Эмират — образец идеального государства?

Нс верой, не обрядами — страна Законом справедливости сильна.

Абдуррахман Джами

Объявив Афганистан Исламским Эмиратом, талибы преследовали несколько целей. Во-первых, такой их шаг явно говорил о желании ликвидировать прежнюю форму государственного устройства страны как президентской республики. Во-вторых, талибы решили создать такую централизованную военно-теократическую систему власти, в которой бы воплотилось идеальное единение государства и мечети. С прежними афганскими правителями Абдуррахман-ханом, Аманулла-ханом талибов-пуштунов сближало стремление удержать Афганистан в рамках унитарного государства, в то время как их противники из числа этнических меньшинств (узбеков, таджиков, хазарейцев) выступали за его федеративное устройство.

Еще в период борьбы с режимом НДПА о намерении создать в Афганистане «подлинно исламское государство» постоянно твердили и лидеры муджахидских военно-политических группировок. В своих программных документах они декларировали намерение установить после свержения «безбожного режима коммунистов» исламский строй, при котором конституцией бы стал Коран, а гражданам были бы обеспечены социальная справедливость, равенство перед законом и другие права. Наиболее радикально настроенные лидеры муджахидов, такие как Г. Хекматьяр, в своих программных документах выступали за создание халифата с выборным главой государства, «вначале в пределах границ одной страны, а затем в рамках мусульманского мира и, в конце концов, — во всемирном масштабе» [80, с. 108]. Своих планов создания «чисто исламского государства» талибы тоже не скрывали. «Основы нашего исламского строя известны, — подчеркивала газета “Тулуйи Афган”, — мы хотим ислам, хотим Коран, исламскую чадру... мы хотим шариат...» [248, 30.10.1996].

Политическая концепция нового государственного образования в трактовке религиозно-политической верхушки талибов была чрезвычайно проста и сводилась к следующему. Ислам не указывает какой-то конкретной формы государственного устройства. Единственное, чего требует ислам, — это создать такой общественный строй, который обеспечит благополучие людей. Поэтому нет никакой необходимости, утверждали они, в каких-то новых государственных формах. Существует образец для подражания — «первое исламское государство, созданное в Медине пророком Мухаммадом», в котором он одновременно был духовным пастырем и главой государства [228, 17.07.1997].

Что же касается перспектив создания органа народного представительства в виде совета (шура) и его функций, то талибское руководство склонялось к тому, чтобы этот орган, если и будет когда-либо сформирован, обладал бы только консультативно-совещательными функциями, а никак не законодательными.

Более того, идеологи талибов утверждали, что каждому мусульманину уже ниспосланы божественные указания в виде шариатского свода законов и его обязанностьлишьбеспрекословно следовать этим «вечным и неизменным законам Аллаха», а не пытаться что-либо поменять, ибо «несовершенный человеческий разум не обладает ни правом, ни властью изменить их» [228, 26.05.1998].

Одно время в официальной талибской прессе муссировался тезис о том, что в скором времени власти якобы представят народу новую конституцию, над проектом которой работают улемы из Саудовской Аравии и Пакистана, и по завершении работы проект Основного закона будет обнародован. После взятия талибами Кабула к ним даже приезжала делегация улемов пакистанской партии ДУИ, которая должна была заняться составлением проекта Основного закона. Однако никаких конституционных документов так и не было обнародовано, и разговоры на эту тему мало-помалу прекратились. Руководство талибов в 2000 г. объявило, что «Священный Коран уже является Конституцией Афганистана» [257, 14.03.2000]. Министр иностранных дел в правительстве талибов Вакиль Ахмад Мутаваккиль в начале 2001 г. в интервью радио «Пай- гами афган» («Послание афганца») подтвердил, что все организации Исламского Эмирата давно работают по законам шариата, ибо «шариат был создан раньше, чем любая конституция» [227, № 84, 2001, с. 65].

Подобный финал в конституционных играх лидеров талибов был вполне закономерным. Ведь улемы из пакистанских ДУИ и ДИ — одни из духовных отцов талибов — в свое время оказали влияние на определение принципов, включенных в действующую ныне конституцию Пакистана, внеся следующую рекомендацию: «Ни один законодательный орган не может ввести в действие никакого закона, который бы противоречил Корану и Сунне» [187, с. 40-41; 140, с. 22].

Итак, с политическим устройством Эмирата все было ясно, однако оставались социально-экономические проблемы. Коротко напомним, как они решались при новом «исламском порядке», провозглашенном талибами основой «идеального государства».

Экономика. Руководство талибов, видимо, опять-таки под влиянием пакистанских экономистов, заявило, что отныне население будет жить по законам «исламской экономики», поскольку, судя по их заявлениям, никакой иной конкретной программы развития социально- экономической инфраструктуры общества у них не было.

По сути эта экономика повторяла основные принципы «исламской» социально-политической доктрины, давно известной в мусульманском мире и обоснованной ссылками на Коран и хадисы: признание частной собственности «священной и неприкосновенной»; поощрение накопления капитала «законными путями»; обязательные взносы и добровольные пожертвования в виде исламских налогов (закат, садака, ушр, сарсаиа и т.п.); запрет ростовщичества, в том числе предоставления банками ссуды под процент [79, с. 128—131].

Взамен отмененного банковского процента населению рекомендовалось пользоваться «дозволенными шариатом» системами, как то: мо- заребат (партнерство по схеме: капитал — рабочая сила) и мошаракат (акционерные общества с равной долей ответственности за прибыли и убытки), и другие формы предпринимательства. Например, в сфере сельского хозяйства — это системы мазар’э и мосагат, также основанные на принципе «оплата за выполненную работу'». Приведем лишь один пример, на наш взгляд, довольно ярко иллюстрирующий экономическую политику руководства Эмирата. Крайне недовольное инфляцией и безудержным ростом цен население не раз обращалось с жалобами к властям. В ответ было сказано, что «определение цен находится во власти Бога» [79, с. 136].

Добавим, что в условиях непрекращающейся войны и разрушенной экономики страны талибы существовали в основном за счет выбивания налогов с населения, контрабандной торговли с соседним Пакистаном и, самое главное, за счет наркобизнеса. В целом же обещания руководства талибов создать в Исламском Эмирате образец новой жизни на основе «исламской экономики» на деле оказались пустыми декларациями.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >