СМИ в контексте медиатизации политики

Выборная президентская кампания 1996 г. — первое серьезное погружение российского общества в медиатизированную политику. Дело в том, что еще в декабре 1995 г. политическая элита, разделенная на два идеологически враждебных лагеря: коммунистов, поддерживавших Геннадия Зюганова, и демократов, вставших на сторону действующего на тот момент президента Бориса Ельцина, понимала, что должно произойти что-то сверхъестественное, чтобы Ельцин был переизбран на второй срок. По разным оценкам, в январе 1996 г. рейтинг Бориса Ельцина колебался в пределах 3-6%. Оппоненты открыто называли его «политическим трупом», а выигравшая думские выборы Коммунистическая партия и ее лидер Зюганов стали реальной альтернативой крайне непопулярному президенту. Поэтому на предотвращение «угрозы коммунистического реванша» был брошен весь потенциал СМИ. Эфир федеральных телеканалов (ОРТ, РТР и НТВ) был однозначен: «добро» должно победить «зло», «коней на переправе не меняют», «мир и стабильность лучше, чем кровь и хаос». Медийный конструкт стал реальной политикой. И уже в апреле 1996 г. рейтинг Ельцина достиг 20% и сравнялся с рейтингом Зюганова. А в июле Ельцин выиграл президентские выборы: 53,8 против 40,3% у лидера коммунистов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >