Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Исключительные обстоятельства в уголовном праве: доктринальные модели и законодательные конструкции

ГЛАВА II. Концепции, характеризующие правомерность причинения вреда при наличии исключительных обстоятельств

1. Концепция условий правомерности причинения вреда правоохраняемым интересам

Ученые-правоведы рассматривают обстоятельства, исключающие преступность деяния, как уголовно-правовую конструкцию и используют догматический метод исследования, опирающийся на правоприменительную практику. Применение традиционного подхода привело к тому, что в науке уголовного права на протяжении более 150 лет ученые развивали теорию, в основе которой лежат условия правомерности совершаемых действий. Такой научный подход, несомненно, имел и имеет важное значение для развития теории уголовного права и правоприменительной практики.

1.1. Необходимая оборона.

Теоретики уголовного права основное внимание уделяли проблемам реализации права на необходимую оборону. Научные постулаты, сформулированные в 1820 г. Г. Солнцевым, были положены в основу концепций правомерной и неправомерной обороны, которые нашли отражение в трудах других исследователей. В доктринальном аспекте большинство авторов сходятся на мысли, что существуют две группы условий, характеризующих правомерность действий при необходимой обороне. Первая группа условий относится к посягательству, вторая - к защите.

Признаками, относящимися к посягательству, признаются условия, дающие право совершить защитные действия. Отсюда посягательство должно быть:

  • 1) общественно опасным, т.е. способным причинить существенный вред;
  • 2) реальным, т.е. существующим в действительности, а не в воображении обороняющегося лица;
  • 3) наличным, т.е. причиняющим вред либо создающим непосредственную угрозу причинения вреда.

Защита при необходимой обороне также должна отвечать трем условиям:

  • 1) оборона может осуществляться в отношении законных интересов личности, общества или государства;
  • 2) путем причинения вреда посягающему, а не третьим лицам;
  • 3) без превышения пределов необходимости, т.е. в соответствии с характером и степенью опасности посягательства.

Согласно с традиционным подходом указанные признаки рассматриваются как условия правомерности, но по своей сути являются ограничительными условиями действий обороняющегося лица.

Условия правомерности необходимой обороны давно и прочно восприняты правоприменительными органами прежде всего в качестве ограничительных условий защиты. При таком подходе следствие и суд зачастую занимают позицию с обвинительным уклоном, особенно в тех случаях, когда посягающему лицу причиняется смерть. Этому тенденциозному отношению к лицам, реализовавшим право на необходимую оборону, способствовала формулировка ст. 37 УК РФ. Норма, сформулированная в УК РФ 1996 г. без внесенных впоследствии изменений и дополнений, не столько предоставляла право на оборону, сколько декларировала его.

На наш взгляд, весомым шагом в преодолении обвинительного уклона могут стать нормативные предписания, трактующие необходимую оборону как абсолютное право, не подверженное профессиональным кривотолкам и правоприменительным перекосам. Определенные меры в этом отношении предприняты законодателем путем внесения изменений в нормативный текст ст. 37 УК РФ. В период действия УК РФ 1996 г. в институт необходимой обороны трижды вносились изменения и дополнения. Современная редакция ст. 37 УК РФ по существу закрепляет два вида необходимой обороны:

  • 1) оборона от посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 37 УК РФ);
  • 2) оборона от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч. 2 ст. 37 УК РФ).

В основе законодательной дифференциации правомерности оборонительных действий лежит степень опасности насилия или угрозы применения насилия. Первый вид обороны не содержит каких-либо ограничительных условий, второй вид содержит единственное ограничительное условие - соответствие защиты характеру и опасности посягательства. Кроме того, законодатель в ч. 2.1 ст. 37 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) расширяет возможность применения необходимой обороны в тех случаях, когда нападение явилось неожиданным и обороняющееся лицо не могло объективно оценить характер и степень опасности посягательства. По существу, законодатель приравнивает такие случаи необходимой обороны к неограниченной обороне, признаки которой сформулированы в ч. 1 ст. 37 УК РФ.

Современные исследователи уголовного права высказывают противоположные взгляды на модификацию института необходимой обороны. Положительную оценку нововведениям дает профессор В.В. Орехов. Новую редакцию ст. 37 УК РФ указанный автор рассматривает как «прогрессивное законодательное решение проблемы необходимой обороны»[1]. Ранее о необходимости внесения изменений в ст. 37 УК РФ высказывался И.Э. Звечаровский, по мнению которого эта норма должна быть сориентирована не на правоприменителя, а на обороняющееся лицо[1]. Т.Ю. Орешкина справедливо отмечает, что изменения законодателя были направлены на предоставление дополнительных гарантий человеку, пресекающему общественно опасное посягательство[3].

Вместе с тем в юридической литературе имеется и негативная оценка законодательных нововведений. В частности, высказывается мнение, что законодатель пытается реанимировать идею так называемой «беспредельной» обороны. В качестве основного аргумента против законодательной новеллы о неограниченной необходимой обороне выдвигается несовершенство профессионального уровня правоприменителей, особенно сотрудников следственных подразделений[4].

В настоящее время традиционно выделяются две группы условий, характеризующих правомерность необходимой обороны. Первая группа условно относится к посягательству, вторая - к защите.

Посягательство при необходимой обороне должно отвечать трем условиям:

  • 1) посягательство должно быть общественно опасным, т.е. способным причинять существенный вред правам и законным интересам, охраняемым уголовным законом;
  • 2) посягательство должно быть наличным, т.е. причиняющим вред либо создающим непосредственную угрозу причинения вреда. Наличным является посягательство, которое уже началось, но еще не закончилось, либо имеет место приготовление к нападению, как, например, обнажение оружия или вооружение предметами, с помощью которых может быть причинен реальный ущерб жизни или здоровью. Причинение вреда после явного окончания нападения считается неправомерным, так как посягательство в таком случае отсутствует;
  • 3) посягательство должно быть реальным, т.е. существовать в действительности, а не в воображении обороняющегося лица. Если реальное посягательство отсутствует, то имеет место мнимая оборона, которая может рассматриваться в качестве казуса при наличии соответствующих признаков.

Защита при необходимой обороне также должна отвечать трем условиям:

  • 1) защитные действия осуществляются в отношении прав и законных интересов личности, общества или государства. Защита недопустима против законных действий представителей власти, актов необходимой обороны, совершаемых без превышения пределов необходимости, а также против оборонительных действий, специально спровоцированных в отношении другого лица с целью расправы над ним;
  • 2) защита осуществляется путем причинения вреда посягающему лицу, а не путем бегства, обращением за помощью или причинения вреда третьим лицам;
  • 3) защита должна соответствовать характеру и степени общественной опасности посягательства.

Указанные условия рассматриваются как условия правомерности необходимой обороны либо как ограничительные условия, нарушение которых квалифицируется как совершение уголовно наказуемого эксцесса.

Однако традиционная дифференциация условий в определенном смысле теряет теоретическое и практическое значение в свете новой редакции ч. 1 и ч. 2 ст. 37 УК РФ, где отсутствуют ограничительные условия. Кроме того, выражаем полное согласие с точкой зрения профессора

Э.Ф. Побегайло, в соответствии с которой соразмерность защитных действий характеру посягательства - это оценочное понятие. Главенствующим должен признаваться факт, «...считал ли сам обороняющийся свои действия необходимыми, достаточными для пресечения посягательства»[5]. Аналогичные взгляды высказывают и другие ученые, поскольку считают, что принцип соразмерности подвержен субъективному толкованию, в связи с чем следователь и судья, исходя из собственных представлений о необходимости причинения того или иного вреда, должны оценивать правомерность защиты[6].

  • [1] См.: Орехов В.В. Указ. соч. С. 49.
  • [2] См.: Орехов В.В. Указ. соч. С. 49.
  • [3] См.: Орешкина Т.Ю. Роль обстоятельств, исключающих преступность деяния, в противодействии преступности //Противодействие преступности: уголовно-правовые,криминологические и уголовно-исполнительные аспекты. Материалы III Российскогоконгресса уголовного права. М„ 2008. С. 94
  • [4] См.: Побегайло Э.Ф. Необходимая оборона //Энциклопедия уголовного права. СПб.,2007. Т. 7. С. 72-73.
  • [5] См.: Побегайло Э.Ф. О пределах необходимой обороны //Уголовное право: стратегияразвития в XXI веке: Материалы 4-й международной научно-практической конференции. М„ 2007. С. 207
  • [6] См.: Дмитриенко А.П. Пределы правомерности права на необходимую оборону.Ставрополь, 2000. С. 91; Блинников В.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния в уголовном праве России. Ставрополь, 2001. С. 90; Истомин А.Ф. Самооборона: право и необходимые пределы. М., 2005. С. 53 и след.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы