Медиалингвистика — новая парадигма в изучении языка СМИ

Начиная с 70-х годов XX в. как в России, так и за рубежом регулярно публикуются исследования, посвященные вопросам функционирования языка в сфере массовой коммуникации. В них тексты массовой информации рассматриваются в рамках самых различных школ и направлений: с точки зрения социолингвистики, функциональной стилистики, теории дискурса, контент-анализа, когнитивной лингвистики, риторической критики. Внимание ученых привлекает самый широкий круг вопросов: это и определение функционально-стилевого статуса языка СМИ, и способы описания различных типов медиатекстов, и влияние на медиаречь социокультурных факторов, и лингвомедийные технологии воздействия.

К числу российских авторов, чьи исследования внесли значительный вклад в строительство фундамента медиалингвистики, относятся С.И. Бернштейн, Д.Н. Шмелев, В.Г. Костомаров, Ю.В. Рождественский, Г.Я. Солганик, С.И. Трескова, И.П. Лы~ сакова, Б.В. Кривенко, А.Н. Васильева[1].

Западная традиция изучения языка СМИ представлена такими именами, как Tew ван Дейк, Мартин Монтгомери, Алан Белл, Норман Фейерклаф, Роберт Фаулер и др.[2]

Анализ работ представителей данного направления позволяет говорить о том, что к концу XX в. сложились все необходимые условия для оформления накопленных знаний и опыта в области изучения языка СМИ в самостоятельное научное направление. Иначе говоря, совокупный объем исследований медиаречи достиг «критической массы», что сделало возможным переход изучения данной области в новое качество — медиалин- гвисгику, в рамках которой предлагается системный комплексный подход к изучению языка СМИ.

Название «медиалингвистика» образовано по аналогии с целым рядом подобного рода терминов, которые используются для обозначения новых академических дисциплин, возникающих на стыке наук. Социолингвистика, этнолингвистика, медиапсихология — все эти названия указывают на междисциплинарный, комбинированный характер данных отраслей знания, объединивших в себе теоретические основы и методологию двух базовых научных направлений: социологии и лингвистики (социолингвистика), этнографии и лингвистики (этнолингвистика), изучения средств массовой информации и психологии (медиапсихология).

В российском научном обиходе термин «медиалингвистика» появился сравнительно недавно, в 2000 году[3]. Несколько раньше возник его англоязычный вариант media linguistics, который можно встретить в работах британских исследователей языка средств массовой информации, в частности, в статье Джона Корнера «The Scope of Media Linguistics», которую можно считать программной, так как в ней впервые определяются предмет и задачи медиалингвистики[4]. Выделяя медиалингвистику в самостоятельное научное направление, предметом которого является изучение языка средств массовой информации, Джон Корнер отмечает ее междисциплинарный характер: «Медиалингвистика объединила широкий спектр исследований, относящихся к такой динамично развивающейся области, как язык средств массовой иноформации. Сегодня существует масса литературы, посвященной языку СМИ, причем часто эти исследования носят междисциплинарный характер. Анализируются различные жанры медиаречи, напрмер, новостной дискурс, документалистика и реклама. Растет понимание того, 1гго язык СМИ не остается неизменным в каждом отдельно взятом средстве массовой информации, но взаимодействует с прочими семиотическими системами, включая визуальную»[5].

Как следует из самого термина, объединившего в себе два базовых компонента — «медиа» (массмедиа) и «лингвистика», предметом этой новой дисциплины является изучение функционирования языка в сфере массовой коммуникации. То есть медиалингвистика занимается исследованием определенной сферы речеупотребления — языка массмедиа.

Возникает вопрос: а насколько правомерно выделять изучение какой-либо сферы речеупотребления в отдельную лингвистическую дисциплину? Например, исследования в области таких важных сфер бытования языка, как язык делового общения, язык художественной литературы, язык научного обихода, по- прежнему остаются в традиционных рамках функциональной стилистики и теории языка для специальных целей, не формируя самостоятельные отрасли современной языковой пауки. Почему же изучение языка средств массовой информации послужило основанием для возпикповетм медиалтггвистики?

Ответ кроется в той огромной роли, которую играют средства массовой информации в жизни совреметпюго общества в целом и в развитии языка в частности. Начиная со второй половины XX в. рост средств массовой информации идет в геометрической прогрессии: стремительное увеличение объема традиционных СМИ — печати, радио, телевидения сопровождается постоянным совершенствованием информационных технологий, развитие всемирной компьютерной сети Интернет способствует формированию глобального информационного пространства.

Социальная значимость этих процессов настолько велика, что послужила основанием для выдвижении концепции информационного общества, в рамках которой современный этап общественного развития рассматривается как принципиально новый, характеризующийся всепроникающим воздействием информационных и телекоммуникационных технологий на все стороны общественной жизни[6].

Огромное воздействие социально-информационные процессы оказывают и на функционирование языка. Массовая коммуникация стала сегодня одной из самых интенсивных сфер речеупотребления. Совокупный объем текстов, ежечасно распространяемых по каналам СМИ, неуклонно растет, сто, в свою очередь, способствует возрастанию интереса к этой бурно развивающейся сфере речеупотребления и со стороны академической науки.

Как известно, становление любого нового научного направления сопряжено с разработкой базовых дисциплинообразующих компонентов, как то:

  • 1) теории, которая являлась бы отправной точкой всех исследований в дайной области,
  • 2) более или менее устойчивой внутренней структуры,
  • 3) методологии,
  • 4) терминологического аппарата.

Рассмотрим, каково состояние названных компонентов применительно к медиалингвистике.

Безусловно, главной теоретической составляющей медиалинг- висгики можно считать особую концепцию медиатекста7, которая так или иначе присутствует практически во всех исследованиях медиаречи. Суть данной концепции состоит в том, что ключевое для традиционной лингвистики определение текста как «объединенной смысловой связью последовательное™ знаковых единиц, основными свойствами которой являются связность и целостность»[7] [8], при переносе в сферу массмедиа значительно расширяет свои границы. Здесь концепция медиатекста выходит за пределы знаковой системы вербального уровня, приближаясь к семиотическому толкованию понятия «текст», которое подразумевает последовательность любых, а не только вербальных знаков.

Большинство исследователей сходятся в том, что уровень массовой коммуникации придает понятию «текст» новые смысловые оттенки, обусловленные медийными свойствами того или иного средства массовой информации. Так, текст на телевидении состоит не только из словесной ткани, но последовательно разворачивается сразу на нескольких уровнях: вербальном, видеоряда и звукового сопровождения, образуя единое целое и приобретая черты объемности и многослойное™. Радиотекстам и текстам прессы также свойственно сочетание вербального текста с определенными медийными характеристиками: музыкой и звуковыми эффектами, особенностями графического оформления газеты или журнала.

Огромное значите ддятеории медиалингвистики имеет также положение о том, что «правильность восприятия текста обеспечивается не только языковыми единицами и их соединением, по и необходимым общим фоном знаний, коммуникативным фоном»[9]. Применительно к массовой информации коммуникативный фон понимается прежде всего как совокупность условий и особенностей производства, распространения и восприятия медиатекста, иначе говоря, всего того, что стоит за его словесной частью. Именно поэтому концепция коммуникативного фона охватывает достаточно широкий крут явлений: от особенностей социокультурной реконструкции событий и диапазона интерпретации до категории идеологической модальности и понятия «метасообщения»[10] в совокупности с факторами, обусловливающими его восприятие.

Таким образом, концепция коммуникативного фона оказывается тесно связанной с чрезвычайно важной для исследования текстов массовой информации категорией дискурса, объединившей в единое целое собственно словесную, вербальную составляющую коммуникации и ее экстралингвистические компоненты как социокультурного, так и ситуативно-контекстного характера. Определяя дискурс как сложное коммуникативное явление, которое включает в себя всю совокупность экстралингвистических факторов, сопровождающих процесс коммуникации, как то: социальный контекст, дающий представление об участниках коммуникации и их характеристиках; особенности производства, распространения и восприятия информации, культуро-идеологический фон и т.п., известный голландский исследователь Теун ван Дейк придает большое значение расширенному пониманию контекстуальной перспективы дискурса, особенно при изучении текстов массовой информации[11].

Следующим дисциплинообразующим фактором, позволяющим выделить мсдиалш пвистику в отдельное научное направление, является се внутренняя структура, которая хотя и продолжает находиться в стадии формирования, уже демонстрирует достаточно устойчивый набор компонентов. На настоящий момент можно выделить шесть основных разделов медиалиигвистики, содержание которых структурируется вокрут следующих ключевых тем:

  • 1) определение внутрилингвистического статуса языка СМИ, его описание с точки зрения базовой парадигмы язык — речь, текст — дискурс;
  • 2) возможности функционально-стилевой дифференциации медиадискурса, классификация текстов по степени реализации в них основных футткций языка и каналу распространения (пресса, радио, телевидение, Интернет);
  • 3) типология медиаречи, диапазон жанрово-видовой классификации текстов массовой информации, выделение основных типов текстов — новости, информационная аналитика и комментарий, публицистика (features), реклама;
  • 4) лингвостилистические особенности основных типов медиатекстов;
  • 5) экстралингвистические составляющие медиадискурса, производство, распространение и восприятие медиатекстов, социокультурный и идеологический контексты, интерпретационные свойства медиаречи, особенности реализации метасообщения, культуроспецифические признаки;
  • 6) лингвомедийные технологии воздействия на индивидуальное и массовое сознание (лингвистическая составляющая техник пропаганды, манипуляции, приемов информационной политики и информационного менеджмента, связей с общественностью).

Что касается таких необходимых составляющих самостоятельной научной дисциплины, как методология и терминологический аппарат, то в мсдиатингвистикс, как, впрочем, и в любой другой междисциплинарной отрасли, они носят ярко выраженный интегративный характер.

Так, в рамках медиалипгвистики широко применяется весь спектр методов текстовой обработки: от традиционных методов системного анализа и контент-анализа до логического, эмпирического, социолингвистического и сравнительно-культуро- логического описания. Можно сказать, что каждая лингвистическая школа внесла свой вклад в совокупную методологию медиалингвистики. Тексты массовой информации изучаются с помощью методов когнитивной лингвистики, дискурсивного анализа, критической лингвистики, функциональной стилистики, прагматики, риторической критики. Именно этим и обусловлена новизна медиалингвистической методологии, которая на основе интеграции существующих методов обеспечивает системный, комплексный подход к изучению текстов массовой информации. Терминологический аппарат медиалингвистики также сочетает в себе термины базовых гуманитарных дисциплин — лингвистики, социологии, психологии, журналистики, культурологии и пр. Однако, несмотря на то, что терминологический аппарат медиалингвистики находится в стадии становления, можно выделить ряд вполне устоявшихся терминов, широко используемых для описания функционирования языка в СМИ. Главным образом, это слова и словосочетания, образованные при помощи лексической основы «медиа», например: медиатекст[12], медиаречь, медиаландшафт, .лингвомедийные признаки и характеристики, .лингвомедийные технологии воздействия и т.п.

Таким образом, анализ состояния основных дисциплинообразующих компонентов применительно к медиалингвистике позволяет констатировать, что имеются все основания для того, чтобы рассматривать данное гуманитарное направление в качестве самостоятельной научной дисциплины. При этом необходимо отметить, что подобно прочим дисциплинам, возникающим на стыке наук, медиалингвистика естественно сочетает в себе черты двух научных направлетга: с одной стороны, опирается на совокупную базу собственно лингвистических исследований, с другой — естественно инкорпорируется в общую систему медиалогии — нового научного направления, занимающегося комплексным изучением средств массовой информации.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

> Какие факторы способствовали становлению медиалингвистики?

> Назовите российских и зарубежных ученых, внесших значительный вклад в строительство фундамента медиалингвистики.

> Что является предметом медиалингвистики?

> Какую роль играет категория медиатекста в общей теории медиалингвистики?

> Как преобразуется понятие «текст» при переносе в сферу массовой коммуникации?

> Как соотносятся понятия «текст» и «медиатекст»?

> Какое значение имеет концепция коммуникативного фона при изучении текстов массовой информации?

> В чем значение дискурсивного подхода при анализе медиатекстов?

> Какие ключевые темы образуют внутреннюю структуру медиалингвистики?

> Чем обусловлены особенности методов и терминологического аппарата медиалингвистики?

  • [1] См., в частности, следующие работы: Шмелей Д.II. Русский язык в егофункциональных разновидностях. М., 1977; Бернштейн С.И. Язык радио. М.:Паука. 1977; Костомаров В.Г. Русский язык на газетной полосе. М.: МГУ,1971; Языковой вкус тюхи. М., 1994; Васильева АН. Газетно-публицистический стиль речи. М.: Русский язык, 1982; Рождественский Ю.В. Теория риторики. М.: Добросвет, 1997; Солганик Г.Я. Лексика газеты:функционатьный аспект» М.: Высшая школа, 1981; Трескова СИ. Социолингвистические проблемы массовой коммуникации. М.; Наука, 1989; Лысакова И.П. Тип газеты истиль публикации. СПб.: СПУ, 1989; Кривенко Б.В. Язык массовой коммуникации: лексико-семиотический аспект. Воронеж: ВГУ, 1993.
  • [2] См., в частности, следующие работы: Fowler R. Language in the News:Discourse and Ideology in the Press. L.: Routledge, 1991; Fa ire lough N. Languageand Power. L.: Longman, 1989; Bell A. The Language of News Media. Oxford: Black-well. 1991; Тсун ван Дейк. Язык. Познание. Коммуникация. М.: Прогресс.1989; Montgomery М. Introduction to Language and Society. OUP. 1992.
  • [3] Впервые он был использован в докторской диссертации: Доброскгон-ская Т.Г. Теория и методы медиалингвистики. М.: МГУ, 2000.
  • [4] John Corner. The Scope of Media Linguistics. BAAL Newsletter, 1998.
  • [5] Corner J. Documentary television: the scope for media linguistics. In AILAReview, 1995. P. 62.
  • [6] Подробнее о концепции информационною общества см., в частности:Мелюхин И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденцииразвития. М.: МГУ, 1999.
  • [7] Термин «медиатекст» впервые употреблен в работе: Добросклонская Т.Г.Вопросы изучения медиатекстов. М.: МГУ, 2000.
  • [8] Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 507.
  • [9] Там же.
  • [10] Подробнее о концепции мстасообщсния см. канд. дис.: Луканина М.В.Реализация мстасообщсния в газетно-публицистическом тексте. М.: МГУ.2001.
  • [11] См. подробнее в книге: Дейк Т ван. Язык. Познание. Коммуникация.М.: Прогресс, 1989.
  • [12] См„ например, книгу: Сметанина СИ. Медиатекст в системе культуры.СПб., 2002.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >