Слово» - «Понятие» - «Предмет» (или «Денотат»). (В начале это известный треугольник Огдена-Ричардса.) При сосредоточении основного внимания, конечно же, на составляющей триады «Язык».

В истории языкознания каждое из направлений лингвистических исследований - семантическое, формальное, функциональное, структурное, структурно-семантическое, дескриптивное и т.д. - в зависимости от философской, идеологической и собственно лингвистической платформы наполняло каждый угол названного треугольника (в том числе и угол «Действительность» в плане отбора «предметов», или «денотатов») своим содержанием, в том смысле, что находило в языке, мышлении и действительности свой предмет исследования и соответственно исследовало его теми или иными адекватными направлению методами.

В настоящее время, время расцвета в отечественном языкознании когнитивной лингвистики (далее - КЛ) с её такими ключевыми терминами, как «концепт», «концептуализация», «концептосфера» и др., содержание углов треугольника «Язык» - «Мышление» - «Действительность» также конституируется специфическим для данного направления исследований образом. «Перестройка» содержания углов названного треугольника в рамках КЛ сравнительно с другими лингвистическими направлениями заключается, по-видимому, в следующем.

В докогнитивной лингвистике в точке «Мышление» в зависимости от исследуемого языкового уровня оперативными соответственно считаются единицы мышления, называемые логическими терминами «понятие», «суждение» и «умозаключение». В этом отношении для КЛ при исследовании явлений лексического, а точнее лексико-семантического, уровня оказался недостаточным смысловой объем термина «понятие». Для обозначения единицы мышления, в которой отображается предмет действительности, в КЛ дополнительно к термину «понятие» используется термин «концепт». Смысловой объем термина «понятие» для называния феномена, в котором отображается в мышлении предмет действительности, оказался недостаточным именно в то время, когда русская лингвистика, по выражению Ю.Н. Караулова, стала изучать язык в человеке и человека в языке. Это становится тем более очевидным, если учесть, что «концепт» шире «понятия», составляющего его основу, в том смысле, что помимо понятия о предмете концепт включает индивидуальные смыслы (оттенки значения, семы, коннотации и т.п.), связанные с отображением предмета действительности в сознании носителя языка с учетом его возраста, пола, национальности, профессии, семейного положения, социальной и этнической принадлежности, исторических условий, среды обитания и т.д., т.е. с учетом того, что ученые называют этно-, психо-, историко-, социо- и другими факторами, обусловливающими формирование и содержание концепта.

В работах приблизительно первого десятилетия русской КЛ индивидуальные смыслы, обусловленные названными факторами, считались дополняющими понятие, совместно с понятием о предмете составляющими содержание концепта. Однако под влиянием лингвокогнитивных исследований последних лет складывается впечатление, что понятие и вносимые в концепт индивидуальным сознанием оттенки значения, смыслы, коннотации являются не слагаемыми суммы под названием «концепт», а чем-то иным. Речь здесь скорее идет об истолковании понятия о предмете индивидуальным сознанием носителя языка под влиянием названных факторов, т.е. речь идет о концептуализации понятия. Результат концептуализации того или иного понятия о некоем предмете действительности составляет концепт предмета. Таким образом, концептом можно назвать концептуализованное сознанием носителя языка понятие о предмете, отображенном в мышлении. Концепт - это создаваемый сознанием образ предмета.

В КЛ от слова «концепт» соответственно образованы слова, обозначающие: отображение предмета действительности в мышлении носителей конкретного языка и представителей определенного этноса - «концептуализация»; совокупность концептов в сознании носителя языка - «концептосфера» и др.

При этом значения слов «концепт» и «концептуализация», употребляемых в качестве ключевых в КЛ, нам кажется, оказались настолько замкнутыми в пространстве когнитивной лингвистики, что при оперировании ими как когнитивными терминами никто как будто и не вспоминает о давно освоенном русским языком однокоренном слове «концепция», в то время как обращение к заимствованному, но хорошо известному нам слову «концепция» во многом облегчило бы толкование и понимание значения слова «концепт» как когнитивного термина.

Угол треугольника «Мышление», обозначенный в КЛ когнитивными терминами «концепт», «концептуализация», «концептосфера» и др., набрасывает свою сетку на «Действительность», отбирая из неё для изучения соответствующие денотативные области. В настоящее время в отечественной КЛ очевидно выделяются две из них, назвать которые легче, посредством обозначения фактов их отображения в мышлении.

Одна денотативная область, активно изучаемая КЛ, - это та, которая отображается в мышлении в виде так называемых семантических (или лексических) концептов. Это психологические феномены типа «концепт “Тоска”», «концепт “Родина”», «концепт “Любовь”» или переосмысленные в психологическом отношении конкретные явления действительности (типа «концепт “Дом”»). Такого рода концепты наиболее освещены как лингвокультурологические (Степанов Ю.С., 2001), либо как составляющие концептосферу личности. Например, на материале языка произведений и писем А.П. Чехова рассмотрен 21 концепт из составляющих его концептосферу: «Жизнь», «Судьба», «Смерть», «Сад», «Степь», «Чайка», «Футляр» и другие (Концептосфера Чехова, 2009).

Замечено, что семантические концепты, извлекаемые из художественного текста, дают основания для выводов о картине мира его автора. В качестве таковых, например, рассмотрены: концепт «Отцы и дети» в рассказах М.Л. Шолохова «Продкомиссар» и «Бахчевник», концепты «Воля», «Пространство», «Время», «Движение», «Красота», «Вера» vs «Вероломство», «Эго», «Грех», «Речь» vs «Молчание», «Запах», «Память», «Одиночество» и другие в рассказе В.М. Шукшина «Охота жить» (Поповская (Лисоченко) Л.В., 2009: 91-102, 128-211).

Другая денотативная область, изучаемая в КЛ, - это та, которая отображается в мышлении в виде так называемых синтаксических концептов (работы Воронежской школы и географически примыкающего к ней пространства). Изучаемые КЛ синтаксические концепты имеют более абстрактный, чем лексические, а именно лексико-грамматический характер. Их понимание близко к пониманию синтаксических моделей, приоритет описания которых принадлежит структурно-семантическому методу. В сравнении со сделанным структурносемантическим методом в рамках КЛ составляющие синтаксических моделей («синтаксических концептов») описываются более углубленно и детально (из последних диссертаций см., например: Бородина Н.А., 2010).

В соответствии с двумя названными денотативными областями, отображаемыми в мышлении в виде семантических (или лексических) и синтаксических концептов, в части триады «Язык» в КЛ исследуются языковые средства и способы выражения (или репрезентации) отдельных семантических или синтаксических концептов, соответственно концептуализованных понятий или синтаксических моделей.

Однако при этом с сожалением приходится отметить перекос в рамках КЛ в распределении внимания лингвистов между углами треугольника «Язык» и «Мышление». Выявляя как особенности концептуализации понятий, так и содержание и структуру концептов на основании языковых средств и способов их выражения, лингвисты номинально, а судя по работам, также и содержательно занимаются в основном логическими аспектами проблемы, оставляя без внимания языковые. До описания собственно языковых средств и способов выражения концептов, концептуализации, концептосфер и т.д., а тем более до их формализации дело часто не доходит.

О преобладании логического аспекта в лингвокогнитивных исследованиях косвенно свидетельствует и тот факт, что, когда внимание авторов сосредоточено на части триады «Язык», это специальным образом фиксируется в названиях работ и/или номинируется в текстах, ср.: «Когнитивные исследования языка... Проблемы репрезентации в языке» (Когнитивные исследования языка, 2009), или «...когнитивное и собственно языковое выражение...» концепта, «...языковое выражение концепта...», «...когнитивные и языковые знаки...», «Языковая символика концептуального смысла...» и т.п. (Поповская (Лисоченко) Л.В., 2009: 67-89, 91-102, 212-249 и др.), тогда как собственно языковой аспект лингвистических исследований вообще и лингвокогнитивных в частности разумеется сам собой и он в виде изучения форм и способов языкового выражения концептов, концептосфер и концептуальных смыслов должен быть вынесен на первый план. В этом отношении то направление КЛ, которое исследует синтаксические концепты, к языковедению ближе, чем то, которое рассматривает семантические (лексические) концепты.

В свете сказанного будущее КЛ видится в двух моментах. Первый - это установление динамического равновесия в распределении внимания лингвистов между углами треугольника «Мышление» и «Язык»: равновесия между проявлением внимания к концептуализации как мысленному отображению явлений действительности в сознании носителей языка и проявлением внимания к способам языкового выражения концептуализации в речи.

При втором может оказаться, что внимание лингвистов до конца расцвета КЛ в основном будет сосредоточено на части триады «Мышление», т.е. предметом лингвокогнитивных исследований останутся собственно концепты, концептуализация, концептосферы без выдвижения на первый план описания способов их языкового выражения и формализации данных способов. Без усиления внимания КЛ к собственно языковому аспекту исследуемых явлений когнитивно-концептуальный подход останется замкнутым в её рамках и не будет иметь перспективы развития в посткогнитивный период.

Среди собственно языковых задач лингвокогнитивных исследований могут быть, например, следующие: обнаружение (всякий раз) способов языковой репрезентации концептов и концептосфер и формализация обнаруженных способов; выявление внутренней смысловой структуры концептов на основании способов её языковой репрезентации, допустим, по подобию установления семного состава семемы; выявление по языковым показателям в смысловой структуре концептов иерархических отношений; описание языковых, конситуа- тивных и прагматических условий реализации составляющих смысловуто структуру концепта; создание типологии концептов совместно с типологией включающих их дискурсов; создание методики описания языковой личности с позиций владения ею набором типовых концептов и их составляющих, методики их обнаружения по языковым показателям и т.д.

В качестве возражения не исключаем мысль, высказанную по другому поводу: «Интуитивная ясность избранного фокуса нашего мысленного взгляда начинает немедленно замутняться при первых же попытках тщательно с ней разобраться» (Кузнецов В. Ю., 2001: 217). Трудность исполнения сказанного, например, относительно создания методики установления составляющих концепта в речи языковой личности заключается уже в том, что в любом высказывании содержится ««коммуникативный материал», или то, что сообщается намеренно, в соответствии с интенцией автора, и «информативный материал» - то, что может быть воспринято независимо от того, хотел ли этого говорящий» (Лузина Л.Г., 2000: 138; Schiffrin D., 1994: 392). Однако выход из тупика, создаваемого неисчислимыми возможностями истолкования замысла речи, имеется, и заключается он в постоянной (все-таки) отнесенности слов к их означаемым: «...лексические знаки когнитивного типа обладают означаемыми и постоянной отнесенностью к тем или иным реалиям (её иногда называют денотативным или предметным аспектом значений лексических знаков). /.../ Когнитивное значение языкового знака всегда фиксирует постоянные признаки отражаемых реалий, раскрываемые в его толковании» (Шелякин М.А., 2005: 135-136).

Во всяком случае КЛ тем дольше будет оставаться в числе актуальных направлений современных лингвистических исследований, чем быстрее она сосредоточит основное внимание на собственно языковом аспекте изучаемых ею фактов языка и речи. Собственно языковой аспект лингвокогнитивных исследований может быть усилен, формализован, структурирован и т.д. при «усвоении всех тех богатств, которые выработала» докогнитивная лингвистика. Использование достижений докогнитивного лингвистического прошлого в КЛ обеспечит условия её развития на собственно языковом материале, а применение когнитивных методов будет способствовать установлению её соответствия современной философской и гносеологической мысли.

Литература

Бородина Н.А. Синтаксическая реализация концепта «Мыслительная деятельность» в русском языке: автореф. дне.... канд. филол. наук. Елец, 2010.

Когнитивные исследования языка / ред. колл. Кубрякова Е.С. и др. М.; Тамбов: ИД ТГУ. Вып. 2: Проблемы репрезентации в языке. 2009.

Концептосфера А.П. Чехова: сб. статей. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009.

Кузнецов В.К). Философия языка и непрямая референция // Язык и культура: Факты и ценности: К 70-летию Юрия Сергеевича Степанова. М.: Языки славянской культуры, 2001. С. 217 224.

Лузина Л.Г. Виды информации в дискурсе //Дискурс, речь, речевая деятельность: функциональные и структурные аспекты: сб. обзоров / РАН, ИНИ- ОН, Центр гуманитар, науч.-информ. исслед. отд. языкознания. М., 2000. С. 137-151. (Сер.: Теория и история языкознания).

Поповская (Лисоченко) Л.В. Язык и смысл художественного текста: от функционального к когнитивно-концептуальному анализу: монография. Ростов н/Д: Рост. гос. эконом, ун-т «РИНХ», 2009.

Степанов Ю.С. Константы: словарь русской культуры. 2-е изд., испр. и доп. М.: Академический Проект, 2001.

Шелякин М.А. Язык и человек: К проблеме мотивированности языковой системы: учеб, пособие. М.: Флинта: Наука, 2005.

Schiffrin D. Approaches to discourse. Oxford, 1994.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы