Модификации семантики, обусловленные наложением поля «Внимание» и полей гешталып-сфер «Перцепция», «Интеллект» и «Эмоция—Воля»

Как известно из экстралингвистики, внимание наряду с воображением и памятью являются процессами сквозными, сопровождающими всю парадигму динамической характеристики психики. Однако в отличие от воображения и памяти, внимание не имеет собственного содержания и выступает в качестве катализатора остальных психических процессов, чем, собственно, и обусловливает свое нестабильное маргинальное положение в структуре гештальта психических процессов.

Итак, сопровождая в экстралингвистической реальности всю жизнедеятельность социума, внимание сопровождает перцепцию, интеллектуальную деятельность и аффективно-волевые состояния, являясь условием их плодотворного функционирования. В данном случае возникает правомерный вопрос о том, почему в таком случае внимание выносится в отдельное поле в настоящем исследовании, ведь сто нестабильное положение есть результат постоянного взаимодействия с остальными психическими процессами в организме. Соответственно, внимание нужно искать только в сплитах аллотропов всех психических процессов и не выносить его в качестве самостоятельно исследуемого процесса. Однако у внимания есть множество видо-параметрических особенностей, которые впоследствии транслируются в язык и, следовательно, заслуживают дополнительного описания. Приступим непосредственно к их рассмотрению на стыке с остальными полями геш- тал ьта.

Итак, экстралингвистические сведения и анализ лексикографических источников указывают на тот факт, что внимание, преимущественно непроизвольное, в качестве базы имеет рефлекс ориентировки в пространстве в борьбе за выживание и сопровождает прежде всего перцептивные процессы — ощущение и восприятие. Рассмотрим отражение данного обстоятельства в языке.

Анализ эмпирического материала показывает, что ядерными репрезентантами поля внимания в языке являются глагольноименные словосочетания с именным компонентом attention, который на системном уровне трактуется следующим образом: attention 1. Concentration of the mental powers upon an object; a close or careful observing or listening (TFD). Из данной словарной дефиниции явно вытекает тот факт, что внимание, в основном, является приоритетом восприятия (слухового и зрительного), а также мышления. В словарной дефиниции также не отражено указания на произвольный или непроизвольный характер рассматриваемого психического процесса, тогда как экстралингвистические сведения постулируют такое деление внимания.

Итак, рассмотренное существительное attention явлется мотивирующим и валентностно привлекательным для глаголов различных семантических групп. При этом множество глагольно-именных словосочетаний фиксируются словарными источниками и воспринимаются интерпретатором дискурса как результат сформированных сведений вследствие афазии. Иные образуются ситуативно, подстраиваясь под интенции конструктора дискурса, заставляют лексико-семантическую синергетическую систему гештальта функционировать в условиях хаоса и приобретать новообразования в виде стихийных метаморфоз. К первым, фиксированным лексикографическим источникам глагольно-именным словосочетаниям относятся pay attention (to someone or something); to give attention (to someone or something); hold someone's attention; to keep someone's attention; to keep someone interested; catch someone's attention etc. Каждое из указанных глагольно-именных словосочетаний имеет собственную словарную дефиницию и на концептуальном уровне способно разворачивать аллотроп внимания в виде нескольких инвариантных пропозициональных структур, релевантных в зависимости от произвольного или непроизвольного характера процесса. Так, например, процесс непроизвольного внимания разворачивает пропозицию в составе таких обязательных компонентов как СЕНСОР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ), ОБЪЕКТ- ТРИГГЕР, а также факультативные компоненты ВИД / ПАРАМЕТРЫ. Концептуальным признаком компонента феномен является сконцентрированность. В данном случае особая роль принадлежит локативное™ объекта, его характеристикам, способным описывать самые специфические и интересные, привлекательные или же, наоборот, угрожающие жизни обстоятельства. Кроме того, факультативные компоненты, эксплицирующие видо-параметрические особенности процесса, отражают и семантические характеристики рассматриваемых лексем и их функциональные свойства.

Произвольность процесса внимания на концептуальном уровне предполагает развертывание концептуальной пропозициональной основы в составе таких компонентов, как СЕНСОР-ТРИГГЕР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ-ВНИМАНИЕ + ВОЛЯ), ОБЪЕКТ, ВИД / ПАРАМЕТРЫ. Компонент феномен в таком случае приобретает концептуальные характеристики сконцентрированность и произвольность. В данном случае мотивирующим внимание фактором выступает внутренняя сила субъекта ситуации, его мотивация и интерес, особых параметрических свойств фокуса внимания не требуется. Тем не менее такая ситуация эксплицирует и видо-параметрические характеристики процесса, специфицируя при этом модус внимания (чувственное или интеллектуальное) и его свойства (объем, концентрация, распределение и г.д.). Интересным обстоятельством вербализации внимания посредством названных глагольно-именных словосочетаний является качество объекта внимания, точнее, его концептуальный признак локативное™, который соотносит процесс, его результат к материальному или абстрактному миру. Проиллюстрируем рассмотренные положения примерами фактического материала. Например, непроизвольный характер процесса внимания очевиден из интерпретации сл еду ю ищ го предл оже и и я:

Deep reds, blues and greens may catch our attention when flicking through a kitchen brochure, but few of us actually choose to live with such hold colours (BNC).

В представленном примере глагольно-именное словосочетание catch attention на функциональном уровне реализует свое основное системное значение (catch somebody's attention / interest / imagination etc to make you notice something and feel interested in it (LDCE)), определяющее его в качестве вербализатора непроизвольного процесса внимания. Данный эффект усиливается за счет формы страдательного залога предиката, что на концептуальном уровне позволяет говорить о неспособности субъекта ситуации управлять непроизвольным процессом внимания. Кроме того, семантическое наполнение компонента ОБЪЕКТ (Deep reds, blues and greens ... when flicking through a kitchen brochure...) выдает его видо-параметрические особенности, являющиеся стимулирующим средством привлечения внимания, то есть качествами (яркие краски) и динамикой (мелькать).

Помимо непроизвольного внимания на системном и на функциональном уровнях также актуализируется и произвольное. Среди наиболее рекуррентных вербализаторов процесса осознанной фокусировки сознания выступает глагольно-именное словосочетание pay attention с системным значением «обращать внимание» (to listen to, watch, or consider something or someone very carefully (LDCE)). На функциональном уровне данное единство подтверждает свое системное значение, например:

Action theorists pay close attention to the ways in which ‘definitions of reality’ are used and sustained by actors (BNC).

Интерпретация предложений, в которых описывается произвольный и непроизвольный процесс внимания посредством соответствующих глагольно-именных словосочетаний показывает, что непроизвольное внимание запускается чем-то угрожающим жизни или выделяющимся из общей массы стимулом, который приблизительно одинаково действует на всех, в то время как произвольное внимание есть не что иное, как понятное или адекватное каждому отдельному субъекту, соответствующее его интересам и потребностям. Таким образом, получается, что субъект представленного примера (ученые), следуя профессионально-ориентированным установкам, сознательно обращают внимание и интересуются корреляцией внутреннего и внешнего миров в сознании деятеля.

Посредством подобных глагольно-именных словосочетаний, выступающих в качестве опорных лексических единств в современном английском дискурсе, вербализуются различные виды внимания, определяемые с точки зрения его модуса, иными словами, таким образом актуализируются в языке и находят свое отражение на ментальном уровне процессы пересечения аллотропов и модификации синергетической структуры. Учитывая обширную семантическую канву существительного attention и его способность соотносить процесс внимания с перцепцией и интеллектом, а также характер внимания, его параметры, заключенные в семантике глагола в составе глагольно-именного словосочетания, возможно пересечение поля внимания и перцептивной, интеллектуальной сферы гештальта на функциональном уровне, но в пределах системного значения глагольноименных словосочетаний. В таком случае для выявления вида внимания (перцептивного или чувственного (внешнего) или интеллектуального (внутреннего)) особое значение придается интерпретации семантического содержания компонента ОБЪЕКТА, а точнее, концептуального признака его локативности, то есть соотнесения экстралингвистического коррелята фокуса внимания с внешним или внутренним мирами. Например, в следующем предложении: His attention was captured by the appearance of a young woman on the screen (BNC) в качестве объекта непроизвольного внимания выступает появляющийся на экране человек, скорее всего ее вид, поскольку никаких дополнительных указаний на слуховой раздражитель не представлено. Соответственно, концептуальный признак локативности (принадлежность экстралингвистического коррелята внешнему миру) компонента ОБЪЕКТ-ТРИГГЕР эксплицирует пересечение полей внимания и восприятия, что позволяет говорить о виде внимания и разворачивать в сознании конструктора и интерпретатора дискурса пропозициональную структуру в составе компонентов СЕНСОР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ-ВНИМАНИЕ + ВОСПРИЯТИЕ), ОБЪЕКТ-ТРИГГЕР, ВИД (зрительное).

Интеллектуальный вид непроизвольного или внутреннего внимания можно проиллюстрировать на материале следующего примера, где в качестве фокуса внимания выступает объект нематериальной действительности, соответственно, концептуальный признак локативности (принадлежности внутреннему миру) эксплицирует интеллектуальный вид внимания:

They both say it's a great idea and it attracts a lot of attention! (BNC)

В данном предложении разворачивается пропозициональная структура как бленд аллотропов внимания и мышления в составе компонентов СЕНСОР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ-ВПИМАПИЕ + МЫШЛЕНИЕ), ОБЪЕКТ-ТРИГГЕР, ВИД (слуховое).

Кроме произвольного и непроизвольного внимания, вербализуемых устойчивыми и зафиксированными словарными источниками глагольно-именными словосочетаниями, разворачивающими в сознании конструктора и интерпретатора дискурса линейные или непосредственные пропозициональные модели, где наблюдается адгезия компонентов ОБЪЕКТ и ТРИГГЕР, либо СЕНСОР и ТРИГГЕР, в зависимости от вида внимания, внимание как ни один другой процесс динамической характеристики психики способно актуализировать некоторую опосредованность, то есть эксплицировать внешнюю по отношению к объекту и субъекту ситуации силу, запускающую рассматриваемый процесс. В таком случае пропозициональная модель носит опосредованный характер и включает компоненты СЕНСОР, ТРИГГЕР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ), ОБЪЕКТ, ВИД / ПАРАМЕТРЕ!. Актуализация заявленных компонентов предопределяется прежде всего системным значением многих глаголь но-именных словосочетаний, которые уже застыли в лексикографических источниках и имеют соответствующие словарные дефиниции. Среди наиболее ярких глагольно-именных словосочетаний, разворачивающих опосредованную пропозициональную ментальную основу, выступают следующие: bring someone or something to someone's attention (to make someone aware of someone or something), call attention to someone or something (to cause someone, including oneself, or something to be noticed or observed), call someone's attention to something and call something to someone's attention (to bring something to someone's notice; to make someone recognize some fact), bring something to someone's attention (to make someone aware of something; to mention or show something to someone), direct someone's attention to someone or something (to focus someone's regard or concern on someone or something; to cause someone to notice someone or something), draw something to someone's attention (to make someone aware of something), draw someone's attendon to someone or something (to attract someone to notice or focus on someone or something) (TFD) etc.

Приведем пример фактического материала, где посредством одного из глагольно-именных словосочетаний, соотносящихся по денотативному статусу с глаголом и способных выступать в качестве опорной лексемы дискурса, в сознании конструктора и интерпретатора дискурса разворачивается опосредованная, нелинейная пропозициональная основа аллотропа внимания:

Pickfords marketing man Andrew Jones drew attention to the company's discounting policy, operating until the end of February, and put forward three options (BNC).

В представленном примере стимулирующая непроизвольное внимание функция накладывается на определенного субъекта (Pickfords marketing man Andrew Jones), который вербально выделил скидочную политику компании. Последняя (the company's discounting policy, operating until the end of February) выступает в качестве семантического наполнения компонента ОБЪЕКТ, в то же самое время на вербальном уровне никак не представлен субъект ситуации непроизвольного внимания, он имплицирован, то есть подразумевается. В качестве наполнения компонента СЕНСОР выступают люди, имеющие отношение к компании, ее сотрудники либо потребители ее продукции / услуг.

Ранее представлены основные вербализаторы процесса внимания, способные на системном и функциональном уровнях удовлетворять требования своего прототипа или аттрактора, а также эксплицировать видо-параметрические особенности процесса. Па этом основании они составляют пласт вербализаторов ядерного ряда, отличаются друг от друга специфическими особенностями предиката, мотивированного компонентом attention. Однако помимо существующих глагольно-именных словосочетаний, описывающих внимание на системном уровне в качестве ядерных вербализаторов, зафиксированных словарями, существуют и разнообразные глагольно-именные единства, образование которых носит окказиональный характер. Их употребление конструктором дискурса и понимание смысла интерпретатором базируется на эволюционном процессе, который претерпевает синергетическая система при сообщении с внешней средой. Достижение понимания передаваемого конструктором дискурса смысла осуществлястоя нс только посредством инвариантного компонента attention, но и посредством обращения конструктора дискурса к инвариантной пропозициональной структуре аллотрона, подстановка окказионально сформированного глагольно-именного словосочетания в качестве семантического наполнения компонента ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ).

Анализ фактического материала показывает, что окказионально сформированных вербализаторов внимания как произвольного, так и непроизвольного насчитывается достаточное количество, причем, как правило, в их число входят лексемы действия, которые, в свою очередь, направлены на изменение объекта, не на его когнитивную обработку, что характеризует предикаты всех психических процессов. Причем, в данном случае, в фокусе внимания оказывается характер, вид и специфические особенности этого действия, что на концептуальном уровне позволяет актуализировать компоненты ВИД и ПАРАМЕТРЫ, указать преимущественно на степень концентрации сознания. Среди таких окказиональных лексических единиц встречаются grab attention, transfer attention, turn attention, fix attention, seek attention, drift attention, take attention, seize attention etc.

Для удобства интерпретации представленных глагольноименных словосочетаний, думается, уместно интерпретировать их семантику в русле анализа по непосредственным составляющим, предварительно условно объединив их по сходству значения глагольного компонента.

Первой условно выделенной группой окказионально сформированных глагольно-именных словосочетаний являются единства, вербализующие непроизвольное внимание, специфицирующие его степень — seize attention.

Анализ по непосредственным составляющим позволяет представить данное глагольно-именное словосочетание в виде именного компонента attention и глагольного компонента seize. Системное значение ключевого мотивирующего компонента attention уже представлено выше, а предикативный элемент seize на системном уровне трактуется как to take hold of something suddenly and violently [= grab] (LDCE). Однако ни в одном из рассмотренных нами лексикографическом источнике словосочетание seize attention не зафиксировано. Тем не менее сведения, приведенные в словаре в квадратных скобках (тождество с глаголом grab), дают основание говорить о синонимии рассматриваемого словосочетания и глагольно-именного словосочетания grab attention, которое зафиксировано в словаре как идентичное лексическому единству get someone's attention. Значение «заполучить внимание» не содержит никакого указания на способ достижения цели, характер и видо-параметрические особенности процесса, определяемые свойствами фокуса внимания. Тем не менее семантика глагола grab, когда таковой употребляется изолированно, позволяет говорить о напористости триггера, его силовом характере to take hold of someone or something with a sudden or violent movement [= snatch] (LDCE). Применительно к нематериальной сущности, или объекту, воздействие на который осуществляется исключительно когнитивное, глагол seize передает значение быстрого, молниеносного и внезапного захвата. Соответственно, окказиональное употребление глагола seize по отношению к характеристике процесса внимания позволяет дополнительно специфицировать значимые, яркие характеристики объекта внимания, делающие его стимулом соответствующей ситуации. Например, в предложении: Orwell was represented by Down and Out in Paris and London and one other volume whose title seized their immediate attention: Homage to Catalonia (BNC) в качестве привлекательного объекта сознания выступает актуальность названия книг, которая, видимо, настолько злободневна или интересна для субъекта ситуации, что заставляет его повиноваться непроизвольной концентрации сознания быстро и внезапно.

Следующее глагольно-именное словосочетание transfer attention также не фиксируется лексикографическими источниками, однако рекуррентно при описании экстралингвистических параметров процесса внимания, то есть его переключаемость, что очевидно уже исходя из семантики глагольного элемента данного лексического единства. Итак, на системном уровне глагол transfer обозначает to move from one place, school, job etc to another, or to make someone do this, especially within the same organization (LDCE). Иными словами, данная глагольная лексема передает значение «перенос», что применительно к процессу внимания интерпретируется как переключение и выражает видо-параметрические свойства процесса.

Вербализация процесса внимания посредством рассматриваемого глагольно-именного словосочетания может быть проиллю- стирована следующим примером:

If the newcomer is persistent, however, some of the females may transfer their attention to him (BNC).

Интерпретация представленного предложения позволяет выявить пропозициональную основу, которая разворачивается в сознании конструктора и интерпретатора и обеспечивает понимание и восприятие смыслов. Такая пропозициональная структура вмещает в себя следующие компоненты: СЕНСОР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ-ВНИМАНИЕ+ДВИЖЕНИЕ), ОБЪЕКТ-ТРИГГЕР, ПАРАМЕТРЫ (переключение).

Глагольно-именное словосочетание drag attention также не зафиксировано в словаре. Однако сам предикативный элемент - глагол drag — словарными источниками трактуется как тащить, тянуть с усилием, медленно (1. to pull along with difficulty or effort; haul (TFD)). Отсутствие данного лексического единства в словаре не препятствует его рекуррентности для описания ситуации внимания с учетом видо-параметрических характеристик процесса и актуализации непосредственной линейной пропозициональной структуры в составе компонентов СЕНСОР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ-ВНИМАНИЕ + ДВИЖЕНИЕ), ОБЪЕКТ- ТРИГГЕР, ВИД / ПАРАМЕТРЫ (объем, переключаемость, распределение). Па функциональном уровне данное глагольноименное словосочетание функционирует как опорная лексема и встречается в предложениях типа:

She dragged her attention hack to Viola and Marion, who were helping themselves to handful of nibbles from another passing tray (Hay, 2001).

Окказионально сформированным, как показывает анализ лексического материала, является глагольно-именное словосочетание monopolize attention. Непосредственный глагольный компонент monopolize имеет значение полного обладания, тотального контроля (to have complete control over something so that other people cannot share it or take part in it (LDCE)). Несмотря на то что данный глагол нетипичен в качестве предикативного элемента для образования лексического единства с существительным attention, он вполне рекуррентен как самостоятельная единица для описания психических процессов, о чем свидетельствует словарная статься: to use a lot of someone's time or attention (LDCE). Употребление рассматриваемого глагола применительно к существительному attention предполагает спецификацию непроизвольного психического процесса внимания, отсутствие возможности субъекта осуществлять контроль степени концентрации своего сознания. Соответственно, процесс такого внимания является непроизвольным и на уровне пропозициональной структуры имеет следующую линейную последовательность элементов: СЕНСОР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ- ВНИМАНИЕ + ПОСЕССИВНОСТЬ), ОБЪЕКТ-ТРИГГЕР, ВИД / ПАРАМЕТРЫ. Па функциональном уровне вербализацию рассматриваемого глагольно-именного словосочетания в качестве опорного лексического единства можно проиллюстрировать следу ищи м предложен нем:

The endless names of divisions and brigades, the numbers of men and tanks, the quantities of fuel and supplies, the rides and depressions and quicksands had monopolized his attention to the exclusion of local sounds (Follett, 1998).

Анализ лексикографических источников показывает, что существительное attention с глаголами earn и gain также не зафиксировано в словаре. Оба указанных глагола имеют схожие значения «заполучить» и трактуются словарями как 2. То acquire or deserve as a result of effort or action (TFD) и 2. To attain in competition or struggle; win (TFD), соответственно. При этом семантика глагола earn предполагает достижение результата посредством собственных усилий, а семантика глагола gain указывает на соревновательный характер деятельности по достижению цели. И тот и другой глагол в сочетании с абстрактным существительным attention передает непроизвольный характер деятельности и указывает на особые параметрические характеристики объекта фокуса, которые позволяют ему постоянно бороться, удерживать внимание субъекта. Инвариантная пропозициональная структура, вызываемая актуализацией процесса непроизвольного внимания глаголом earn, может быть условно представлена как линейная последовательность компонентов СЕНСОР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ-ВНИМАНИЕ + ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ДОСТИЖЕНИЮ ЦЕЛИ), ОБЪЕКТ-ТРИГГЕР, ВИД / ПАРАМЕТРЫ

(устойчивость) и может быть проиллюстрирована следующими примерами:

A later incident earned more of Slone’s attention (Grey, 1949).

Hoodia, a natural appetite suppressant, is earning attention as a potentially powerful weapon in the war against obesity and the World Wide focus on losing weight (Herbal.., 2006).

Пропозициональная структура, которую разворачивает в сознании интерпретатора дискурса глагольно-именное словосочетание gain attention, также носит линейный непосредственный характер и на первый план выводит специфические характеристики компонента ОБЪЕКТ-ТРИГГЕР. Кроме того, семантика глагола gain позволяет представить на концептуальном уровне такие особенности процесса непроизвольного внимания как переключае- мость. Итак, пропозициональная основа актуализации глагольноименного словосочетания включает компоненты СЕНСОР, ПРОЦЕСС (ПРЕДИКАТ-ВНИМАНИЕ + БОРЬБА), ОБЪЕКТ- ТРИГГЕР, ВИД / ПАРАМЕТРЫ (переключение). На функциональном уровне такая пропозициональная структура имеет следующее представление, например:

It was inevitable that she contrived to tell Ivo in such a way that she gained his instant attention ... (Neels, 1971).

Таким образом, получается, что глагольно-именные словосочетания с компонентом attention, будучи зафиксированными в словарном источнике или сформированные окказионально для определенных целей коммуниканта, обеспечивают семантическую плотность рассматриваемого поля, при этом являются причиной определенных синергетических трансформаций, которые уже не воспринимаются как новообразование ввиду законченного эволюционного вида и отражения словосочетания в лексикографическом источнике, или являются новыми как для конструктора, так и для интерпретатора. Наряду с такими лексическими единствами на ядсрмом уровне процесс произвольного и непроизвольного внимания системно и функционально способны вербализовать другие лексемы, например, тс, которые содержат в трактовке системного значения прилагательные и наречия типа carefully, thoroughly. Анализ лексикографических толкований показывает, что такие лексемы можно условно разделить на лексические вербализаторы перцептивной и интсллектуальной сфер. Среди них наиболее рекуррентными являются observe (2 [intransitive and transitive] to watch something or someone carefully (LDCE)); watch ([intransitive and transitive] to look at someone or something for a period of time, paying attention to what is happening (LDCE)); listen (1. to make an effort to hear something; 2. To pay attention; heed (TED)); ponder (to spend time thinking carefully and seriously about a problem, a difficult question, or something that has happened [= consider] (LDCE)) и т.д.

Однако относительно всрбализаторов аллотропа внимания лексемами перцептивной и интеллектуальной сфер можно сказать, что они используются исключительно для акцента на перцептивной или интеллектуальной стороне психической деятельности прежде всего. Операционная система сознания индивида обращается к их поиску преимущественно для акцента на сосредоточенной ментальной операции или перцептивном акте. Для описания определенной грани внимания посредством подобных лексем в предложения вводятся соответствующие языковые средства, функционирующие в качестве семантического содержания обстоятельства образа действия, например:

Не sometimes preached to congregations of some two to three thousand who listened to him with ‘much attention and willingness’ (BNC).

Подводя итог рассмотрению модификации системного значения в пределах ядерного уровня репрезентантов психических процессов, можно говорить и о системных синергетических изменениях (когда семантическая структура содержит соответствующие сведения, и это отражено в лексикографическом источнике), и окказиональных изменениях, когда и конструктор и интерпретатор дискурса воспринимают значение в качестве новообразования. В последнем случае с течением времени не исключен и тот факт, что фактор окказиональности способен перейти в фактор системности. Такие случаи довольно частотны на уровне семантической плотности в пределах ядра гештальта. Однако, кроме таких модификаций значения, на периферии лексико-семантическая синергетическая система приращивает смыслы и ассоциации, что позволяет ей общаться с внешней средой и пополнять семантическую плотность за счет притока новых ресурсов в условиях экстраси- стемных модификаций значения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >