Эмиссия акций как корпоративный юридический состав

В основе возникновения таких особых гражданских правоотношений, как корпоративные, лежат разнообразные по своей природе, сущности и структуре юридические факты. Большинство корпоративных правоотношений возникает, изменяется и прекращается на основе тех же юридических фактов, что и другие гражданские правоотношения, например, на основании гражданско-правовых сделок. Но, безусловно, особая природа рассматриваемых правоотношений обусловливает наличие таких фактов и составов, которые являются основанием динамики исключительно корпоративных правоотношений и в этом смысле являются корпоративными.

В первую очередь необходимо отметить, что центральное место среди корпоративных юридических фактов занимают юридические акты. Связано это с тем, что существование неправовых связей внутри корпорации как правовой конструкции недопустимо и невозможно. Достаточно сложно представить себе, что субъекты корпоративных правоотношений не преследуют цели достижения того или иного правового результата. И тем более невозможно, чтобы акционеры или инвесторы не знали о комплексе возникающих у них прав.

В юридической литературе было обстоятельно аргументировано существование основных и подчиненных корпоративных правоотношений[1]. Основным корпоративным правоотношением является правоотношение членства (участия). Только при его наличии возможно возникновение иных (производных) корпоративных правоотношений. То есть правоотношение само становится юридическим фактом, порождающим другое правоотношение[2]. Речь идет именно о правоотношении, о комплексе связей участников организации как между собой, так и с самой организацией, что проявляется в наличии у них субъективных прав и обязанностей, а не о каком-то юридическом факте-состоянии, на основании которого возникают соответствующие правоотношения. Факт-правоотношение отражает правовую связь в обобщенном виде. Поэтому юридическое значение имеет, как правило, сам факт существования (или отсутствия) того или иного правоотношения[3].

Далее, в системе корпоративных юридических фактов особое место занимают юридические составы. Под юридическим составом обычно понимается совокупность юридических фактов, необходимых для наступления определенных юридических последствий. Каждый отдельный юридический факт, образующий состав, является его элементом. Так, например, для возникновения права на ликвидационную квоту необходимо наличие процедуры ликвидации общества и завершение расчетов с кредиторами. Юридическими фактами же, влекущими возникновение данного правоотношения, будут соответствующие решения общего собрания — решения о ликвидации, о назначении ликвидационной комиссии, об утверждении промежуточного и окончательного ликвидационного баланса. Более того, для возникновения любого производного правоотношения необходимо наличие правоотношения членства.

Изначально главное корпоративное правоотношение — правоотношение участия — порождается именно юридическим составом, эмиссией акций. В процессе эмиссии возникают новые объекты гражданских прав — акции, в их отсутствие немыслимо существование указанного правоотношения, именно акция удостоверяет комплекс членских прав (имущественных и связанных с ними неимущественных) акционера. Появляются также управомоченные по отношению к акционерному обществу субъекты, первые приобретатели акций.

К сожалению, тезис о том, что эмиссия акций — это сложный юридический состав, не является общепризнанным в науке гражданского права. Так, эмиссию ценных бумаг нередко рассматривают в качестве односторонней сделки[4]. Но все-таки для большинства теоретиков права и практикующих юристов эмиссия акций — это совокупность разнородных юридических фактов. Нет единого мнения относительно элементов, которые должны быть включены в эмиссию акций. Нередко круг этих элементов неоправданно расширяют, включая в это понятие не только факты, имеющие гражданско-правовой характер, но и действия технического характера, например, изготовление сертификатов ценных бумаг.

Для уяснения сущности эмиссии акций как сложного юридического состава и для точного определения ее элементов необходимо обратиться к закону. Статья 19 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» предусматривает следующие этапы эмиссии:

  • 1. Принятие решения о размещении эмиссионных ценных бумаг;
  • 2. Утверждение решения о выпуске (дополнительном выпуске) эмиссионных ценных бумаг;
  • 3. Государственная регистрация выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг;
  • 4. Размещение эмиссионных ценных бумаг в формах, установленных законом;
  • 5. Государственная регистрация отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг или представление в регистрирующий орган уведомление об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг[5].

Таким образом, эмиссия акций — это не что иное, как последовательность действий.

По мнению Г. Н. Шевченко, эта последовательность включает в себя различные юридические факты, в том числе односторонние сделки, административные акты, гражданско-правовые договоры[6]. То есть смысл такой трактовки эмиссии акций сводится к тому, что эмиссия включает в себя сделки и административные акты. А.Ю. Синенко же приводит расширительное толкование, включая в эту последовательность действий принятие органом управления эмитента решений об увеличении уставного капитала, о выпуске ценных бумаг или об утверждении отчета об итогах выпуска[7].

По нашему мнению, исходя из положений Закона, элементы, входящие в состав эмиссии ценных бумаг, можно классифицировать следующим образом: гражданско-правовые акты и административные акты.

Гражданско-правовые акты распадаются на корпоративные акты и сделки.

Корпоративные акты — решения органов управления акционерным обществом и действия по исполнению этих решений. Именно решением органа управления акционерным обществом инициируется процедура эмиссии акций. В решении о размещении и в решении о выпуске содержится существенная информация, в частности, сведения о количестве, категориях акций, способе размещения, порядке и форме оплаты. Действия по исполнению этих актов лежат в основе таких способов размещения акций, как конвертация и распределение акций среди учредителей (акционеров).

В процессе подписки заключаются договоры — двусторонние, консенсуальные, возмездные.

Государство регламентирует корпоративные правоотношения путем нормотворчества, а также издавая индивидуальные акты, без которых невозможна динамика корпоративных правоотношений. Воздействие этих актов на корпоративные правоотношения может быть как прямым, так и косвенным. Так, административные акты могут входить в эмиссионный состав. Речь идет, в первую очередь, об актах регистрации (выпуска ценных бумаг, проспекта ценных бумаг, отчета об итогах выпуска ценных бумаг). С одной стороны, это самостоятельные юридические факты, а с другой, это средство государственного контроля над гражданским оборотом. Государственная регистрация действия, события или права делает их публично достоверными. Для всех участников оборота это означает, что только зарегистрированные в соответствии с требованиями закона действия и события являются юридическими фактами, порождающими гражданско-правовые последствия[8]. Среди административных актов в эмиссионном составе также решение о признании выпуска несостоявшимся, решение о приостановлении эмиссии.

Косвенно административно-правовые акты воздействуют на движение корпоративных правоотношений, выступая в качестве предпосылки формирования определенного юридического состава, не являясь его элементом. Так, акт регистрации юридического лица не входит в эмиссионный состав, но при этом является его предпосылкой, в отсутствие зарегистрированного в установленном порядке акционерного общества невозможна и эмиссия акций.

Такого рода акты также рассматривают в качестве юридических условий. Они не входят в юридический состав, а примыкают к нему в качестве условия[9]. С такой позицией не представляется возможным согласиться. Дело в том, что, по нашему мнению, смешиваются разные категории, а именно в качестве юридического условия рассматриваются явления, которые, по сути, являются предпосылкой правоотношения — правоспособность и явления, которые являются ничем иным как юридическим фактом-правоотношением, отражающим участие данного субъекта в длящихся правовых связях.

Важно определиться с последствиями постепенного накопления элементов эмиссии. Так, по мнению О. А. Красавчикова, юридические последствия порождает только завершенный юридический состав. До завершения юридического состава никаких юридических последствий (понимая под этими последствиями движение правоотношения) для данного конкретного правоотношения не наступает. Он соглашался с О. С. Иоффе в том, что возникновение отдельных юридических фактов незавершенного состава создает возможность движения конкретного правоотношения, но эта возможность не имеет юридического значения[10] [11]. Более того, ученый пришел к выводу о том, что отдельный факт не может быть рассматриваем как юридический, так как он является частичкой, стороной общего состава, который в силу своей незавершенности еще не обладает юридическим характером". То есть он не усматривал правового значения за незавершенным юридическим составом, в отличие от М. М. Агаркова, который полагал, что отдельный факт такого состава способен породить право, которому не противостоит юридическая обязанность (секундарное право)[12].

Мы согласимся с тем, что завершающий момент накопления состава представляет собой тот скачок, который переводит состав из одного состояния — фактического, в другое состояние — юридическое.

Количество переходит в качество — факты становятся юридическими, порождая установленные нормой права юридические последствия. Но, как нам кажется, даже незавершенный юридический состав порождает те или иные правовые последствия, не остается безразличным для динамики правоотношения. Особенно это актуально для сферы корпоративных правоотношений, ведь нередко для их возникновения, изменения или прекращения необходимо наличие ряда взаимосвязанных юридических фактов. Так, отдельные этапы эмиссии акций порождают определенные последствия. Но конечная цель — возникновение, изменение и прекращение корпоративного правоотношения — реализуется только по завершении всех этапов. Наличие каких-либо промежуточных результатов не свидетельствует о том, что эмиссия не является юридическим составом. В этом смысле нельзя согласиться с тезисом С. А. Зинченко, что каждый из элементов в отдельности или какая-либо их часть не должны сами порождать правоотношение (завершенное, незавершенное)[13].

Рассмотрим более подробно элементы, составляющие эмиссию акций.

Особое место среди этих элементов занимают корпоративные акты. В процессе эмиссии органы управления акционерным обществом принимают два решения — о размещении и утверждении решения о выпуске (дополнительном выпуске) эмиссионных ценных бумаг.

Решение о размещении — это первый элемент эмиссионного состава. В нем содержится существенная информация по ряду вопросов, указывается способ размещения (например, открытая или закрытая подписка), срок, цена (порядок определения цены) и иные условия размещения (в том числе форма и порядок оплаты) ценных бумаг.

Значение данного этапа эмиссии сложно переоценить. Именно с принятием решения о размещении начинается процедура эмиссии ценных бумаг. Но, к сожалению, приходится констатировать несистемное и противоречивое законодательное регулирование отношений, возникающих в процессе принятия данного решения.

Во-первых, необходимо четко определиться с природой решения о размещении, с порядком его обжалования. Решение о размещении, как и любое другое решение органа управления акционерным обществом — это особый корпоративный акт, который влияет на динамику правоотношения, лишь будучи элементом юридического состава. Решения органов управления акционерным обществом не являются сделками[14]. На данное обстоятельство уже давно обращалось внимание в юридической литературе[15]. В настоящий момент законодатель в главе 9.1 Гражданского кодекса признал особую природу актов коллегиальных органов управления обществом. Безусловно, данный факт положительно отразился на правоприменении. Современная судебная практика по вопросам признания решений органов управления акционерным обществом недействительными и применения последствий недействительности ничтожных решений отличается последовательностью. Так, при рассмотрении одного из дел Арбитражный суд Воронежской области, учитывая особую природу решений органов управления акционерным обществом, не стал применять ретроспективные последствия недействительности, характерные для сделок[16].

Важно, что глава 9.1 Гражданского кодекса не просто дублирует содержание акционерного закона. Внесены новеллы относительно оспоримости и ничтожности решений органов управления акционерным обществом. Это не всегда учитывается судами. Так, например, Арбитражный суд Новосибирской области не обратил должного внимания на изменения законодательства и принял необоснованное решение: несмотря на то, что последующим собранием акционеров оспариваемое решение было подтверждено (п. 2 ст. 181.4 ГК РФ), суд признал его недействительным[17].

Решения органов управления акционерным обществом носят внутренний характер, но при этом не являются локальными нормативными актами. Нельзя забывать о том, что Гражданский кодекс РФ содержит исчерпывающий перечень источников гражданского права

(ст. 3,5, 7 ГК РФ)[18], к тому же по своей юридической природе, решения органов управления все-таки близки к сделкам, а соответственно, являются не источниками права, а юридическими фактами, в которых ярко выражен организационный элемент.

Во-вторых, необходимо ввести родовое понятие решения о размещении, установить четкие требования к содержанию данного решения и к порядку его принятия. В перечень сведений, которые обязательно должны быть включены в решение, целесообразно включить информацию о количестве, категории (типе) ценных бумаг, о способе размещения и цене. Отдельно можно установить дополнительные диспозитивные элементы решения о размещении, наличие которых обусловлено особенностями размещения, например, сведения о лицах, имеющих преимущественное право приобретения размещаемых акций.

Родовое понятие должно носить наименование «решение о размещении», а не «решение об эмиссии», как предлагается некоторыми авторами[19]. Действительно, этим решением «запускается» вся процедура эмиссии, но его основное содержание составляют все-таки вопросы размещения ценных бумаг.

В-третьих, необходим четкий и унифицированный подход к порядку принятия данного решения. Целесообразно установить, кем принимается данное решение. Такое решение должно приниматься исключительно общим собранием акционеров, т.е. составлять его исключительную компетенцию. Традиционно общее собрание акционеров рассматривается как волеобразующий орган. Именно на общем собрании формируется воля хозяйственного общества, направленная на размещение ценных бумаг. Совет директоров же, как орган волеизъявления, лишь реализует принятые общим собранием решения. Участие совета директоров в эмиссии ценных бумаг, таким образом, должно ограничиваться реализацией решений, принятых общим собранием. В настоящее время общее собрание акционеров принимает следующие решения: увеличение уставного капитала общества путем увеличения номинальной стоимости акций или путем размещения дополнительных акций; уменьшение уставного капитала общества путем уменьшения номинальной стоимости акций; дробление, консолидация акций; реорганизация общества; внесение изменений и дополнений в устав.

Но, к сожалению, законодатель не последователен в решении данного вопроса. Допускается возможность принятия советом директоров решения об увеличении уставного капитала путем размещения обществом дополнительных акций в пределах количества и категорий (типов) объявленных акций. Такой подход законодателя вызывает значительные затруднения на практике. Суды нередко признают соответствующее полномочие как за общим собранием, так и за советом директоров[20]. Такого рода «смешанная» компетенция лишь порождает новые вопросы, но никак не способствует решению старых. Поэтому, как нам кажется, необходимо четко определить в законе, кто уполномочен принимать решение о размещении акций. В этом смысле заслуживает одобрения формулировка ст. 39 Закона «Об акционерных обществах»: установлено, что размещение акций посредством закрытой подписки осуществляется только по решению общего собрания акционеров об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций[21]. Такая определенная формулировка позволяет принимать судам обоснованные и последовательные решения[22].

Другим корпоративным актом-элементом эмиссионного состава является решение о выпуске. Положительно, что законодатель более предметно и последовательно регулирует процедуру утверждения данного решения, устанавливает требования к его содержанию.

Необходимо определить, как соотносятся данные акты. Эти решения носят самостоятельный характер, несмотря на то что решение о выпуске производно. У них разная форма, содержание, а главное — правовое значение. Мы не подвергаем сомнению обоснованность применения такой конструкции как решение о выпуске. Положение о том, что решение о выпуске ценных бумаг утверждается на основании и в соответствии с решением об их размещении[23], ни в коей мере не умаляет самостоятельного значения решения о выпуске. Нельзя согласиться с тем, что последнее представляет собой лишь форму удостоверения решения о размещении. В отличие от решения о размещении ценных бумаг, решение о выпуске оформляется отдельным документом. Содержания решения о размещении и решения о выпуске не дублируются. В решении о выпуске урегулирован гораздо более широкий круг вопросов. Кроме того, законом признается за решением о выпуске самостоятельное значение. Статья 18 ФЗ «О рынке ценных бумаг» устанавливает, что решение о выпуске ценных бумаг является документом, удостоверяющим права, закрепленные ценной бумагой. Как нам кажется, данная формулировка крайне неудачна. Решение о выпуске — это документ установленной формы. Оно не порождает прав акционеров, а носит строго информационный характер. Права акционеров вытекают из бездокументарных эмиссионных ценных бумаг, принадлежащих акционеру. Решение лишь содержит информацию о том, какие акции будут размещены. Мы не можем согласиться с тем, что решение о выпуске является объективирующим документом, в котором содержится комплекс прав, закрепленный ценной бумагой[24]. Более того, такая формулировка закона приводит к тому, что суды приравнивают решение о выпуске к ценной бумаге[25].

Таким образом, в настоящее время предусмотрено принятие решения о размещении и утверждение решения о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг. Для перехода к следующему этапу эмиссии — государственной регистрации выпуска ценных бумаг — необходимо наличие обоих актов. Лишь в совокупности они дают возможность эмитенту вступить в отношения по государственной регистрации выпуска. Эти решения носят самостоятельный характер, несмотря на то что решение о выпуске производно. Законодательное регулирование порядка принятия данных решений, установленные требования к их содержанию нельзя признать удовлетворительными. Необходимо точно определить, особенно применительно к решению о размещении, какой орган и в каком порядке принимает решение, какие сведения должны быть обязательно включены в его содержание. А это, как было показано выше, невозможно без установления родового понятия решения о размещении. Как нам кажется, за последним надо признать характер внутреннего акта, решение же об утверждении — это акт, имеющий значение для третьих лиц, в первую очередь для потенциальных приобретателей акций. Соответственно, и требования к нему должны быть более жесткие, особенно в части удостоверяемых прав.

В отдельную группу должны быть выделены действия по исполнению решений органов управления акционерным обществом. По нашему мнению, они также являются корпоративными актами, так как направлены на возникновение, изменение и прекращение гражданских правоотношений. Это корпоративные акты «второго» уровня. Они лежат в основе таких способов размещения ценных бумаг как конвертация и распределение акций.

Правовая природа конвертации и распределения вызывает острые дискуссии. Так, ряд авторов рассматривает данные способы размещения ценных бумаг в качестве односторонних сделок[26]. Отмечается, что решение о конвертации принимается эмитентом в одностороннем порядке. Другие авторы полагают, что конвертация — это договор мены[27], а распределение — договор дарения[28]. Данная точка зрения базируется на сущностном признаке конвертации (замене одних ценных бумаг на другие) и распределения (отсутствие обязанности акционеров осуществить оплату дополнительных акций).

В последнее время конвертацию стали рассматривать как определенный юридический состав, включая в него сделки, административные акты и управленческие решения, а также специфические сделки — действия субъектов учетной системы по внесению соответствующих записей по счетам владельцев ценных бумаг[29].

Наконец, к конвертации применяют конструкции прекращения обязательств — новации и отступного[30].

Положительно, что в каждом из вышеперечисленных подходов и конвертация, и распределение — это юридический акт. Сущность этого акта должна быть уточнена с учетом особой природы корпоративных правоотношений. Конвертация и распределение — это не что иное, как корпоративный юридический акт. Основанием этих способов размещения акций является корпоративный акт акционерного общества, принятый в форме решения общего собрания акционеров. Соответственно, конвертация и распределение — действия акционерного общества по исполнению корпоративного акта. К сожалению, судебная практика в данном вопросе непоследовательна[31]. Заслуживают одобрения формулировки тех судебных решений, в которых отказывается в признании за конвертацией и распределением природы сделки.

Отечественному законодательству известны два вида распределения акций — среди учредителей и среди акционеров. Мы выступаем категорически против существования подобных способов размещения акций. Распределение акций среди учредителей сопровождается возникновением не полностью оплаченных акций, что создает опасность для третьих лиц. Кроме того, до оплаты 50% уставного капитала деятельность общества существенно ограничена, что не позволяет рассматривать его в качестве полноценного участника гражданского оборота. Распределение акций среди учредителей осуществляется до государственной регистрации выпуска ценных бумаг, что не вписывается в общее правило о запрете размещения ценных бумаг до момента государственной регистрации их выпуска — уставной капитал акционерного общества должен формироваться не в момент государственной регистрации общества, а после нее. То есть от этого элемента эмиссионного состава (корпоративный акт) необходимо отказаться в пользу закрытой подписки (в ее рамках будут заключаться гражданско-правовые договоры). А распределение акций среди акционеров вообще не соответствует природе акционерной формы предпринимательской деятельности — общество не получает инвестиций, его активы не возрастают, несмотря на увеличение уставного капитала. Кроме того, приобретение акций в порядке принудительного распределения не заслуживает одобрения. Поэтому от него предлагается отказаться.

Конвертация как элемент эмиссионного состава по-разному может влиять на корпоративные правоотношения. Так, при конвертации, сопровождаемой лишь изменением номинальной стоимости акций, не происходит изменения перечня прав, меняется лишь их объем. Правоотношение между эмитентом и владельцем ценной бумаги продолжает существовать, его сущностные характеристики не меняются. При конвертации же в акции той же категории (типа) с иными правами меняется соответствующее правоотношение. Корпоративное правоотношение претерпевает существенную трансформацию — акционеры приобретают иные права, по сравнению с теми, которыми они обладали до размещения акций.

Следует согласиться с А. Ю. Синенко в том, что ценная бумага в момент конвертации прекращает существовать, но воплощенное в ней имущественное право не исчезает, а трансформируется в другой ценной бумаге с иными признаками[32].

Таким образом, первую группу элементов эмиссионного состава образуют корпоративные акты первого уровня — решения органов управления акционерным обществом, и второго — действия по исполнению этих решений. К сожалению, приходится констатировать неудовлетворительное законодательное регулирование соответствующих отношений. Одни конструкции нуждаются в значительной переработке, от других же надо безоговорочно отказаться.

Следующая группа элементов — сделки. В соответствии с действующим законодательством подписка представляет собой такой способ размещения акций, при котором заключаются отдельные гражданско- правовые договоры. Порядок заключения этих договоров определяется в решении о выпуске ценных бумаг. Заключаемые договоры укладываются в конструкции договоров мены и купли-продажи. Дело в том, что оплата акций может осуществляться либо деньгами, либо иным имуществом. С каждым приобретателем заключается отдельное соглашение. Неизменным статусом продавца обладает эмитент, потенциальными покупателями выступают либо любые лица, либо лица из определенного круга, который может изменяться только в строго определенном случае.

Несмотря на четкую формулировку (п. 21.1 Стандартов), не все авторы соглашаются с тем, что подписка сводится к заключению гражданско-правовых договоров. Особенно острые дискуссии данный вопрос вызывал в дореволюционной России. Подписку определяли и как договор, и как одностороннее волеизъявление, и даже как элемент единого по своей сути процесса создания акционерного общества[33]. Позже подписку стали рассматривать в качестве договора в пользу третьего лица, в качестве односторонней сделки подписчика, в качестве сделки особого рода. Ни с одним из вышеперечисленных подходов не представляется возможным согласиться. Во-первых, договор в пользу третьего лица не может быть основанием для возникновения у третьего лица юридических обязанностей. Согласно рассматриваемому подходу учредители заключают с приобретателем акций соглашение о подписке на акции в пользу акционерного общества. А в соответствии с действующим законодательством на акционерное общество возлагаются определенные обязанности по отношению к акционерам. Во-вторых, подписку нельзя рассматривать в качестве односторонней сделки подписчика, так как акционерное общество играет существенную роль в этом процессе, именно акционерное общество определяет все существенные условия заключаемого договора и, в первую очередь, условия о предмете — решением о размещении устанавливается количество и тип размещаемых акций — на основе данного положения решения о размещении позже конкретизируется предмет договора. В-третьих, выделение особых инвестиционных сделок связано с тем, как авторы понимают момент возникновения ценных бумаг, а именно этот момент не связывают с государственной регистрацией выпуска ценных бумаг[34]. Следует согласиться с Д.В. Ломакиным в том, что инвестиционные правоотношения могут вполне возникнуть и на основании сделок купли-продажи[35]. В-четвертых, сложнее всего согласиться с тем, что подписка создает не обязательство, а субъект права. Безусловно, в процессе размещения акций возникают отношения членства, появляется управомоченное по акциям лицо, но это результат соответствующих явлений, а не их природа. По своей природе отношения по подписке представляют собой именно договор, участниками которого, с одной стороны, является акционерное общество, а с другой — подписчик.

Выше было определено, что заключаемые в процессе подписки договоры являются двусторонними, консенсуальными и возмездными. Рассмотрим подробнее эти признаки.

Двусторонность договоров мены и купли-продажи акций при их размещении путем подписки заключается в том, что каждая из сторон обладает как правами, так и обязанностями. Так, акционер обязан оплатить акции и имеет право на их получение в соответствующем количестве и на определенных условиях.

Далее, консенсуальность заключается в том, что законодатель не связывает момент заключения договора с актом передачи акций подписчику. При заключении договоров в рамках подписки запись о переходе права собственности на акции вносится в реестр при предоставлении соответствующих документов, среди которых передаточное распоряжение. Само подписание распоряжений в данном случае свидетельствует об исполнении продавцом своего обязательства по передаче товара (акций) покупателю по сделке[36]. Данное распоряжение рассматривается в судебной практике в качестве документа, подтверждающего совершение сделки по возмездной передаче акций от одного лица к другому[37]. Но сам момент заключения договора с подписанием передаточного распоряжения не связывается.

Довольно интересный подход к данной проблеме обозначил в одном из своих решений Заволжский районный суд г. Твери. По мнению суда, в соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 29 ФЗ «О рынке ценных бумаг» закрепленные эмиссионной ценной бумагой права переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу, сделка по купле-продаже акций реальная, и без передачи акций договор считается незаключенным[38]. Мы не можем согласиться с таким утверждением. Да, право (а соответственно и права, закрепленные этой бумагой) на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю с момента внесения приходной записи по счету депо или по лицевому счету. Но это не означает, что момент заключения договора купли-продажи надо связывать с передачей имущества. Более того, в настоящее время законодатель установил четкое правило, что при уклонении лица, совершившего отчуждение, от представления лицу, осуществляющему учет прав на бездокументарные ценные бумаги, распоряжения о проведении операции по счету, приобретатель вправе требовать в судебном порядке внесения записей о переходе прав на ценные бумаги на условиях, предусмотренных договором с лицом, совершающим отчуждение. Из данной нормы можно сделать вывод о том, что договор купли-продажи, безусловно, консенсуальный.

Договор является возмездным, так как, как мы уже выяснили, покупатель производит оплату акций деньгами или иным имуществом. Дополнительные акции, размещаемые путем подписки, подлежат полной оплате при их размещении. В настоящее время данная норма носит императивный характер — законодатель отказался от предоставления участникам корпоративных правоотношений права оплаты части номинальной стоимости акций (25%). Нарушение данного требования ведет к отказу в государственной регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг[39]. Такое решение заслуживает одобрения.

Отношения по подписке неоднородны. Первую группу составляют отношения, когда подписчик не осуществляет имеющегося права, а лишь подает акционерному обществу оферту. Условия договора не фиксируются в решении о размещении ценных бумаг. Этим решением лишь устанавливается порядок заключения договоров, направленных на приобретение размещаемых ценных бумаг. В соответствии с установленным порядком поступают и регистрируются предложения (оферты) о приобретении размещаемых ценных бумаг. Именно поэтому представляется невозможным согласиться с трактовкой заключаемых в процессе подписки договоров в качестве договоров присоединения, ведь условия, разработанные акционерным обществом, доводятся до подписчиков не в форме оферты, а в виде предложения делать оферты.

Вторая группа отношений связана с наличием у подписчика преимущественного права. В данном случае речь идет о реализации имеющегося права, и соответствующее действие подписчика может быть рассмотрено в качестве акцепта. Уведомление о возможности осуществления преимущественного права вполне соответствует признакам оферты. Оно содержит существенные условия договора, отсутствие точно определенного количества акций, которое вправе приобрести каждое лицо, имеющее преимущественное право их приобретения, не является препятствием для трактовки уведомления в качестве оферты, ведь установление порядка определения этого количества может рассматриваться как определение существенного условия. Такой прием нередко используется в договорной технике, например, известно, что в договоре купли-продажи может быть определена цена либо порядок ее определения. Адресовано конкретному лицу (обладателю преимущественного права), а главное — выражает намерение сделавшего его лица заключить договор с адресатом, которым будет принято предложение. В законе прямо установлен срок для акцепта — 45 дней. До истечения этого срока общество не вправе размещать дополнительные акции и эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции, лицам, не имеющим преимущественного права их приобретения. Таким образом, данная группа отношений больше соответствует договору присоединения.

Отношения по реализации преимущественного права пытаются рассматривать в качестве предварительного договора[40]. Мы не можем согласиться с тем, что условия направляемого эмитентом уведомления, а также ответные действия акционера в виде подачи письменного заявления в целом соответствуют требованиям, предъявляемым к предварительным договорам ст. 429 Гражданского кодекса РФ. Стороны не обязуются заключить в будущем договор, они уже его заключают, уже существует конкретный предмет — ценные бумаги выпуска, прошедшего государственную регистрацию, а даже если бы его не было, Гражданский кодекс предусматривает возможность заключения договора купли-продажи товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем. Кроме того, имеются управомоченные субъекты — акционерное общество (оно имеет право отчуждать акции) и приобретатели ценных бумаг (они обладают преимущественным правом). Конструкция предварительного договора востребована в другой сфере — при организации длительных (иногда многолетних) договорных взаимосвязей участников гражданского, прежде всего предпринимательского оборота, например, по систематическим поставкам крупных партий товара на определенных ими конкретных условиях[41].

Особые вопросы вызывает предмет заключаемых договоров. Законодатель зачастую применяет правила, установленные для классических ценных бумаг, к бездокументарным ценным бумагам, более того на последние нередко распространяется правовой режим вещей. Пункт 2 ст. 454 Гражданского кодекса РФ прямо устанавливает возможность купли-продажи ценных бумаг. Как нам кажется, такой подход законодателя представляет собой исключительно прием юридической техники, он не меняет сущности бездокументарных ценных бумаг. Объектом гражданского оборота является комплекс взаимосвязанных имущественных прав (бездокументарные ценные бумаги)[42]. Соответственно, затруднения вызывает применение купли-продажи к таким объектам. Ведь товаром по договору купли-продажи являются вещи. Именно поэтому законодатель и распространил режим вещей на бездокументарные ценные бумаги. Безусловно, такое решение упрощает проблему и укладывается в традиции.

Таким образом, действующее законодательство допускает куплю-продажу бездокументарных ценных бумаг, осуществляется она именно в рамках подписки. Существенные условия данного договора формулируются в решении о размещении ценных бумаг. Исходя из п. 20.2 Стандартов, можно сделать вывод, что существенными условиями являются предмет, цена, форма оплаты. Иные условия, включая условия о сроках, существенными не являются. Но существенные условия договора устанавливаются также решением о выпуске ценных бумаг. В этом решении как раз должна содержаться информация о сроках.

Предмет договора составляют сведения о категории, типе, номинальной стоимости и форме выпуска акций, а также об их количестве. Объектом обязательства всегда является поведение обязанных лиц, в случае с бездокументарными ценными бумагами поведение обязанных лиц опосредовано действиями регистратора или депозитария.

Цена размещаемых ценных бумаг устанавливается советом директоров в соответствии со ст. 77 Федерального закона «Об акционерных обществах». Цена должна определяться, исходя из рыночной стоимости акций. Может быть привлечен независимый оценщик, в ряде случаев его привлечение обязательно. Если цена покупки или цена спроса и цена предложения ценных бумаг регулярно опубликовываются в печати, при определении рыночной стоимости таких ценных бумаг должна быть принята во внимание эта цена покупки или цена спроса и цена предложения. В особом порядке определяется цена размещения акций акционерных обществ, в уставных капиталах которых присутствует определенная доля государства или муниципального образования. Важно, что определяемая рыночная цена не должна быть ниже номинальной. В противном случае ценой размещения будет номинальная стоимость акций. Нельзя не согласиться с Д.В. Ломакиным в том, что действующее законодательство должно быть дополнено нормой о том, что цена приобретаемых акций должна изменяться в зависимости от их процентного соотношения с величиной уставного капитала акционерного общества. Ведь акции, составляющие определенный пакет, в силу предоставления владельцу особых прав, обладают повышенной ценностью[43].

Оплата акций может производиться не только в денежной форме, но также ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами либо иными правами, имеющими денежную оценку.

Таким образом, подписка — особый способ размещения ценных бумаг, который сводится к заключению гражданско-правовых договоров — купли-продажи и мены. Законодательное регулирование данного способа размещения акций далеко от идеала. Сложности обусловлены тем, что законодатель недостаточно корректно распространяет режим вещей на бездокументарные ценные бумаги. Кроме того, имеется ряд недочетов, пробелов, что создает почву для злоупотреблений. Так, значительным ограничением прав акционерных обществ является императивное требование сохранения доли государства или муниципального образования в его уставном капитале.

Третья группа элементов — административные акты. С учетом вышеприведенной классификации мы будем рассматривать акты, издаваемые органами государственной власти в процессе эмиссии. По характеру воздействия на соответствующие отношения их можно разделить на положительные (акты регистрации выпуска ценных бумаг, проспекта ценных бумаг, отчета об итогах выпуска ценных бумаг) и отрицательные (решение о признании выпуска несостоявшимся, решение о приостановлении эмиссии).

Акты, издаваемые в процессе эмиссии — это ненормативные правовые акты индивидуального применения. Они не содержат в себе норм права, адресованы определенному кругу лиц, порождают конкретные правовые последствия, а главное — рассчитаны на строго определенный вид общественных отношений. На ненормативность актов государственной регистрации выпуска ценных бумаг не раз обращали внимание судебные инстанции[44].

Центральное место среди административных актов, издаваемых в процессе эмиссии, занимает акт государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Данный акт носит конститутивный характер, имеет правоустанавливающее значение. Необходимо обратить особое внимание на тот факт, что в момент государственной регистрации выпуска появляются ценные бумаги (акции) как объекты гражданских прав. То есть административным актом в оборот вводятся новые объекты[45] [46] [47].

К сожалению, действующее законодательство характеризуется наличием определенных исключений в сфере государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Так, при учреждении акционерного общества государственная регистрация выпуска (дополнительного выпуска) акций осуществляется до полной оплаты уставного капитала. Предусмотрена даже ситуация, когда государственная регистрация вообще не осуществляется. Речь идет о размещении ценных бумаг акционерного общества при совмещении различных форм реорганизации (ст. 19.1 ФЗ «Об акционерных обществах»). Это означает, что жесткие правила допуска таких ценных бумаг на рынок, которые свойственны процедуре государственной регистрации, не применяются. Как нам кажется, подобного рода исключение не имеет права на существование. Государственная регистрация — это обязательный элемент процедуры эмиссии. Наличие государственного регистрационного номера — один из отличительных признаков эмиссионных ценных бумаг. Пренебрежение государственной регистрацией может привести к нарушению прав акционеров и инвесторов.

Необходимо также отметить, что действующее законодательство не предусматривает последствий несоблюдения требования о государственной регистрации. Законодатель лишь указывает на те действия, осуществление которых недопустимо до момента государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Отсюда — и дискуссии в научной литературе[48]. Как нам кажется, при решении данного вопроса необходимо отталкиваться от того, что акции как объекты гражданских прав возникают в момент государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Соответственно, все договоры, предметом которых являются акции незарегистрированного выпуска, должны быть признаны незаключенными.

К сожалению, судебная практика по данному вопросу непоследовательна. Так, например, по мнению Десятого арбитражного апелляционного суда, отсутствие государственной регистрации выпуска акций не свидетельствует о том, что акции как именные ценные бумаги не существуют, а лишь ограничивает их обращение на рынке ценных бумаг. Нередко суды рассматривают заключенные сделки как ничтожные[49]. Важно, что выпуск акций должен быть зарегистрирован именно на момент заключения договора. Последующее признание выпуска недействительным или несостоявшимся не может быть основанием для признания сделки незаключенной. Это не всегда учитывается судами. Так, при пересмотре решения суда первой инстанции Седьмой арбитражный апелляционный суд отметил, что признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся не влечет вывода об отсутствии согласования предмета договора. Главное, чтобы на момент заключения договора ценные бумаги (акции) были зарегистрированы в установленном законом порядке[50].

В законе есть также пробелы в регулировании процедуры государственной регистрации, в вопросе перечня оснований отказа в таковой.

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о последствиях признания недействительным акта государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Учитывая природу рассматриваемого акта, мы согласимся с предусмотренными законодателем последствиями, установленными на будущее,— не допускается совершение сделок, реклама, публичное объявление цен покупки и (или) предложение акций выпуска, признанного недействительным или несостоявшимся. Но недопустимо изъятие из обращения ценных бумаг и возвращение владельцем таких ценных бумаг денежных средств, полученных в счет оплаты ценных бумаг. Решение вопроса признания акта государственной регистрации недействительным должно быть иным. Во-первых, необходимо возложить на регистрирующие органы полномочия по проверке представляемых документов. В настоящее время такие функции предусмотрены лишь для строго определенных ситуаций (п. 5.9 Стандартов). Во-вторых, в случае обнаружения нарушений после государственной регистрации, акции должны подлежать выкупу эмитентом по рыночной цене с последующим погашением. Как нам кажется, негативные последствия нарушений закона должен нести эмитент, а никак не добросовестный приобретатель ценных бумаг. Такое решение данного вопроса в полной мере соответствует ненормативной природе рассматриваемого акта и публичной достоверности ценных бумаг.

Таким образом, государственная регистрация выпуска ценных бумаг — элемент эмиссионного состава, ненормативный правовой акт, основание возникновения ценной бумаги.

Среди «отрицательных» административных актов, издаваемых в процессе эмиссии, отдельного рассмотрения заслуживает решение о признании выпуска несостоявшимся. Оно принимается по результатам рассмотрения отчета эмитента об устранении нарушений, повлекших приостановление эмиссии ценных бумаг. Выпуск ценных бумаг может быть признан несостоявшимся по решению регистрирующего органа и по другим основаниям. Принятие такого решения означает прекращение корпоративных правоотношений. То есть административные акты влекут за собой прекращение гражданских правоотношений. Справедлива и обоснована критика данного законодательного решения[51]. Так, Г.Н. Шевченко отмечает, что возможна ситуация, когда формальное нарушение может повлечь последствия, затрагивающие интересы широкого круга лиц, в том числе и публично-правовые интересы. Применение такой меры допустимо исключительно в судебном порядке.

Кроме того, нередко можно наблюдать ситуацию, когда отсутствие должной юридической квалификации органов исполнительной власти ведет к серьезным злоупотреблениям и нарушениям прав акционеров. Судебная практика изобилует решениями, отменяющими соответствующие административные акты. Так, например, ввиду неоднозначных законодательных формулировок относительно возможности совершения сделок с заинтересованностью в рамках процедуры подписки, регистрирующие органы часто необоснованно признают выпуски ценных бумаг несостоявшимися. Так, по причине несоблюдения требований об одобрении сделок с заинтересованностью регистрирующим органом выпуск акций был признан несостоявшим- ся. Суд же при рассмотрении дела пояснил, что оснований для этого не было, указав, что при заинтересованности всех акционеров общества соответствующие ограничения, установленные законом, не применяются[52]. Аналогичное решение было принято Арбитражным судом Нижегородской области[53].

Таким образом, проникновение публично-правовых элементов в рассматриваемые отношения достаточно существенно. Нередко от административных актов напрямую зависит динамика корпоративных правоотношений. Позиция законодателя не безупречна. С одной стороны, функции регистрирующих органов должны быть расширены — контрольные полномочия на стадии регистрации выпуска, отказ от каких-либо исключений в сфере государственной регистрации выпуска ценных бумаг; а с другой, существенно ограничены — недопустимо признание выпуска несостоявшимся в административном порядке. Необходимо также пересмотреть гражданско-правовые последствия признания акта государственной регистрации недействительным.

Исходя из вышеизложенного анализа, можно сделать вывод о том, что эмиссия акций — это сложный юридический состав. Он порождает главное — корпоративные правоотношения участия (членства) при постепенном накоплении его элементов в строго определенном порядке. Элементы данного юридического состава могут быть классифицированы на две системообразующие группы — административные акты и гражданско-правовые акты. Последние распадаются на гражданско- правовые договоры и корпоративные акты. Законодатель нередко игнорирует природу соответствующих актов, а в литературе отсутствует стройное и логичное учение о корпоративных юридических фактах. Все это создает почву для злоупотреблений и нарушений прав акционеров и кредиторов акционерного общества.

  • [1] См., например: Ломакин Д. В. Корпоративные правоотношения: общая теорияи практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 87-92;Акционерное правоотношение: понятие, содержание, субъекты. Автореф. дисс....канд. юрид наук. М, 1996. С. 21-24.
  • [2] О такой возможности говорил еще О. А. Красавчиков. См.: Категории науки гражданского права. Избр. труды. В 2-х т. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 122.
  • [3] Исаков В. Б. Юридические факты в российском праве: Учебное пособие. М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 1998. С. 19.
  • [4] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М: Статут, 1997. С. 13.
  • [5] Федеральный закон от 22.04.1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» // СЗ РФ. 1996.№ 17. ст. 1918.
  • [6] Шевченко Г.Н. Эмиссионные ценные бумаги: понятие, эмиссия, обращение. М.:Статут, 2006. С. 111.
  • [7] Синенко А.Ю. Эмиссия корпоративных ценных бумаг. Правовое регулирование.Теория и практика. М.: Статут, 2002. С. 14-28.
  • [8] Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 432.
  • [9] ’ Исаков В. Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. Саратов:Изд-во Саратовского гос. ун-та, 1980. С. 9-12.
  • [10] Красавчиков О. А. Указ. соч. С. 113.
  • [11] Там же.
  • [12] Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. С. 71.
  • [13] Зинченко С.А. Юридические факты в механизме правового регулирования. М:Волтере Клувер, 2007. С. 37-38.
  • [14] Трактовка решений органов управления в качестве сделки противоречит действующему законодательству. На это не раз обращалось внимание судами. См.,например: Постановление ФАС Московского округа от 21.02.2001 г. № КГ-А40/458-01; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.10.2003 г. № Ф04/5420-945/А75—2003; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного судаот 23.08.2012 г. № А56-26656/2012. Кроме того, признание решения общего собрания сделкой противоречит природе последней.
  • [15] См., например: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теорияи практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 184—192; Общее собрание акционеров // Законодательство. 2005. № 3. С. 29.
  • [16] Решение Арбитражного суда Воронежской области от 07.03.2014 г. № А14-14861/2013.
  • [17] Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 13.02.2014 г. № А27-17617/2013.
  • [18] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 1) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ //СЗ РФ. 1994.32. ст. 3301.
  • [19] См., например: Габов А.В. Ценные бумаги. Вопросы теории и правового регулирования рынка. М.: Статут, 2011. С. 551.
  • [20] Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 21.03.2007 г.№ А07-25696/2006.
  • [21] Федеральный закон от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗРФ. 1996. № 1. ст. 1.
  • [22] См., например, Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 18.04.2008 г.№ А12-16139/2007.
  • [23] 22 Положение о стандартах эмиссии ценных бумаг, порядке государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, государственной регистрации отчетов об итогах выпуска (дополнительного выпуска)
  • [24] эмиссионных ценных бумаги регистрации проспектов ценных бумаг от 11.08.2014 г.№ 428-П // Вестник Банка России. 2014. № 89-90. 21 Шевченко Г.Н. Эмиссионные ценные бумаги: понятие, эмиссия, обращение. М.:Статут, 2006. С. 133.
  • [25] См., например: Постановление ФАС Московского округа от 03.05.2012 г.№ А40-23157/11-104-192.
  • [26] Синенко А.Ю. Указ. соч. С. 141,112; Шевченко Г.Н. Указ. соч. С. 164-165; 153.
  • [27] Игнатов И., Филимошин П. Эмиссия ценных бумаг. Практика и нормативные документы. М.: Акционер, 2000. С. 78.
  • [28] Синенко А.Ю. Указ. соч. С. 95-96.
  • [29] Габов А.В. Указ. соч. С. 586-587.
  • [30] Яковлев В.И. Регулятивные и охранительные правоотношения в сфере рынка ценных бумаг в России. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 18.
  • [31] См., например: Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного судаот 25.11.2008 г. № А60-13454/2008; Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2010 г. № А10—1470/2010; Решение Арбитражного суда Калининградской области от 24.03.2008 г. № А21-388/2007.
  • [32] Синенко А. Ю. Указ. соч. С. 140.
  • [33] Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М.: Статут, 2000. С. 255.
  • [34] Гороватер В.Г. Сделки по размещению акций в системе эмиссионных правоотношений // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М.: Норма, 2007. Вып. И. С. 98.
  • [35] Ломакин Д. В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 224.
  • [36] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29.11.2010 г. по делу№ А15-2690/2009.
  • [37] См., например: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.03.2011 г. № А82-6149/2010; Постановление ФАС Московского округа от 24.07.2006 г. № КГ-А40/6837-06; Постановление ФАС Поволжского округа от 31.05.2011 г. № А57-9194/2010.
  • [38] Решение Заволжского районного суда г. Твери от 30.10.2012 г.
  • [39] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2008 г.№ 07АП-1043/08.
  • [40] Синенко А. Ю. Указ. соч. С. 115.
  • [41] Суханов Е. А. Указ. соч. С. 182.
  • [42] Ломакин Д. В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М: Статут, 2008. С. 166.
  • [43] Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 229.
  • [44] 111 См., например: Постановление Третьего арбитражного апелляционногосуда от 2.07.2012 г. № А74 —5657/2011; Постановление ФАС Московского округаот 24.01.2006 г., 17.01.2006 г. № КГ-А40/13596-05.
  • [45] К сожалению, этот подход вызывает возражения. См., например: Юлдашбае-
  • [46] ва Л.Р. Правовое регулирование оборота эмиссионных ценных бумаг (акций, об
  • [47] лигаций). М.: Инфра-М, 1999. С. 137; Синенко А. 10. Указ. соч. С. 142-152; Маковская А. А. Залог денег и ценных бумаг. М.: Статут, 2000. С. 60.
  • [48] 2
  • [49] Синенко А.Ю. Указ. соч. С. 79; Шевченко Г.Н. Указ. соч. С. 141; Мурзин Д.В. Ценныебумаги — бестелесные вещи. М.: Статут, 1998. С. 148. 41 Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2014 г.№ А41-20908/2013. Л8 Решение Арбитражного суда Республики Марий Эл от 10.09.2013 г. № А38-2806/2013.
  • [50] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 26.08.2008 г.№ А45-2446/2008.
  • [51] См., например: Ломакин Д. В. Корпоративные правоотношения: общая теорияи практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 200—201; Шевченко Г.Н. Указ. соч. С. 171.
  • [52] Решение Арбитражного суда Свердловской области от 27.03.2014 г. № А60-1845/2014.
  • [53] Решение Арбитражного суда Нижегородской области от 18.11.2013 г.№ А43-20273/2013.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >