Тенденции развития отдельных отраслей права Израиля

Государственное право

Основные законы Израиля

Как было ранее сказано, одной из особенностей Израильской правовой системы является отсутствие писаной Конституции. Первые попытки составить Конституцию были предприняты в 1936 г. британской комиссией во главе с Вильямом Робертом Пилем, которая в своем докладе от июня 1937 г. предложила разделение подмандатной территории на два государства: еврейское и арабское. В свете этих предложений в марте 1938 г. была образована другая комиссия во главе с сэром Джоном Вадхэдом, одной из целей которой была разработка законодательства и конституции еврейского государства395.

Вторым шагом на пути к конституции стало решение Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г. о том, что после раздела Палестины «учредительное собрание каждого государства — еврейского и арабского — должно ввести демократическую конституцию» и решение о введении Конституции Учредительным собранием Государства Израиль, зафиксированное в Декларации независимости страны от 14 мая 1948 г. Еще в декабре 1947 г. правление Еврейского агентства поручило Иехуде Пинхасу Коэну подготовить черновой проект, который мог бы стать основой для обсуждения будущей конституции еврейского государства. Два года спустя отдельные члены Кнессета первого созыва пытались добиться включения в Закон «О переходном периоде» от 16 февраля 1949 г. параграфа, обязывающего Кнессет принять единый Основной закон, однако потерпели неудачу, прежде всего — из-за противодействия правящей Рабочей партии, бывшей едва ли не единственной нерелигиозной партией, выступавшей против конституции. Лидер Рабочей партии и первый премьер-министра Израиля, Бен-Гурион, кроме личной неприязни к конституционной идее396, также не мог игнорировать крайнюю позицию религиозных [1] [2]

кругов, согласно которой Закон Божий, выраженной в Торе и в ТаНа- Хе, был единственно возможной конституцией[3].

13 июня 1950 г. Кнессет принял компромиссное решение в виде «Резолюции Харири»[4]. Эта резолюция предусматривала подготовка Конституции Кнессетом. На первом этапе должны были быть приняты Основные Законы (иврит: хокей ейесод), которые впоследствии станут отдельными главами Конституции.

В.П. Воробьев в этой резолюции видит двойное влияние: французское и немецкое. Так, он поясняет, что «немецкое влияние выражалось в том, что было выбрано выражение «основной закон». Действительно, за несколько месяцев до этого был принят Основной закон ФРГ. Французское влияние, хотя и было менее заметным, тоже имело место. Конкретно за основу была взята практика Третьей Республики Франции, при которой избегался классический путь принятия конституции. В тот период, как известно, конституция Франции представляла собой серию конституционных законов, принятых в период с 1873 по 1926 гг.»[5] [6].

Но только в 1958 году был принят первый Основной закон — Основной закон о Кнессете. На сегодняшний день Кнессет принял еще 10 Основных законов: Основной закон о государственных землях (1956), Основной закон о президенте Государства (1956), Основной закон о правительстве (1968, заменен под тем же названием, но в новой редакции в 1992), Основной закон о промышленности (1975), Основной закон об армии обороны Израиля (Цахаль) (1975), Основной закон об Иерусалиме — столице Израиля (1980), Основной закон о судебной власти (1984), Основной закон о государственном контролере (1986), в двух последующих законах — Основной закон о свободе занятий (1992, измененный вариант от 1994) и Основной закон о чести и свободе человека (1992) — правоведы увидели «конституционную революцию»''00.

Два последних основных закона стали результатом долгой дискуссии по поводу необходимости своего «Билля о правах». Основные права человека существовали и до этого в форме так называемого «судебного билля о правах»[7]. Как сказал в 1967 г. судья М. Ландау, права человека это те «основные права, которые не писаны ни в одной книге, но которые непосредственно вытекают из характеристики нашего государства как демократического и свободолюбивого»[8].

Одним из адептов принятия билля о правах в Израиле выступал профессор А. Рубенштейн, который, опираясь на концепцию принятия основных законов в понимании, предложенном Харири, создал определенную тактику. «Моя идея состояла в том, чтобы разделить проект Основного закона на четыре самостоятельных Основных закона: первые два Основных закона были приняты, а два других Основных закона, касавшиеся свободы слова и свободы объединения, прошли лишь предварительное обсуждение. Моя цель состояла в том, чтобы исключить религиозную оппозицию, или, по-другому, поставить коалицию в сложное положение с точки зрения общественной перспективы»[9].

По причине того, что в Израиле нет писаной Конституции, встает вопрос о пределах функционирования трех властей, особенно, о судебных полномочиях конституционного контроля. Это выражается в том, что большинство статутов до 1992 г. не подлежали судебной проверки. Меньшинство статутов, которые противоречат положениям, закрепленным в Основных Законах, подлежат этому виду проверки. Но, как пишет А. Барак, «даже в этом случае, большинство или квалифицированное большинство членов Кнессета всегда могут «закрепить» статут и, тем самым, защитить его от судейской проверки»[10].

Но именно после решения Верховного Суда «Банк Мизрахи против Кооператива Мигдаль», вынесенного в 1995 г[11]., были выработаны основные идеи верховенства Основных законов над всеми другими актами. Во-первых, Кнессет, приняв эти два Основных Закона, ограничил свою законодательную власть (парламентский суверенитет) в области прав человека своей учредительной властью. Во-вторых, Кнессет по своей природе является учредительным органом, компетентным принимать Конституцию для Израиля[12]. В-третьих, основные права, закрепленные в Основных Законах, имеют конституционный характер. В-четвертых, законодательная власть Кнессета имеет ограничительный характер. В-пятых, суд вправе осуществлять конституционный контроль законодательной деятельности Кнессета на предмет соблюдения Основных законов. По словам А. Барака, «Над Кнессетом, выступающим как законодательный орган, возвышается Кнессет, выступающий как учредительный орган, а над обычным законом Кнессета возвышаются два Основных закона»[13]. Д. Г. Шустров отмечает: «Ни одно из пяти завоеваний конституционной революции формально не провозглашалось и не регулировалось нормами израильского права, то есть формально не существовало до принятия Верховным Судом данного решения»[14].

  • [1] Fridman Sh., RadzinerA. Huka she-lo ktuva ba-Tora / Ierushalayim, 2006. P. 17.
  • [2] Klein C. La democratic d’Israel. Paris, 1997. P. 31.
  • [3] Воробьев В.П. Государство Израиль: правовые основы возникновения и статус личности. М., 2001. С. 40.
  • [4] По имени внесшего ее депутата Изхара Харири (1908-1970).
  • [5] Воробьев В. П.. Государство Израиль: правовые основы возникновения и статус личности. С. 40.
  • [6] Первым, кто заговорил об этих законах, как о конституционной революции сталбывший председатель Верховного Суда Израиля (БаГаЦа) Аарон Барак. Это объясняется тем, что впервые на законодательном уровне были закреплены правачеловека. Так, вторая редакция Основного закона о свободе деятельности включала статью о том, что «основные права человека в Израиле базируются на признании человека высшей ценностью, на святости и неприкосновенности его жизни
  • [7] Cm.: Navot S. The Constitution of Israel. A contextual Analysis. Oxford, 2014. P. 223.
  • [8] Цит. по: Шустрое Д.Г. Принцип пропорциональности в конституционном праве Израиля. М., 2014. С. 10.
  • [9] Rubinstein A. The Knesset and Basic Laws on Human Rights I I Law and Government. 2000.N« 5. P. 340. (Цит. По: Navot S. The Constitution of Israel. P. 27 fn.46).
  • [10] Барак А. Судейское усмотрение. М„ 1999. С. 265-266.
  • [11] СА 6821/93 United Mizrahi Bank Ltd. V. Migdal Cooperative Village (November 9, 1995).Полный текст решения на иврите и английском языках см. На официальном сайтеВерховного Суда Израиля http://elyonl.court.gov.il/files_eng/93/210/068/z01/93068210.z01.pdf.
  • [12] Подробнее п. 38-39, 50-51 мнения председателя Суда А. Барака по делу UnitedMizrahi Bank Ltd. V. Migdal Cooperative Village.
  • [13] Barak A. A Constitutional Revolution: Israel’s Basic Laws. P. 83.
  • [14] Шустрое Д.Г. Принцип пропорциональности в конституционном праве Израиля.С. 18.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >