Российские СМИ в контексте модернизации

Как отмечается в статье британского исследователя К. Спаркса, публикуемой далее в монографии, в переходных обществах постсоциалистического типа возникает двойная телеология общества, в котором переход к рынку должен обязательно сопровождаться построением определенного типа демократии и возникновением гражданского общества. Именно в этих рамках многие исследователи и рассматривали процесс постсоциалистического формирования модели СМИ, приводящий к развитию и укреплению упомянутых типов социальных институтов20. Борьба за политический плюрализм, честные, конкурентные и прозрачные выборы, создание гражданского общества, отмена всех законодательных препятствий свободе слова, как и другим индивидуальным свободам, — эти и многие другие цели модернизации в политической сфере стали особой заботой российских СМИ уже в период гласности. Собственно, именно ее — при всей неоднозначности этой формы медиаполитики, инициированной КПСС в позднем СССР по традиционному принципу «сверху вниз»21, — и можно считать началом модернизаци- онного проекта в российских СМИ.

Однако после 1991 г., в ходе трансформационного периода, российские СМИ оказались практически в том же положении, что и многие другие экономические и социальные институты общества. Модернизация общества и экономики стала общим контекстом, в котором происходили все изменения медиасистемы. Наиболее значительные преобразования в российских СМИ были вызваны изменением экономических основ их деятельности (см. статью В. Л. Иваницкого ниже). И именно этот процесс недвусмысленно продемонстрировал основной конфликт российской модернизации — отсутствие системного перехода к новому типу общества при значительном прогрессе в отдельных сферах. Приходится признать, что российская трансформация пошла в направлении фрагментированной модернизации, при которой в отдельных сегментах социума достигаются значительные изменения в соответствии с моделя- ми/ценностями модернизации, тогда как в значительных сферах экономики и общества сила традиций и консерватизм препятствуют обновлению, развитию. Речь идет о своего рода частичной модернизации, т.е. такой, при которой «формирование новых институтов и современных организационных принципов не обязательно приводит к целостному обновлению общества, а может даже сопровождаться укреплением традиционных систем через влияние новых форм организации»22.

Однако фрагментированная модернизация в СМИ, создавая заметные модернизационные «островки», например рекламную бизнес-модель, новые форматы электронных СМИ, стандарты деловой или расследовательской журналистики, привела к прорывам в некоторых направлениях при сохранении общего контекста медиасистемы.

В результате переход к новым формам экономической жизни в журналистике не обязательно сопровождался внедрением принципов классического рынка в индустрию СМИ — рыночной конкуренции, взаимодействия спроса и предложения, стремления к удовлетворению информационных потребностей и запросов аудитории. Приняв с готовностью вызовы коммерциализации, коммерческая модель СМИ вытеснила многие социально и культурно важные для общества «повестки дня», став активно продвигать новую культуру потребления. Проблема оказалась не в том, что сформировались новые принципы и ценности потребления как движущей силы модернизированного общества, но в том, что они почти полностью вытеснили необходимые альтернативы из тематики и ценностного ряда печатной и особенно телевизионной журналистики.

В другом аспекте — политической культуре — отношения СМИ с политической властью, прежде всего с политической элитой, также оказались в плену авторитарно-патерналистских традиций. Несмотря на формирование внешних, достаточно поверхностных признаков модернизации — появление газет, интернет-сайтов политических партий и движений, теледебатов в ходе выборных кампаний, попыток власти общаться с гражданами посредством СМИ, сам дух политической коммуникации почти не изменился. Принцип формирования политической повестки дня «сверху вниз», как в общенациональных, так и в региональных, местных СМИ, препятствовал не только изменению тематики политической журналистики, но и появлению подлинной публичности политики, когда дискуссии и дебаты инициируются самим гражданским обществом «снизу».

Пожалуй, лишь прогресс И КТ внес новые краски в развитие постсоветской модернизации. Интернет стал едва ли не единственной сферой, в которой модернизация приняла новое направление — «снизу вверх», поскольку молодежь, бизнес, СМИ стали реализовывать свою модель модернизации.

Интернет для российских СМИ стал больше чем новой средой существования информации. Его значение еще и в стимулировании новых бизнес-моделей — в сфере распространения медиаконтента, создания пользовательского содержания, например. Это принесло более заметные результаты, поскольку цифровые информационно-коммуникационные технологии везде в мире существенно преобразуют медиасистемы в целом, медиакультуру, журналистские стандарты, коммуникационные практики, в том числе на индивидуальном и социальном уровне. Интернет и в России создал новые возможности участия в социальных процессах для больших и малых сообществ, находящихся вне государства и его администрации.

Модернизация в российских СМИ, бесспорно, проявилась на внешнем уровне:

  • ? в преобразовании структуры медиасистемы: от доминирования печатных СМИ к доминированию телевидения в общенациональном медиапространстве с одновременным усилением местных23 рынков прессы и рекламы;
  • ? в изменении содержания СМИ — как на уровне тем, так и на уровне жанров/форматов, в которых эти темы доходят до аудитории: очевидно, что духовно-религиозная, гендерная, антикри- минальная проблематика, как и проблематика благотворительности, детства, антинаркотических публикаций, представляют собой новые тематические пласты в российской журналистике24;
  • ? в трансформации журналистских практик, ценностных установок и профессиональных стандартов: приоритет скорости в новостной журналистике, сознательный уход журналистов от публицистики и личных комментариев с объективизацией фактов, стремление к саморегулированию в условиях отказа от внешнего контроля, в том числе и общества, превращение журналистики из миссионерской деятельности в профессию, подчиненную диктату заработка25.

Подводя итог анализа проявлений модернизации в российской медиасистеме, можно заключить следующее:

  • ? политический процесс в современной России подвержен серьезному влиянию исторических традиций политической жизни и культуры, что в значительной степени отличается от исходных моментов концепции экономической модернизации; влияние традиций — как ни удивительно — было очевидно даже в контексте консервативной советской модернизации, но стало бес- спортным в современной России;
  • ? в постсоветской России СМИ оказались подвержены различным и неравнозначным влияниям, поэтому сам процесс российской модернизации медиасистемы оказался крайне фрагментированным: с одной стороны, некоторые процессы и сегменты медиасистемы трансформировались радикально (взаимодействие рекламного и медиарынка; деловая журналистика, ориентированные на потребительский рынок газеты и журналы, теле- и радиопрограммы, РМ-радио), с другой — общеполитические издания и универсальные вещательные телеканалы пока еще не нашли адекватных экономике и обществу бизнес- и содержательных моделей, что лишь усиливается в условиях сегодняшнего кризиса;
  • ? причины отсутствия стабильности в медиасистеме имеют как внешние (глобальный финансовый кризис, политическая культура, коммерциализация, идущая от рынка), так и внутренние причины, причем последние разделяются на индустриальные (приоритет политических и коммерческих давлений на редакции над профессиональными, отсутствие разделяемых индустрией этических стандартов) и профессионально журналистские, связанные с резким отрицанием многими журналистами механизмов вторжения в свободу слова в контексте признания частью журналистского сообщества инструментальной роли журналистики;
  • ? «глянцевая журналистика», развивающаяся вместе с рекламным рынком, активно продвигает ценности потребительского образа жизни, что одновременно влияет на изменение характера политической культуры в целом;
  • ? «давления» со стороны аудитории становятся все более заметными, которая сама становится движущей силой модернизации, создавая основу для по-прежнему слабого, но все-таки развивающегося гражданского общества; причем последнее в каких-то проявлениях заявляет о себе на уровне медиапотребления, в каких-то — на уровне электорального выбора, в каких-то — на уровне участия, вовлечения в деятельности СМИ.

Заключая, следует подчеркнуть: общий процесс трансформации российской медиасистемы в значительной степени испытывает на себе влияние процессов формирования современных экономических структур (вариантов рынка), и конвергенции информационно-коммуникационных технологий. Впрочем, именно эти факторы определяют современное развитие медиасистем на и глобальном уровне.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >