Тенденции развития концептосферы международного туризма

Концентосфера международного туризма как открытая система концептов постоянно развивается, испытывая воздействие как глобальных, гак и локальных политических, экономических, социокультурных и туристских внутриотраслевых процессов.

В развитии туристской концептосферы, определяющей содержание, характер и специфические особенности межкультурной туристской коммуникации, следует отметить ряд важных тенденций.

Прежде всего необходимо подчеркнуть, что концепты всегда привязаны к широкому экстралингвистическому контексту (пространственно-временному, историческому, геополитическому, культурному, социальному, туристскому) и значит, не могут быть адекватно и в полном объеме декодированы вне контекста. Другими словами, контексты важны не только потому, что они включают специфические феномены в более общих исторических обстоятельствах, но и потому, что они сами меняются и во временном смысле, и в своей социальной и политической валидности как интерпретационные рамки действий и событий [226, с. 1]. Меняясь, контексты меняют как систему туризма в целом, с присущей ей системой концептов, так и характер межкулыурной коммуникации в туристском пространстве.

Исходя из вышесказанного к тенденциям следует отнести изменение культурного смысла концепта в связи с изменением культурного и иных контекстов, оценочного отношения к концепту в сообществе, затухание или полное исчезновение концепта.

По мере формирования новых видов путешествий и отдыха, новых туристских идентичностей, появления новых технологических реалий, систем обслуживания, маркетинговых инструментов, а также включения реалий из этнокультурных и социокультурных сфер в туристское коммуникативное пространство происходит их активная концептуализация и вербализация в системе туризма. Динамика развития всех секторов туризма отражается на динамике концептообразования.

Важной тенденцией является концептуализация понятий. С точки зрения прогнозирования развития концептосферы заслуживает внимания мысль Фр. Боуэна о том, что концепт - мысль необязательно о действительном, но и о возможном классе объектов [96, с. 60]. Как утверждал Фр. Боуэн, «большая часть нашей жизни проходит в обобщении последовательных шагов, а именно - в формировании Концептов Концептов, и всегда, за исключением науки логики, с особым отсылом к определенным вещам, которые этими концептами означены» [96, с. 70]. Из данного положения следует, в частности, что формирование концептов как мыслительных и коммуникативных единиц не прекращается в течение жизни отдельного индивида и лингвокультурного сообщества как коллектива, со своими концептуальной и языковой картинами мира, пока существует человеческая цивилизация во всех ее экзистенциальных модусах, а в нашем случае - пока существует и развивается культурная практика туризма.

Одной из тенденций является приращение смысла концепта, или придание концепту новых аксиологических коннотаций, заряжение ценностями. Например, эволюция смыслов культурного туризма от идей, отраженных в более ранних русскоязычных терминах познавательный или культурно-познавательный, когда цели туристов сводились к знакомству с объектами культурного назначения посещаемой с траны глазами экскурсанта, до современных видов и форм погружения в культуру с различными специализированными мотивами и целями, включая «проживание фрагмента жизни» вместе с хозяевами - носителями культуры, межкультурное общение или международные проекты по транснациональным маршрутам.

Постепенное выравнивание «номинативной плотности» - важная тенденция развития системы концептов туризма. В. И. Карасик считает, что номинативная плотность (степень детальности языкового обозначения определенного концептуального пространства) является важнейшим объективным показателем актуальности той или иной сферы действительности для конкретного сообщества [27, с. 111].

Рассматривая вербализацию концептов, необходимо подчеркнуть, что туристская отраслевая культура находится в постоянном развитии и обновлении, отражая динамику туристского развития. Эго ведет к тому, что и концептосистема туризма, фиксируя в языке и речи новые туристские реалии, находится в постоянном динамическом обновлении, причем этот процесс развивается в двух основных направлениях: 1) заимствование терминов-концептов из других сфер человеческой деятельности (в рамках традиционных тенденций взаимообмена между языковыми подсистемами), главным образом, из социокультурной практики (например, acquisition, animation, courtesy coach, domestic tourism, fullboard, halfboard, housekeeping, hospitality, stopover, standby, welcome pack) и 2) образование собственных терминов-концептов (например, affinity group, back-to-back charter, catering, code-sharing, consolidator, open-jaw fare, redcap, shoulder season, time-share, tour package).

Как утверждают 3. Д. Попова и И. А. Стернин, причины вербализации или отсутствия вербализации концепта - чисто коммуникативные, вызываются коммуникативной релевантностью или нерелевантностью концепта. Присутствие в концептосфере русскоязычного туристского дискурса достаточного количества не однословных концептов, а описательных выражений или клишированных терминов, требующих разъяснений для пользователей но сравнению с англоязычным тезаурусом, свидетельствует о ее недостаточно высокой номинативной плотности. Однако развитие международного туризма, глобализация туристской индустрии и рынка, расширение межкультурной бизнес-коммуникации в сфере туризма (выход на российский рынок гостиничных ТНК, туристских холдингов, развитие делового туризма, MICE -индустрии, стремительный дифференцированный рост выездного туризма, качественное развитие международного туроперейтинга) привели к росту номинативной плотности русскоязычной концеитосферы туризма, а освоение международной (англоязычной) туристской концептосистемы российскими специалистами международной туристской деятельности расширило и оптимизировало концептуальное пространство межкультурного общения в системе туризма. Как справедливо отмечают 3. Д. Попова и И. А. Стернин, высокая номинативная плотность концепта свидетельствует: 1) об актуальности осмысления той или иной сферы действительности для конкретного сообщества; 2) о древности соответствующего концепта и его ценностной значимости; 3) о коммуникативной релевантности концепта, необходимости обсуждать его, обмениваться концептуальной информацией в конкретном социуме [56, с. 147].

Усиление или угасание значимости концепта в коллективном языковом сознании являются характерными тенденциями развития туристской концеитосферы. Более того, в индивидуальном языковом сознании и индивидуальной картине мира концепт может сохранять значимость (например, концепт турпутевка

' MICE (Meetings, Incentives, Conventions, Exhibitions) - встречи, поощрительные гуры, кошрессы, выставки.

для старшего поколения россиян - ярко окрашенный концепт отдыха но льготной (профсоюзной) цене, как правило, за ударный труд на производстве), а в коллективном языковом сознании туристского сообщества его актуальность может постепенно утрачиваться.

К современным тенденциям относится появление концептуальных (и соответственно вербальных) лакун, которые с ходом глобализации туризма, культуры, языка заполняются реальными концептами из числа культурных универсалий туризма по мере их освоения контактирующими в системе туризма культурами (например, community-based tourism - туризм в сообществе, life-seeing tourism - жизнеознакомительный туризм, slow travel - неспешный туризм, dynamic packaging - динамическое пакетирование, bullet train - сверхскоростной пассажирский поезд, flotel и floatel - флотель, boatel - ботель и др.). Сопоставление национальных концептосфер между собой позволяет выявить национальную специфику концептуализации сходных явлений сознанием разных народов, выявить безэквивалентные концепты и концептуальные лакуны [56, с. 38].

Культурно-специфические лакуны входят в национально-туристские пространства на правах заимствований, постепенно ассимилируясь в существующей концептосистеме. Так, качественное развитие отдельных видов туризма генерирует формирование новых концептов, однако их приживаемость зависит от конкретных условий национальных систем туризма. Например, в экологическом туризме концепт eco-labelling - «присваивание ярлыков экологичности объектам туризма» в российском туристском пространстве пока лакуна. В данном случае специалисты пользуются заимствованным термином-концептом, гак как в российском туристском пространстве такие инициативы пока не приняты, а значит, нет самой реалии.

На стыке различных видов туризма также происходит формирование новых терминов-концептов, продвигающих инновационные подходы на туристском рынке и олицетворяющих диверсифицированный турпродукт, (например, work-and-travel - сочетание работы и путешествия, edutainment (education + entertainment) - сочетание обучения с развлечением или обучение через развлечение), которые также входят в национальную кон- цепгосферу либо в виде клишированного термина (работа и путешествие), либо в виде интернационализма (эдьютейнмент).

При отсутствии необходимых условий и ресурсов в национальных системах туризма концептуальные и вербальные лакуны не заполняются, в связи с чем и сам гермин-концепт не видится как реалия (например, indigenous tourism - туземный туризм) в различных национальных концепгосферах туризма.

Особый путь, который прошел отечественный туризм (развитие преимущественно внутреннего профсоюзного (социального) туризма, ограниченный по масштабам и потенциалу ресурсной базы въездной туризм, и ограниченный но политическим и идеологическим соображениям выездной) позволяет утверждать, что лишь с начала 1990-х годов Россия стала постепенно входить в международное туристское пространство на нравах полноценного участника мирового туристского рынка и мировой туриндустрии. Это вхождение значительно актуализировало процессы прямой концептуальной номинации объектов, явлений и процессов в российском туризме, а также способствовало импорту англоязычных (признанных международными) туристских концептов. Эго позволяет уже сейчас говорить о росте эффективности межкультурной коммуникации российских акторов в международном туристском пространстве.

Интернационализация концептуальных номинаций - эго специфика туристского дискурса; это то, что обеспечивает адекватную и оптимальную межкультурную коммуникацию в любом уголке земного шара, охваченного туристской деятельностью, в любой туристской дестинации, в любом лингвокультурном сообществе, производящем турнродукт. Аффинити, стоповер, аллотмент, коммитмент - каждый из этих терминов-концептов потребовал бы сложных описаний и разъяснений для уточнения содержательных деталей и нюансов, если бы не вошел в виде интернационализма в русскоязычную концептосферу. Например, аффинити - это группа с однородным составом, группа путешественников, объединенных общими профессиональными или любительскими интересами и общей целью путешествия (археологи, актеры, спортсмены, паломники, кинологи и т. и.); в отношении групп, сформированных по такому принципу, предусмотрены скидки и льготы в обслуживании, например аффинити- чартер.

Параллельно с ростом номинативной плотности отмечается рост рекуррентности туристских концептов, т. е. частотности их языковых репрезентаций в коммуникации, что также свидетельствует об актуальности концептов в когнитивном сознании народа [56, с. 148].

Тенденция расширения и насыщения концептуального пространства туризма при большей концептуальной спецификации десгинаций и продукта также относится к важным факторам, влияющим на характер межкультурной туристской коммуникации. Появление все большего разнообразия видов туризма (специализированного, высокоспециализированного и нишевого) в ответ на вызовы постмодернизма, в связи с диверсификацией спроса и транспортной доступностью любого уголка мира расширяет туристское концептуальное пространство за счет того, что, с одной стороны, в туристскую индустрию вовлекается все большее количество культур, а с другой, в туризме растут инновации и технологии обслуживания. Ужесточение конкуренции, в свою очередь, будет и впредь поощрять креативность в генерировании новых идей формирования концептуально новых десгинаций и их продукта.

В этой связи необходимо отметить, что современный период развития туризма назван специалистами «новым туризмом», что получило отражение как в международных документах, так и в научной и учебной туристской литературе. Тем самым признается факт того, что сформировался новый тип туриста с новым уровнем потребностей, мотиваций и ожиданий, а значит, и новый туристский рынок с новым характером спроса и предложения. Можно утверждать, что новый туризм (New tourism) характеризуется специфическими особенностями, отличающими его от предыдущих этапов развития международного туризма. Новый туристский рынок требует внедрения качественно новых знаний, инноваций, технологий, новых подходов и решений в формировании турнродукта, новых методов продвижения десгинаций, новых принципов и инструментов подготовки туристских кадров, новых видов и форм межкультурной коммуникации участников глобального туристского рынка. Отвечая на дифференциацию спроса, туристские дестинации и компании вынуждены диверсифицировать свое предложение. Современные особенности развития туристского рынка, в частности те- матичность (theming) и брендовость (branding), требуют большого объема знаний, инновационности и креативности туристского персонала. Данные тенденции, связанные с развитием «нового туризма», находят непосредственное отражение в системе концептов международного туризма.

Следует согласиться с В. В. Красных в том, что о значимости культурных феноменов, «ключевых концептов» культуры, о глубинных представлениях, соотносимых с архетипами сознания, можно судить по их отражению в языке [33, с. 317]. Другими словами, тенденции репрезентации в языке новых туристских реалий отражают зарождение новых концептов, рост значимости ценностей туризма как социокультурной практики и сферы профессиональной деятельности, переориентацию на новые ценности, отражающие приоритеты современной эпохи.

Термины-концепты появляются по мере зарождения соответствующих концептов, а также осознания профессиональным сообществом необходимости существования соответствующих терминов и использования их для целей коммуникации. Так, на современном этапе развития туризма помимо ценностно заряженных терминов-наименований видов нишевосо туризма появился ряд терминов-концептов, несущих признание ценностей межкультурного общения. Например, концепт межкультурный туризм (intercultural tourism) [208, с. 79-80] в отличие от концепта культурный туризм подчеркивает культурные смыслы и мотивации данного вида туризма, состоящие во взаимоузна- вании, взаимопознании, взаимном обогащении в процессе культурного обмена гостей и хозяев. Другой пример: термин-концепт примиренческий туризм (reconciliation tourism) [152, с. 137-154] содержит ценностные коннотации политических, исторических, социальных и культурных мотивов путешественников, заставляющих их стремиться к туризму как форме диалога культур, добрососедства, мира, согласия в условиях разделенного сообщества, распада государств, получения автономии отдельными территориями, политической конфронтации. К подобным новым концептам относится и коммуникативный туризм (communicative tourism) [179, с. 244-262], отражающий ценности общения в современном мире и обществе.

Важной тенденцией является идиоматизация концептов-терминов. Если сравнить русскоязычную концептосферу туризма с англоязычной, то следует отметить, что английские/американ- ские термины более идиоматичны, в то время как русские традиционно более бюрократичны, формальны, менее образны и идиоматичны, и одна из причин данного лингвокультурного факта в том, что сфера туризма в России долгое время развивалась ограниченно, вне рынка, под государственным контролем.

Тенденции регионализации и локализации туризма также будут отражаться в концентосферах, т. е. ожидается усиление этнокультурного пласта концептов, детализация и нюансировка этноконцентов, которые будут становиться достоянием все большего числа путешествующих с туристскими целями лиц.

Дифференциация жизненного и туристского опыта как тенденции развития туристской концеитосферы предполагают, что все больше туристских концептов будут продвигать ценности туризма в социум. Все большее количество настоящих и потенциальных пользователей туруслуг, реальных и виртуальных туристов будут включать в свою индивидуальную языковую картину мира термины-концепты туризма, а туристские наименования объектов и явлений из наивной обыденной концепто- сферы будут заменяться на тезаурус специализированного туристского дискурса (турпутевка - на пакет туруслуг и/или ваучер, бюро путешествий - на турагентство, переезд - на трансфер, место отдыха или турцентр - на дестинацию и т. п.).

Тенденция заимствования, или импорт концептов, - характерное направление развития национальных концептосфер туризма. Заимствования происходят всегда при контакте культур, эго объясняется различными причинами: потребностью наименования новых реалий, стремлением к выразительности, языковой игрой, демонстрацией своей принадлежности к особой группе, например экспертов [27, с. 210]. Если для национально-культурной и национально-языковой картины мира внедрение в концептосферу повседневного общения чужих частнооценочных концептов, апеллирующих к ценностям чужой культуры, воспринимается как тенденция негативная и вредная, то в концептуальном туристском пространстве как пространстве межкультурной коммуникации импорт концептов - эго объективная необходимость. Кроме того, импорт концептов служит функции обогащения и расширения туристской картины мира в целом.

Однако, как подчеркивалось ранее, при заимствовании терминов из контактирующих культур нередко происходит у трата концепта. Так, концепты front of the house, back of the house потребовали создания и использования новых терминов, ранее отсутствовавших в гостиничном секторе - контактные службы и неконтактные службы, контактная зона и неконтактная зона. При этом произошла утрата исходного концепта - пропал образ дома, его фасада и тыла, ушла атмосфера приема гостей в доме; в корреспондирующих русскоязычных терминах, которые нельзя в полной мере назвать концептами, сохранилась лишь понятийная часть - контакт с клиентом или его отсутствие, а образ и ценности оказались полностью утраченными.

При рассмотрении тенденций развития концептосферы международного туризма необходимо учитывать, что динамический характер концептов, с одной стороны, затрудняет их «состыковку» между разными культурами, а с другой - то обстоятельство, что они «перетекают» друг в друга, образуя единое пространство культуры, создает возможность для творчества и поиска «компромисса» между несовпадающими концептами разных лингвокультур [36, с. 111-112]. Концепты-аналоги с точки зрения содержания и культурных смыслов пересекаются лишь частично, и причиной несостыковки смыслов является несовпадение коллективных концептосфер носителей разных культур, а различия между концеигосферами определяются, в свою очередь, национально-культурны ми особенностями и спецификой национальных систем туризма.

Усиление мультикультурной природы международной туристской культуры [265] приводит к активной интерференции концептосфер разных лингвокультур.

Тенденции интерференции контактирующих языков можно проследить на уровне словопроизводства. Так, термин-концепг трансфермен представляет собой пример интерференции английских слов в русскоязычном контексте: transfer и man соединились в одно слово transferman, при отсутствии подобного термина в англоязычном туристском тезаурусе. В российской тур- индустрии термин-концепт трансфермен (причем в отношении обоих иолов) возник и закрепился, ввиду того что существующий термин сопровождающий не отражал узкоспециализированный сегмент обслуживания во въездном туризме, когда предоставляющий услуги отвечал лишь за сопровождение прибывших (реже - убывающих) гостей от аэропорта (вокзала) до гостиницы (гостиниц) с краткой путевой информацией по маршруту и общей туристской информацией о пребывании в стране. Трансфермен стал концептом, не только содержательно передающим функцию персонала, но и рисующим образ, как правило, молодого человека (студента) в форме, внешний вид, приветливость, коммуникабельность, знание дестинации, языка, национальных особенностей (и прочие компетенции) которого служат самым первым сигналом-индикатором для прогнозирования качества будущего туристского обслуживания гостей на отдыхе, надежности направляющей и принимающей туристов фирм. С образом трансфермена ассоциируется и его культурная идентичность: принадлежность к эмигрантским кругам на исторической родине или среде студенгов-сограждан, проходящих практику/стажировку в стране посещения.

К тенденциям развития туристской концептосферы следует отнести формирование и расширение семейств концептов, их концептуальных рядов. Концепты образуют концептуальные ряды, которые содержательно поддерживают, развивают и дополняют центральные концепты ряда, выстраивая ассоциативные связи в отражении туристского образа мира.

Стремительно глобализирующееся мировое пространство кардинально меняет туристскую картину мира как с точки зрения обыденного пользователя, так и с позиций специалиста туристской деятельности или исследователя проблем развития международного туризма и межкультурного взаимодействия в системе туризма в современных условиях. Пространственно-временное сжатие пространства (в том числе туристского) в результате глобализации, реализация идеи М. Маклюэна о «глобальной деревне» получают отражение в современной туристской картине мира. В этой связи большое внимание в последнее время исследователи уделяют концептам новых нишевых видов туризма, в частности, связанным с феноменом «сжатия времени и пространства» на планете. Эти реалии получили отражение в семействе концептов: виртуальный (virtual) - но Интернету, воображаемый (imaginative) - по телефону, радио и телевидению и корпореальный (corporeal) туризм - по инфраструктурам глобальной индустрии путешествий. По утверждению Дж. Эри, объем туристских потоков по всем этим каналам многократно увеличился за последнее десятилетие, кроме того, эти три вида путешествий переплелись между собой [253, с. 141].

Также выделяют самостоятельный сегмент мобильного туризма (mobile tourism), подразумевающий активное использование туристами средств и ресурсов мобильной связи (мобильные блоги) для обмена фотографиями и текстами с впечатлениями от поездок, для интернет-поиска, смс-бронирования, а гуриндуст- рия - для рекламы, маркетинга и продаж.

Помимо роста онлайн-гехнологий, виртуального туризма и экскурсий, к устойчивым тенденциям развития туризма, влияющим и на туристскую концепгосферу, специалисты относят повышение уровня информированности, избирательности и требовательности современных потребителей при выборе вида и места отдыха или путешествия с иными целями, а также качества гурнродукта, что вызвано ростом благосостояния, образованности и широкими возможностями выбора. Рост информационной и технологической компетентности пользователей туристскими услугами ведет к появлению концептов и концептуальных рядов, отражающих сегмент туристского рынка, в котором туристы выбирают десгинации, планируют затраты, составляют маршруты и бронируют туруслуги самостоятельно, без посредничества туроператоров и турагентов, пользуясь интернет-ресурсами и компьютерными технологиями.

Глобализационные процессы привели к появлению постмодернистской ситуации [150], которая характеризуется интенсификацией изменений, начавшихся в период модернизма. Тенденции развития туристской концепгосферы в полной мере отражают процессы, вызванные постмодернизмом как культурой и особым типом мышления. Можно утверждать, что постмодернизм - это новые рамочные условия развития концептуального пространства туризма. Природа постмодернизма с деструктивной природой снятия барьеров и акцентом на знаках активирует потребность у социального актора акцентировать связи места и идентичности с интеракцией [200, с. 355-373].

Тенденции, связанные с развитием направлений постмодернизма и постиндустриализма в туризме, приводят к формированию концептуальных слоев с видением туризма в «постпроекте» или в «постистории».

С одной стороны, феномен пространственно-временной компрессии, т. е. сжатия расстояния и времени гак, что события, финансовые операции и коммуникация могут происходить одновременно, и развитие новых технологий, с другой, продвинули культуру массово производимых копий (симулякры) и симулированный (искусственно имитируемый) опыт до таких масштабов, что постмодернистский турист может предпочесть искусственную гиперреальную достопримечательность реальной [226, с. 181]. Так, например, искусственно созданные концептуальные тематические парки могут привлекать современного туриста в гораздо большей степени, чем реальные национальные парки и другие аутентичные природные и культурные объекты.

Дж. Эри указывает, что «носггурист» получает удовольствие от шутливости, нридуманности, лукавости симулированного опыта, осознавая искусный обман, но наслаждаясь им [253, с. 7]. Критики современной культуры обращают внимание на то, что постмодернизм и туризм создали феномен безместья (placeless- ness) [209], т. е. места или пространства, лишенных каких-либо местных культурных смыслов, традиционной культуры или эг- нокультуры коренных народов. Концепт безместье тянет за собой идею дальнейшего концептуального развития туристского пространства, в котором создаются квазикульгурные объекты, достопримечательные места, продукты, потребляемые посттуристами. С этим взглядом на мир все места становятся одновременно и реальными, и неаутентичными, а традиционные границы, существовавшие между реальным и вымышленным, растворяются [226, с. 181].

Идея-концеггг безместье отчасти поддерживается идеей о туризме как «индустрии мечты», когда при наличии креативной идеи (концепции) развития и инвестиций можно создать туристскую дестинацию на пустом месте, в любом точке земного шара, в пространстве, лишенном какой-либо аутентичной культурной среды, т. е. создать концептуальное, подчиненное какой-то идее безместье, которое может тиражировать свой образ по всему миру (например, тематические парки).

С данным подходом коррелирует концепция автора работы «Глобализация Ничего - 2» Дж. Ритцера [211], который сопоставляет концепты место (place) - не-место (NonPlace), указывая на распространение в глобализирующемся мире однообразных сетевых не-мест, отмеченных отсутствием уникального концептуального образа места, лишенных собственного лица, самобытности и единственности (предлагающих простой однотипный продукт, однообразную атмосферу, предсказуемое окружение, безликие сервис и персонал, безличностную коммуникацию между гостями и хозяевами) [211, с. 65-74].

Идея безвременья и «безместья» поддерживается теорией «гробализации» [211, с. 21], предполагающей, что в эпоху глобализации мир утрачивает культурное разнообразие, становится однообразным и однотипным, а индивиды утрачивают качества мобильности, адаптивности, креативности, инновационности.

Дальнейшее сжатие пространства и времени, формирование мировоззрения жителей «глобальной деревни», открытость транснационального туристского культурного пространства без ограничений въезда-выезда и совершенствование системы международного туризма подстегнут любознательность членов сообществ к путешествию как форме познания, культурного обогащения и широкой коммуникации с «соседями по планете».

С другой стороны, виртуализация туризма усилится в своей технологической сложности и практически универсальной доступности для пользователей. Мобилизация туризма - выход в Интернет из любой точки по мобильному телефону - позволит путешествовать и реально, и виртуально одновременно, т. е. сжатие времени и пространства, как сказано выше, продолжится.

Угроза ужесточения межкультурных конфликтов усилит в концептуальном пространстве межкультурной туристской коммуникации значимость толерантности, культурной восприимчивости и уважительности граждан к культурам и идентичностям друг друга.

Концептосфера международного туризма представляет собой уникальный лингвокультурный когнитивно-кодовый феномен.

Концепты туризма коннотагивно передают культурный фон и дух времени определенного этапа развития системы туризма и туристской отраслевой культуры современным и будущим пользователям и исследователям, а также задают ценностные ориентиры и общегуманистические принципы развития международного туризма и туристской деятельности в будущем.

Концептосфера туризма структурирует концептуальную модель мульгикультурной и мультиязычной туристской картины мира, а терминосисгема, вербально отражающая концептосферу, формирует инструментарий языка межкультурного общения в глобальном концептуальном и когнитивно-коммуникативном туристском пространстве.

Анализ зарубежной и отечественной литературы убедительно показывает, что базовыми, опорными концептами современного международного туризма и кросскультурного туристского дискурса являются «аутентичность», «идентичность», «этика туризма», которые более подробно рассмотрены в главе 2.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >