Языковое сознание как когнитивно-семиологическая категория

Вопрос о правомерности выделения языкового сознания в отдельную категорию остается в науке открытым. Считается, что любое сознание непременно объективируется лингвосемиотическим кодом. Однако не лишена смысла и другая точка зрения, согласно которой когнитивные процессы, конечно же, опираются на знаковые опосредователи, но ими могут быть не только знаки языковые, но и другие семиотические средства передачи информации. Как уже отмечалось, любая семиотическая система служит своеобразным «языком» или, точнее, кодом хранения информации в нашей памяти и ее декодирования в процессе речевого общения, т.е. передачи информации.

Сущность процесса передачи информации хотя и активно используется в современных лингвокогнитивных исследованиях, все еще остается для лингвиста тайной за семью печатями. Более адекватно этот процесс исследован физиками. Передача информации посредством современных технических средств коммуникации заключается в превращении одного вида энергии в другой. Причём особо подчеркивается, что превращение должно быть однозначным. Это главное условие существования кодирования информации и основной признак в определении сущности кода. Такое перекодирование, преодолевая законы линейного мышления, поражает си- мул ьтантные, содержател ьно-си нергетические (пел и ней н ые) формы концепта, образующие его многослойную организацию, на которую впервые обратил внимание Ю.С. Степанов (1997:45).

При помощи однозначного преобразования различных свойств и признаков познаваемого объекта между этим объектом и его изображением (его образом) возникают отношения изоморфизма. Но возникший образ в силу ряда причин — не функционирующее целое, он представляет собой упорядоченное в пространстве и времени множество, а сам источник движения этого множества находится за пределами данного образа. Итак, это такое организованное множество, внутренние связи которого задаются находящимися за его пределами источниками движения и развития. Поэтому определение данного множества последовательности элементов целого как гармонического нс имманентно самому этому множеству и не принадлежит ему (Г.Х. Шингаров). Это, разумеется, не что иное, как философское понимание сущности кода и кодирования информации. Но оно как нельзя лучше показывает синергетическую природу сопряжения генетического и языкового кодов.

Изначально информация кодируется генетическим кодом, в котором сотрудничают физические, химические и биологические механизмы образной фиксации отражаемого в мозге фрагмента действительности. С этим утверждением никто не спорит, оно принимается всеми когнитологами как аксиома. Поэтому при таком подходе остается открытым вопрос: каковы механизмы хранения и передачи информации? Очевидно, что для ответа на этот сложнейший не только для когнитивной лингвистики вопрос необходимо прежде всего обратиться к нейробиологической теории информации. Современная нейробиология располагает убедительными аргументами, подтверждающими, что хранение информации — особое бионейрологическое свойство мозга, называемое памятью. «Бионейрологическое» потому, что функцию хранения информации выполняют ДНК (дезоксирибонуклеиновые кислоты), а функцию передачи — последовательные цепочки аминокислот в белке, играющие роль химического сообщения.

Мозг, следовательно, располагает двумя типами кодов, двумя «алфавитами» — ДИК и белковым. Перевод, или перекодировка последовательности ДНК в белковый ряд сопоставимы, по мнению Ф. Жакоба, с сообщением по системе Морзе. Оба типа «алфавитов» служат, по определению ученых, генетическим языком человека, обнаруживающим изоморфизм с естественным языком, т.е. одинаковое (точнее, принципиально сходное) устройство. Одни исследователи объясняют такой изоморфизм сходством функций генетического и естественного языков — хранить и передавать информацию (эту точку зрения отстаивает биолог Ф. Жакоб); другие, например Роман Якобсон, придерживаются мнения, что сходство этих языков обусловлено их «родственными отношениями», что языковой код возник по образу и структурным принципам кода генетического.

Думается, что второй подход позволит приоткрыть завесу над тайнами нейропсихических механизмов взаимодействия первой и второй сигнальных систем. Для этого необходимо иметь более глубокое представление о соответствии элементов генетического и языкового кодов, пока же наука располагает лишь предположением о сходстве элементов в уровневой организации одного и другого кода. Лишь с определенной условностью можно говорить о том, что единицы низшего уровня генетического кода — нуклеотиды — напоминают единицы низшего уровня языкового кода — фонемы. И все же их сближает многое: они лишены собственного значения и служат «материалом» для образования минимальных значимых единиц. В генетическом коде такими элементарными единицами, имеющими значения, являются энхансоны с довольно ограниченной сочетаемостью. Биопсихологи допускают возможность аналогии между ними и морфемами языкового кода. Выше располагаются единицы, образованные комбинациями элементов предыдущего уровня: в генетическом коде — промоторы, терминаторы, энхан- сонные модули, а в языковом — слова. Сочетаемость этих единиц в генетическом коде синтезирует белок, а в языковом образует предложение-высказывание. Наконец, молекула ДНК — своеобразный текст генетического кода[1].

Дальнейшее изучение подобного изоморфизма обещает расширить наши знания о закономерностях накопления, хранения и переработки информации, связанных с мышлением. Мышление и язык возникли, по данным современной науки, в результате единого эволюционного процесса. Звуковой язык появился вместе с возникновением человека. Он формировался на основе уже имевшихся голосового и слухового аппаратов, способных, соответственно, производить и воспринимать акустические сигналы (свойство также и животных). В процессе эволюции человека звуковые сигналы превращались в сложнейшую систему символов, знаков, наиболее совершенными из которых являются языковые знаки. Очевидно, изначально эти знаки имели непосредственные (прямые) связи с предметами окружающего мира. Затем произошло замещение и полное вытеснение реальных связей условными, в результате чего знаки стали воспроизводимыми. Это свойство языку необходимо не только для того, чтобы, подобно генетическому коду, хранить и передавать информацию, но и для выполнения общественных функций. Поскольку свойство изоморфизма генетического и языкового кодов обусловливается, надо полагать, единством глобального эволюционного процесса, оно служит глубинным механизмом перекодирования информации из когнитивных структур (фреймов, концептов, гештальтов и др.) в структуры языковые — естественной основой синергетики когнитивного и языкового сознания.

Способы и средства такого перекодирования в целом зависят от понимания типологии когнитивных структур и их соотношения. Существует две точки зрения: согласно первой, все многообразие видовых мыслительных структур можно подвести под одно родовое когнитивное образование — концепт; вторая точка зрения выстраивает все типы мыслительных структур в одной плоскости: концепт, фрейм, скрипт, сценарий, гештальт и др. В нашем представлении, когнитивные структуры находятся в иерархических отношениях. Высший уровень в этих отношениях образует целостный мыслительный образ — гештальт, затем путем членения целого на составляющие его части выделяют три событийные структуры — фрейм, скрипт и сценарий. Элементарной когнитивной единицей событийных структур является концепт — оперативная единица ментальных или психических ресурсов нашего сознания, «содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга» (КСКТ 1996: 90). Языковое сознание в некотором роде производное этнокультурного сознания.

Этнокультурное сознание — результат отражения и восприятия образа мира (Гурочкина А.Г., 2001: 122—123) в соответствии е особой сеткой ценностно-смысловых координат, представляющих собой содержательные контуры той или иной национальной культуры. Специфику каждой этнокультуры определяет структурированная совокупность основных духовных ценностей, традиций и обычаев, закодированных в устно-поэтических и письменных произведениях. Прежде всего этнокультурной значимостью отмечены идиомы, паремии, языковые метафоры и устойчивые стилистические фигуры (см.: Ковалева Л.В., 2004:33). Эти языковые структуры представляют в нашем сознании в яркой образной форме наиболее важные для данной этнокультуры объекты — предметы, события, факты. Представления о культурно значимых предметах, событиях, фактах, зафиксированных в концептах, связано с понятием прототипа или, точнее, с прототипическими признаками тех или иных классов предметов.

Прототипический подход к семантике предполагает, что категории выступают в наиболее ярких и презентабельных образцах (Лакофф Дж., 1990: 31—51; Langacker R.W., 1991: 162—170; Рахилина Е.В., 2002). Прототип — это наиболее репрезентативный (канонический, эталонный) вариант определенного инвариантного системного объекта, характеризующийся наибольшей специфичностью (концентрацией специфических признаков данного объекта), способностью к воздействию на производные варианты и (во многих случаях) наиболее высокой степенью регулярности функционирования. Одним из общих свойств инварианта и прототипа является свойство относительности, суть которого в том, что рассматриваемое значение может быть производным от прототипа более высокого уровня и вместе с тем быть прототипом по отношению к тому или иному семантическому варианту, находящемуся на более низкой ступени иерархии.

Соотношение рассматриваемых понятий обусловливает алгоритм инвариантно-прототипического анализа, помогая 1) решить вопрос истолкования данного семантического феномена как категориального значения, представляющего собой инвариант; 2) определить сеть (ряд) вариантных реализаций изучаемого категориального значения (наличие вариантности предполагает использование понятия прототипа как эталонного варианта, наиболее ярко выявляющего специфику данного значения); 3) исследованию вариантов, которое начинается с прототипа как эталона, затем рассматриваются отдельные этапы перехода эталонных свойств к свойствам единиц, находящихся в заядерной зоне, затем на ближней и, наконец, на крайней (дальней) периферии (см. об этом: Бондарко А.В., 2002: 159-285).

Прототипические признаки — это те свойства, которыми характеризуются предметы соответствующего класса. Причем набор таких признаков и их иерархия в каждом национальном языке «свой». Иными словами, одни и те же объекты воспринимаются и кодируются этноязыковыми сознаниями в соответствии с выработанными в данном этнокультурном сообществе представлениями о данном классе предметов, при том, что логически механизмы их концептуализации остаются универсальными. Одинаковые концепты в разных языках могут иметь различные вербальные репрезентации. Ср. сходные по смыслу пословицы в разных языках: Паршивая овца все стадо портит; С глаз долойиз сердца вон.

К номинативным единицам высокой национальной нагруженное™, поданным А.Г. Гурочкиной, относятся прежде всего обозначения бытовых реалий (одежда, украшения, денежные единицы, музыкальные инструменты и т.д.), антропонимы, топонимы, названия явлений и предметов духовной культуры, ритуалы, традиции. Другой номинативной единицей, ядерный компонент лексического значения которой национально обусловлен, является коннотативная лексика. Например, одних и тех же животных народы разных стран наделяют различными качествами (свинья — амер. грубиян, жадина; русск. — неряха, грязнуля).

Специфика наименования, представления того или иного объекта, явления или процесса отдельным этноязыковым коллективом обусловлена его особым видением мира, определяемым культурной моделью, существующей в национальной традиции, и ее языковой проекции. Изучение пословиц и поговорок, отражающих представления о мире внутри отдельной национально-культурной традиции, формирующей свой состав словаря, определяющей особенности текстовой организации, позволит выявить особенности восприятия и познания мира разными народами, характер отображения и расчленения мира языком определенного этноса (Семененко Н.Н., Шипицина Г.М., 2005).

  • [1] Подробнее о молекулярно-генетических процессах см. в журн.: В миренауки. 1985. № 12 («Молекулы жизни»).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >