Глобальный эволюционизм и современная научная картина мира

Глобальный эволюционизм представляет собой попытку построить общенаучную картину мира, объединяющую в единое целое идеи системного и эволюционного подходов. Концепция универсального эволюционизма базируется на определенной совокупности знаний, полученных в рамках конкретных научных дисциплин (биологии, геологии, астрономии и т.д.), и вместе с тем включает в свой состав ряд философско-мировоззренческих установок. Часто универсальный, или глобальный, эволюционизм понимают как принцип, обеспечивающий экстраполяцию эволюционных идей па все сферы действительности и рассмотрение неживой, живой и социальной материи как единого универсального процесса.

Системный подход внес новое содержание в концепцию эволюционизма, создав возможность рассмотрения систем как самоорганизующихся, носящих открытый характер. Как отмечал академик Н.И. Моисеев, все происходящее в мире можно представить как отбор; существуют два типа механизмов, регулирующих его:

  • - адаптационные, под действием которых система не приобретает принципиально новых свойств;
  • - бифуркационные, связанные с радикальной перестройкой системы.

Н.И. Моисеев предложил принцип экономии энтропии, дающий «преимущества» сложным системам перед простыми. Эволюция может быть представлена как переход от одного типа самоорганизующейся системы к другой, более сложной [9].

Идея глобального эволюционизма основана на трех важнейших научных концепциях:

  • 1) теории нестационарной Вселенной;
  • 2) синергетики;
  • 3) теории биологической эволюции, биосферы и ноосферы [5, с. 1441.

Рассмотрим вкратце суть этих концепций. Напомним, что под Вселенной (Метагалактикой) понимается доступная наблюдению и исследованию часть мира. Здесь существует множество галактик (скопления 100—200 млрд звезд), в одну из которых — Млечный Путь — входит Солнечная система. Наша Галактика состоит из 150 млрд звезд, одной из которых является Солнце. Солнечная система находится далеко от ядра Галактики, на ее периферии, на расстоянии около 30 световых лет.

Возраст Солнечной системы около 5 млрд лет. На основании «эффекта Доплера» (носит имя австрийского физика и астронома) было установлено, что Вселенная расширяется с очень высокой скоростью.

В 1922 г. отечественный математик и геофизик А.А. Фридман (1888—1925) нашел решение уравнений общей теории относительности для замкнутой нестационарной расширяющейся Вселенной, ставшее математическим фундаментом большинства современных космогонических теорий.

Астрономы и астрофизики пришли к выводу, что Вселенная находится в состоянии непрерывной эволюции. Звезды, которые образуются из газово-пылевой межзвездной среды, в основном из водорода и гелия, под действием сил гравитации различаются по «возрасту». Причем образование новых звезд происходит и сейчас. Происхождение Вселенной, начало ее эволюции объясняла теория «большого взрыва».

Модель расширяющейся Вселенной существенно изменила представления о мире, включив в общенаучную картину мира идею космической эволюции.

Следствием этой теории стало положение о существовании множества эволюционно развивающихся вселенных, среди которых, возможно, только наша оказалась способной породить такое многообразие форм организации материи.

Вторым концептуальным положением, лежащим в основе принципа универсального эволюционизма, явилась теория самоорганизации — синергетика.

Начало новой дисциплине, названной синергетикой (от древнегреч. содействие, соучастие), положило выступление Г. Хакена в 1973 г. на первой конференции, посвященной проблемам самоорганизации. Ныне синергетика рассматривается как междисциплинарная наука, исследования в которой идут в нескольких направлениях (в частности, модель Г. Хакена, модель И. Пригожина, модель российской школы, возглавляемой С. Курдюмовым).

Синергетика изучает открытые, т.е. обменивающиеся с внешним миром веществом, энергией и информацией, системы.

С точки зрения синергетики упорядоченность, структурность, равно как и хаос, стохастичность, признаны объективными, универсальными характеристиками действительности, присутствующими на всех уровнях развития. В центре внимания находится проблема самоорганизации открытых систем, выявление наиболее общих закономерностей спонтанного структу- рогенеза.

Основополагающая идея синергетики состоит в том, что неравновесность мыслится источником появления новой организации, т.е. порядка, поэтому главный труд И. Пригожииа и И. Стенгерс назван «Порядок из хаоса». В частности, они указывают, что в неравномерных открытых системах возможны эффекты «самопроизвольного возникновения упорядоченных структур, рождение порядка из хаоса» [Ю]. Система всегда открыта и обменивается энергией с внешней средой, зависит от особенностей ее параметров. Неравновесные состояния обусловлены потоками энергии между системой и внешней средой. Процессы локальной упорядоченности совершаются за счет притока энергии извне.

Показателем прогресса как состояния, стремящегося к повышению степени сложности системы, является наличие в ней внутреннего потенциала самоорганизации.

По мнению Г. Хакена, переработка энергии, подводимой к системе, на микроскопическом уровне проходит много этапов, что в конце концов приводит к упорядоченности на макроскопическом уровне: образованию макроскопических структур (морфогенез), движению с небольшим числом степеней свободы и т.д. При изменяющихся параметрах одна и та же система может демонстрировать различные способы самоорганизации. В сильно неравновесных условиях системы начинают воспринимать те факторы, к которым они были безразличны, находясь в более равновесном состоянии. Следовательно, для поведения самоорганизующихся систем важны интенсивность и степень их неравновесное™.

Причины потери устойчивости и перехода к хаосу — шумы, внешние помехи, возмущающие факторы. Хаос понимается как нерегулярное движение с непереодически повторяющимися, неустойчивыми траекториями, где для корреляции пространственных и временных параметров характерно случайное распределение.

Синергетика в ее нынешнем состоянии фокусирует внимание на таких ситуациях, в которых структуры или функции систем переживают драматические изменения на уровне макромасштабов. В частности, ее особо интересует вопрос о том, как именно подсистемы или части производят изменения, всецело обусловленные процессами самоорганизации. Парадоксальным казалось то, что при переходе от неупорядоченного состояния к состоянию порядка все эти системы ведут себя схожим образом. Это касается всех уровней организации материи: неживой природы, живой природы, социальных систем. Неслучайно Г. Хакен в своей классической работе «Синергетика» подчеркнул, что в мире существуют одни и те же принципы самоорганизации различных по своей природе систем, от электронов до людей, поэтому цель синергетики — поиск общих детерминант природных и социальных процессов. Он отметил, что в связи с кризисом узкоспециализированных областей знания информацию надо сжать до небольшого числа законов, концепций или идей, а синергетику можно рассматривать как одну из подобных попыток 112].

Таким образом, в синергетической картине мира царит становление, обремененное многовариантностью и необратимостью. Бытие и становление объединяются в одно понятийное гнездо.

Нелинейность предполагает отказ от ориентаций на однозначность и унифицированность, отражение реальности как поля сосуществующих возможностей.

Глобальный эволюционизм включает в себя 4 этапа эволюции: космическую, химическую, биологическую и социальную, объединяя их генетической и структурной преемственностью.

В рамках глобального эволюционизма большое внимание уделяется эволюции биологической. Эволюционные учения воссоздавали картину естественного исторического изменения форм жизни, возникновения и трансформации видов, преобразования биогеоценозов и биосферы.

В XX в. возникла синтетическая теория эволюции, которая включила основные положения эволюционной теории Дарвина, современной генетики и ряда новейших биологических обобщений. Важнейшими факторами биоэволюции были признаны наследственность и изменчивость. Наследственность есть возможность передавать генетические изменения последующим поколениям, связанная со степенью адаптации, позволяющей нормально функционировать в окружающей среде. В аппарате наследственности могут произойти случайные изменения - мутации, вызываемые излучениями, различными температурными режимами, химическими воздействиями и т.п.

Человечество как продукт естественной эволюции подчиняется ее основным законам. Этап медленного, постепенного изменения общества назван эволюцией социальной. Причем изменения, происходящие в обществе, осуществляются не одновременно и носят разнонаправленный характер.

Взаимосвязь биологической и социальной эволюции раскрывается в концепциях биосферы и ноосферы, которые были разработаны русским философом и естествоиспытателем В.И. Вернадским еще в 20-е годы XX в. Термин «биосфера» был введен австрийским геологом Эдуардом Зюссом (1831 — 1914), однако он не дал ему никакого определения. В.И. Вернадский наполнил этот термин научным содержанием.

В своих исследованиях ученый, интегрировав па глобальном уровне научные знания о функциях живой природы, создал принципиально новый подход к изучению явлений жизни, открыл новый уровень организации живого — биосферу. Он показал, что биосфера — это единая открытая динамическая система, созданная, постоянно преобразуемая и регулируемая живыми организмами. Все ее компоненты связаны между собой и с неживой природой сложными биогеохимическими циклами миграции вещества и энергии, причем начальный момент этих циклов обусловлен фото- и хемосинтезом, т.е. трансформацией солнечной энергии и синтезом биогенных веществ в земных условиях.

Отличительные особенности биосферы определены В.И. Вернадским в следующих формулировках: «Биосфера представляет оболочку жизни — область существования живого вещества» [2, с. 178J, «Биосфера может быть рассматриваема как область земной коры, занятая трансформаторами, переводящими космические излучения в действенную земную энергию — электрическую, химическую, механическую, тепловую и т.д.» 11, с. 14]. Иначе говоря, под биосферой ученый понимал тонкую оболочку Земли, состав, структура и энергетика которой в существенных чертах обусловлены прошлой или современной деятельностью живых организмов.

Биосфера — главная арена жизни живых существ, а также жизни и хозяйственной деятельности человека. По мнению ученого, неизбежен единственно правильный подход к биосфере как к целостной глобальной экологической системе, обладающей определенной структурой и устойчивостью, присущими ей особенностями формирования и развития. Такое понимание биосферы особенно важно сейчас, когда техногенное воздействие человека на природу достигло небывалых масштабов и способно вызвать планетарные изменения среды обитания человека [3].

Современная биосфера является итогом длительного исторического развития всего органического мира в его взаимодействии с неживой природой. В процессе этого развития в биосфере возникла сеть взаимосвязанных процессов и явлений. В результате осуществления средообразующей функции живого вещества в географической оболочке произошли следующие важнейшие события: был преобразован газовый состав первичной атмосферы; изменился химический состав вод первичного океана; образовалась толща осадочных пород в литосфере; на поверхности суши возник плодородный почвенный покров (также плодородны воды океана, рек, озер).

Итак, благодаря взаимодействию абиотических и биотических факторов биосфера находится в постоянном движении и развитии. Она прошла значительную эволюцию со времени появления человека, т.е. на протяжении последних 2—3 млн лет. Однако если первоначально по своему воздействию человек мог рассматриваться как один из второстепенных факторов, то по мере развития цивилизации и роста ее технической оснащенности его роль стала сравнимой с действием мощных геологических процессов. Это обстоятельство заставляет самым серьезным образом относиться к возможным отдаленным последствиям как производственной, так и природоохранительной деятельности человека.

Именно этот поворот в исследовании биосферы и приводит ученого к созданию основ концепции ноосферы, которую он определял как состояние преобразованной человечеством биосферы, выражая свое воззрение на их совместную эволюцию в формуле «биосфера переходит в ноосферу».

Ноосфера — сфера разума, буквально «мыслящая оболочка». Это понятие было введено в науку в 1927 г. французскими учеными-философами Эдуардом Леруа и Тейяром де Шарденом, которые основывались на предложенном В.И. Вернадским биогеохимическом подходе к биосфере и понимали ноосферу как современную стадию, геологически переживаемую биосферой. Э. Леруа, впервые употребивший этот термин, полагал, что биологическая эволюция подошла к своему завершению и с появлением человека начинается ее новая стадия — эволюция духовная. Эту новую стадию эволюции Э. Леруа и называл ноосферой.

В.И. Вернадский заимствует термин «ноосфера», но никак не его смысл. Научная мысль В.И. Вернадского, принявшая идею французских коллег, движется гораздо дальше. В своей последней опубликованной работе «Несколько слов о ноосфере» (1944) — своеобразном исповедании веры и духовном завещании одновременно — В.И. Вернадский отмечает, что исторический процесс па наших глазах коренным образом меняется, «человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой», «пред ним, перед его мыслью и трудом, ставится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого» [3, с. 240—241]. Статья может рассматриваться как прямое продолжение и развитие взглядов, изложенных в работе «Научная мысль как планетное явление», и в ней четко сформулированы условия, обеспечивающие переход биосферы в ноосферу.

Ключевые положения концепции В.И. Вернадского о ноосфере можно свести к следующему:

  • — человечество — великая геологическая сила;
  • — эта сила есть разум и воля человека как существа социально организованного;
  • — лик планеты изменен человеком настолько глубоко, что оказались затронутыми его биогеохимические круговороты;
  • — человечество эволюционирует в сторону обособления от остальной биосферы.

Будущее биосферы — ноосферы — может быть прекрасным. Однако В.И. Вернадский видел и предсказывал отрицательные последствия антропогенного воздействия на природу. В геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он это поймет и не будет употреблять свой разум и труд па самоистребление. Эволюция человеческого общества в его концепции предстает как совокупная эволюция умственных способностей человека, освоения все более эффективных источников энергии, орудий и технологий труда, науки и культуры.

В своей концепции В.И. Вернадский подчеркивает роль человечества как единого целого. В основе его социального оптимизма лежит убежденность в закономерном и неотвратимом характере процесса перехода биосферы в стадию ноосферы. Он считает науку великой силой, которой удастся сделать то, что не удалось философии, религии, политике, — объединить человечество, создать духовный потенциал, способный направить развитие общества по ноосферному пути.

Идеи В.И. Вернадского в должной мере были оценены лишь во второй половине XX в., с возникновением концепции экосистем. Признание учения В.И. Вернадского росло по мере осознания человечеством угрозы экологического кризиса, ибо решение глобальных экологических проблем невозможно без понимания законов, управляющих живыми организмами в биосфере.

Решение экологической проблемы может быть найдено через реализацию идеи коэволюции, т.е. сопряженного, взаимообусловленного изменения систем, охватывающих все сферы бытия — природу, общество, человека, культуру, пауку, философию и т.д.

Термин «коэволюция» впервые был использован в 60-х годах XX в. как удобная интерпретация понятия «ноосфера». О его возникновении Н.Н. Моисеев пишет так: «Термин ноосфера в настоящее время получил достаточно широкое распространение, но трактуется разными авторами весьма неоднозначно. Поэтому в конце 60-х годов я стал употреблять термин “эпоха ноосферы”. Так я назвал тот этап истории человека, когда его коллективный разум и коллективная воля окажутся способными обеспечить совместное развитие (коэволюцию) природы и общества. Человечество — часть биосферы, и реализация принципа коэволюции — необходимое условие для обеспечения его будущего» 18, с. 26].

Принцип коэволюции становится центральной идеей глобального эволюционизма. Механизмы «врастания» человечества в природу включают биологические, технические и социальные аспекты. Это сложное интегративное качество взаимодействий микро-, макрореальности и реальности глобального космического масштаба, где один уровень накладывается на другой, видоизменяет под своим давлением третий и т.д. Человек неотделим от биосферы, он в ней живет и одновременно сам является ее частью. Коллективный разум и коллективная воля человечества должны обеспечить совместное развитие (коэволюцию) природы и общества.

Литература

  • 1. Вернадский В.И. Биосфера // Вернадский В.И. Избранные сочинения. — М., 1960.
  • 2. Вернадский В.И. Избранные сочинения. — М., 1954. — Т. 1.
  • 3. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере // Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. — М., 1991.
  • 4. Ильин В.В. Философия науки: учебник. — М., 2003.
  • 5. Кохановский В.П. Философия для аспирантов: учеб, пособие / В.П. Кохановский, Е.В. Золотухин, Т.Г. Лешкевич, Т.Б. Фатхи. — Ростов п/Д., 2002.
  • 6. Краузе А.А. История и философия науки. Общие проблемы философии науки: учеб, пособие. — СПб., 2007.
  • 7. Лешкевич Т.Г. Философия науки: учеб, пособие. — М., 2006.
  • 8. Моисеев Н.Н. Еще раз о проблеме коэволюции // Вопросы философии. — 1998. — № 8.
  • 9. Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Пути разума. — М., 2000.
  • 10. Пригожин И. Порядок из хаоса / И. Пригожин, И. Стенгерс. — М., 1986.
  • 11. Пуанкаре М. О науке. — М., 1983.
  • 12. Хакен Г. Синергетика. — М., 1980.
  • 13. Ясперс К. Смысл и назиачеиие истории. — М., 1994.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >