Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Исключительные обстоятельства в уголовном праве: доктринальные модели и законодательные конструкции

ГЛАВА IV. Теоретическая модель главы 8 УК РФ и комментарий, основанный на требованиях законодательной текстологии, техники конструирования нормативных предписаний и концепции состава правомерного причинения вреда

1. Авторский проект главы 8 УК РФ «Исключительные обстоятельства»

В научной литературе высказаны многочисленные критические замечания в отношении действующего Уголовного кодекса РФ. Стабилизатором сплоченности научного сообщества в отношении внесения дополнений и изменений в уголовный закон является ежегодно проводимый Российский Конгресс уголовного права на базе МГУ им. М.В. Ломоносова. В частности, на заседаниях II и III Конгрессов ученые-криминалисты отмечали, что «... при концептуальной разработке УК РФ 1996 г. был допущен ряд ошибок методологического характера... »[1], «... необходимо срочно готовить новую редакцию Уголовного кодекса»’[2], «необходимость разработки нового Уголовного кодекса России, о которой говорилось уже достаточно долго, неуклонно актуализируется»[3], «...проблема мнимой обороны должна быть решена на законодательном уровне»[4], «...содеянное в рамках правомерного поведения нуждается в самостоятельной уголовно-правовой оценке»’60, требуется внести изменения в ст. 37 УК РФ[5] [6] [7], «...реформирование уголовного и уголовно-процессуального законодательства в сторону либерализации ... не соответствует криминологическим реалиям»’62.

Высказывания известных ученых в отношении как всего текста уголовного закона, так и отдельных его институтов свидетельствуют о том, что уголовное законодательство по ряду позиций не соответствует нравственным ценностям общества, защите естественных и позитивных прав и не способствует укреплению правопорядка в целом. Это несоответствие особенно проявляется в тексте гл. 8 УК РФ, нормы которой признают правомерным поведение граждан при защите своих естественных прав.

Доктрина уголовного права детально разработала теорию состава преступления, которая воспринята законодателем при конструировании норм Особенной части УК РФ и используется правоприменителем при квалификации содеянного. Однако кроме преступного поведения в нормах Кодекса закреплено правомерное поведение граждан. Для признания их действий (бездействия) правомерными судебная практика идет путем от противного: вначале в действиях лица, причинившего вред правоохраняемым интересам при наличии исключительных обстоятельств, устанавливаются признаки состава преступления. Отсутствие этих признаков в дальнейшем дает возможность правоприменителю квалифицировать деяние как правомерное. Подобный подход необходимо признать неприемлемым и заставляющим граждан испытывать физические лишения и нравственные страдания в процессе осуществления уголовного судопроизводства. Причем лицами, подвергшимися уголовному преследованию, чаще всего являются граждане, совершившие общественно полезные или социально оправданные действия по защите прав и законных интересов, в том числе при доставлении преступника органам власти и пресечении преступлений. В результате лицо, правомерно причинившее вред, оказывается в одном ряду с субъектом преступления.

Исправить такое положение возможно путем разработки концепции состава правомерного причинения вреда и ее законодательного закрепления. Данная концепция позволит более объективно оценить характер совершаемых действий (бездействия) и в конечном итоге послужит основанием исключения или привлечения лица к уголовной ответственности. Следует согласиться с высказыванием В.В. Бабурина о том, что для юридической оценки правомерного и неправомерного поведения все необходимые установки должны находиться в Общей части'63.

Для успешной реализации нормативных предписаний гл. 8 УК РФ при разрешении дел с учетом обстоятельств, исключающих преступность деяния, нормы этой главы должны содержать элементы состава правомерного причинения вреда, во вторых частях соответствующих статей необходимо отразить эксцессы, в которых имеет место состав преступления. Это позволит уголовному судопроизводству не допускать конфликты с лицами, правомерно действовавшими при наличии исключительных обстоятельств, и привлекать на законных основаниях к уголовной ответственности лиц, допустивших умышленные эксцессы при совершении защитных действий в исключительных обстоятельствах.

В настоящее время условия правомерности, воспринятые правоприменительными органами в качестве ограничительных условий действий (бездействия) лица, дают возможность следствию и суду зачастую занимать позицию с обвинительным уклоном, особенно в тех случаях, когда посягающему лицу причиняется смерть. В силу деформации правового сознания сотрудников милиции обороняющееся лицо во многих случаях воспринимается как нарушитель закона со всеми вытекающими из такой деформации репрессивными последствиями.

Обращает на себя внимание практика привлечения к уголовной ответственности в первую очередь лиц, прибегнувших к самозащите, а не тех, кто совершил посягательство. Данные Верховного Суда РФ свидетельствуют о том, что в 75% случаев следствие и суд вообще не рассматривают вопросы о привлечении к ответственности лиц, совершивших нападение. Показательным в этом отношении является расследование, проведенное сотрудниками Советского РОВД г. Орла, которое закончилось вынесением обвинительного заключения в отношении оборонявшегося от хулиганов К., в то время как действия напавших на него С. и Е. не получили должной оценки. Характерно, что прокуратура прекратила уголовное дело за отсутствием состава преступления в действиях К., отметив, что «изучением материалов дела установлено несоответствие выводов следователя имеющимся материалам»164. [8] [9]

Следует признать, что законодательные конструкции института необходимой обороны далеки от совершенства, в результате чего допускаются ошибки в следственной и судебной практике. Оценка низкой эффективности применения ст. 37 УК РФ дана в современных научных исследованиях, посвященных проблемам необходимой обороны. В них отмечается, что согласно судебной статистике количество эксцессов необходимой обороны превышает случаи правомерных действий обороняющихся лиц при отражении посягательства[10]. Проведенное нами изучение уголовных дел, связанных с оборонительными действиями, показывает, что в 85% случаев действия обороняющегося квалифицировались как причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.

Государство в лице правоохранительных органов призвано обеспечивать защиту прав личности и общественных интересов. Однако в большинстве случаев обязанность государства по обеспечению защитных гарантий минимизирована, а ответственность личности перед государством достигает максимума. Особенно это проявляется при оценке действий лица, причинившего вред правоохраняемым интересам при наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния. Правовое государство не может быть сильным благодаря беззащитности граждан перед законом. Сила государства должна проявляться в совершенствовании правовой базы, защищающей права и законные интересы личности, а также в повышении эффективности деятельности правоохранительных органов и активизации заинтересованности граждан в обеспечении правопорядка в обществе.

На наш взгляд, весомым шагом в преодолении обвинительного уклона могут стать законодательные конструкции, трактующие необходимую оборону от опасного для жизни или неожиданного посягательства, не позволяющего обороняющемуся объективно оценить характер и степень опасности нападения, как абсолютное право, не подверженное профессиональным кривотолкам и правоприменительным перекосам. Четко сформулированные уголовно-правовые предписания являются гарантией защиты прав лица, совершившего общественно полезные или социально оправданные действия, причинившие вред правоохраняемым интересам при наличии исключительных обстоятельств. Этому должна способствовать уголовная политика, определяющая пути формирования уголовного законодательства, практику его применения и реализацию мер, направленных на противодействие преступности.

Уголовная политика раскрывает содержание деятельности государства в сфере противодействия преступности. Государство, основываясь на конституционных предписаниях (ст. 2, 3, 4, 13, 45 Конституции), осуществляет функцию борьбы с преступностью, которая несет угрозу безопасности личности, обществу и государству. Государственная функция противодействия преступности осуществляется на конституционной основе уголовно-правовыми средствами. В связи с этим одним из важнейших направлений уголовной политики является создание уголовно-правовой основы, в качестве которой выступает уголовное законодательство. О взаимодействии уголовной политики и уголовного законодательства свидетельствуют труды многих ученых, в которых подчеркнута приоритетность уголовного закона при осуществлении мер уголовно-правового воздействия, направленных на противостояние преступности'66.

В действующем уголовном законодательстве, составляющем основу уголовной политики, значительно усилено внимание, направленное на защиту прав и законных интересов личности от общественно опасных посягательств. Кроме того, законодатель стремился реализовать цель уголовной политики адекватным отражением потребности личности в защите своих прав при отражении нападения, задержании преступника, устранении угрожающей опасности, насильственном принуждении, обоснованном риске и исполнении приказа (распоряжения) путем формирования института исключительных обстоятельств. В нормах данного института направления уголовной политики нашли свое отражение в следующем.

1. Уголовная политика, содержанием которой является целенаправленное противодействие преступности, ориентирована не только на совершенствование форм и методов деятельности правоохранительных органов, но и на расширение социальной базы борьбы с преступностью. Эту базу формируют действия граждан, противодействующих преступным деяниям. Данное направление уголовной политики нашло реальное воплощение в современном уголовном законодательстве, нормы которого направлены на активацию граждан в сфере борьбы с преступностью. [11]

Об этом свидетельствуют конструктивные и содержательные изменения норм, исключающих преступность деяния. УК РФ 1996 г. впервые в истории отечественного уголовного законодательства расширил перечень соответствующих обстоятельств, интегрировал их в единый институт и на законодательном уровне закрепил понятие «обстоятельства, исключающие преступность деяния». Принципиальная позиция законодателя, ориентированная на стремление государства включить в антикриминальную деятельность граждан, выразилась в увеличении числа обстоятельств, исключающих преступность деяния, путем отнесения к ним помимо необходимой обороны (ст. 37 УК) задержания лица, совершившего преступления (ст. 38 УК), и возможность неисполнения приказа или распоряжения (ст. 42 УК). Вторую группу обстоятельств, не связанных с противодействием преступности, но позволяющих гражданам отстаивать законные интересы, образуют крайняя необходимость (ст. 39 УК), физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК) и обоснованный риск (ст. 41 УК).

  • 2. Прогрессивная тенденция уголовной политики обеспечила возможность законодательно закрепить в качестве абсолютного права необходимую оборону от опасного для жизни посягательства (ч. 1 ст. 37 УК). В этом законодательном нововведении реализована конституционная норма (ст. 45 Конституции), гарантирующая гражданам право защищать свои права всеми способами, не запрещенными законом. Из института необходимой обороны изъят существовавший ранее ограничительный критерий защитных действий при отражении опасного для жизни нападения, что дает возможность гражданам всеми способами осуществлять самозащиту от посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни или непосредственной угрозой применения такого насилия. Об эффективности действия ч. 1 ст. 37 УК РФ в плане защиты жизни личности свидетельствует предоставленное законом право причинять любой вред посягающему.
  • 3. Идея уголовной политики, направленная на совершенствование уголовного законодательства, нашла выражение в исключении ограничительного критерия правомерности действий обороняющегося лица в случае, если нападение было неожиданным и обороняющееся лицо не могло объективно оценить характер и степень общественной опасности посягательства (ч. 2.1 ст. 37 УК). Эта норма способствует выполнению основной задачи уголовной политики, заключающейся в повышении эффективности рассмотрения уголовных дел, связанных с применением оборонительных действий, в результате которых нападающему причиняется смерть или иной тяжкий вред. Отныне следственные и судебные органы, обеспечивающие реализацию уголовной политики посредством применения уголовно-правовых норм, призваны защищать права личности на необходимую оборону, особенно в ситуации неожиданного посягательства.
  • 4. Социальный аспект уголовной политики выражен в нормах статьи, регламентирующей задержание лица, совершившего преступление (ст. 38 УК). Эти нормы являются действенным средством борьбы с преступностью, поскольку, во-первых, способны оказать сдерживающее воздействие в отношении лиц, совершающих преступления, так как закон предоставляет право задерживаемому лицу причинять вред преступнику; во-вторых, действия граждан, направленные на задержание преступника, в силу их высокой социальной ценности обеспечены нормами УК РФ, так как действия таких граждан считаются непреступными. В нормах ст. 38 УК РФ, признающих общественно полезными действия лица при задержании, отражена уголовная политика, выражающая стремление государства предоставить возможность гражданам осуществлять действия, целью которых является доставление преступника органам власти и пресечение возможности совершения им новых преступлений.
  • 5. Нормы ст. 39 УК РФ предоставляют право гражданам предотвратить угрожающую опасность посредством причинения вреда охраняемым законом интересам, если эта опасность не могла быть устранена без причинения вреда. Социальная полезность данной статьи заключается в том, что законодатель, во-первых, защитил объекты уголовно-правовой политики - жизненно важные интересы личности, общества, государства от угрожающей опасности; во-вторых, закрепил социальное последствие поведения субъекта, устранившего угрожающую опасность, так как деятельность в данной обстановке признана непреступной; в-третьих, признал правомерной защиту одних благ за счет причинения вреда другим, поскольку причиняется вред меньший, чем тот, который мог наступить при невмешательстве субъекта в развитие событий; в-четвертых, включил в норму модель возможного поведения субъекта, которая выражена в действиях, направленных на устранение опасности, непосредственно угрожающей личности, интересам общества или государства.
  • 6. В ч. 1 ст. 40 УК РФ предусмотрено правовое основание, исключающее преступность деяния, - физическое принуждение, применяемое к лицу с целью заставить его совершить действия (бездействие), в результате которого причиняется вред охраняемым законом интересам. В этой норме выражено стремление государства более полно учесть интересы личности, нуждающейся в защите от последствий вынужденно совершенных действий (бездействия) под воздействием непреодолимого принуждения. Социальная ориентация уголовно-правовой политики отражена законодателем в исключении преступности деяния при вынужденном причинении вреда охраняемым законом интересам.
  • 7. Принципиальное направление уголовной политики в сфере развития уголовного законодательства воплощено в регламентации обоснованного риска, ранее неизвестного отечественному законодательству. Законодатель в ч. 1 ст. 41 УК РФ закрепил социально полезный образец поведения субъектов в различных сферах деятельности. В данной статье предусмотрена защита лица, осуществившего рискованные действия, в основе которых лежит достижение общественно полезной цели. Обоснованно рискованные действия, совершенные во имя общественного блага, характеризуются вероятностью причинения вреда охраняемым законом интересам. Государственное волеизъявление, направленное на защиту прав лиц, стремящихся к достижению общественно полезных результатов, выражено в признании рискованных действий непреступными в случае причинения вреда правам и законным интересам при соблюдении указанных в законе ограничительных условий.
  • 8. Нововведением законодателя является ст. 42 УК РФ, в которой представлены две модели поведения лиц, связанные с исполнением (неисполнением) приказа или распоряжения. Законодателем учтено требование уголовной политики, предписывающее дифференцировать ответственность лиц в зависимости от характера совершаемых действий. Так, ч. 1 ст. 42 УК РФ защищает лицо, совершившее действие (бездействие) в рамках обязательного для него приказа (распоряжения), в ходе осуществления которого был причинен вред охраняемым законом интересам. Ответственность за причиненный вред несет лицо, отдавшее приказ. В ч. 2 данной статьи предусмотрена ответственность лица, осознающего преступность исполнения незаконного приказа или распоряжения. В случае неисполнения такого приказа лицо освобождается от уголовной ответственности.

Необходимо отметить, что на законодательном уровне закреплены не только положительные, но и отрицательные эффекты уголовной политики. Действенная реализация уголовной политики по обеспечению правопорядка в обществе, защите прав и законных интересов личности, предупреждению и борьбе с преступностью возможна при наличии качественного уголовного законодательства. Эффективность уголовного законодательства выражается в достижении позитивных результатов, которые зависят от создания качественных уголовно-правовых норм, отражающих передовую научную мысль, потребности общества и эффективную практику их реализации. Соответствующее потребностям общества уголовное законодательство позволит максимально учесть характер и степень полезности совершаемых деяний при наличии исключительных обстоятельств, личностные характеристики, целевые установки и мотивацию действий по устранению опасности от посягательства и других грозящих сил и на этой основе дифференцировать преступное поведение от непреступного и тем самым индивидуализировать последствия. Попытка создания действенных новелл об исключительных обстоятельствах отражена в авторском проекте гл. 8 Уголовного кодекса.

Авторский проект главы 8 «Исключительные обстоятельства»

Статья 37. Необходимая оборона

  • 1. Правомерным признается причинение вреда посягающему лицу во время совершения общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или других лиц, с целью защиты их прав и законных интересов.
  • 2. Эксцессом необходимой обороны является умышленное причинение вреда посягающему лицу при совершении действий, явно не соответствующих характеру и степени опасности посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, за исключением случаев, когда посягательство явилось неожиданным для обороняющегося и лицо не могло объективно оценить характер и степень опасности посягательства.
  • 3. Нормы настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц, независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Примечания:

  • 1. Под исключительными обстоятельствами следует понимать такие ситуации, при наличии которых причинение вреда законным интересам признается правомерным либо непреступным.
  • 2. К исключительным обстоятельствам относятся необходимая оборона, задержание преступника, устранение угрожающей опасности, причинение вынужденного вреда, обоснованный риск и исполнение приказа (распоряжения).
  • 3. Наказуемым эксцессом в статьях 37-42 Ж РФ является нарушение нормативных предписаний, признающих правомерными либо непреступными действия (бездействие), совершенные при наличии исключительных обстоятельств.
  • 4. Термин «общественно опасное посягательство» в равной мере относится к лицам, имеющим признаки субъекта преступления и лицам, не достигшим возраста наступления уголовной ответственности либо имеющим психические расстройства, в том числе исключающие вменяемость.

Статья 38. Задержание преступника

  • 1. Правомерным признается причинение вреда лицу, совершившему преступление, после его завершения, но до истечения сроков давности с целью задержания преступника для доставления органам власти или пресечения возможности совершения им нового преступления, если иным способом задержать такое лицо не представлялось возможным.
  • 2. Наказуемым эксцессом при задержании является умышленное причинение вреда лицу, совершившему преступление, если задерживающим лицом совершены действия, явно не соответствующие характеру и степени опасности совершенного преступления и обстоятельствам задержания.
  • 3. Не являются превышением мер, необходимых для задержания, действия задерживающего лица, причинившие тяжкий или средней тяжести вред здоровью, если лицо, совершившее преступление, своим противодействием создавало угрозу жизни лица, осуществляющего задержание.

Статья 39. Устранение угрожающей опасности

  • 1. Правомерным признается причинение вреда охраняемым уголовным законом правам и интересам в период непосредственной угрозы с целью устранения последствий, опасных для жизни, здоровья, общественной безопасности и равных им благ, если эта опасность не могла быть устранена иным способом и при этом действия по предотвращению соответствовали характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам ее устранения.
  • 2. Эксцессом при устранении угрожающей опасности признается умышленное причинение вреда, равного или более значительного, чем предотвращенный.

Статья 40. Причинение вынужденного вреда

  • 1. Непреступным признается причинение вынужденного вреда охраняемым уголовным законом правам и интересам с целью защиты прав и законных интересов принуждаемого лица во время непосредственно осуществляемого физического или психического принуждения, если в результате такого принуждения лицо не имело возможности руководить своими действиями (бездействием) в соответствии с возложенными на него обязанностями.
  • 2. Наказуемым эксцессом в случае принуждения является причинение вреда охраняемым уголовным законом правам и интересам, если лицо под воздействием принуждения имело возможность действовать в соответствии с возложенными на него обязанностями.

Статья 41. Обоснованный риск

  • 1. Правомерным признается причинение вреда охраняемым уголовным законом правам и интересам во время совершения рискованных действий
  • (бездействия) с целью достижения общественно полезных результатов, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда.
  • 2. Наказуемым эксцессом в случае совершения рискованных действий (бездействия) признается причинение вреда охраняемым уголовным законом правам и интересам, если рискованные действия (бездействия) были заведомо сопряжены с угрозой для жизни многих людей, возможностью экологической катастрофы или общественного бедствия.

Статья 42. Исполнение приказа (распоряжения)

  • 1. Непреступным признается причинение вреда охраняемым уголовным законом правам и интересам лицом во время исполнения обязательного для него приказа (распоряжения) с целью выполнения возложенных на него служебных обязанностей, если лицо не осознавало незаконность приказа (распоряжения). Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ (распоряжение).
  • 2. Наказуемым эксцессом при исполнении приказа (распоряжения) является умышленное причинение вреда охраняемым уголовным законом правам и интересам при совершении действий (бездействия) во исполнение заведомо незаконного приказа (распоряжения). Неисполнение заведомо незаконного приказа (распоряжения) исключает уголовную ответственность.

  • [1] Аистова Л.С. Актуальные проблемы построения системы Особенной части УК РФ// Системность в уголовном праве. Материалы II Российского конгресса уголовногоправа. М., 2007. С. 22.
  • [2] Гэпик Ю.В. Нужна новая редакция Уголовного кодекса Российской Федерации // Тамже. С. 119.
  • [3] Милюков С.Ф. Бессистемность как неотъемлемое свойство отечественной уголовноправовой политики // Материалы II Российского процесса уголовного права. М., 2007.С. 273.
  • [4] Побегайло Э.Ф. О мнимой обороне: проблемы ответственности и законодательнойрегламентации // Там же. С. 329.
  • [5] Бабурин В. В. Значение воспитательной функции уголовного права для реализации,комплексного противодействия преступности // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты. Материалы III Российского конгресса уголовного права. М., 2008. С. 4.
  • [6] Орешкина Т.Ю. Роль обстоятельств, исключающих преступность деяния, в противодействии преступности // Там же. С. 94.
  • [7] Побегайло Э.Ф. Уголовная политика современной России: концептуальный подход //Там же. С. 467.
  • [8] См.: Бабурин В.В. Указ. соч. С. 4.
  • [9] ш Постановление о прекращении уголовного дела № 2132 // Архив прокуратуры Советского района г. Орла.
  • [10] См.: Перцев Д.В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы необходимойобороны: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Калининград, 2004. С. 4.
  • [11] См.: Дагель П.С. Проблемы советской уголовной политики. Владивосток, 1982; Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 1986; Панченко П.Н.Советская уголовная политика. Общетеоретическая концепция борьбы с преступностью; ее становление и предмет. Томск, 1988; Коробеев А.И., Усс А.В., Голик Ю.В.Уголовноправовая политика: тенденции и перспективы. Красноярск, 1991; БосхоловС.С. Основы уголовной политики: конституционные, криминологические, уголовноправовые и информационные аспекты. М., 1999; Звечаровский И.Э. Советское уголовное право России: понятие, принципы, политика. СПб., 2001; Побегайло Э.Ф. Кризиссовременной российской уголовной политики // Уголовное право. 2004. № 3; Лесников Г.Ю. Уголовная политика И Энциклопедия уголовного права. СПб., 2005. T. 1.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы