7.4. Сущность и тенденции развития современной модели ресурсной обеспеченности образования

Сегодня в большинстве стран мира сложилась смешанная модель финансирования образования. Для нее характерны следующие признаки:

  • — сочетание механизмов бюджетного и внебюджетного финансирования;
  • — сосуществование различных каналов (источников) финансирования;
  • — разделение полномочий разных уровней власти (федеральный центр, регионы, муниципалитеты) в финансировании образования;
  • — укрепление финансовой автономии учебных заведений и демократизация принципов управления.

Преобладание механизмов бюджетного финансирования придает всей современной смешанной модели государственно ориентированный характер. Подобная направленность экономического механизма финансирования образования выражается в том, что государству принадлежит ведущая роль в создании нормативно-правовой и институциональной базы, разработке стратегии развития образования, в частности концепции, доктрины и других программных документов долгосрочного развития образования. Государство призвано устанавливать единые рамочные правила регулирования рынка образовательных услуг, в его компетенцию входит подготовка образовательных стандартов и норм бюджетного финансирования, внедрение (апробация) методов государственного контроля качества образования и контроля расходования финансовых средств на образование.

Как показывает международная практика финансирования образования, во многих странах мира господствует механизм выделения государственных ассигнований на безвозвратной основе согласно смете доходов и расходов. Достоинство такого способа состоит в устойчивости базы его формирования. Материальная основа создается благодаря государственной налоговой системе, которая мобилизует финансовые ресурсы всего общества на принципах уплаты налоговых платежей. Существенный недостаток данного механизма бюджетного финансирования состоит в его ресурсозатратном характере. Однако следует подчеркнуть, что принятая модель не статична; она динамично меняется по мере утверждения экономики знаний. Во всем мире ведутся поиски более совершенной ее модификации. Определяются пути повышения эффективности использования бюджетных средств, вложенных в образование.

Так, в 2010 г. в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) общие расходы на образование всех уровней в валовом внутреннем продукте составляли в среднем 6,3 %. Мировая практика свидетельствует: для того чтобы относиться к развитым странам, общие расходы на образование всех уровней должны колебаться от 4 до 6 % ВВП. В России этот показатель (данные ОЭСР за 2010 г.) составлял 4,9 % ВВП. В зарубежных странах общее образование финансируется преимущественно за счет государственных, общественных расходов. На их долю приходится 91 % общего объема финансирования на начальное, основное и среднее образование. Имеет место почти поголовный охват детей и молодежи средним образованием. Общие расходы на высшее образование в развитых странах в среднем составляют 1,6 % ВВП. На долю общественных и частных расходов на все уровни образования приходится в среднем соответственно 85,7 % и 14,3 %х.

В последние годы в России произошли изменения в структуре финансовых потоков, появились новые источники финансирования получения гражданами образования, преимущественно третичного (высшего). В законах, регулирующих образовательную сферу, закрепляется ряд концептуальных положений нового экономического механизма: многоканаль- ность финансирования, привлечение внебюджетных источников финансирования, предоставление системы налоговых льгот и др.

Активизация внебюджетной деятельности государственных высших учебных заведений связана с принятием Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ “О некоммерческих организациях” и Федерального закона от 3 ноября 2006 г. № 174-ФЗ “Об автономных учреждениях” (далее — Закон об автономных учреждениях). В этих документах заложены правовые принципы, порядок создания и деятельности некоммерческих организаций и автономных учреждений, вопросы формирования и использования имущественного комплекса, подробно прописаны формы поддержки и участия государства в управлении ими.

Некоммерческий статус, который получили высшие учебные заведения, означает, что основной целью их деятельности не является получение прибыли. В этом случае возникают ограничения, накладываемые на возможности вуза в распоряжении своими доходами, поскольку вся прибыль в обязательном порядке должна направляться на цели собственного развития. [1]

Автономные учреждения обладают большей свободой в вопросах осуществления своей уставной деятельности и распоряжения имуществом. Основной целью создания автономных учреждений как еще одного типа государственных и муниципальных учреждений было внедрение механизмов, позволяющих повысить эффективность их функционирования. Это касается формирования условий для их финансово-хозяйственной самостоятельности и экономической мобильности, повышения эффективности использования кадровых, материальных ресурсов, стимулирования инновационной деятельности, привлечения инвестиций и расширения источников финансирования, усиления ответственности за конечные результаты деятельности, повышения прозрачности финансирования[2].

Переход бюджетных образовательных учреждений в статус автономных рассматривается как одно из перспективных направлений модернизации организационно-экономического механизма современной модели российского образования. Однако важно подчеркнуть специфику применении Закона об автономных учреждениях в образовательной сфере. Необходимо учитывать, что создаваемые государственные и муниципальные автономные образовательные учреждения будут с учетом ряда особенностей подпадать под действие отраслевого законодательства.

Закон об автономных учреждениях определяет правовые основы данной организационно-правовой формы хозяйствующих субъектов, а также ряд нормативных положений, содержащих в том числе порядок их создания, реорганизации и ликвидации. Кроме того, в нем формулируются цели, порядок формирования и использования имущества, принципы управления автономными учреждениями, основы отношений автономных учреждений с учредителями, участниками гражданского оборота, ответственность автономных учреждений по их обязательствам. Все названные положе-

ния могут уточняться и детализироваться в последующих нормативно-правовых документах.

В комплексе вопросов, связанных с финансовым обеспечением ресурсной базы высшей школы, важное место принадлежит развитию нормативного метода и совершенствованию его применения в практике бюджетирования, ориентированного на конечные результаты.

Необходимость нормативного бюджетного финансирования высшего профессионального образования обусловлена самой экономической сущностью бюджетного сектора экономики, в котором рыночные механизмы не обеспечивают рационального распределения ресурсов. В рыночном секторе все показатели хозяйствования — себестоимость, ее структура, уровень оплаты труда, цена, прибыль — являются динамичными и определяются рыночными агентами самостоятельно под воздействием факторов рыночной конкуренции и основ ценообразования. В некоторых случаях государство прибегает к их регулированию. Экономика образования в части ее бюджетного обеспечения построена на системе фиксированных финансовых показателей затрат, включая оплату труда.

В рыночной экономике нормативы бюджетного финансирования выступают аналогом цен как регуляторов распределения государственных финансовых ресурсов, используемых при производстве и реализации образовательных услуг. Они выступают как своего рода инструменты по расчету необходимых объемов бюджетных ассигнований для выполнения обязательств государства по предоставлению образовательных услуг и играют роль индикаторов развития системы высшего образования.

Можно выделить несколько функций, выполняемых указанными выше нормативами:

  • 1. Характеристика места образования в системе текущих государственных приоритетов.
  • 2. Создание объективных условий для преодоления подхода к финансированию системы образования по остаточному принципу.
  • 3. Определение количественных и качественных закономерностей между закрепленными в нормативных документах масштабами социального заказа на образовательные услуги и бюджетными финансовыми ресурсами, обеспечивающими его выполнение.
  • 4. Установление пределов, ниже которых финансирование недопустимо и носит антисоциальный характер.

Балансировка между потребностями образования в финансовом обеспечении и фактически выделяемыми на эти цели бюджетными финансовыми ресурсами может быть достигнута на основе использования соответствующих нормативов.

В качестве достоинства нормативного метода при определении необходимых объемов бюджетного финансового обеспечения можно отметить его ориентацию на определенный эталон или образец, а не на достигнутый уровень. Такой подход отражает прогрессивные тенденции в развитии высшего образования как в России, так и в передовых зарубежных странах.

В ряде статей федеральных законов, касающихся образовательной сферы, законодательно закреплены положения о ежегодном расчете нормативных показателей и определении на этой основе объемов финансовых средств на систему образования из бюджетов разного уровня.

Нормативы финансирования учебных заведений основываются на анализе необходимых затрат и включают следующие компоненты: базовое ассигнование на одного учащегося (с надбавкой за ступень образования); ассигнования на обновление содержания учебной программы и учебных планов; компенсации неблагоприятных социально-экономических условий и местоположения учебных заведений; региональное индексирование цены образования (для выравнивания покупательной способности денег для учебных заведений, расположенных в разных климатических и географических условиях).

Представленные выше компоненты дают возможность полно и достоверно охарактеризовать научно обоснованные объемы бюджетного финансирования высших учебных заведений и отражают соответствующее социальным стандартам стоимостное наполнение нормативов. Однако достигнутые в России удельные показатели бюджетного финансирования образования не соответствуют сложившейся практике развитых зарубежных стран. Например, в странах ОЭСР объемы государственных ассигнований весьма значительны и достаточны для удовлетворения потребностей учреждений образования разного уровня в финансовом обеспечении. Таким образом, применение нормативного подхода в финансировании образовательной деятельности предоставляет учебным заведениям самостоятельность и маневренность, внутреннюю свободу в распределении выделяемых государством бюджетных средств.

В бюджетной системе страны расходы на образование входят в состав незащищенных статей финансовых расходов. При этом надо иметь в виду, что для сметного финансирования характерно проведение расчетов от достигнутого уровня с фактическим уменьшением размеров выделяемых бюджетных ассигнований вследствие не только высокой инфляции, но и возможного секвестра бюджетных расходов на образование в период кризисных явлений в экономике. Использование такой методики иногда в прошлом приводило к усеченному (минимальному) финансированию учреждений образования по двум статьям: заработной плате и стипендиям. Еще одним недостатком сметного финансирования является игнорирование натуральных норм, которые традиционно считались базой для расчета сметы расходов. Кроме того, оно не дает возможности перераспределять выделяемые учебным заведениям средства по статьям затрат.

Построение нормативной базы бюджетного финансирования высших учебных заведений осуществляется в соответствии со следующими основными методическими принципами: 1) следует основываться на учебных планах, составленных с учетом норм затрат труда профессорско-преподавательских кадров; 2) необходимо учитывать все элементы, отражающие финансовые затраты учебного заведения, необходимые для его функционирования в соответствии с поставленными целевыми установками.

Под нормированием учебного плана обычно понимается определение двух его важнейших характеристик: во- первых, трудоемкости в часах учебной нагрузки преподавателей в расчете на одного обучающегося в зависимости от количества класс-комплектов, академических групп и, во-вторых, требуемого уровня квалификации профессорско- преподавательского состава, оцениваемого соотношением долей трудоемкости, приходящихся на преподавателей различных профессионально-квалификационных характеристик.

На практике сложности могут возникнуть при определении стоимостного наполнения элементов норматива. В специальной литературе предлагаются различные подходы. Например, возможен учет рыночных принципов ценообразования при осуществлении образовательных услуг учреждениями негосударственного сектора либо физическими лицами. Предположим, что рынок образовательных услуг достаточно развит и на нем присутствует определенное множество производителей, предлагающих услуги надлежащего качества, наличествует конкуренция, развит спрос. В этом случае цена на образовательную услугу будет иметь равновесный характер и может служить ориентиром для расчета нормативов бюджетного финансирования. По существу, стоимость подготовки в высшей школе на контрактной основе приближается к нормативному уровню. Вместе с тем достаточно сложно точно учесть отдельные составляющие затрат, производимые вузом. Например, обучение студентов с полным возмещением затрат в государственных и муниципальных вузах проводится на той же материальной базе, которая создается и поддерживается в основном за счет средств федерального бюджета (учредителя). Здесь имеются в виду различные элементы материально-технического обеспечения, в том числе использование площадей учебных заведений и находящегося на балансе учебного оборудования.

При определении стоимостного наполнения элементов норматива для бюджетного финансирования образования исходят из ряда основополагающих моментов.

Во-первых, финансовое обеспечение должно быть достаточным для покрытия текущих затрат на образовательный процесс. В действительности реальный объем финансирования может быть в несколько раз меньше реально необходимого. В этом случае дефицит частично восполняется внебюджетными средствами. Во-вторых, финансовое наполнение норматива должно быть достаточным для обеспечения инновационного развития образования. В-третьих, норматив должен быть стабильным в течение продолжительного периода, так как он является инструментом для поддержания устойчивости системы образования. Первые два из указанных выше обстоятельств формируют целевой характер финансового обеспечения, ориентируют нормативную базу на достижение должного уровня финансового наполнения. Третье условие может быть достигнуто посредством учета динамики реальной стоимости денег, т. е. путем индексации бюджетных расходов в условиях инфляции.

При обосновании величины норматива бюджетных текущих расходов на одного студента исходят из следующей поэлементной структуры, в которую входят: расходы на заработную плату; расходы на стипендиальное обеспечение; расходы на оплату коммунальных услуг; расходы на приобретаемые приборы и малоценное оборудование.

Расходы на заработную плату как первый элемент норматива можно определять на основе стандартов, содержащихся в образовательном законодательстве. В настоящее время в бюджетной сфере, в том числе и в образовании, организации самостоятельно определяют уровень и систему оплаты труда. Своеобразным ориентиром может служить уровень оплаты труда работников соответствующей квалификации в негосударственном секторе образования. При международных сопоставлениях стоимость труда преподавателей высшей квалификации можно соотносить со средней заработной платой педагогических работников в развитых странах. Опыт зарубежных государств свидетельствует, что педагог школьного образования, вузовский преподаватель, профессор в силу интеллектуального содержания труда высокой сложности имеет заработную плату, уровень которой значительно превышает уровень заработной платы большинства работников иного профиля. При определении размеров оплаты труда преподавателей в зарубежных университетах исходят также из условий нарастающей конкуренции со стороны частного сектора образования, развитие которого сопровождается притоком квалифицированных специалистов.

Нормирование расходов на заработную плату должно обеспечивать соответствие между величиной оплаты труда в бюджетном и коммерческом секторах образования, а в перспективе — приближаться к уровню оплаты труда в системе образования за рубежом. Такой подход позволит создать условия для конкурентных отношений в уровне оплаты труда, с одной стороны, внутри образовательной сферы, т. е. между бюджетными и негосударственными высшими учебными заведениями, с другой — с рыночным сектором экономики внутри страны, а также с зарубежными учебными заведениями.

При определении расходов на стипендиальное обеспечение как второго элемента норматива необходимо ориентироваться на существующие социальные нормы поддержания жизнедеятельности населения. Анализ данных о размерах студенческих стипендий позволяет сделать следующие выводы. В современном виде студенческие стипендии не могут обеспечить необходимые минимальные потребности обучаемого, поскольку величина их значительно ниже прожиточного минимума. Кроме того, они не обеспечивают также гарантий конституционного права получения профессионального образования, прежде всего, студентам из малообеспеченных семей. Поэтому необходимо продумать систему мер по повышению размеров стипендиального обеспечения студентов до уровня прожиточного минимума. Именно данный показатель следует брать за основу для определения этой части норматива бюджетных расходов.

Стоимость коммунальных услуг как третий элемент, включающий в себя оплату содержания помещений, потребления электроэнергии, отопления, водоснабжения и др., формируется в настоящее время под воздействием рыночных отношений. Кроме того, названные виды затрат дифференцированы по регионам Российской Федерации, а их уровень может существенно изменяться в условиях нестабильной экономической ситуации. Размеры затрат по данному элементу неустойчивы, по мере развития инфляционных процессов имеют тенденцию к росту, поэтому необходимо учитывать специфику регионального расположения учебных заведений. В частности, на процесс ценообразования при оказании образовательных услуг (т. е. на стоимостные параметры норматива), оказывают влияние многие факторы, в том числе географические и климатические условия, в которых функционируют учебные заведения. Также стоимость коммунальных услуг связана с размерами площадей, на которых располагаются учебные заведения, зависит и от иных элементов материально-технической базы, присущих учебным заведениям различных профилей. В связи с этим необходимо дифференцировать рассматриваемые нормативы в определенных границах по группам более или менее однородных учебных заведений, особенно в региональном разрезе.

При определении затрат высших учебных заведений по четвертому элементу — приобретению малоценных приборов и оборудования — также должны действовать названные принципы ценообразования, при этом следует исходить из сложившейся рыночной стоимости различных составных частей материально-технической базы.

Обобщая вышеизложенное, можно заключить, что в нормативе бюджетного финансирования учитываются: структура кадрового потенциала учебных заведений разного профиля и типа; уровень и продолжительность обучения, т. е. трудоемкость образовательной программы; рыночные цены по каждому составляющему норматив элементу; профиль учебного заведения; комплекс региональных факторов.

Разработка нормативов является весьма сложной задачей, и для ее решения необходимо построение модели, позволяющей увязать нормативы бюджетного финансирования, которые являются величиной достаточно динамичной и изменяющейся в зависимости от факторов рыночного ценообразования, с более устойчивыми и консервативными макроэкономическими показателями, выраженными через обязательства государства по предоставлению образовательных услуг.

По мнению ведущих экспертов, ресурсы, выделяемые на развитие образования, должны иметь целевое назначение как в бюджетах всех уровней, так и в бюджетах самих учебных заведений и быть дополнительными по отношению к расходам на текущее их содержание, поскольку недоучет данного фактора может привести к уменьшению объемов финансирования учебных заведений.

В условиях модернизации образования нормативное финансирование становится той целевой задачей, последовательное решение которой позволит преодолеть остаточный подход в развитии учебных заведений и обеспечит проведение эффективной социальной политики в Российской Федерации. Если нормативное государственное финансирование будет меньше необходимого минимума, то существует опасность разрушения отечественной образовательной системы, поскольку в связи с кризисными явлениями в экономике России возможности привлечения средств из внебюджетных источников весьма ограничены.

Норматив бюджетного финансирования высшего образования, отражающий общественно необходимые затраты на текущие расходы образовательных учреждений в расчете на одного обучаемого в год на весь срок обучения в рамках требований государственного образовательного стандарта, становится основным законодательно утвержденным финансовым выражением государственного социального стандарта в области образования.

Современной тенденцией развития бюджетного финансирования образования в мире является широкое использование схем персонифицированного распределения бюджетных ассигнований. Они предусматривают наделение бюджетными средствами не учреждений, а граждан — потребителей образовательных услуг и создание квазирыночной конкуренции между учебными заведениями за бюджетные средства, находящиеся в распоряжении учащихся. Здесь действует принцип “деньги следуют за обучающимися”.

В развитых странах в сфере профессионального образования широкое распространение получила схема распределения бюджетных средств с использованием государственного образовательного кредита. Метод образовательного кредитования как банковская ссуда — это разновидность традиционного кредитования населения, для которой характерны жесткие условия и фиксированный срок возврата средств, достаточно высокие проценты. Такая модель образовательного кредитования была предложена населению Сбербанком России и не получила широкой поддержки населения.

Применение банковских ссуд в системах образовательного кредитования некоторых зарубежных стран во многом обеспечивается спецификой данной формы помощи обучающимся. Государство берет на себя функции страхования рисков невозврата средств и создания благоприятных правовых и финансовых условий осуществления банками деятельности по кредитованию обучения студентов. В российской практике образовательное кредитование в форме банковской ссуды является обременительным и неперспективным.

Чтобы кредит (банковская ссуда) стал привлекательным для граждан, экспертами предлагается установить для заемщиков льготный процент, а разницу между льготной ставкой и реальной стоимостью кредита предусматривается возмещать за счет государственных средств. Такая схема выглядит как форма финансовой поддержки не студентов, а банковского сектора.

Банковские ссуды в образовании с успехом реализуются лишь в странах с устойчивой экономикой, высоким и стабильным уровнем доходов населения. Важная роль отводится надежности судебно-правовой системы в части обеспечения возврата кредитных ресурсов. Недостаточная развитость финансовых инструментов и несовершенство механизмов их применения стали причиной неудач в распространении схем обычного банковского кредитования образовательной деятельности в ряде стран. Однако подобные ситуации побуждают правительственные структуры развивать такие государственные системы образовательного кредитования, которые, хотя и менее эффективны по показателю возвратности средств, но, как правило, обеспечивают высокий уровень социальной защищенности студентов. Цель такой деятельности состоит в выработке щадящих режимов возврата кредитных средств, в наибольшей степени соответствующих критериям социального равенства и справедливости.

В развитых странах участие государства в схемах кредитования студентов не сводится только к роли гаранта восполнения средств, инвестированных финансовыми компаниями и банками в образовательные кредиты. В ходе уже достаточно длительной, продолжающейся несколько десятилетий отработки этих механизмов за рубежом были предложены специфические схемы государственного социального кредитования студентов. Главной особенностью таких государственных социальных образовательных кредитов является привязанность условий возврата денежных средств к будущим доходам выпускников. Как правило, срок возврата кредита не устанавливается, поэтому он может растягиваться на весь период трудовой деятельности получателей. Заинтересованность молодых специалистов в наиболее быстром возврате заемных средств стимулируется постоянным начислением процентов за пользование кредитом (к выплате которых в ряде стран законодательно привлекают и работодателей).

Средства на государственные образовательные кредиты выделяются государством. Через 4—6 лет после предоставления первых кредитов государство начинает получать средства возвратного потока, величина которых от года к году возрастает и к исходу первого десятилетия может достигнуть 40-50 % от выделенного на кредитование объема. В целом коэффициент возврата денежных средств в подобных схемах кредитования студентов может достигать 70 % и более.

Зарубежный опыт показывает: все страны разрабатывают и принимают меры по повышению уровня возвратности кредитных средств, связанные с этим потери рассматриваются как дополнительный вклад государства в финансирование общественной составляющей образования как общественного блага. В этом состоит принципиальное отличие схем государственного социального образовательного кредитования от практикуемых банками коммерческих форм кредитования.

Зарубежный опыт реализации различных схем кредитования позволяет сформулировать ряд выводов, важных для формирования будущей российской системы финансирования образования:

  • 1. Российская система кредитования студентов должна строиться как государственная и инвестироваться в основном за счет средств государства, направляемых на финансирование высшего образования.
  • 2. Государственная система образовательного кредитования в России должна создаваться как централизованная и обеспечивать не только централизованное формирование и распределение кредитных средств, но и управление структурой подготовки и распределения выпускников в интересах российской экономики.
  • 3. Возвратные механизмы образовательного кредитования должны быть привязаны к будущим доходам выпускников, что в наибольшей степени отвечает критериям социальной справедливости, в соответствии с которыми за образование платят те, кто добился в связи с его получением реальных, в том числе и материальных, преимуществ на рынке труда.

В России в связи с реформированием традиционной модели бюджетного финансирования в начале 2000-х гг. стал обсуждаться вопрос об образовательном кредите. Специалисты рассматривали его как инструмент решения следующих задач:

  • — создание механизма обеспечения подготовки студентов по непопулярным специальностям, имеющим большое значение для экономического и социального развития страны, их распределения и закрепления на рабочих местах в интересах технологического, социально-экономического и культурного развития государства;
  • — расширение участия общества в управлении образованием и решении стоящих перед ним задач по проведению селективной образовательной политики путем дифференцированного распределения кредитов из средств инвесторов, заинтересованных в решении накопившихся проблем;
  • — стимулирование студентов к достижению высоких результатов в учебе;
  • — привлечение в образование дополнительных средств за счет переориентации инвестиций семей в образование: от инвестирования секторов репетиторов к софинансированию инвестиций государства в образование;
  • — обеспечение экономного расходования и справедливого распределения финансовых средств социальной поддержки студентов в период обучения.

Несколько лет назад тогда еще Федеральным агентством по образованию был подготовлен проект Положения о государственных безвозмездных возвратных субсидиях в системе образования для утверждения Правительством Российской Федерации. Он предусматривал выделение возвратных субсидий на оплату социально-бытовых и иных услуг, сопутствующих получению образования. Предполагалось, что получатель субсидий отработает 3 года по направлению учебного заведения (работодателя). В этом проекте государственные возвратные субсидии рассматривались как дополнение к действующей модели бюджетного финансирования образования. В 2005 г. ГУ ВШЭ был подготовлен законопроект “Об образовательном кредите”, а Ассоциацией российских банков — законопроект “Об образовательных кредитах”. Однако, несмотря на то что данные документы содержали перечень предлагаемых мер по государственной поддержке банковских образовательных кредитов, согласно смысловой нагрузке они были ориентированы преимущественно на защиту интересов кредитных учреждений[3].

Необходимо отметить, что до последнего времени в России наблюдалась недооценка роли государственного социального образовательного кредитования в совершенствовании системы традиционного бюджетного финансирования образования. В начале 2000-х гг. некоторыми экспертами на первый план была выдвинута принципиально иная концептуальная схема персонифицированного бюджетного финансирования с использованием государственных именных финансовых обязательств (ГИФО). Несмотря на то что положительно зарекомендовавшего себя зарубежного опыта о применении образовательных ваучеров было накоплено недостаточно, данный проект стал рассматриваться как ведущее направление реформирования ресурсной поддержки отечественной системы образования. Одновременно специалистами был высказан ряд критических замечаний о перспективах массового распространения ваучерной системы финансирования образования, которые послужили причиной приостановки эксперимента.

Во-первых, распределение бюджетных средств в сфере высшего образования в соответствии со спросом молодых людей и их родителей может привести к непредсказуемым результатам. Вместо желаемого эффективного использования государственных финансовых ресурсов на основе конкурентности вузов в действительности может произойти их неоправданное, необоснованное расходование. Это обусловлено тем, что потребители в сфере образования вообще и высшего образования в частности находятся заведомо в неравном положении по сравнению с производителями образовательных услуг и работодателями. Они не всегда могут иметь полную информацию о глубоких изменениях в структуре занятости и перспективных потребностях рынка труда, объективно судить о полноценности и качестве подготовки в вузе по различным направлениям и специальностям, о соответствии образовательных программ вузов действующим государственным стандартам, а также располагать надежными сведениями о финансовых затратах государства и общества на высшее образование. Потребителям образовательных услуг часто приходится руководствоваться текущими соображениями, формируемыми под влиянием окружающей среды (общества и средств массовой информации). В результате разнообразных причин, под влиянием субъективных факторов происходит перекос в спросе с формированием так называемых престижных и непрестижных специальностей. При этом на представление о престижности тех или иных направлений подготовки специалистов, как правило, влияет наличие информации об их высокой востребованности на рынке труда прошлых лет. Следствием подобного запаздывания в оценке перспективности выбираемых абитуриентами специальностей становятся, как это проявляется на примере западных стран, рост безработицы среди обладателей некогда престижных специальностей (например, экономистов и юристов) и неэффективность использования бюджетных средств, выделяемых на обучение по некоторым профилям подготовки.

Во-вторых, принцип конкурентности и эффективности работы (равно как и возможность банкротства) учебного заведения последовательно реализовать на практике достаточно сложно. Так, конкуренция в большей мере проявляется в столичных и крупных городах, где количество и разнообразие образовательных программ и направлений подготовки выше по сравнению с малыми городами и сельской местностью. Наряду с этим конкурентоспособность образовательных учреждений напрямую не зависит от их местонахождения.

В-третьих, существенные методологические трудности возникают с определением величины подушевого норматива финансирования вузов и состава его компонентов с учетом обеспечения государственных образовательных стандартов и необходимых условий образовательного процесса. Также имеют место проблемы в разработке дифференцированных подушевых нормативов с учетом территориальных различий в уровне жизни российских граждан.

В-четвертых, в части теоретического обоснования существует неотработанность взаимосвязи схемы подушевого бюджетного финансирования с механизмом финансирования на основе государственного задания на подготовку специалистов, размещаемого на конкурсных началах; наблюдается неудовлетворительная интегрированность системы студенческого кредитования, социального стипендиального обеспечения и других социальных льгот для студентов в схему финансирования на базе ГИФО.

В-пятых, предложения по введению ГИФО в увязке с ЕГЭ, дающим право гражданам России вне зависимости от места их проживания поступать в любой вуз страны, в том числе в вузы крупных городов, могли иметь негативные, непредсказуемые последствия в связи с миграционным оттоком молодых людей из периферии в столичные города, без возвращения в регионы.

С учетом этих обстоятельств представляется закономерным, что российская общественность не пришла к согласию в отношении перспектив дальнейшего развития системы ГИФО в сфере высшего образования. В последнее время усилилась аргументация в пользу альтернативных систем персонифицированного распределения бюджетных средств с использованием государственных образовательных кредитов. Предлагаются разные схемы их интеграции.

  • [1] Chapter В: Financial and human resources invested in education —Indicators // http://www.oecd.org/edu/educationataglance2013-indi-catorsandannexes.htm#ChapterB
  • [2] 2 Гринько В. С. Особенности перехода федеральных бюджетныхобразовательных учреждений в автономные учреждения // Инновационное развитие сферы услуг. — М.: ТЕИС, 2009. — С. 261-262.
  • [3] Постановление Правительства РФ от 18 ноября 2013 г. № 1026“Об утверждении Правил предоставления государственной поддержки образовательного кредитования”.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >