Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Исключительные обстоятельства в уголовном праве: доктринальные модели и законодательные конструкции

2. Исключительные обстоятельства в советском уголовном законодательстве

2.1. Необходимая оборона в Руководящих началах по уголовному праву 1919 г.

Первым нормативным уголовноправовым актом пролетарского права являются Руководящие начала по уголовному праву в виде Постановления от 12 декабря 1919 г., изданные Народным комиссариатом юстиции РСФСР (далее - Начала). Раздел III Начал «О преступлении и наказании» содержит ст. 15 без названия, в которой сформулирована норма о насилии над личностью нападающего’34:

«Не применяется наказание к совершившему насилие над личностью нападающего, если это насилие явилось в данных условиях необходимым средством отражения нападения, или средством защиты от насилия над его или других личностью, и если совершенное насилие не превышает меры необходимой обороны».

В юридической литературе не уделяется должного внимания исследованию нормы о насилии над личностью нападающего, сформулированной в ст. 15 Начал’35. В лучшем случае констатируется наличие указанной нормы, не более того.

В данном нормативном предписании объектом защиты выступает личность обороняющегося или личность другого защищаемого лица. В качестве объектов защиты не указаны интересы общества и государства, так как законодатель ясно отдает себе отчет, что данная норма направлена на защиту интересов личности от насильственных посягательств. Актантами нормы признаются нападающий (а не посягающее лицо), обороняющееся лицо и защищаемое лицо. Норма о насилии над личностью нападающего [1] [2]

в ст. 15 Начал содержит некоторые специфические конструктивные элементы, которые отличают ее от современной нормы (ст. 37 УК РФ):

  • 1) внимание акцентировано не на признании оборонительных действий непреступными, а на неприменении мер наказания к обороняющемуся лицу;
  • 2) в качестве объекта защиты выступает только личность, которая может быть как обороняющимся лицом, так и защищаемым;
  • 3) в тексте закона средством обороны выступает насилие, а не последствия в виде причинения вреда посягающему;
  • 4) основание защитных действий выражено как отражение нападения или насилия без указания на их характер и степень опасности;
  • 5) необходимым средством отражения нападения или средством защиты признается насилие над личностью нападающего;
  • 6) рестриктивный (ограничительный) элемент нормы предписывает, чтобы совершенное насилие над нападающим не превышало меры необходимой обороны.

Таким образом, в первом уголовно-правовом акте Советского государства законодателем сделана попытка сформулировать норму о необходимой обороне. Нормативное предписание исключало применение наказания к лицу, совершившему насилие над личностью нападающего, если применение такого насилия было обусловлено необходимостью отражения нападения или средством защиты от насилия нападающего. На законодательном уровне были закреплены два вида обороны: оборона от нападения, угрожавшая жизни личности (посягательство на жизнь, разбойное нападение), и оборона от насилия. Характер и степень опасности насильственных действий, совершенных нападающим, в тексте нормы не указывались. Вместе с тем можно предположить, что под такими действиями подразумевались насильственные действия сексуального характера, причинение вреда здоровью личности, побои, истязания и т.п. В качестве единственного ограничительного критерия необходимой обороны было предусмотрено, что совершенное насилие в отношении нападающего не превышало мер необходимой обороны. Следует отметить, что в ст. 15 Руководящих начал законодатель дифференцировал насилие на негативное, характеризующее действие посягающего лица, и позитивное, относящееся к обороне. В современной литературе отдельные авторы рассматривают насилие как средство осуществления уголовной политики[3], т.е. в позитивном аспекте.

  • [1] ’3“ См.: Введение к Руководящим началам по уголовному праву 1919 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг. М.,1953. С. 59.
  • [2] См.: Пархоменко С.В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальнойполезности и необходимости. СПб., 2004. С. 20-21.
  • [3] См.: Милюков С.Ф. Насилие как средство осуществления уголовной политики II Российский криминологический взгляд. 2007. № 4. С. 107-116.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы