Философия науки и философия техники

Интересы философии науки и философии техники пересекаются прежде всего в сфере методологии. Философия науки представляет философии техники средства методологического анализа, выработанные в ней на основе естествознания, в частности физического познания. Философия техники дает первой новый материал, основанный на достижениях технических паук, для такого анализа и дальнейшего развития самих методологических средств.

Во многом совпадают и проблемные поля этих двух дисциплин. Как уже отмечалось, в XX-XXI вв. наука получает все расширяющееся применение в технике и технологии. И философия науки, и философия техники изучают феномены НТП и НТР, их сущность, содержание, этапы развития и социальные последствия. Они исследуют специфику современной техногенной цивилизации, ее отличия от традиционного общества, анализируют основные исторические этапы ее становления. Рассматривая особенности научного познания и его роль в жизни современного общества, философия науки затрагивает проблемы глобализации, общего кризиса современной техногенной цивилизации и будущего человечества. Эти темы традиционно значимы и для философии техники. Обе философии рассматривают различные аспекты бытия человека в мире, дают аксиологические и культурологические оценки перспектив социального прогресса. Общими являются и функции философии науки и философии техники: теоретико-познавательная, способствующая формированию современной научной картины мира;

методологическая, направленная на создание новых путей, способов достижения истины;

культурно-мировоззренческая, отвечающая за развитие общественного и индивидуального сознания;

социальная, расширяющая использование науки и техники в различных сферах управления общественными процессами;

- прогностическая, позволяющая предвидеть как позитивные, так и негативные тенденции развития социума.

Совпадают и некоторые задачи, решаемые в рамках этих дисциплин, в частности теоретического описания функционирования и генезиса наук. Философия науки, чтобы выявить общие закономерности развития научного познания, должна опираться на материал истории различных наук, в том числе технических. Философия техники при анализе генезиса техпо- знания использует определенные гипотезы и модели философии науки, проверяя их на собственном историческом материале.

Исследуя общие закономерности и тенденции научного познания, философия науки обращается к анализу структуры и динамики различных областей знания: математического, естественнонаучного, технического. Философия техники, изучая специфику технической теории и технической науки, прослеживает их взаимосвязь с обществознанием, естествознанием, точными науками.

Наконец, общим для них является вопрос взаимоотношений науки и техники. Истоки науки и техники коренятся в практической деятельности человека по преобразованию природы с целью удовлетворения своих потребностей. Если первобытная техника изготавливала или приспосабливала подходящие орудия, то пранаука фиксировала и осмысливала те закономерности, которые обнаруживались при этой работе. В этой первой фазе эволюции науки и техники (по наиболее распространенной квалификации стадий соотношения науки и техники, приводимой профессором Петером Вайнгартом) они «не институционализировались как отдельные социальные системы», а существовали слитно в форме «общечеловеческого эмпиризма», т.е. совокупного ремесленно-практического опыта [3, с. 133].

Однако по мере развития и усложнения человеческой деятельности возникали и накапливались противоречия между мышлением и его опредмечиванием, вызванные тем, что предмет (результат) деятельности не является точной копией идеи, проекта, а использует ее только как основу, приобретая при своем воплощении и дополнительные, непредусмотренные качества. Накопление и углубление этих противоречий и послужило толчком к переходу на вторую фазу, характеризующуюся «институционализацией науки, в конечном счете ведущей к дифференциации науки и техники», т.е. «техническая деятельность стала базой возникновения человеческого знания, его “выработки”... Исторически именно техника, как процесс материализации мысли и практики, порождает систему знаний, став, таким образом, “творцом” науки», — утверждает немецкий философ [3, с. 134].

Разрешение противоречия между мышлением и опредмечи- ваением достигается в третьей фазе эволюции науки и техники, которая в строгом соответствии с законами диалектики представляет возврат к их интеграции, но на качественно новом уровне, который можно охарактеризовать следующим образом: техническое нововведение является следствием применения научного метода к техническим проблемам, а наука достигла стадии, в которой она может быть ориентирована на практические цели. При этом происходит не только взаимодействие, но и взаимопроникновение науки и техники, выражаемое понятиями «сциентификация» (т.е. онаучивание) техники (по П. Вайнгарту) и «технизация науки» (в терминологии М. Хайдеггера). Смысл этих понятий проясняет Фридрих Рапп: онаучивание техники «заключается в том, что технические методы во все возрастающей степени опираются на методы и результаты исследований естественных наук... причем временной разрыв между нахождением новых знаний и их технической реализацией сегодня становится все короче» [7, с. 277]. Технизация же науки выражается в том, что современное научное исследование невозможно без разнообразнейшего сложного технического инструментария, так что над решением научных проблем должен работать коллектив, включающий и естествоиспытателей, и инженеров. При этом потребности науки стимулируют развитие техники, а естественнонаучные проблемы, возникающие в ходе решения технических задач, стимулируют теоретические исследования. Более того, в настоящее время «в широкой сфере фундаментального исследования почти невозможно резкое разделение естественнонаучной и технической постановок проблем» [7, с. 2781.

Хотя об интеграции науки и техники в настоящее время говорят почти все философы, работающие в этой области, но их подходы, отношение к этому процессу сильно различаются. Так, немецкий философ Ханс Блюменберг, так же как и М. Хайдеггер, Э. Гуссерль, опасается, что растущая технизация науки приводит к ее формализации (отторжению от наглядности), методизации и квантификации (раздроблению) теоретического знания, все более и более становящегося техникой расчета, проектирования и калькуляции, что в конечном счете приводит к «опустошению смысла теоретических и конструктивных процедур научного знания» [2, с. 84]. Сторонники позиции технического оптимизма, напротив, видят в тесном слиянии науки и техники гарантию поступательного экономического развития общества и дополнительный стимул ускорения научных исследований благодаря феномену «обратной связи», когда потребности общества «подгоняют» науку, обеспечивают ей приоритетный режим деятельности, усиленное финансирование и т.д.

По мнению Ф. Раппа, принципиальные различия между наукой и техникой лежат в области:

  • 1) целей науки и техники;
  • 2) критериев их достижения;
  • 3) методов;
  • 4) критериев прогресса в науке и технике.

Для дальнейшего рассмотрения здесь важно то, что научная теория оценивается группой специалистов, а техническая система — широким кругом покупателей или потребителей, разпородных по своим социальным интересам, и, следовательно, гораздо быстрее и непосредственней вызывает далеко идущие социальные последствия.

Несколько иной подход к соотношению понятий «наука» и «техника» использует отечественный исследователь В.Г. Горохов. Он считает, что в современной литературе по философии техники можно выделить следующие основные подходы к решению проблемы изменения соотношения науки и техники: техника рассматривается как прикладная наука; процессы развития науки и техники рассматриваются как автономные, но скоординированные процессы;

наука развивалась, ориентируясь на развитие технических аппаратов и инструментов;

— техника науки во все времена обгоняла технику повседневной жизни;

до конца XIX в. регулярного применения научных знаний в технической практике не было, но оно характерно для современных технических паук (см. подробнее [8, с. 305—312]).

Таким образом, па основании рассмотрения указанных подходов темы можно сделать ряд важных выводов.

Во-первых, наука и техника являются этапами эволюции человеческой культуры. Пройдя несколько предварительных стадий от Античности до эпохи Возрождения, они достигли развитой формы в период Нового времени и вобрали в себя достижения других областей человеческой культуры, в том числе философии, религии, представляя собой в целом качественно новое явление.

Во-вторых, в науке изначально присутствовало противоречие двух ее целей, которое затем породило противоречивость результатов: с одной стороны, наука была средством нахождения знаний о мире, а с другой — была нацелена на обеспечение господства человека над природой и ее преобразование. С течением времени становился все более острым вопрос о том, что же все-таки главное в развитии науки — понимание человеком себя, мира, окружающего его, или покорение природы.

В-третьих, из этого вытекало важное следствие: в то время как технические потребности часто ставили проблемы, дающие рост новым отраслям науки, научные успехи эффективно закреплялись в том случае, если они могли быть применены в практических целях. Однако слишком тесная взаимосвязь науки и техники вредна, так как у каждой из этих отраслей культуры есть специфика, заключающаяся в том, что наука изучает мир, а техника его преобразует.

В-четвертых, наука, объединившись с техникой, привела в XX в. к НТР, которая является ныне главным фактором развития человека. Около 5 млн человек работают сегодня в науке. Объем научной информации растет по экспоненте невиданными темпами.

В-пятых, наука и техника находятся в процессе перманентного развития. Но предугадать, в каком направлении они будут продвигаться и какими будут следующие открытия, невозможно. Физики рассчитывали в 1950-е годы осуществить искусственную термоядерную реакцию и создать общую теорию поля. А прорыв был совершен в термодинамике открытых систем. Кибернетики думали, что будут создаваться все более сложные и громоздкие ЭВМ, а появился персональный компьютер.

В-шестых, существует три механизма эволюции: диссипативные структуры в неживом мире, естественный отбор в живой природе, культура в человеческом обществе. Наука и техника развиваются в рамках культурной эволюции. Эта эволюция имеет рамки, ограничена с четырех сторон: эмпирической, теоретической, предметной и этической. Первые три границы обусловлены тем, что наука и техника развиваются в пределах чувственного и логического и ограничены возможностями наших чувств и законами мышления, законами природы. Наука и техника находятся как бы в треугольнике, ограниченном возможностями человека и творчеством природы. Ныне они столкнулись с четвертым ограничением — экологическим. Научно-технический прогресс может привести к уничтожению биосферы и самого человечества. Наука и техника могут это сделать, но не способны создать равноценный искусственный мир. Разрушать всегда легче, чем созидать, и для отдельного человека, и для человечества в целом. Это усиливает ответственна ность науки и техники за творимое на Земле. Поэтому и встает

этический вопрос: «Наука и техника — добро или зло?»

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >