1.3. Восстановление права на корпоративный контроль

Факт признания судом недействительным решения о реорганизации при наличии существенных нарушений, ущемляющих права акционеров (участников) реорганизуемого юридического лица, до вступления в силу Федерального закона от 05.05.2014 г. № 99-ФЗ ставил вопрос восстановления членства в обществах, прекративших свою деятельность в результате реорганизации. После вступления в силу новой редакции ГК РФ, несмотря на то, что согласно ч. 2 ст. 60.1 признание судом недействительным решения о реорганизации юридического лица не влечет ликвидации образовавшегося в результате реорганизации юридического лица, вопрос восстановления членства в обществах, прекративших свою деятельность в результате реорганизации, не утратил своей актуальности.

Данный вопрос может возникнуть в случае проведения принудительной реорганизации по решению суда, проводимой по иску государственного органа. Речь идет о случаях проведения принудительного разделения или выделения в порядке, установленном ст. 38 Закона о защите конкуренции[1].

Такой способ защиты как восстановление корпоративного контроля, безусловно, включает в себя также и право на получение акции каждого общества, создаваемого в результате разделения (выделения), поскольку он прямо предусмотрен законом об акционерных обществах в качестве специальных имущественных гарантий защиты прав акционеров при проведении реорганизации в форме разделения и выделения.

Так, помимо права требования выкупа акций, предоставленного ст. 75 ФЗ «Об АО», закон об акционерных обществах предусматривает иные специальные имущественные гарантии защиты прав акционеров при проведении реорганизации в форме разделения и выделения. Согласно п. 3.3 ч. 3 ст. 18 ФЗ «Об АО» каждый акционер реорганизуемого общества, голосовавший против принятия решения о реорганизации общества или не принимавший участия в голосовании по вопросу о реорганизации общества, должен получить акции каждого создаваемого путем реорганизации в форме разделения общества, предоставляющие те же права, что и принадлежащие ему акции реорганизуемого общества, пропорционально их числу. Согласно п. 3.3 ч. 3 ст. 19 ФЗ «Об АО», если решением о реорганизации общества в форме выделения предусматривается конвертация акций реорганизуемого общества в акции создаваемого общества или распределение акций создаваемого общества среди акционеров реорганизуемого общества, каждый акционер реорганизуемого общества, голосовавший против принятия решения о реорганизации общества или не принимавший участия в голосовании по вопросу о реорганизации общества, должен получить акции каждого создаваемого общества, предоставляющие те же права, что и принадлежащие ему акции реорганизуемого общества, пропорционально их числу.

Следует отметить, что в обществе с ограниченной ответственностью аналогичные нормы отсутствуют, а участникам, как было изложено выше, если они голосовали против принятия решения о реорганизации либо не принимали участия в голосовании, предоставлено исключительно право обжаловать решения органов, принявших соответствующее решение. При этом им также необходимо доказать, что голосование участника общества, подавшего такое заявление, могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения являются существенными и решение повлекло причинение убытков данному участнику общества. Что само по себе является весьма не простой задачей.

На практике, в процессе проведения реорганизации хозяйственных обществ могут возникнуть и иные случаи нарушения прав акционеров (участников), в которых потребуется именно восстановление корпоративного контроля.

Необходимо отметить, что с учетом специфики защищаемого права, характера нарушения и предполагаемого результата защиты при заявлении требования о восстановлении членства в обществах, прекративших свою деятельность в результате реорганизации хозяйственного общества, как правило, речь идет о восстановлении нарушенного права, т.е. восстановлении положения, существовавшего до нарушения права.

Такая категория гражданского права как «восстановление права на корпоративный контроль» или «восстановление права корпоративного контроля над обществом» появилась в судебной практике несколько лет назад[2]. Следует отметить, что основоположником разработки особенностей этого средства защиты является С. В. Сарбаш[3].

Указанный способ защиты основан на ст. 12 ГК РФ, которая предусматривает такой способ защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права.

Как было отмечено выше, наличие корпоративного контроля определяется наличием акций или долей в уставном капитале соответствующего хозяйственного общества, а реальный объем корпоративных прав каждого акционера (участника) зависит от величины принадлежащего ему пакета акций (размера долей) в уставном капитале.

Утрата корпоративного контроля при реорганизации хозяйственного общества зачастую происходит либо в результате недобросовестных действий волеобразующего или волеизъявляющего органа реорганизуемого общества, нарушения установленного действующим законодательством порядка проведения реорганизации, злоупотребления правом, либо помимо воли акционеров (участников) хозяйственного общества, в силу неправомерных действий третьих лиц.

Так, в результате проведения реорганизации акционер (участник) может оказаться владельцем меньшего количества акций (долей), либо владельцем акций (долей) меньшей номинальной стоимости, либо владельцем акций (долей) общества с финансовыми показателями, существенно отличающимися от финансовых показателей реорганизуемого общества. Вследствие чего акционер (участник), утратив ряд правомочий, предоставляемых акционерам (участникам), имеющим необходимое для его реализации количество акций, не сможет реализовать свое право на получение части прибыли общества с ограниченной ответственностью и акционерного общества в виде дивидендов, а также рассчитывать на получение части имущества, остающегося после ликвидации акционерного общества/общества с ограниченной ответственностью, что в свою очередь может негативным образом сказаться на рыночной стоимости принадлежащих ему акций (долей). В ряде случаев право на участие в управлении делами акционерного общества (общества с ограниченной ответственностью) также может быть ущемлено путем получения в результате реорганизации акций (долей), предоставляющих меньшее количество голосов на общем собрании акционеров (участников) общества, либо отнесения достаточно широкого круга вопросов к компетенции не общего собрания акционеров (участников), а совета директоров, либо иного коллегиального или единоличного исполнительного органа.

Таким образом, интересы акционеров (участников) хозяйственных обществ могут быть ущемлены не только в результате понижения вследствие проведения реорганизации рыночной стоимости принадлежащих им долей (акций), либо ущемления их прав, по сравнению с правами, предусмотренными уставом реорганизуемого общества, но и в процессе эмиссии акций, вследствие, например, лишения их некоторого количества акций (долей).

Федеральный закон от 05.05.2014 г. № 99-ФЗ дополняет ГК РФ ст. 60.1, согласно ч. 4 которой устанавливается солидарная ответственность лиц, недобросовестно способствовавших принятию признанного судом недействительным решения о реорганизации. Законодатель установил, что такие лица обязаны солидарно возместить убытки участнику реорганизованного юридического лица, голосовавшему против принятия решения о реорганизации или не принимавшему участия в голосовании, а также кредиторам реорганизованного юридического лица. Также установлено, что солидарно с данными лицами, недобросовестно способствовавшими принятию решения о реорганизации, отвечают юридические лица, созданные в результате реорганизации на основании указанного решения. Если решение о реорганизации юридического лица принималось коллегиальным органом, солидарная ответственность возлагается на членов этого органа, голосовавших за принятие соответствующего решения.

Однако в случае, если будет установлено, что лица, лишившие участников реорганизуемого общества корпоративного контроля, действовали добросовестно, разумно и в сложившихся обстоятельствах не знали и не могли знать о нарушении корпоративных прав иных участников реорганизуемого юридического права, то права и интересы таких иных участников реорганизуемого юридического права должны быть дополнительно защищены, поскольку добросовестность или недобросовестность в данном случае это скорее вопрос факта и его оценки, нежели вопрос права.

Согласно ч. 2 ст. 65.2, также введенной в ГК РФ с 1 сентября 2014 г., участник коммерческой корпорации, утративший помимо своей воли права участия в ней, вправе требовать возвращения ему доли участия, перешедшей к иным лицам, с выплатой им справедливой компенсации, определяемой судом, а также возмещения убытков за счет лиц, виновных в утрате доли. Суд может отказать в возвращении доли участия, если это приведет к явно несоразмерному лишению иных лиц их прав участия или повлечет крайне негативные социальные и иные публично значимые последствия. В этом случае лицу, утратившему помимо своей воли права участия в корпорации, за счет лиц, виновных в утрате доли, выплачивается справедливая компенсация, определяемая судом.

При применении данной нормы будет опять-таки превалировать судейское усмотрение, поскольку ключевым аспектом является определение судом этой самой справедливой компенсации. Действующее законодательство в настоящий момент не предусматривает механизмов ее определения.

Невозможно не согласиться с С. В. Сарбашем, справедливо отмечающем, что законодателю не удалось пока определить действенные меры по предотвращению противоправного лишения корпоративного контроля, а также специальные способы защиты прав участников юридических лиц и восстановления этих прав. А имеющиеся же в арсенале гражданского права общие меры защиты прав собственников или кредиторов в обязательственных отношениях оказываются не вполне пригодными для их использования в сфере корпоративных отношений, ибо не могут учитывать специфику этих отношений, особенности объекта прав[4].

Принятый Федеральный закон от 05.05.2014 г. № 99-ФЗ, на наш взгляд, предусматривает ряд положений, препятствующих противоправному лишению корпоративного контроля, однако только правоприменительная практика будет судить об эффективности предусмотренных им способов защиты прав участников юридических лиц в процессе проведения реорганизации.

Восстановление корпоративного контроля предполагает возврат утраченных акций и долей в натуре, причем независимо от изменения размера уставного капитала реорганизуемого общества. Вследствие чего лицо должно получить долю в относительном выражении, совпадающем с размером утраченных долей (акций), однако абсолютное выражение доли в уставном капитале может измениться в связи с изменением размера уставного капитала хозяйственного общества.

По нашему мнению, восстановление по суду корпоративного контроля, утраченного в связи с проведением реорганизации хозяйственного общества, носит особый характер, так как позволяет вернуть участнику возможность принятия корпоративных решений без обращения к промежуточным способам защиты своих прав, в том числе без признания недействительными записей в системе Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ). Что позволяет сохранить стабильность гражданского оборота.

Заявление требования о восстановлении корпоративных прав позволяет не признавать, например, реорганизацию корпорации несостоявшейся и, следовательно, не вносить соответствующих записей в систему ЕГРЮЛ.

В случае принятия судом решения о восстановлении корпоративного контроля изменения должны вноситься на основании решения суда в систему ведения реестра акционеров, в список участников общества и потом в систему Единого государственного реестра юридических лиц, причем, исключительно в связи с изменением сведений об акционерах (участниках), при условии наличия в нем соответствующих граф.

Следует отметить, что признание недействительными записей в реестре владельцев именных бумаг как способ защиты нарушенного права не предусмотрен действующим законодательством РФ, поскольку не приводит к защите нарушенного права и не восстанавливает положения, существовавшего до нарушения права. Вследствие чего не может быть предметом самостоятельного искового требования, что было справедливо отмечено в правоприменительной практике[5]. Так, суд обоснованно пришел к выводу, что вновь созданное юридическое лицо, являющееся правопреемником ответчика по его обязательствам, не имеет полномочий аннулировать в реестре акционеров реорганизованного общества какие-либо записи по лицевым счетам[6].

Требование о восстановлении корпоративного контроля не является самостоятельно заявляемым исковым требованием. Анализ судебной практики показывает, что в области корпоративных отношений реализация такого способа защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, возможна, в частности, одним из следующих способов:

  • - присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале общества исходя из того, что он имеет право на такое участие в обществе, которое он имел бы, если бы ответчик соблюдал требования действующего законодательства, действуя добросовестно и разумно[7];
  • - признания недействительными принятых решений собраний общества[8];
  • - признания реорганизации корпорации несостоявшейся (после вступления в силу Федерального закона от 05.05.2014 г. № 99-ФЗ).

Восстановление корпоративного контроля, по сути, является юридическим последствием удовлетворения любого корпоративного иска, направленного на восстановление утраченных прав акционера (участника), поскольку оно выступает его правовым результатом.

Безусловно, для восстановления прав акционеров (участников) реорганизуемого общества, права которых существенно нарушены или ущемлены в результате проведения реорганизации, должен быть восстановлен по суду их корпоративный контроль, возврат корпоративного контроля возможен в течение срока исковой давности, установленного для возможного оспаривания решения общего собрания акционеров (участников) или признания реорганизации корпорации несостоявшейся.

  • [1] См.: Федеральный закон от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ (ред. от 28.12.2013 г.) «О защитеконкуренции» (с изм. и доп., вступ. в силу с 22.06.2014 г.).
  • [2] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 3.06.2008 г. № 1176/08 и от 10.06.2008 г.№ 5539/08// СПС «КонсультантПлюс».
  • [3] См.: Сарбаш С. В. Восстановление корпоративного контроля // Вестник гражданского права. 2008. № 4. С. 70-79.
  • [4] См.: Сарбаш С. В. Указ. соч. С. 74.
  • [5] См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2008 г.№ 09АП-18499/2007-ГК по делу № А40-14752/07-125-88 // СПС «КонсультантПлюс».
  • [6] См.: Постановление ФАС Московского округа от 06.07.2009 г. № КГ-А41/4319-09по делу № А41-К1-21686/07 // СПС «КонсультантПлюс».
  • [7] См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.06.2010 г.№ 09АП-24176/2009-ГК по делу № А40-91580/08-19-641 // СПС «КонсультантПлюс».
  • [8] См, например: Постановление ФАС Московского округа от 11.02.2009 г. № КГ-А40/13275—08—1,2 по делу № А40—16629/08—57—120; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2009 г. № 09АП-19430/2009-ГК по делу№ А40—73835/08—43—536; Постановление Девятого арбитражного апелляционногосуда от 30.09.2009 г. № 09АП-17952/2009-ГК по делу № А40-58770/08-136-484 // СПС«Консул ьтантПлюс».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >