Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Спорт arrow Современные олимпийские игры: краткий исторический очерк (1896–2012 гг.)

Игры I—V Олимпиады

Спирос Луис - первый герой современных Олимпийских игр

К исходу 117-го года существования современных Олимпийских игр за всю их историю проведены Игры 27 Олимпиад (в течение трех Олимпиад Игры не проводились) в 22 городах на 4-х континентах - в Европе, Америке, Австралии, Азии. Три города - Париж, Лос-Анджелес, Афины - принимали Олимпийские игры дважды; а Лондой, как отмечено выше, - трижды. И это пока абсолютный рекорд, который будет побит нескоро.

Исключительное место в летописи современных Олимпийских игр занимают Игры I Олимпиады[1].

Годы, когда автор этой книги был поглощен поисками отечественных источников об этом историческом событии, - самые увлекательные, самые впечатляющие. Судите сами. В российской прессе за 1896 г., богатой на разнообразные издания (во многих городах России издавались журналы, газеты), мне посчастливилось разыскать все публикации, относящиеся к I Олимпиаде. Так, газета «Харьковские губернские ведомости» в преддверии открытия Олимпийских игр в Афинах опубликовала очерк «Древние Олимпийские игры» - в двух номерах три «подвала» объемом 870 строк! Очерку предпослано следующее вступление: «Ввиду возобновления древних Олимпийских игр в Афинах стараниями международного атлетического общества (так безымянный автор именовал МОК - А.С.) в первой половине апреля этого года, не лишены интереса описание этих исторических состязаний, возобновляемых в наши дни».

Еще об одном факте. До конца 90-х годов прошлого века в советской и российской историографии отмечалось, что в Афинах на Играх I Олимпиады очевидцами от России были двое: генерал А.Д. Бутовский из Санкт-Петербурга и атлет-любитель Николай Риттер из Киева. Автору удалось установить, что был и третий - атлет-любитель из Санкт-Петербурга. Факт, безусловно, интересный, значительный. Впечатления россиянина были опубликованы в «Петербургской газете». Корреспондент, бравший интервью, писал: «На днях (апрель 1896 г. - А.С.) вернулся в Петербург постоянный житель нашей столицы, русский молодой атлет-любитель, ездивший в Грецию со специальной целью присутствовать на первых возрожденных Олимпийских играх». Рассказ этого очевидца (его имя, к сожалению, неизвестно) существенно расширяет наши представления об Афинской Олимпиаде. Он видел многие состязания, и особенно внимательно, по его свидетельству, следил за состязаниями в марафонском беге: наблюдал бег па протяжении всей дистанции, находясь в одном из сопровождавших бегунов экипаже. Если учесть, что соревнования марафонцев оказались сердцевиной всей Афинской Олимпиады, становится попятным, сколь ценны свидетельства петербуржца.

Репортажи о первых Олимпийских играх в греческой столице опубликовали российские издания: газеты «Неделя» (Санкт- Петербург), «Петербургская газета» (Санкт-Петербург), «Киевлянин» (Киев); журналы «Циклист» (Москва), «Велосипед» (Санкт- Петербург).

Приведу строчки из газеты «Киевлянин», ставшие пророческими. Безымянный автор опубликованного репортажа писал, что I Олимпиада «откроет новую эру международных состязаний, которые станут со временем одним из мирных манифестаций и в которых наша эпоха нуждается более, чем когда-либо».

Уникальным источником об Играх I Олимпиады современности является книга А.Д. Бутовского «Афины весной 1896 года», изданная в Москве в декабре 1896 г. в виде отдельного оттиска «Русского обозрения». «...Думаю, что удовлетворю любопытству немалого числа русских читателей, - писал автор книги, - представив здесь, по возможности, полную картину этого события на основании личных и весьма близких собственных моих наблюдений» [9, с. 3]. Труд А.Д. Бутовского - ценнейший документ, запечатленный глазами очевидца. Подчеркну: очевидца, умеющего наблюдать, анализировать, неординарно мыслить. Как же много в этой книге подробностей об Играх I Олимпиады современности: программе, участниках, церемонии открытия, состязаниях, награждении победителей. Захватывающе освещена психологическая атмосфера, господствовавшая в греческой столице в апрельские дни 1896 г. А как волнительно рассказано о финише марафонского бега, ставшем кульминационным моментом, апогеем Игр. По богатству фактов и деталей, по оригинальности выводов и суждений данная книга А.Д. Бутовского не только в отечественной, но и в мировой историографии об Играх I Олимпиады является уникальным первоисточником.

Труд А.Д. Бутовского об Играх I Олимпиады - убедительное свидетельство непреложного факта: Россия была у истоков современных Олимпийских игр.

Подлинным героем на этапе подготовки к Играм I Олимпиады стал греческий миллионер Георгий Аверов, пожертвовавший па строительство стадиона миллион драхм (жил он в те годы в Александрии). Соотечественники были безмерно благодарны ему за столь значительный вклад в осуществление исторической по значению для греков идеи провести Игры I Олимпиады современности в своей столице. Перед входом на восстановленный стадной в Афинах Георгию Аверову был воздвигнут прижизненный памятник: статуя была исполнена в натуральную величину и принадлежала резцу лучшего скульптора Греции тех лет Врутосу. А.Д. Бутовский писал об этом событии: «Прологом к Олимпийским играм было открытие статуи Аверова, пожертвовавшего миллион драхм на возобновление пана- финейского стадиона. Статуя поставлена у входа в стадион. Открытие состоялось в первый день праздника. Сам Аверов, человек старый и скромный, не прибыл из Александрии, своего постоянного местопребывания, но в эти дни имя этого патриота было, без сомнения, одним из популярнейших имен в Афинах. Везде, в книжных магазинах, на каждом перекрестке вам предлагали его портреты и биографии. В периодической прессе вы постоянно наталкивались на заметки и статьи, имеющие к нему отношение. Открытие статуи произошло с подобающею торжественностью. Народа было много. Были члены всех комитетов и комиссий, как греки, так и иностранцы. Секретарь греческого комитета игр Тимолеон Филимон произнес похвальную речь, сам королевич, председатель комитета, сдернул покров с этой беломраморной статуи во весь рост. Несколько депутаций положили к подножию статуи лавровые венки» [9, с. 6-7].

Все очевидцы Афипской Олимпиады, кто писал о ней, неизменно делились и своими впечатлениями о воздвигнутом стадионе. Корреспондент газеты «Киевлянин» с восторгом сообщал: «Ристалище представляет собой поистине чудо. Представьте себе самый обширный амфитеатр, существующий в мире и могущий вместить в себе 70 000 зрителей, наполовину прикрытый в своем обширном периметре несколькими рядами ступеней из белого мрамора и открывающийся монументальным входом, похожим на построенный Геродом Аттиком, и развалины которого можно было видеть еще недавно. Направьте на этот громадный цирк лучи аттического солнца, - а это солнце всегда ярко во время празднеств, - па всю ту еще незапятнанную белизну, прерываемую только блестящими весенними туалетами красивых и миловидных дам и золотых мундиров, и у вас явится приблизительное представление о первых впечатлениях, которые произведет открытие празднества на умы зрителей. Ристалище реставрировано благодаря щедротам одного сына своей Родины».

Неизгладимое впечатление стадион произвел и на А.Д. Бутовского, он описал его в деталях: «...Члены международного комитета (нас приехало 7 из 14[2]) прибыли к стадиону все вместе, прямо с первого заседания, и глазам нашим представилось чудесное, невиданное в наше время зрелище (выделено мною - А.С.). Надо составить себе понятие о том, что такое стадион. Представьте себе естественную продолговатую котловину, открытую на одном из своих концов. Дно этой котловины - почти правильный эллипсис, это - арена. По окружности арены идет путь для состязаний в беге. Внутреннее ея пространство предназначено для других атлетических состязаний: прыжков, метанья[3], борьбы, гимнастических упражнений... Всё это под открытым небом. Таков именно папафипейский стадион... Одно из величайших сооружений в этом роде. Арена его имеет около 200 метров длины и до 50 ширины...» [9, с. 9].

Афинский стадион был восстановлен из белого мрамора и вошел в историю спортивных сооружений как беломраморный стадион - первый стадион, возведенный в новое время. Несомненно, это был символический акт, знаменовавший приближение нового - XX в., когда строительство стадионов, хотя и не сразу, стало массовым явлением благодаря, в огромной степени, Олимпийским играм.

Приведу содержание программы Игр I Олимпиады, изложенной в «Олимпийских мемуарах» Пьера де Кубертена. «Программа Игр 1896 года, - вспоминал он, - неизвестна большей части современных спортсменов. Нет ничего удивительного, так как прошло более 30 лет[4]. ...Программа включала: А. Атлетизм. Бег: 100 м, 400 м, 800 м, 1500 м - ровная дорожка, НО м с барьерами (правила Союза французских обществ атлетических видов спорта)..., прыжки в длину, в высоту, с шестом. Метание ядра и диска (правила ассоциации легкоатлетов-любителей из Англии). Марафонский бег. Б. Гимнастика: личная: лазание по канат)'; перекладина, кольца, брусья; конь, упражнения с тяжестями. Командные синхронные движения (команды по 10 участников). В. Фехтование: поединки на рапирах, саблях и шпагах для любителей и профессионалов (специальный регламент Общества по развитию фехтования, Париж). Греко-римская борьба. Г. Стрельба из боевого оружия (карабин, пистолет)(регламент в стадии разработки). Д. Парусный спорт: паровые яхты, 10 миль (правила Парусного клуба, Париж). Парусный спорт (водоизмещение и правила Ассоциации парусного спорта, Англия) для судов водоизмещением три, десять и максимум 20 тони и свыше двадцати тонн. Дистанция 5 и 10 миль. Гребной спорт: один гребец, 2000 метров без разворота, одиночки; парные двойки, без разворота, ялики и аутригеры; четверки распашные, без разворота, ялики (правила Итальянского яхт-клуба). Плавание: короткая дистанция - 100 метров, длинная дистанция на скорость - 500 м, длинная дистанция - 1000 метров. Ватерполо. Е. Велосипедный спорт: скоростной заезд - 2000 метров, трек без лидера-мотоциклиста; 10 000 метров - трек с лидерами-мотоциклистами, длинная дистанция 100 километров, трек с лидерами-мотоциклистами (правила Международной велосипедной ассоциации). Ж. Конный спорт: манеж, прыжки через препятствия, вольтижировка, высшая школа верховой езды. 3. Легкоатлетические игры. Лаун-теннис, одиночный и парный (правила Английской ассоциации лауи-тенниса и Мариле- боиского крикетного клуба» [1, с. 28-29].

Пьер де Кубертен подчеркивал, что программа соответствовала решениям Международного конгресса 1894 г.; в пей на равных условиях были представлены различные виды спорта: атлетизм, гимнастика, водные виды спорта, борьба, конный спорт. Все они были включены как обязательные.

Кто был участником первых Олимпийских игр современности? Вновь сошлемся на А.Д. бутовского: он описал регистрацию участников, привел данные об их численности и представительстве по странам. «Прибывшие атлеты, - писал Алексей Дмитриевич, - записывались в бюро комитета, с представлением удостоверения, что они не профессиональные исполнители упражнений. И здесь греческий элемент был господствующим: но это и попятно, так как греки находились в гораздо лучших условиях_ тренировки сравнительно с приезжими: они могли подготовляться' на самых местах состязаний. Безусловно, точных сведений о числе атлетов я не имею, но, насколько можно доверять ежедневным программам состязаний и другим случайным сведениям, они распределяются по национальностям таким образом: американцев - 22, англичан - 13 (в том числе один из Австралии), французов - 15, немцев - 22, австро-венгров - 20, датчан - 4, шведов - 3, швейцарец - 1, болгар - 5, итальянцев - 3, русский - 1, греков - ПО. Таким образом, всех изъявивших желание участвовать в состязаниях я насчитываю 219 человек; из них однако же до 10% не появлялись на арене, в том числе все три итальянца и наш русский атлет» [9, с. 5-6].

Об участниках состязаний Бутовский рассказал в IV разделе своей книги: «Теперь следует поговорить о главных деятелях торжества, об атлетах. Кто бывал в этом обществе, тот знает, что оно отличается вообще весьма характерными и симпатичными чертами. Прежде всего это - молодежь. Она собралась сюда отовсюду, чтобы всенародно и добровольно проявить такие акты нравственной и физической энергии, какие в практической жизни даже человеку, обреченному на физический труд, приходится проявлять разве случайно, в самые [5]

критические минуты жизни. Она прибыла готовая к этому, тренированная. Вот почему обыкновенно это народ бодрый, закаленный, с тем оттенком уверенности в своих силах, который дает возможность спокойно и жизнерадостно смотреть па мелочные и прозаические явления повседневной жизни. Все они всецело поглощены интересами предстоящего состязания, а потому это народ деловитый, не расточающий запаса своих сил на какие-нибудь шумные и беспорядочные развлечения и удовольствия. Многие ради тренировки ведут строго размеренный и скромный образ жизни. Вообще, это люди спокойные и в общественных своих отношениях очень уживчивые. Наконец, что, может быть, важнее всего, это не профессиональные атлеты, а любители. Атлетизм для них не ремесло, а любимое дело, которому они посвящают свои досуги (выделено мною - А.С.). Они не только не смотрят на него как па занятие, дающие какую-нибудь материальную выгоду, но, напротив, сами приносят ради пего материальные жертвы, обставляя его известными требованиями удобства и изящества - в костюме, в снарядах, в обстановке своих клубов и обществ, и наконец, расходуясь на отдаленные путешествия. Ама- теризм, как называют это англичане, в отличие от профессиональных занятий упражнениями, стоял капитальным условием для допущения к участию в Олимпийских играх. Поэтому в огромном большинстве это люди хорошего общества, хорошего воспитания и образования» (выделено мною - А.С.) [9, с.14-15].

На Играх I Олимпиады легкая атлетика заняла центральное место. И вполне закономерно первым в истории современных Олимпийских игр олимпийским чемпионом стал представитель этого вида спорта - студент Гарвардского университета Джеймс Коннолли - победитель в тройном прыжке (13,71 м - ОР[6]).

Оригинальные свидетельства очевидцев повествуют, как проходили соревнования в беге на спринтерские дистанции. «Участники первого забега на 100 м появились из туннеля, - читаем в одном из таких свидетельств. - Они были одеты во фланелевые рубашки, трусы и легкие парусиновые туфли. На груди у каждого номер... Интерес публики достиг предела, когда спортсмены вышли на дорожку. После того как они выстроились в ряд, готовые ринуться вперед, выстрел пистолета дал сигнал к старту». Когда к старту подготовилась очередная тройка бегунов, па трибуне раздался смех. Почему? В отличие от других, американец Томас Бэрк применил низкий старт. Общепринятым в те годы в Европе при старте на короткие дистанции был высокий старт. В США низкий старт впервые применили еще в 1887 г. и, вероятно, о преимуществах такого старта знал американский спринтер. Судьи долго совещались: разрешить ли Бэрку бежать? Полагая, что он сам ставит себя в невыгодное положение разрешили. Велико же было общее удивление, когда Томас Бэрк убедительно доказал преимущества низкого старта - в финальных забегах на 100 и 400 м американский спринтер победил с результатами: 12,0 с и 54,2 с. Причем, в предварительном забеге па 100 м Бэрк показал результат 11,8 с.

С большим интересом присутствующие на стадионе ожидали состязаний в метании диска. Греки - большинство зрителей па стадионе - не сомневались в победе своего соотечественника: метание диска им было хорошо знакомо; они, несомненно, знали о том, что еще на древних Олимпийских играх метание диска было признано классическим видом состязаний. И современный дискобол, по примеру древних греков, становился па четырехугольную площадку 2,5><2,5 м высотой 6 см и отсюда метал диск. Когда греческий метатель Пана- гиотис Параскевопулос в своей последней попытке метнул диск на 28 м 95 см, «мощное одобрение послышалось со всех сторон, - писал один из свидетелей этих состязаний, - так как никто не мог представить, что такой прекрасный результат будет превышен».

Но вот еще одно свидетельство - члена английской команды на Афинской Олимпиаде Робертсона. «Никто из пас, за исключением греков, никогда не видел диска, - вспоминал Робертсон, - и мы не могли себе представить размер, вес и материал, из которого сделан этот диск. Это соревнование было выиграно американцем Гарретом, который, говорят, узнал размеры диска и сделал нечто подобное. Оказалось, что афинский диск был гораздо легче и удобнее его собственного диска». К тому же, Роберт Гаррет применил новый способ метания - с поворотом. Это новшество и обеспечило ему успех: в Афинах Гаррет метнул диск па 29 м 15 см - результат, который принес ему олимпийскую победу.

В дальнейшем низкий старт у спринтеров и метание диска с поворотом у дискоболов завоевали полное признание.

На первых Олимпийских играх современности отличился и немецкий атлет Карл Шуман, успешно выступивший в трех видах спорта. В греко-римской борьбе он завоевал 1-е место; в состязаниях по тяжелой атлетике в «Упражнениях двумя руками» - 3-е место. Карл Шуман обладал не только мощной силой, но и гимнастической гибкостью, ловкостью. Так, в соревнованиях по гимнастике в опорном прыжке атлет завоевал 1-е место. В командном первенстве по гимнастике победила сборная Германии: в её составе выступал и Карл Шуман.

В рассказе об Играх I Олимпиады современности необходимо сказать и о Спиросе Луисе - победителе в марафонском беге, признанном первым героем в истории современных Олимпийских игр.

Анализ источников об Играх I Олимпиады приводит к однозначному выводу: состязания в марафонском беге были самыми притягательными, а победа грека Спироса Луиса в значительной мере обусловила успех Афинской Олимпиады.

История включения марафонского бега в программу Игр 1 Олимпиады необычайно интересна.

В летописи каждого народа есть страницы, неподвластные времени. Для греческого народа одна из них - 490 год до н. э. Тогда многочисленная армия персов высадилась на берегах Греции и угрожала столице Эллады - Афинам. Историческая битва состоялась 12 сентября. Греки разгромили персов, и полководец Мильтиад послал в Афины воина Фидиппида с вестью о победе. Преодолев расстояние от Марафон до Афин без отдыха, Фидиппид прибежал на городскую площадь и, известив о победе, упал мертвым. Эта быль, ставшая легендой, сохранилась в веках.

Следующая фаза зарождения марафонского бега связана с 1894 г., когда в Париже завершился Международный Атлетический конгресс, принявший решение о проведении 1 Олимпиады современности в Афинах. В те дни Пьер де Кубертен получил письмо от Мишеля Бреаля - парижанина, писателя, знатока античной истории, где были такие строчки: «Если бы Организационный комитет Афинской Олимпиады согласился включить в программу бег марафонского солдата, я с радостью пожертвую награду победителю...». Кубертен известил Оргкомитет о предложении Бреаля - оно тотчас же было принято. Так в программе Олимпийских игр появился марафонский бег.

Состязания в марафонском беге проходили па 5-й день. Интерес подогревался и тем обстоятельством, что старт был дан в местечке Марафон, а атлеты бежали по той самой дороге, по которой в 490 г. до и. э. бежал легендарный Фидиппид.

Участие в этом знаменитом состязании приняли 17 бегунов из 5 стран. Они должны были пробежать расстояние, равное 40 км 200 м - такова была дистанция первого марафонского бега. Соревнующихся сопровождали всадники, следившие за соблюдением правил. Естественно, копи поднимали неизбежное облако пыли. В этих условиях и бежали первые марафонцы.

Корреспондент журнала «Циклист» в репортаже о пятом дне Олимпийских игр так описал финиш марафонского бега: «Этот день останется в памяти всех присутствующих. Марафонский бег, стоивший состязавшимся таких громадных усилий и усталости, закончился полною победой греков... Исхода бега выжидали в Стадионе и вокруг него 100 тыс. человек. ...Вдруг, как молния, облетела публику весть, что победителем в марафонском беге оказался грек. Почти в тот же момент в Стадион вбежал грек из деревни Амаруси. ...Невозможно описать энтузиазм толпы. Вся она страшно кричит и волнуется. Победителя понесли с триумфом... Вечером в честь победы Афины были иллюминованы». А.Д. Бутовский в письме от 7 апреля (ст. ст.) - на 4-й день после окончания Олимпийских игр - по самым свежим следам впечатлений - так описал финиш марафонского бега: «Момент окончания марафонского бега был решительно торжественный. Когда победитель добежал до королевской трибуны, принцы начали обнимать его, за ними все высшее общество; стотысячная толпа была как бы наэлектризована; многие плакали. Победителя зовут Луис, он крестьянин».

В этом письме А.Д. Бутовского есть и такие строчки: «...Подъему духа греков способствовало то обстоятельство, что победителем в труднейшем состязании оказался именно грек. Это в марафонском беге. Это уже сама судьба им помирволила. Будь это кто-нибудь другой, не было бы такого подъема духа в Афинах».

Более подробное описание состязаний в марафонском беге А.Д. Бутовский приводит в книге «Афины весной 1896 года», посвятив этому весь V раздел: «В день марафонского бега стечение народа было так же велико, как и в день открытия. ...Ясно, что вся эта несметная толпа народа душой находится на пути из Марафон в Афины и мысленно переживает все случайности и крайности этого гигантского состязания. Но вот па арене появляется запыхавшийся и запыленный офицер. Он только что с коня, он оставил бегунов в 7-ми верстах от Афин. О решительном результате еще ничего нельзя сказать. Идет борьба между французом и греком. ...Через несколько минут пушечный выстрел и новый гонец; бегуны у городской черты и... впереди грек (многоточия А.Д. Бутовского - А.С.). Все встают со своих мест как один человек. ...Наконец, сверху увидели, где-то еще вдали: грек! Грек! Неудержимые крики восторга волной расплываются по амфитеатру и в окрестностях; маханье шапками, зонтиками, флагами, платками. Все это растет crescendo. ...По арене бежит небыстрым бегом сухощавый человек, причина этого восторга. ...Обратившись к одному из греческих офицеров, спрашивая об имени этого человек, мы видим, что по лицу его текут слезы. И плакал не один только этот офицер. Потрясение было всеобщее. Многие сосредоточенно утирали свои лица платками. «Cest un spectacie yue la vie moderne na pas ensore vu» («Это зрелище, которого современная жизнь еще не видела», - говорит мне взволнованным голосом мой уважаемый друг майор Виктор Балк, профессор гимнастического института в Стокгольме»[7]).

А.Д. Бутовский приводит и такие детали о Спиросе Луисе; «О Луисе говорили, что готовясь к состязаниям, он говел с соблюдением самого строгого поста накануне причастия и, уходя, сказал своему отцу, что его увидят или победителем или мертвым» [9, с. 211.

11 еще строчки из книги А.Д. Бутовского: «...В публике ходили разговоры, за несколько дней еще до состязания, что па случай, если победителем окажется грек, между греческими торговцами состоялось соглашение кормить его, одевать, брить безвозмездно в течение года... В самом стадионе одна гречанка из Смирны подарила ему бывшие на пей золотые часы с цепочкой. Потом на другой день к этому прибавляли, что одна американка предложила ему свою руку и свое состояние и пр. В течение всех последующих дней он был предметом внимания и попечения патриотически настроенных афинских жителей. Его одели в греческий национальный костюм (фустанелла), катали, возили в театр, устраивали ему обеды, завтраки. И надо отдать ему справедливость - это нисколько не выбило его из колеи... Нигде и ничем он не старался выделиться...» [9, с. 22].

Неизгладимое впечатление финал марафонского бега произвел и на Пьера де Кубертена. Он признавался, что увиденное па Афипском стадионе в момент финиша марафонского бега осталось как одно из самых ярких впечатлений в его жизни. В «Олимпийских мемуарах» Кубертен писал: «...Его победа (Спироса Луиса - А.С.) была прекрасна по силе и простоте. На входе в стадион, где собралось более 60 тысяч зрителей, он появился таким же свежим, каким был на старте... Это было одно из самых незабываемых зрелищ в моей жизни» [1, с. 35].

Первый герой современных Олимпийских игр Снирос Луис родился

12 января 1873 г. в многодетной семье крестьянина Антаниоса Луиса. В семье у него были только сестренки. Луис закончил школу, перепробовал различные профессии, служил в армии... В день забега атлету достался 17-й номер. После 37-го километра Снирос Луис возглавил бег и никому уже не уступал своего лидерства. Вскоре после триумфа он купил домик в афинском предместье Мируси, где жил с женой Еленой и пятью детьми. Снирос Луис выезжал почти на все последующие Олимпийские игры, вплоть до 1936 г., и неизменно возглавлял делегации Греции на парадах открытия. Умер 27 марта 1940 г.

Журнал «Легкая атлетика» [24] в очерке о первом олимпийском чемпионе в марафонском беге писал, что в 70-е годы XX в. в доме Луиса жила его внучка Кристула, бережно хранившая две реликвии своего знаменитого деда: почетный диплом, медаль чемпиона Игр I Олимпиады и серебряную коньячную фляжку, присланную с королевского стола...

В соревнованиях по плаванию, которые проходили в естественном водоеме, приняли участие пловцы 6 стран. Не было ни стартовых тумбочек, ни дорожек. Отличился в Афинах венгерский пловец Альфред Хайош, завоевавший два первых места на дистанциях 100 м - 1.22,2; 1200 м - 18.22,2.

Программа соревнований по гимнастике включала: брусья (личное и командное первенство); перекладина (личное и командное первенство); конь; кольца; опорный прыжок; лазание по канату. Из 8 разыгрываемых наград 5 завоевали немецкие гимнасты.

Соревнования штангистов и борцов проходили без разделения па весовые категории. В тяжелой атлетике в «Упражнениях одной рукой» победил представитель Великобритании Лаункестон Элиот; в «Упражнениях двумя руками» олимпийским чемпионом стал представитель Данин Витто Эпсон.

В заметках об Играх I Олимпиады принципиально важно сказать и о первом президенте МОК Д. Впкеласе - именно ему Греция обязана проведением в её столице первых Олимпийских игр современности.

Напомню: на Международном конгрессе в Париже в июне 1894 г. при обсуждении вопроса об организации первых Олимпийских игр современности Д. Викелас выдвинул и отстоял предложение о том, чтобы они состоялись именно в Афинах в 1896 г.

Инициаторы Парижского конгресса, в том числе Пьер де Кубер- тен, единодушно тогда пришли к выводу, что президентом МОК должен быть представитель той страны, где проходят Олимпийские игры. Так первым президентом МОК был избран Димитриос Викелас (Vikelas) (1835, Эрмуполис - 27 июля 1908, Афины) - известный греческий писатель, поэт, филолог. В 1894 г. Д. Викелас жил в Париже и был избран делегатом I Международного Атлетического конгресса.

В своей книге «Афины весной 1896 года» А.Д. Бутовский с большой теплотой и симпатией вспоминает о первом президенте МОК: «Я не исполнил бы своего долга, - писал Алексей Дмитриевич, - если бы не посвятил здесь несколько строк нашему уважаемому г. Дмитрию Бикела[8]. Человек очень популярный в своем отечестве, он живет, однако же, постоянно в Париже и приехал в Афины только по случаю игр. Ему обязана Греция тем, что первые олимпийские игры состоялись в Афинах... Бнкела нередко приходилось выслушивать упреки в том, что он навязал своему отечеству неблагодарную и рискованную задачу. Но теперь, когда игры прошли с таким успехом, авторитет и популярность его еще более возвысились. Человек высокой светской культуры, он был очаровательным председателем и употребил все свои старания, чтобы Афины и вся Греция вполне успели в этом...» [9, с. 29, 30].

В табл. 1 приведена первая десятка сильнейших стран на Играх I Олимпиады современности.

Таблица 1

Первые десять стран на Играх I Олимпиады

(Афины, Греция)

Страна

Завоевано призовых мест[9]

Первые

Вторые

Третьи

Всего

1. Греция

10

18

18

46

2. США

11

6

2

19

3. Германия

6

5

4

13

4. Франция

5

4

2

И

5. Великобритания

3

3

3

9

6. Дания

1

2

2

3

7. Австрия

3

3

3

9

8. Венгрия

2

1

2

5

9. Швейцария

1

2

3

10. Австрия

2

2

В 10-й, последний день Игр состоялось награждение победителей. Подробнее, чем другие очевидцы, описывает церемонию награждения и закрытия А.Д. Бутовский, посвятивший этому весь VII раздел своей книги. «Закрытие игр состоялось в стадионе, в среду 3 апреля (ст. ст.; по новому ст. - 15 апреля. - А.С.), с такою же торжественностью, как и открытие. У королевской трибуны на двух столах были приготовлены призы для победителей. Вокруг трибуны - атлеты, члены обоих комитетов и все, принимавшие какое-либо участие в организации игр. На ступенях амфитеатра - народ, в таком же множестве, как и в самые интересные дни состязаний. Торжество открывается одой на древнегреческом языке, сочиненной для этого случая и произнесенной самим автором, г. Робертсоном, англичанином, живущим в Афинах в качестве педагога (г. Робертсон жил когда-то в Москве и недурно говорит по-русски). Имена победителей выкликаются громким голосом офицером, исполняющим роль герольда. Призы раздает им сам король: диплом, серебряная медаль и масличная ветвь из священной когда-то олимпийской рощи (выделено мною - А.С.). Дипломы и медали, по идее и исполнению, представляют собой настоящие художественные произведения. Некоторым из победителей были выданы тут же ценные предметы, поднесенные обществами их соотечественников и отдельными лицами. В числе этих предметов заслуживает упоминания серебряный кубок, присланный из Парижа членом института Мишелем Бреаль, одним из самых ревностных распространителей идеи олимпийских игр, марафонскому победителю в беге. «Я не знаю, - писал Мишель Бреаль, - к какой нации принадлежит победитель. Но, какова бы ни была его национальность, приветствую в нем представителя эллинской традиции». Имевшие первенство в нескольких родах состязаний получили приз за каждый род состязаний отдельно. Каждый провозглашаемый радушно приветствуется толпой. При произнесении его имени музыка играет туш. После раздачи призов - опять речи... После речей состоялось торжественное шествие победителей вокруг арены, как бы последнее их представление народу, который в течение полторы недели следил за их состязаниями и которому они решительно стали близкими людьми без различия национальностей. В заключение король обнял наследника, поздравил его с блестящим результатом его трудов и, когда все успокоилось, торжественно провозгласил «закрытие первой олимпиады» [9, с. 25].

Вероятно, из произнесенных по случаю награждения речей на А.Д. Бутовского особенно сильное впечатление произвела речь представителя Германии доктора Гебхардта[10].

Она была очень эмоциональна, содержательна, отражала, с одной стороны, умонастроения пионеров олимпийской идеи, тех, кто стоял у истоков современных Олимпийских игр, с другой - проливала свет на участие Германии в Афинской Олимпиаде. «Особенно тепло, - писал А.Д. Бутовский, - была произнесена немецкая речь, обращенная к наследному принцу, членом международного комитета от Германии, доктором Гебхардт. “Вашему высочеству известно, - сказал он между прочим, - о разладе, происшедшем у нас по вопросу об участии Германии в Олимпийских играх. Нам трудно было бороться, по нас поддерживало убеждение, что мы боремся за идею истинного и прекрасного. Может быть, нам еще предстоит борьба и по возвращении, но, под впечатлением этих идей, мы поведем ее с большим энтузиазмом за идею единства олимпийских игр. Мы никому не уступим радости этих прекрасных дней. Рассказывая то, что мы видели, мы надеемся всех привлечь к вашим идеям и обеспечить более значительное число немецких атлетов на торжествах второй Олимпиады. Мы скажем в Германии много хорошего о греках. Дай Бог, чтобы греки тоже сохранили дружественные чувства к немцам”. При этом доктор Гебхардт поднес наследному принцу венок с греческими и немецкими цветами» [9, с. 25-26].

Об итогах Игр I Олимпиады А.Д. Бутовский в своей книге писал: «...Олимпийские игры прошли с выдающимся, можно сказать, с исключительным успехом» [9, с. 5]. Обстоятельный комментарий об итогах Игр I Олимпиады Бутовский привел на последней странице книги: «Идея международных игр была счастливою идеей. Она ответила насущной потребности современного человечества, потребности физического и нравственного возрождения молодого поколения. Признаем же долю заслуги па пользу этого дела и за молодым французским деятелем, бароном де Кубертеиом, который первый выдвинул идею международных состязаний па парижском конгрессе 1894 года, и за конгрессом, который единодушно принял эту идею, и, наконец, за греческим правительством, которое взяло на себя трудную задачу осуществления этой непопулярной еще в то время идеи и выполнило эту задачу с таким выдающимся успехом» [9, с. 33].

Приведу здесь и высказывание Пьера де Кубертепа из «Олимпийских мемуаров», в целом высоко оценившего организацию, проведение и итоги Игр I Олимпиады. Отметим: свою книгу Кубертеи писал, когда за его плечами был уже опыт проведения Игр II—VIII Олимпиад, богатство впечатлений от этих состязаний. Вероятно, отсюда и сдержанная оценка Афинской Олимпиады, но главное подчеркнуто. Главный итог Кубертеи видел в возрождении древней традиции, зарождении современных Олимпийских игр. «С технической точки зрения, - писал он, - первые Олимпийские игры не были отмечены хоть какой-нибудь сенсацией. Спортивные достижения не побили ни один рекорд и не превысили ожидаемые результаты. Единственное новшество заключалось в факте сотрудничества различных видов спорта: это достижение было огромным, так как из него вырисовывался целый новый мир» |1, с. 341.

И еще одно из ключевых суждений Пьера де Кубертепа о первых Олимпийских играх современности: «Идея возрождения Олимпийских игр не была фантазией; это было логическим завершением большого движения» [2].

Одна из характерных черт Игр I Олимпиады современности - в Афинах царила особая атмосфера, витал особый дух - дух античности, чего уже не было на последующих Олимпиадах.

Димитриос Викелас после окончания Олимпийских игр в Афинах подал в отставку с поста президента МОК. В 1896 г. па этот пост был избран Пьер де Кубертеи.

  • [1] Наиболее полная версия на русском языке о I Олимпиаде современностиизложена в книге: Суник А. «Российский спорт и олимпийское движение на рубеже XIX—XX веков» (2004 г.). Многие факты из истории Афинской Олимпиадыв советской и новейшей российской историографии в этой книге приведенывпервые.
  • [2] Неточно: в 1896 г. в составе МОК было 15 членов.
  • [3] «...ея», «метанья» — орфография А.Д. Бутовского.
  • [4] Над «Олимпийскими мемуарами» Пьер де Кубертен начал работать в 1927 г.
  • [5] Так у А.Д. Бутовского.
  • [6] ОР — олимпийский рекорд.
  • [7] Генерал Виктор Балк — видный деятель международного олимпийскогои спортивного движения на рубеже XIX—XX вв.; один из ближайших соратников Пьера де Кубертена, друг А.Д. Бутовского; член МОК. для Швеции (1894—1921гг.); один из лидеров зарождавшегося в Швеции спортивного и олимпийскогодвижения; инициатор организации и проведения Северных игр, сыгравших значимую роль в зарождении Олимпийских зимних игр.
  • [8] А.Д. Бутовский именно так записал фамилию первого президента МОК.
  • [9] На первых Олимпийских играх современности золотые медали не вручались. За 1-е место награждали серебряной медалью.
  • [10] Доктор В. Гебхардт — член МОК. для Германии (1895—1909 гг.).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы