Активизация израильско-американского сотрудничества при Джонсоне

Для Израиля годы правления Джонсона были особенно важными. Развивались деловые отношения с Соединенными Штатами. Объем экономической помощи Израилю всего за два года резко увеличился — от 40 млн долл, в 1964 г. до 130 млн долл. Как уже указывалось, все попытки Бен-Гуриона оформить союзнические отношения с одним из ведущих западных государств заканчивались неудачей. США при Эйзенхауэре и Кеннеди отказывались от настойчивых предложений Бен-Гуриона заключить официальный союз с Израилем. С тем же предложением он в мае 1963 г. обращался к Де Голлю, который также ответил отказом, хотя позднее, через год официально заверил премьер- министра Эшкола в том, что Франция и Израиль являются «союзниками и друзьями». Впрочем, к тому времени острота вопроса о союзе с западными странами практически сошла на нет.

Политика поставок современного оружия Израилю

По-прежнему одной из наиболее важных проблем для Израиля было получение современных видов вооружения. Основные поставки военной техники в начале 1960-х годов шли из Франции. Позже, летом 1966 г., между Израилем и Францией был подписан новый договор о поставках 50 самолетов «Мираж-V»10. Однако и этого было недостаточно, Израиль остро нуждался в самых современных видах вооружения, которые могли поставить только США. На протяжении пяти лет президентского правления Джонсона удалось подписать три соглашения о продаже оружия Израилю. Впервые встал вопрос о прямых массированных поставках американского оружия. Соглашения предусматривали поставку 210 танков «Паттон М-48А» (оснащенных 105-миллиметровой пушкой), затем — самолетов «Скайхок А-4» и позже — боевых самолетов-бомбардировщиков «Фантом F-4B».

Вместе с тем прорыв в области поставок вооружения еще не означал, что отношения между Вашингтоном и Иерусалимом были абсолютно безоблачными. Сам процесс принятия решения о военных поставках Израилю, как и во времена Кеннеди, велся в форме напряженной и длительной дискуссии между Белым домом, Советом национальной безопасности, Госдепартаментом и Пентагоном. В частности, Госдепартамент, как и прежде, резко сопротивлялся самой идее поставок современного оружия Израилю11. Несмотря на то что Роберт

Комер, координировавший ближневосточное направление в Совете национальной безопасности в администрации Кеннеди и Джонсона и активно поддерживавший в свое время сделку с «Хоками», продолжал играть ключевую роль также при сделках с танками и самолетами «Скайхок», он был вынужден вести жесткие переговоры не только с премьер-министром Эшколом относительно условий продажи, но главным образом с собственным Госдепартаментом. Как и в истории продажи ракет «Хок» при Кеннеди, в центре продолжительных переговоров стоял вопрос политической компенсации со стороны Израиля (в те годы возглавлял правительство Бен-Гурион) за оружие, которое он намеревался приобрести. Джонсоном вновь в жесткой форме было выдвинуто требование к израильскому правительству по решению проблемы палестинских беженцев как необходимое предварительное условие для утверждения сделки. Но, как обычно, электоральные расчеты накануне выборов в 1964 г. и необходимость обеспечения традиционной электоральной поддержки еврейской общины Демократической партии изменили отношение демократов к данному вопросу. Срыв решения о поставках «Хоков» Израилю мог привести к потере голосов сторонников произраильского лобби и членов еврейской общины. Ко- ачиция сторонников произральского лобби была твердо уверена, что готовящаяся сделка принесет администрации ощутимые политические результаты в виде израильских уступок в вопросе о палестинских беженцах и по проблеме его ядерной программы. Однако никаких уступок не последовало. Правительство Бен-Гуриона снова отвергло американские условия. На уступки пошел Джонсон. В результате решение о поставках оружия, обещанного Израилю еще при Кеннеди в 1962 г., было представлено администрацией Джонсона как «создающий атмосферу доверия шаг», призванный смягчить позиции Израиля по ключевым вопросам, но непосредственно не связанный с предъявлением Бен-Гуриону каких-либо специфических требований12.

Выборы Джонсон выиграл с большим преимуществом. После этого на переговорах, связанных с продажей танков «Паттон», а затем и в связи с продажей самолетов «Скайхок» и «Фантом», администрация проявила большую твердость. Переговорный процесс был тяжелым. Роберт Комер, специальный советник президента по вопросам национальной безопасности МакДжордж Банди и его заместитель Карл Кейсон, наученные прошлым опытом, изменили тактику и подготовили специальный план поэтапных предложений и компенсаций за них. Теперь каждое американское предложение должно было подтверждаться не абстрактными обещаниями израильтян в будущем «предпринять соответствующие пропорциональные шаги», а конкретными шагами, предпринятыми до окончательного соглашения о продаже оружия, или эти шаги должны были осуществляться параллельно с поставками и их оплатой. Израиль, по их мнению, теперь должен был заплатить политическую и стратегическую цену за необходимое ему оружие. По выражению израильского специалиста А. Бен-Цви, новая тактика переговоров отошла от модели «туманных будущих обещаний» в пользу решений в «туманном прошлом»13.

На первый взгляд дорога к быстрому утверждению сделки с танками должна была быть проложена еще в ноябре 1963 г. За считанные дни до убийства Кеннеди Пентагон признал необходимость усилить вооружение бронетанковых войск Израиля и положительно ответил на просьбу Эшкола, изложенную им в письме к Кеннеди от 4 ноября

  • 1963 г. В конце 1963 г. казалось, что окончательное утверждение сделки, касающейся продажи танков «Паттон», будет достигнуто в течение считанных недель14. Однако при Джонсоне Госдеп энергично воспротивился этой идее, утверждая, что продажа танков Израилю сведет на нет все усилия, предпринятые администрацией Кеннеди, чтобы открыть новую страницу отношений с арабским миром в целом и с Египтом в частности. На протяжении последующих месяцев стало ясно, что, несмотря на формальное утверждение Белым домом продажи в январе
  • 1964 г., план еще далек от практического осуществления15. Непростые переговоры по военным поставкам значительно осложнились в связи с продолжавшимся «водным кризисом»16.

Данный кризис был вызван давним спором Израиля с соседними арабскими государствами по вопросу об использовании вод р. Иордан, а также проявлением конфронтации между Сирией и Израилем, обострившейся перед Шестидневной войной. Он был связан с уже упоминавшимся «планом Джонсона». Весной 1964 г. Израиль вновь поставил вопрос об использовании воды озера Кинерет. В 1964 г. закончилась прокладка всеизраильского водовода и началась перекачка воды из Ки- нерета для орошения земель на юге страны. Эти действия с негодованием были встречены арабской стороной. Израильское правительство заявило, что поскольку озеро Кинерет полностью находится на его территории, мероприятия по строительству водовода не затрагивают интересы арабов. Но Каирское совещание глав арабских государств приняло решение воспрепятствовать израильскому плану. Лига арабских государств (ЛАГ) на своем саммите в сентябре 1964 г. также решила, что с политической точки зрения такая договоренность не соответствует интересам арабов17. ЛАГ выразила готовность защищать план отвода вод военными средствами. На том же совещании была основана Организация освобождения Палестины (ООП), которая была признана официальным представителем палестинского народа. Наиболее влиятельной силой в ООП стал ФАТХ (Движение за национальное освобождение Палестины) под руководством Ясира Арафата, который со временем возглавил всю организацию. ФАТХ сразу же начал вооруженную борьбу против «сионистов» и при поддержке Сирии предпринимал террористические вылазки на территорию Израиля.

Сирия приняла решение отвести от Израиля часть воды р. Иордан. В ответ Израиль усилил военное патрулирование на территориях, прилегающих к иорданским источникам рядом с кибуцем Дан. Сирийцы ответили огнем, повлекшим за собой серию пограничных инцидентов. Израильская авиация разбомбила место проведения работ сирийцами и затормозила мероприятия по отводу Иордана18. Явно неадекватная израильская реакция, приведшая к эскалации напряженности в регионе, обеспокоила даже Комера и его сторонников. В Белом доме заговорили, что действия Израиля и их открытая поддержка со стороны США могут не только подорвать экономические и стратегические интересы Америки в арабском мире, но и нанести ущерб самому Израилю. Однако, невзирая на то, что именно Израиль инициировал эскалацию кризиса, Джонсон безоговорочно поддержал его позицию в ООН.

Реакция арабских государств была настолько резкой, что даже сторонники новых поставок вооружений Израилю стали возражать против прямой продажи ему танков. 28 мая 1964 г. Комер в меморандуме Джонсону подчеркивал: «Если мы настолько открыто встанем на сторону Израиля, что арабы пойдут на союз с Москвой, то Израиль потеряет столько же, сколько и мы. Наша сегодняшняя политика дает арабам возможность не отклоняться слишком далеко от Запада. Это просто здравый смысл»19. Белый дом опасался, что прямые военные поставки Израилю окончательно подорвут американо-арабские отношения. Была предпринята попытка убедить Западную Германию принять на себя роль «подрядчика-исполнителя» при осуществлении поставки танков (в ответ на поставку Америкой более современных танков самой Германии). Она потребовала долгих месяцев утомительных переговоров между Вашингтоном и Бонном, который, мягко говоря, не выражал особого энтузиазма по поводу идеи оказаться непосредственно вовлеченным в этот сложный и щекотливый вопрос. В конечном счете инициатива была оборвана на ранней стадии ее практического осуществления, после того как «германский заговор» был раскрыт международной прессой и причинил большое неудобство германскому канцлеру Людвигу Эрхарду. Немцы успели передать Израилю только 40 танков из 120, но после огласки сделки Западная Германия решила 12 февраля 1965 г. приостановить эти поставки20.

В Вашингтоне считалось, что со «штатскими ветеранами» будет легче работать, чем с военными кругами, близкими к Бен-Гуриону. Однако и на этот раз добиться новых уступок Вашингтону не удалось. Для Джонсона это означало, что, несмотря на растущую зависимость от Вашингтона, израильские политики не будут беспрекословно одобрять все политические решения его администрации по Ближнему Востоку. Поэтому когда в Белом доме было принято решение о военных поставках Иордании, президент был вынужден послать Фейнберга, который откровенно заявил Эшколу: Израиль получит американское оружие, только если будут осуществлены военные поставки Иордании. Посланцы Вашингтона разъясняли израильскому правительству, что президент готов рассмотреть вопрос о прямых поставках оружия, но танки будут поставляться и Иордании, чтобы не дать возможности Советскому Союзу занять этот рынок вооружений. Такой ультиматум нужен был Джонсону, который хотел избежать дальнейших бурных публичных обсуждений данного вопроса на заседании израильского правительства. Он предчувствовал, каким громогласным нападкам подвергнется это решение со стороны старой гвардии МАПАЙ21.

Ультиматум приняли к сведению, в итоге были подписаны компромиссные договоры, предусматривавшие согласие правительства Эшко- ла на второстепенные компенсирующие уступки, например на согласие Израиля смириться с продажей 100 танков «Паттон» и 20 самолетов «Старфайтер F-104» Иордании. Однако он не пошел на компромисс в центральных вопросах. В частности, премьер-министр решительно отверг любую уступку по вопросу о беженцах и в области ядерного израильского комплекса.

Наконец, американская администрация выразила готовность поставить Израилю оставшиеся 170 из 210 танков напрямую, без посредников (подвергая при этом опасности статус США в арабском мире), но взамен потребовала от правительства Эшкола заплатить более высокую цену. В центре внимания администрации при вынесении повторного решения по вопросу продажи танков опять стоял реактор в Димоне. Американоизраильский диалог по вопросу продажи оружия можно сравнить (хотя он был менее острым и конфронтационным по своему стилю) с тем, который велся между Бен-Гурионом и Эшколом, с одной стороны, и Кеннеди — с другой, на протяжении третьего и последнего года правления его администрации по вопросу ядерного центра в Димоне.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >