Закрепление за Израилем статуса «основного вненатовского союзника», 1987 г.

С 1987 г. в системе стратегических приоритетов США—НАТО в области военно-промышленного сотрудничества произошли существенные изменения, что сказалось и на американо-израильском направлении. Военно-политический истеблишмент США принял решение о расширении поиска стратегических союзников вне НАТО. Для Израиля в отношениях с Соединенными Штатами было особенно важно вывести эти отношения за рамки военных поставок и/или продажи американского современного оружия. В последние годы президентства Рейгана признание новой роли породило в израильских политических кругах большие ожидания расширения американо-израильского сотрудничества по всем направлениям в целом, а не только в плоскости развития военного сотрудничества. Однако Израиль рассматривал развитие военно-технического сотрудничества с США как систему, которая позволила бы решать три основные взаимозависимые задачи71:

  • 1. Военно-техническое сотрудничество отвечало базовым интересам Израиля в обеспечении независимого собственного военно-промышленного потенциала как в области НИОКР, так и в сфере производства, несмотря на небольшие объемы израильского внутреннего рынка и политические обстоятельства, ограничивающие экспортные возможности.
  • 2. Военно-техническое сотрудничество связано с вопросом американской экономической помощи. США, являясь старшим партнером Израиля, предоставляют ежегодно 3 млн долл, в виде военной помощи и экономической поддержки. В силу данного обстоятельства военно-промышленное сотрудничество также предусматривает разработку согласованных правил использования американской военной помощи таким образом, чтобы это было взаимовыгодно для экономик обеих стран.
  • 3. Военно-техническое сотрудничество также включает передачу американских современных технологий Израилю. В 1980-х и начале 1990-х годов цель Соединенных Штатов, состоявшая в обеспечении качественного превосходства Израиля, во все большей мере достигалась за счет израильских инноваций, а не за счет передачи превосходящих американских систем вооружений. Доступ к американским технологиям является важнейшим элементом для израильской промышленности, разрабатывающей новые виды вооружения, которое могло бы быть применено против противников Израиля в будущих войнах. Развитие двустороннего сотрудничества в этой области позволило Израилю обеспечить базу для самого современного оснащения израильской армии.

Еще в 1987 г. АЙ ПАК вынес на обсуждение Конгресса законодательную инициативу о придании специального статуса Израилю, официально закреплявшего за ним наименование «основной вненатовский союзник». Несмотря на то что Израиль не входил в структуру НАТО, он уже получал многое из списка оружия и технологий, которые США продавали членам Североатлантического альянса. Теперь же Израиль был допущен до американских фондов для совместных исследований и развития в области безопасности. Официальное признание Израиля в качестве основного вненатовского союзника было прямым развитием законодательных положений Акта Национального оборонного ведомства США (секция 1105) 1987 финансового года72. Подписание этого акта поручало госсекретарю и министру обороны определить страны, которые могли бы совместно с США участвовать в разработках и развитии программ сотрудничества с союзниками по НАТО, определенными годом раньше73. В список таких участников попадал теперь Израиль.

Новый статус имел особое значение для военной экономики Израиля: он открывал американский рынок для израильской военной продукции, что означало поступление дополнительных денежных средств на основные военные производства. К концу 1980-х годов уже действовала 321 венчурная программа в области военных разработок и развития общей стоимостью более 9,2 млрд долл.74 Инициатива роста израильского военного экспорта в Америку и другие страны, что способствовало быстрому росту экономики, принадлежала Рейгану и Шульцу. Они открыто проводили идею о необходимости оказывать помощь Израилю для обеспечения его экономической независимости.

Против этого резко возражали руководители Пентагона, считавшие, что США не должны помогать Израилю становиться торговым соперником американцев. Руководители Пентагона считали, что передаваемая Израилю в соответствии с его новым статусом новейшая технология может оказаться в третьих странах в качестве продукта, произведенного в Израиле. В департаменте Уайнбергера было создано специальное подразделение — Администрация безопасности оборонной технологии. Руководил им Стефен Брайен. Целью Администрации было не допустить передачу в третьи страны технологий «двойного назначения». Брайен подготовил специальный список стран, которые делились на «надежные» (Швеция, Финляндия и Австрия) и «ненадежные» (Иран, Ирак, Ливия, Сирия и Пакистан). Несмотря на то что Израиль был связан с поставками американкой технологии в «страны-парии», такие как Южная Африка и Китай, Брайен не включил Израиль в список «ненадежных» партнеров. Каждый из «надежных» партнеров подписал с США соглашение об ограничении технологических поставок. С Израилем переговоры по этому поводу длились несколько лет, но А. Шарон, в то время занимавший пост министра торговли и промышленности, отказался подписать это соглашение75.

Схема сотрудничества между Соединенными Штатами и Израилем была настолько сложна, что в ней было трудно разобраться даже членам Конгресса. Сенатор Роберт Бёрд, например, последовательный противник увеличения иностранной помощи, на заседании сенатской комиссии поднял вопрос о проверке некоторых дополнительных пунктов помощи Израилю, которые ускользнули от общественного внимания. Например, заявил он, существует нефтяной запас в 4,5 млн баррелей стоимостью 180 млн долл, для использования Израилем в случае «острой необходимости». Этот вид помощи был гарантирован администрацией Картера, когда в соответствии с кэмп-дэвидскими договоренностями Израиль ушел из Синая, где были нефтяные месторождения. Но главный, давно желаемый результат бурно развивающегося сотрудничества израильтяне получили только в следующем году.

Меморандум от 21 апреля 1988 г. о взаимопонимании между США и Государством Израиль в отношении политического, оборонного и экономического сотрудничества

Для того чтобы лучше контролировать подобные вопросы, израильское руководство убедило госсекретаря Шульца в необходимости подписать новое соглашение — «соглашение о всех соглашениях» в сфере оборонной стратегии. Текст был подготовлен обеими странами к весне 1988 г., и 21 апреля президент Рейган подписал Меморандум о взаимопонимании между Соединенными Штатами Америки и Государством Израиль в отношении политического, оборонного и экономического сотрудничества. Меморандум о взаимопонимании, принятый в 1981 г., был расширен серией соглашений, позволивших институализировать взаимоотношения между американским и израильским военным истеблишментом. Израиль начал играть важную роль в американском ближневосточном оперативном пространстве. Совместные воздушные и морские учения стали проводиться значительно чаще76. Новый статус открыл Израилю окно к разведывательному, планировочному и оперативному аспекту деятельности союза НАТО.

В 1988 г. был подписан следующий Меморандум о взаимопонимании, который расширил рамки сотрудничества двух стран в области как обороны, так и дипломатии. «Меморандум 1988 г.» закрепил юридически сложившуюся практику сотрудничества между Израилем и США в военной, технологической и политической областях, а также в области разведки. «Стратегический меморандум 1988 г.» обеспечил новый уровень сотрудничества США и Израиля в области военных противоракетных технологий77.

Таким образом, американо-израильские меморандумы и соглашения свидетельствуют о ключевой роли, отводимой Соединенными Штатами Израилю на Ближнем Востоке. К концу 1980-х годов программа военно-технического сотрудничества США и Израиля уже опиралась на широкую договорную базу, основы которой были заложены еще в 1952 г. В ряде меморандумов о взаимопонимании США подтвердили свое обязательство поддерживать военное превосходство Израиля над арабскими соседями, оказывать ему финансовую помощь и укреплять его национальную безопасность. Стороны изложили свои позиции по различным стратегическим вопросам, установили области и масштаб сотрудничества, а также оговорили дальнейшие совместные действия по борьбе с региональными угрозами78.

Нельзя сказать, что в результате этого обстановка в области американо-израильского военного сотрудничества развивалась абсолютно «безоблачно». Несмотря на то что США и Израиль официально стали стратегическими союзниками, между этими государствами до сих пор не существует двустороннего соглашения о сотрудничестве в сфере обороны. которое бы регулировало бы поставку Израилю американских вооружений и передачу стратегически важных технологий. Из-за этого между ними часто возникали и возникают разногласия по поводу легитимности различных сделок по продаже Израилем вооружений, которые, по заявлению американской стороны, не подлежат экспорту79.

Имели также место серьезные срывы во взаимодействии и по другим направлениям сотрудничества. США, например, закупили у израильтян большую партию беспилотных разведывательных самолетов, которые использовались в районе Персидского залива, а также приобрели 13 истребителей «Кфир», управляемые авиационные снаряды «Поп-фай» и другую боевую технику. Но представители американского военно-промышленного бизнеса видели в Израиле довольно сильного конкурента и стремились сдерживать израильское проникновение на рынки Латинской Америки и Азии. Используя свое давление на власти, они добились срыва нескольких сделок с «Кфир» в Латинской Америке.

Показательна в этом смысле судьба совместного американо-израильского проекта «Лави» по производству нового истребителя, начавшегося в середине 1980-х годов, который должен был стать первым примером развития такого сотрудничества. Разработка этого самолета, предназначенного для замены истребителей «Кфир», началась израильской авиастроительной фирмой (Israel Aircraft Industiy) в 1980 г., а в октябре 1982 г. фирма приступила к техническому проектированию самолета. Первоначальная стоимость проекта оценивалась в 1,5 млрд долл., которые планировалось выделить в рамках американских программ помощи. Предполагалось, что новый истребитель будет решать задачи завоевания господства в воздухе (дополняя истребители Макдоннелл—Дуглас F-15) и использоваться для нанесения ударов по наземным целям как на поле боя, так и в оперативной глубине. В работах по программе значительное участие приняли авиастроительные фирмы США. 31 декабря 1986 г. состоялся первый полет опытного самолета «Лави» (двухместный вариант, самолет пилотировал летчик- испытатель М. Шмуль). В марте 1987 г. поднялся в воздух второй прототип истребителя (также двухместный), но в августе того же года израильское правительство приняло решение о прекращении программы. Почему же столь многообещающий проект был закрыт?

Этот проект по созданию многофункционального боевого самолета должен был обеспечить израильским ВВС независимость от американских поставок или, по крайней мере, существенно сократить их объем и номенклатуру. Бывший министр обороны и главный патрон загубленного проекта Моше Аренс считал, что «Лави» стал бы лучшим в мире истребителем-бомбардировщиком, а его производство — флагманом отечественных разработок в области новейших технологий. Но, по свидетельству очевидцев, имели место недвусмысленное вмешательство США и скептицизм руководителей израильских ВВС, предпочитавших знакомые и более дешевые на первых порах американские самолеты. Истинные причины пробуксовывания проекта заключались в том, что экспортный потенциал «Лави» не устраивал некоторые американские аэрокосмические компании. Правительство «национального единства» во главе с Ицхаком Шамиром решило свернуть проект «Лави». Тысячи высококвалифицированных специалистов лишились тогда работы, многие из них эмигрировали на Запад в последующие годы. ЦАХАЛ не решился пойти против американского давления и оснастить военно- воздушные силы отечественными самолетами. По мнению известного израильского эксперта в области американо-израильских отношений Дори Голда, в решении об отказе от проекта «Лави» проявилось стремление американской стороны существенно ограничивать рамки военного сотрудничества с Израилем. Любой совместный американо-израильский проект в данной области не должен был ущемлять интересы американских производителей и нарушать установившиеся параметры израильской самостоятельности на данном направлении80.

Официальное оформление союзнических американо-израильских отношений имело большое значение. Институализация альянса придавала теперь официальный статус сотрудничеству на всех стратегических направлениях — военном, экономическом, торговом и техническом. Израильтяне были этим довольны. Однако это не помешало им с долей иронии оценить саму дату подписания Меморандума — это произошло в праздник сорокалетия Дня независимости Государства Израиль. Израильтяне шутили, что президент Рейган сделал к празднику независимости подарок, который по существу ограничивает независимость еврейского государства81.

Итак, к концу 1980-х годов развитие американо-израильских отношений приобрело характер стратегического партнерства. Израиль стал внеблоковым и наиболее привилегированным союзником США. Основными сущностными характеристиками этого партнерства можно было считать: единые позиции по многим основным международным вопросам — дипломатическое сотрудничество, поддержка в ООН; военное сотрудничество и поставки оружия; денежные вливания — займы и пожертвования; растущее влияние произраильского лобби в США и его все возрастающая роль в двусторонних связях обеих стран. Рассмотрим каждую из них.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >