Язык как средство репрезентации знаний

Вынесенная в заголовок формула, хотя и стала аксиомой когнитивной лингвистики, требует обстоятельного обсуждения в двух аспектах: семиотическом и семиологическом. С точки зрения семиотики в центре внимания когнитивной науки находится феномен знания, наряду с которым в лингвокогнитивных исследованиях все чаще используется понятие «информация» (ее обработка и различные виды операций с ней).

Информация и знание

Этимологическое значение термина информация (< лат. infoma- tio) —«разъяснение, осведомление, изложение». Но в современных работах по когнитивной семантике термин употребляется достаточно произвольно: и как значение, и как знание. Причиной тому является смысловое родство соответствующих понятий: как правило, информация служит основой возникновения значения и знания.

Однако если под информацией понимать только сведения, необходимые для деятельности организма в определенной ситуации, то «значение» и «информация» суть разные понятия, поэтому нет основания определять их одно через другое. Обратимся в качестве примера к условным рефлексам. Любой раздражитель (звонок, свет, запах пищи и т.д.) несет определенную информацию, но значения не имеет. Значение он приобретает, только став сигналом в условно-рефлекторной деятельности. Чтобы информация стала значением, ей необходимо приобрести мотивационный статус. Как он приобретается, можно показать на примере сказок о принцессе. Чаще всего их сюжет разворачивается вокруг исчезнувшей принцессы (или красавицы). Возникающая при этом знаковая ситуация имеет несложную структуру: обозначаемый предмет — принцесса, отличительные признаки места ее нахождения — знак, деятельность, направленная на ее поиск, — значение.

В результате замещения причины деятельности знаком последний приобретает значение. По отношению к другим (первичным) явлениям человеческой деятельности значение является вторичным. В связи с этим можно выделить два уровня деятельности. Па первом этапе деятельности определяются объективные свойства знака. Обычно его называют познавательно-информационным уровнем, где полученные сведения подчиняются общим законам современной теория информации. Второй уровень деятельности носит собственно речемыслительный характер, поскольку осуществляется при дискурсивном взаимодействии субъекта и объекта. Если на первом уровне извлекается необходимая информация, то на втором, глубинном уровне формируется значение, которое выражается неким материальным предметом, преобразуя его в означающее знака (сигнал).

Итак, и н ф о р м а ц и я — это сведения о фактах, событиях, процессах; данные, приходящие к человеку по разным каналам и обрабатываемые в текущем сознании. Информация поступает к человеку двумя путями: извне — по чувственно-перцептивным и сенсорно-моторным каналам и изнутри — по каналам ментальной репрезентации, где они уже переработаны и интериоризированы нашим сознанием. Поступившие сведения о фактах и событиях в сознании человека подвергаются так называемым информационным процессам — процессам восприятия, передачи, преобразования и использования информации. Такого рода процессы могут осуществляться только при наличии двух объектов — источника информации и ее потребителя. Сведения от источника к приемнику передаются в материально-энергетической форме. При речевой коммуникации это звуковая и графическая формы.

Знание — продукт общественной, предметно-практической и мыслительной деятельности людей; содержание и способ существования сознания. Чтобы быть переданным другому человеку, знание непременно должно концептуализироваться в языковые формы, иными словами, знание должно оформиться в виде вербализованного концепта. И в этом виде (в виде концептуальной информации) оно (знание), собственно, и представляет интерес для когнитивной лингвистики, непосредственно занимающейся процессами языковой обработки информации и формирования значений языковых знаков.

Как способ существования сознания знание фиксируется и хранится при помощи языковых знаков. При этом следует помнить, что языковые знаки здесь выступают не простыми фиксаторами знаимя. Ведь языковые знаки принимают участие в познании не изолированно, а в системе, образуя знаковую систему. А это значит, что знание, объективируемое знаком, вводится в определенную систему знаний, тем самым подвергаясь обработке, преобразованиям и интерпретации с позиции системного знания. И в этом своем статусе становится языковым знанием. Формой же выражения языкового знания служит языковое значение.

В свете сказанного з н а ч с и и е — это не просто информация, а информация об осознанной связи между двумя мыслительными объектами, где один объект (им может быть вещь, предмет, явление или событие) актуализирует мысль о другом объекте и информационно настраивает на него наше сознание. С точки зрения когнитивной семантики значением является мысль о втором объекте, выступающая информационной функцией первого объекта. Это а) факт сознания, б) производящая база знака (знак произволен от значения) и в таком плане в) первичное по отношению к знаку образование. Из этого вытекают чрезвычайно важные для когиитивно- семиологической теории слова положения. Содержание языкового знака, или его семантика, конституируется двумя составляющими: стабильной и вариативной. Стабильная, постоянная часть содержания языкового знака является его значением, а вариативная, переменная, динамическая — его смысловым содержанием (см.: Алефиренко П.Ф., 2005: 69). Проблема значения и смысла имеет прямое отношение к семиозису. Наиболее таинственной при этом справедливо считают саму технологию появления знака.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >