Правовое положение в деле о банкротстве кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника.

Правовое положение в деле о банкротстве кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника, неоднократно изменялось в период после 1992 года от полного исключения предмета залога из конкурсной массы и, соответственно, исключения залоговых кредиторов из числа участников дела о банкротстве (пункт 4 статьи 26 Закона о банкротстве 1992 года) до прекращения права залога с открытием конкурсного производства и включения требований кредиторов, обеспеченных залогом имущества должника, в реестр требований кредиторов (статья 103, пункт 2 статьи 106, статья 109 Закона о банкротстве 1998 года)[1].

Действующий Закон о банкротстве 2002 года содержит противоречивое компромиссное регулирование правового положения залоговых кредиторов в деле о банкротстве. Право залога не прекращается в связи с возбуждением производства по делу о банкротстве и в связи с введением процедур банкротства. Возбуждение производства по делу о банкротстве не влечет прекращения залоговых правоотношений и трансформации требований залогового кредитора в необеспеченное денежное обязательство. Право залога прекращается с момента удовлетворения требования кредитора, обеспеченного залогом (подпункт 1 пункта 1 статьи 352 ГК РФ; пункты 15,16 постановления

Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 года № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Закон о банкротстве 2002 года в редакции, действовавшей до 30 декабря 2008 года, предусматривал, что сделки с заложенным имуществом в ходе финансового оздоровления и внешнего управления могут быть совершены лишь с согласия залогового кредитора в порядке, предусмотренном пунктом 6 статьи 82 и пунктом 5 статьи 101 Закона о банкротстве 2002 года (в редакции до 30 декабря 2008 года). При реализации предмета залога в указанных процедурах с согласия залогового кредитора его требования удовлетворяются за счет средств, вырученных от реализации предмета залога, и на эту сумму уменьшается требование такого кредитора в реестре требований кредиторов (пункт 15 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 года № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Требования кредиторов, обеспеченные залогом имущества должника, подлежат включению в реестр требований кредиторов в состав требований кредиторов третьей очереди по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, и удовлетворяются в соответствии с названным реестром из стоимости заложенного имущества преимущественно перед требованиями других кредиторов, за исключением требований кредиторов первой и второй очередей, возникших до заключения соответствующего договора залога. В случае, если заложенное имущество не было реализовано в ходе финансового оздоровления или внешнего управления, в том числе когда оно не выставлялось на продажу, и денежных средств достаточно для расчетов со всеми кредиторами, требования залогодержателя удовлетворяются в общем порядке, предусмотренном для кредиторов третьей очереди (пункт 16 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 года № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Предусмотренное Законом о банкротстве 2002 года в редакции, действовавшей до 30 декабря 2008 года, законодательное регулирование правового положения в деле о банкротстве кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника, не отличалось ясностью и последовательностью, что приводило к различному пониманию и применению соответствующих норм названного Закона в судебно-арбитражной практике[2]. При определении правового положения залоговых кредиторов и очередности удовлетворения их требований в рамках дела о банкротстве необходимо исходить из вещно-правовой природы залога как права на удовлетворение обеспеченного залогом требования кредитора непосредственно из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами. Пределы осуществления права залога предусмотрены непосредственно ГК РФ и другими федеральными законами. При этом недопустима ситуация, когда федеральный закон допускает неоднозначное толкование пределов осуществления права залога, как это имело место в Законе о банкротстве 2002 года (в редакции до 30 декабря 2008 года). Названный Закон по существу не содержал норм, позволяющих однозначно определить, обладают ли требования залоговых кредиторов приоритетом перед требованиями кредиторов по текущим платежам или, напротив, приоритетом обладают последние. Представляется, что решение поставленной проблемы не может быть достигнуто путем судебного толкования норм Закона о банкротстве 2002 года, в связи с чем необходимо внесение изменений в названный Закон, учитывающих как вещно-правовую природу залога, так и традиции законодательного регулирования правового положения залоговых кредиторов в делах о банкротстве.

Закон о банкротстве 2002 года (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ) снова изменил правовое положение залоговых кредиторов в деле о банкротстве, предусмотрев, что продажа предмета залога осуществляется в порядке, установленном пунктами 4, 5, 8-19 статьи 110, пунктом 3 статьи 111 Закона о банкротстве 2002 года (в редакции Федерального закона от 30 декабря

2008 года № 306-ФЗ), начальная продажная цена предмета залога определяется в соответствии с законодательством Российской Федерации о залоге, а порядок и условия проведения торгов определяются конкурсным кредитором, требования которого обеспечены залогом реализуемого имущества (пункт 4 статьи 138 Закона о банкротстве 2002 года (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ)).

Из средств, вырученных от реализации предмета залога, семьдесят процентов направляется на погашение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Денежные средства, оставшиеся от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет должника в следующем порядке: двадцать процентов от суммы, вырученной от реализации предмета залога, — для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества должника для погашения указанных требований; оставшиеся денежные средства — для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей (пункт 1 статьи 138 Закона о банкротстве 2002 года (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ)).

В случае, если залогом имущества должника обеспечиваются требования конкурсного кредитора по кредитному договору, из средств, вырученных от реализации предмета залога, восемьдесят процентов направляется на погашение требований конкурсного кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Оставшиеся средства от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет должника в следующем порядке: пятнадцать процентов от суммы, вырученной от реализации предмета залога, — для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества должника в целях погашения указанных требований; оставшиеся денежные средства — для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей. Денежные средства, предназначавшиеся для погашения требований кредиторов первой и второй очереди и оставшиеся на специальном банковском счете должника после их погашения, направляются на погашение требований конкурсного кредитора, обеспеченных залогом реализованного имущества. Денежные средства, оставшиеся после полного погашения требований кредиторов первой и второй очереди, требований кредитора, обеспеченных залогом реализованного имущества, включаются в конкурсную массу. Не удовлетворенные за счет денежных средств, вырученных от реализации предмета залога, требования кредиторов по обязательствам, которые были обеспечены залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди (пункт 2 статьи 138 Закона о банкротстве 2002 года (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ)).

Конкурсный управляющий открывает в кредитной организации отдельный счет должника, который предназначен только для удовлетворения требований кредиторов за счет денежных средств, вырученных от реализации предмета залога, в соответствии с настоящей статьей (специальный банковский счет должника). В договоре специального банковского счета должника указывается, что денежные средства, находящиеся на специальном банковском счете должника, могут списываться только для погашения требований кредиторов первой и второй очереди, а также для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплате услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей. Денежные средства со специального банковского счета должника списываются по распоряжению конкурсного управляющего только в целях удовлетворения требований кредиторов в порядке, предусмотренном настоящей статьей. Сделки, совершенные с нарушением требований настоящего пункта, могут быть признаны недействительными (пункт 3 статьи 138 Закона о банкротстве 2002 года (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ)).

Насколько необходимы и последовательны указанные изменения правового положения в деле о банкротстве кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника, и насколько справедливо и обоснованно правовое положение названных кредиторов, предусмотренное действующим законодательством о банкротстве?

Помимо целесообразности законодательного решения того или иного отдельного вопроса при правовом регулировании общественных отношений подлежат учету и такие факторы как исторические традиции правового регулирования соответствующих правоотношений, а также правовая природа и содержание названных правоотношений. В противном случае «удачное», «целесообразное» регулирование отдельной группы правоотношений повлечет за собой разбалансировку всей системы правоотношений, элементом которой является указанная отдельная группа отношений. В этой связи актуальным является применение исторического, сравнительноправового и системного методов правового регулирования общественных отношений, позволяющее комплексно воздействовать на всю систему правоотношений в целом, не допуская при регулировании отдельных правоотношений возникновения негативного эффекта для регулирования других элементов соответствующей системы правоотношений. Изложенное в полной мере относится к правовому регулированию положения в деле о банкротстве кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника.

Специфика правового положения кредитора, требование которого обеспечено залогом вещи, принадлежащей должнику, состоит в том, что такой кредитор обладает не только обязательственным правом (требованием) по отношению к должнику, но и вещным правом залога в отношении вещи, являющей предметом залога. Нам могут возразить, что залог является способом обеспечения исполнения обязательств и в соответствии с ГК РФ не относится к числу вещных прав. Однако, как справедливо отметил Е.А. Суханов, «отнесение же законом залога к способам обеспечения надлежащего исполнения обязательств (как известно, впервые последовавшее у нас в результате кодификации гражданского законодательства в начале 60-х годов, в котором в отличие от ГК РСФСР 1922 года принципиально отказались от выделения категории вещных прав) само по себе не может определять юридическую природу залогового права»[3]. Отнесение права залога к числу вещных прав связано с признаками вещного права, свойственными праву залога (возможность непосредственного воздействия на вещь, являющуюся объектом названного права; абсолютный характер осуществления и защиты; следование за вещью; установление основных прав залогодержателя, составляющих содержание права залога, непосредственно законом (ГК РФ); независимость содержания, существования и осуществления права залога от воли собственника вещи, являющейся предметом залога, а также от воли всех других лиц; защита прав залогодержателя вещно-правовыми способами: виндикационным и негаторным исками). Гражданское законодательство еще со времен римского частного права традиционно рассматривает право залога в качестве вещного права на удовлетворение требования непосредственно из стоимости заложенной вещи преимущественно перед требованиями других кредиторов. Так, к числу вещных прав залог относили: Дигесты Юстиниана, Германское гражданское уложение, Свод законов Российской империи, проект отечественного Гражданского уложения, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. Точка зрения о вещно-правовой природе права залога поддержана такими учеными-цивилистами, как И.А. Базанов, А.С. Звоницкий, Л.А. Кассо, Е.А. Суханов, И.А. Покровский, Г.Ф. Шершеневич.

В этой связи не представляется возможным согласиться с мнением ученых-юристов, полагающих, что залоговое право в той или иной мере включает в себя обязательственно-правовые элементы[4].

В настоящей работе мы исходим из вещно-правовой природы права залога.

По действующему отечественному законодательству о банкротстве с введением процедур банкротства (наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство) все требования кредиторов подлежат предъявлению к должнику только в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве (пункт 1 статьи 63, пункт 1 статьи 71, пункты 1, 5 статьи 81, пункт 1 статьи 94, пункт 1 статьи 100, пункт 1 статьи 126, пункт 1 статьи 142 Закона о банкротстве 2002 года), что ограничивает кредиторов в правовых возможностях по защите принадлежащих им обязательственных прав, подчиняя их порядку предъявления, рассмотрения и установления требований кредиторов, предусмотренному законодательством о банкротстве. Однако названный Закон не предусматривает ограничение или прекращение вещных прав с введением процедур банкротства. Вещно-правовые требования (виндикационные и негаторные иски) к несостоятельному должнику рассматриваются в общем порядке за рамками дела о банкротстве (пункт 5 статьи 4 Закона о банкротстве 2002 года, пункт 2 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 года № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности

(банкротстве)»). В этой связи представляется необоснованным и непоследовательным рассмотрение требований кредиторов, обеспеченных залогом имущества должника, в рамках дела о банкротстве. Такое законодательное решение свидетельствует об отрицании отечественным законодателем вещно-правовой природы залога и влечет крайне неблагоприятные последствия в виде отсутствия единого законодательного подхода к вещным правам в рамках дела о банкротстве и снижения уровня защиты прав залогодержателей, на который они вправе рассчитывать как обладатели вещного права. К числу названных неблагоприятных последствий относится и снижение эффективности применения права залога в гражданском обороте, поскольку востребованность и необходимость права залога неразрывно связаны с предоставляемыми им гарантиями в качестве вещного права.

Исходя из правовой природы и содержания права залога как вещного права, требования кредиторов, обеспеченные залогом имущества должника, не подлежат рассмотрению в рамках дела о банкротстве, поскольку вещи, являющиеся предметом залога, подлежат исключению из конкурсной массы и должны служить для удовлетворения требований кредиторов, обеспеченных залогом. В той части, в которой требования кредиторов, обеспеченные залогом, не были удовлетворены из стоимости заложенного имущества, соответствующие требования подлежат включению в реестр требований кредиторов, равно как и в случае, если после удовлетворения соответствующих требований из стоимости заложенного имущества осталась часть названного имущества, оставшаяся часть имущества в связи с прекращением залога (подпункт 1 пункта 1 статьи 352 ГК РФ) подлежит включению в конкурсную массу и должна служить для удовлетворения требований других кредиторов.

Дореволюционное отечественное законодательство, равно как и римское частное право, и законодательства Англии, США, Германии, Франции, предусматривали удовлетворение требований кредиторов, обеспеченных залогом имущества должника, непосредственно из стоимости заложенного имущества преимущественно перед требованиями других кредиторов в общем порядке вне рамок дела о банкротстве[5]. Мы полагаем, что указанный подход к правовому положению в деле о банкротстве кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника, следует расценивать как традицию правового регулирования положения названных кредиторов в деле о банкротстве, которая подлежит учету и современным отечественным законодательством о банкротстве.

Правовое положение в деле о банкротстве кредиторов, предметом требований которых являются не денежные средства, а иное имущество. Требования кредиторов учитываются в реестре требований кредиторов в денежных средствах — валюте Российской Федерации (пункт 5 статьи 16 Закона о банкротстве 2002 года). Расчеты с кредиторами (соразмерное удовлетворение требований кредиторов) производятся конкурсным управляющим или лицами, имеющими право на исполнение обязательств должника, в соответствии с реестром требований кредиторов (абзац первый пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве 2002 года), в котором, как мы отметили, требования учитываются в валюте Российской Федерации, следовательно, требования кредиторов по смыслу пункта 5 статьи 16, абзаца первого пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве 2002 года подлежат удовлетворению путем уплаты кредиторам денежных средств в размере, в котором требования кредиторов включены в реестр требований кредиторов.

Означает ли это, что требования кредиторов, возникшие из обязательств, предметом которых являются не денежные средства, а иное имущество, не подлежат удовлетворению в рамках дела о банкротстве?

В соответствии с пунктом 5 статьи 4 Закона о банкротстве 2002 года требования кредиторов по обязательствам, не являющимся денежными, могут быть предъявлены в суд и рассматриваются судом, арбитражным судом в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

В пункте 2 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 года № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» также отмечается, что в соответствии с пунктом 5 статьи 4 Закона о банкротстве требования кредиторов по обязательствам, не являющимся денежными, могут быть предъявлены в суд и рассматриваются судом, арбитражным судом в порядке, установленном процессуальным законодательством.

Вместе с тем возможен и иной подход к решению вопроса об установлении и удовлетворении в рамках дела о банкротстве требований кредиторов, возникших из обязательств, предметом которых являются не денежные средства, а иное имущество.

Необходимо различать предмет требования кредитора и предмет обязательства, из которого возникло требование кредитора. Предмет обязательства представляет собой правовой результат, на достижение которого направлены осуществление субъективных прав и исполнение обязанностей в рамках регулятивного обязательственного правоотношения, тогда как предметом требования кредитора является защита нарушенного или оспариваемого субъективного права кредитора в рамках охранительного правоотношения, возникшего в связи с неисполнением (ненадлежащим исполнением) должником обязанностей перед кредитором и реализацией кредитором правомочия требования, входящего в состав всякого субъективного гражданского права. Предмет требования кредитора может и не совпадать с предметом обязательства, поскольку кредитор вправе потребовать не только присуждения к исполнению обязанности в натуре, но и признания права, возмещения убытков, взыскания неустойки, компенсации морального вреда, прекращения или изменения правоотношения, а также применить иные способы защиты права, предусмотренные законом (статья 12 ГК РФ). Так, кредиторы по обязательствам, предметом которых является не уплата должником денежных средств, а передача иного имущества, не лишены возможности предъявить к должнику требования, предметом которых являются денежные средства, например, требование о возмещении убытков[6] (статьи 12,15,393 ГК РФ), требование о взыскании неустойки (статьи 12, 330, 332 ГК РФ), требование о возврате неосновательного обогащения (статья 1102, 1105 ГК РФ), требование о возврате суммы предварительной оплаты за товар (пункт 3 статьи 487 ГК РФ) работы, услуги[7] и другие требования, предметом которых являются денежные средства.

В связи с вопросом об установлении в рамках дела о банкротстве требований кредиторов, возникших из обязательств, предметом которых являются не денежные средства, необходимо обратить внимание на правовое регулирование установления в рамках дела о банкротстве требований кредиторов по обязательствам, предметом которых является иностранная валюта.

В соответствии с пунктом 1 статьи 317 ГК РФ денежные обязательства должны быть выражены в рублях (статья 140). По смыслу данной нормы права денежными являются только требования, размер которых выражен в российских рублях, а требования, выраженные в иностранной валюте, к числу денежных не относятся. Между тем Закон о банкротстве 2002 года предусматривает правило об определении в российских рублях в рамках дела о банкротстве состава и размера обязательств, выраженных в иностранной валюте, предоставляя таким образом кредиторам по указанным обязательствам возможность предъявлять свои требования к включению в реестр требований кредиторов в рамках дела о банкротстве. Так, в соответствии с абзацем 4 пункта 1 статьи 4 Закона о банкротстве 2002 года состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, выраженных в иностранной валюте, определяются в рублях по курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации, на дату введения каждой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.

Возникает вопрос: если Закон о банкротстве 2002 года (абзац 4 пункта 1 статьи 4) предусматривает включение в реестр требований кредиторов требований по обязательствам, выраженным в иностранной валюте, которые по смыслу пункта 1 статьи 317 ГК РФ не относятся к числу денежных обязательств, то что препятствует распространить такой подход в отношении требований кредиторов по другим обязательствам, выраженным не в российских рублях, предметом которых является другое имущество, однако в рамках дела о банкротстве имеется возможность установления состава и размера требований по таким обязательствам в российских рублях с учетом рыночных цен на имущество, являющееся предметом соответствующих обязательств. Мы полагаем, что имеется возможность установления (признания) в рамках дела о банкротстве требований кредиторов по обязательствам, предметом которых являются не деньги, а иное имущество. Предъявленные в рамках дела о банкротстве требования кредиторов, предметом которых являются не денежные средства, а иное имущество, следует оценивать в российских рублях и учитывать в реестре требований кредиторов как требования по денежным обязательствам[8]. Вопрос о размере денежной оценки названных требований подлежит выяснению в рамках рассмотрения таких требований кредиторов судом, рассматривающим дело о банкротстве[9]. При этом требования кредиторов по обязательствам, предметом которых являются не денежные средства, а иное имущество, не преобразуются в требования по денежным обязательствам, а только учитываются в реестре требований кредиторов как требования, выраженные в российских рублях, так как это предусмотрено абзацем 4 пункта 1 статьи 4 Закона о банкротстве 2002 года в отношении требований кредиторов, выраженных в иностранной валюте.

Кредиторы по обязательствам, предметом которых являются не денежные средства, а иное имущество, заинтересованы в надлежащем исполнении должником соответствующих обязательств не меньше, чем кредиторы по денежным обязательствам[10], поэтому с учетом предложенной нами возможности в рамках дела о банкротстве определения и выражения в российских рублях размера требований кредиторов по обязательствам, предметом которых являются не денежные средства, а иное имущество, необходимо предоставить кредиторам по обязательствам, предметом которых являются не денежные средства, а иное имущество, право обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом наряду с кредиторами по денежным обязательствам.

  • [1] См.: Пустовалова Е.Ю. Требования кредиторов в ходе производства по делу о банкротстве должника // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 4; Хими-чев В.А. Проблемы применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) в практике арбитражных судов // Закон. 2007. № 7. С. 43.
  • [2] См.: Егоров А.В., Ерш А.В. Некоторые вопросы удовлетворения требований залогодержателя при банкротстве залогодателя // Вестник ВАС РФ. 2007. № 8. С. 92-105.
  • [3] Суханов Е.А. Понятие и виды ограниченных вещных прав // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2002. № 4. С. 3-36 // Суханов Е.А. Гражданскоеправо России — частное право / Отв. ред. В.С. Ем. М.: Статут, 2008. С. 241.
  • [4] См.: Брагинский М.И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственныхправоотношений // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика.М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. С. 115;Витрянский В.В. Исполнение денежных обязательств при банкротстве должника // Закон. 2000. № 3. С. 127; Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств.М.: Статут, 2004. С. 163; Пустовалова Е.Ю. Требования кредиторов в ходе производства по делу о банкротстве должника // Арбитражный и гражданский процесс.2002. № 4; Райхер В.К. Абсолютные и относительные права (К проблеме деленияхозяйственных прав), в особенности применительно к советскому праву // Вестник гражданского права. 2007. Том 7. № 2. С. 162-171; Химичев В.А. Защита правкредиторов при банкротстве. М.: Волтере Клувер, 2005. С. 135.
  • [5] См.: Малышев К.И. Исторический очерк конкурсного процесса // Малышев К.И. Избранные труды по конкурсному процессу и иным институтам торгового права. М.:Статут, 2007. С 158-162, 218-224, 361-362, 423-424, 564; Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000. С. 23-26, 386.
  • [6] См.: Химичев В.А. Правовое положение кредиторов при банкротстве по законодательству Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.С. 8-9.
  • [7] См.: Нестеренко А.О. Проблемы правового регулирования исполнения обязательствв деле о банкротстве: Дис.... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 13; Шамшурин Л.Л. Проблемы применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) в практике арбитражных судов (на основе сравнительно-правового анализазаконодательных актов 1992,1998,2002 годов): Дис.... канд. юрид. наук. М, 2004.С. 11.
  • [8] См.: Ращевский Е.С. Денежное обязательство в процедуре внешнего управления:Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 7; Телюкина М.В. Конкурсное право. Гражданско-правовые проблемы: Дис.... докт. юрид. наук. М., 2003. С. 15.
  • [9] См.: абзац второй пункта 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 года№ 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дело банкротстве» // Вестник ВАС РФ. 2012. № 8. С. 156.
  • [10] По мнению О.В. Пустошкина, «права кредиторов по «неденежным» обязательствамнеоправданно ущемлены тем, что они не являются участниками дела о несостоятельности и не могут защищать свои права с использованием правовых средств,предоставленных Законом о несостоятельности, но на их требования распространяется действие моратория. Поэтому необходимо внести соответствующие изменения в ст.ст. 63,81,95 Закона о несостоятельности». См.: Пустошкин О.В. Правовыесредства достижения цели института несостоятельности (банкротства) юридического лица: Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2005. 10. Соглашаясь сточкойзрения О.В. Пустошкина о неоправданном ущемлении прав кредиторов по «неденежным» обязательствам в связи с отсутствием у них возможности защищатьсвои права с использованием правовых средств, предоставленных Законом о банкротстве, мы не можем согласиться с предложением О.В. Пустошкина о внесениисоответствующих изменений в статьи 63,81,95 Закона о банкротстве, посколькунераспространение на требования кредиторов по «неденежным» обязательствамправового режима, установленного законодательством о банкротстве, не предоставит указанным кредиторам возможности защищать свои права с использованием правовых средств, предоставленных Законом о банкротстве, а, напротив,лишит их названной возможности.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >