Язык СМИ: становление и содержание понятия

«Общую закономерность и эпоху тотальной информатизации общества составляет существование особого языка СМИ. Аккумулируя языковую, социальную и культурно-историческую память конкретных языков, он используется для производства текстов массовой коммуникации, приобретающих межнациональный характер»1’.

Как уже отмечалось, совершенствование информационно- коммуникационньтх технологий (ИКТ) привело, в частности, к значительному росту общего корпуса текстов, циркулирующих в сфере массовой коммуникации. Превращение массме- диа в одну из ключевых сфер современного речепользования, как в плане количественных показателей, так и в плане качественного воздействия на протекание языковых процессов, способствовало концентрации академического интереса на проблемах функционирования языка в области массовой коммуникации.

Активное изучение свойств медиаречи началось во второй половине XX в., когда внимание российских и зарубежных ученых стали привлекать самые различные аспекты использования языка в СМИ — от лингвостилистических и прагматических до функционально-семиотических. Вопросы языкового обеспечения массовых коммуникационных процессов рассиатри- вались в работах Г.В. Степанова, Д.Н. Шмелева, В.Г. Костомарова, О.А. Лаптевой, Г.Я. Солганика, Ю.В. Рождественского, А.Н. Васильевой, С.И. Сметаниной, Т.Г. Добросклонской, Тсу- на ван Дейка, Алана Белла, Мартина Монтгомери, Нормана Фейерклафа[1] [2]. Структура и содержание медиаречи изучались в рамках самых различных школ и направлений: с точки зрения социолингвистики, прагматики, семиотики, психолингвистики, функциональной стилистики, дискурсивного анализа, контент-анализа, когнитивной лингвистики, а также в рамках таких относительно новых направлений, как «critical linguistics»[3] и л и нгвокультурология.

Говоря об основных особенностях использования языка в СМИ, исследователи сходятся в том, что влияние массовой коммуникации на современное речеупотребление огромно и требует тщательного, систематического изучения. Так, академик Г.В. Степанов пишет: «Главная особенность использования языка в современном мире — массовый характер коммуникации, то есть небывалое расширение числа общающихся людей и усложнение форм общения, причем не только внутри одноязычного коллектива, но и между носителями разных языков в пределах многонациональной страны и в мировом масштабе. Использование средств массовой информации, не изменяя общей стратегии речевого акта (сообщить что-то или убедить в чем-то), значительно усложняет задачу “говорящего”, ведь “адресат” у него теперь не один человек, а миллионы читателей, зрителей, слушателей. Чем больше людей вовлекаются в акт коммуникации, тем более универсальной, обшей должна быть форма сообщения»[4].

Важным представляется также то, что тексты массовой информации все чаще служат основой для описания современного состояния языка, так как в них быстрее, чем где бы то ни было, находят отражение и фиксируются многочисленные изменения языковой действительности, все тс процессы, которые оказываются характерными для современного речеупотребления. Действительно, если тексты художественной литературы — это своего рода «высокое искусство», живописный способ отражения действительности, то тексты массовой информации, мгновенно запечатлевающие любое событие, любое движение жизни, — это способ, скорее, фотографический.

Какое же содержание вкладывается в понятие «язык СМИ» сегодня? Анализ контекстного употребления словосочетания «язык средств массовой информации» позволяет выделить три наиболее распространенных значения.

Во-первых, язык СМИ — это весь корпус текстов, производимых и распространяемых средствами массовой информации; во-вторых — это устойчивая внутриязыковая система, характеризующаяся определенным набором лингвостилистических свойств и признаков; и наконец, в третьих, — это особая знаковая система смешанного типа с определенным соотношением вербальных и аудиовизуальных компонентов, специфическим для каждого из средств массовой информации: печати, радио, телевидения, Интернета. Проиллюстрируем данные определения соответствующими контекстами. «Обладая высоким престижем и самыми современными средствами распространения, язык СМИ выполняет в информационном обществе роль своеобразной модели национального языка. Он во многом формирует литературные нормы, языковые вкусы и предпочтения, оказывает влияние на восприятие политики, идеологии, искусства и литературы»[5] (определение 1). «Массовая информация является глобальным текстом, объединяющим разные языковые сообщества с их социальными языковыми структурами. Несмотря на разлитое языковых систем, понимаемых лингвистически, массовая информация обладает пргащипиалыгым единством смысла и направленностью содержания»[6] (определение 2). «Телевизионная речь представляет собой некоторую весьма сложно организованную совокупность разновидностей, воплощающихся в различных жанрах. При этом тенденция к увеличению и расширению “свободных” жанров впрямую связана с повышением эффективности воздействия телеречи, с наиболее полным проявлением функции воздействия, которая наряду с функцией сообщения является ведущей в языке средств массовой информации»[7] (определение 3). «При обращении к специфике использования языка в текстах массовой информации исследователь сталкивается с взаимодействием двух систем: естественной системы, которой является человеческий язык, и искусственной системы средств массовой информации, созданной человеком с использованием рахличных технологий»[8] [9] (определение 3).

Огромное значение с точки зрения методологии описания языка СМИ имеет тот факт, что данные подходы к определению языка массовой информации почти полностью соответствуют трем базовым определениям самого понятия «язык» — универсальному (глобальному), системному и конкретному11. Согласно первому язык понимается как любая знаковая система, а также как совокупность всех проявлений той или иной знаковой системы (язык музыки, язык СМИ, язык художественной литературы). Второе определение подчеркивает роль языка как особой знаковой системы, составляющей основу человеческого общения посредством речевой коммуникации. Третий подход позволяет выделить в этой общей системе ее конкретные составляющие, а именно реально функционирующие в том или ином конкретно-историческом социуме национальные языки — русский, английский, французский, китайский и т.д

Ключевое значение для развития общей концепции языка СМИ имеют второй и третий подходы, когда язык СМИ пошг- мастся:

а) как устойчивая внутриязыковая система, характеризующаяся определенным набором липгвостилистических свойств и признаков, б) как особая знаковая система смешанного типа с определенным соотношением вербальных и аудиовизуальных компонентов, специфическим для каждого из средств массовой информации.

Именно в рамках данных определений и формировались содержание и внутренняя структура современного понятия «язык СМИ».

Теоретическую основу концепции языка СМИ состаштяет системное изучение устойчивого круга вопросов, относящихся к использованию языка в сфере массовой коммуникации, как то:

  • — какое влияние оказывает массовая коммуникация на соотношение устной и письменной форм речи,
  • — как массовый характер сообщения сказывается на движении языковой нормы,
  • — что представляет собой язык массовой информации с точки зрения функционально-стилистической дифференциации,
  • — каковы критерии типологической классификации медиатекстов,
  • — какова специфика языков конкретных СМИ — газет, журнальной прессы, радио, телевидения, Интернета, а также языков так называемых медиаобусловленных систем — рекламы и связей с общественностью.

При этом наиболее острую полемику вызывает вопрос об определении стилевого статуса языка массовой коммуникации, а также проблемы функционально-типологической дифференциации языка отдельных СМИ: прессы, радио, телевидения. Так, известный специалист в области функциональной стилистики Д.Н. Шмелев пишет: «Отдельные языковые явления в области совремешюго словоупотребления, фразеологии, синтаксиса, представленные газетным материалом, изучены в настоящее время достаточно хорошо. Однако на вопрос о том, какое место принадлежит газетному языку среди других функциональных разновидностей языка, трудно дать вполне бссспорный ответ. Действительно, возможны различные точки зрения»[10] и диапазон мнений достаточно широк: от скептического отношения к любым попыткам представить такой бесконечно разнородный в стилистическом отношении материал, как язык массовой информации, в виде целостного явления, до обсуждения вопроса о формировании нового функционального стиля — стиля массовой коммуникации и понимания языка массовой коммуникации как особого типа функционально-стилевых единств.

Основу внутренней структуры понятия «язык СМИ» составляет рассмотрение лингвостилистических и медийных особенностей конкретных подъязыков массовой информации — языка прессы, языка радио, языка телевидения, особенностей речеу- потребления в Интернете. Обзор научной литературы показывает, 'что в последние годы растет количество исследований, посвященных анатизу именно языка отдельных средств массовой информации, а также изучению различных типов медиатекстов — новостей, аналитики, публицистики, рекламы. Например, в известной работе О.А. Лаптевой «Живая русская речь с телеэкрана» специально рассматриваются свойства телевизионной речи в исследовании особенности речеупотребления в Интернете. Достаточно полно данное направление представлено и в работах англоязычных авторов, таких как Атан Белл (The Language of the News Media), Данута Ри (The Language of Newspapers) и Анджела Годдар (The Language of Advertising)[11].

Детальное изучение языков отдельных СМИ привело к расширению самого понятия «язык массовой информации», что, в частности, выразилось в выделении в нем уровня вербального и уровня медийного, или аудиовизуального. В свою очередь, рассмотрение языка СМИ как знаковой системы смешанного типа, сочетающей в себе вербальные и аудиовизуадыше коды, позволило определить языковую специфику каждого конкретного средства массовой информации.

Так, специфика языка печатных СМИ состоит во взаимодействии вербазьных и графических компонентов. Тип и размер шрифта, наличие иллюстраций, использование цвета, качество бумаги, расположение материалов на полосе — все это тесно соединяется со словесным рядом, образуя единое целое — синкретический язык прессы. Главной особенностью языка радио является сочетание словесного и звукового ряда. Использование широкого спектра возможностей аудиоряда — музыки, шумовых эффектов, фонетических и паратембратьных свойств речи (интонация, темп, узнаваемые акценты, индивидуальные голосовые качества) — делает язык радио мощным средством воздействия на массовую аудиторию. Язык телевидения представляет собой еще более совершенную систему' кодифицированного воздействия, поскольку к уровням вербальному и звуковому прибавляется уровень визуальный[12] — движущееся цветное изображение. Именно поэтому телевидение считается самым эффективным в плане воздействия на общественное сознание средством массовой информации.

Развитие интернет-технологий привело к дальнейшему совершенствованию языка СМИ как средства информационнопсихологического воздействия. Язык Интернета — это сложная многоуровневая мультимедийная система, вобравшая в себя достижения всех традиционных средств массовой информации. Вербальный текст в Интернете приобрел новое «сетевое» измерение, позволившее разворачивать текст не только линейно, но и с помощью ссылок в глубину мсжтскстовых связей. Все это подтверждает известный тезис канадского социолога Маршалла Макклюэна о том, что характер сообщения в массовой коммуникации во многом определяется медийными свойствами канала распространения — «The medium is the message».

Наряду с вербальным и медийным уровнем важнейшей составляющей языка СМИ является уровень концептуальный, или когнитивно-идеологический. Действительно, именно язык СМИ является тем кодом, той универсальной знаковой системой, с помощью которой в индивидуальном и массовом сознании формируется картина окружающего мира. Специалисты по медиапсихологии признают, что сегодня восприятие человеком окружающего мира в очень большой степени зависит от того, каким представляют этот мир средства массовой информации. Не располагая собственным опытом огромного количества происходящих в мире событий, мы вынуждены строить свое знание об окружающей действительности на медиареконструкциях и интерпретациях, которые в силу самой своей природы идеоло- гичны и культуроспецифичны. Будучи продуктом разных социально-политических групп и национально-культурных сообществ, язык СМИ отражает множественный характер этих интерпретаций, передает ту или иную идеологическую модальность (окраску) и национально-культурную специфику.

Именно в языке СМИ быстрее всего отражаются социально-идеологические изменения в обществе, фиксируются новые понятия и идеологемы. Стоит, например, сравнить стиль новостных текстов, относящихся к разным периодам жизни российского общества — советскому и постсоветскому'.

Еще одним подтверждением когнитивно-идеологической природы языка СМИ может служить формирование и распространение новых слов и понятий, которые отражают концептуальные различия в иациоиалыго-культурпых и политических мсдиадискурсах. Например, если известные русские слова горбачевского периода «гласность» и «перестройка» довольно быстро вошли в международный обиход, то весьма распространенные в современном английском языке лексемы «expat» и «ТС К» (third culture kid) нс имеют сколько-нибудь полных аналогов в русской медиаречи.

Важнейшим этапом для становления и развития общей концепции языка СМИ можно считать 90-е годы XX в., так как именно в этот период в коллективном научном сознании закрепляется статус «языка СМИ» как отдельного самостоятельного явления. Появляется целый ряд исследований, в которых язык массовой коммуникации рассматривается как отдельная языковая подсистема и изучается с точки зрения всестороннего комплексного подхода. Например, в работе С.И. Тресковой «Социолингвистические проблемы массовой коммуникации» язык массовой коммуникации изучается в соотношении с социальной средой. Анализ текстов периодической печати, радио и телевидения (на русском языке) позволяет автору охарактеризовать язык массовой коммуникации как универсальный по тематике, синкретический по соотношению элементов устной и письменной речи и полифункциональный по стилистике[13].

Профессор Воронежского университета Б.В. Кривенко в книге «Язык массовой коммуникации: лексико-семиотический аспект»[14] анализирует функционирование лексических единиц в каналах массовой коммуникации, опираясь на теорию семиотики, информатики и лингвостатистики. Автор рассматривает вопросы иерархии функциональных стилей, типологии речи, структуры публицистических жанров на основе комплексного системного анализа газетной, радио-, кино- и телевизионной речи.

Особый интерес представляет работа В.Г. Костомарова «Языковой вкус эпохи»[15], в которой проблемы функционирования русского языка в СМИ описываются в самых различных аспектах с учетом как собственно языковых, гак и экстрачингвис- тических факторов, а также в свете взаимодействия языков и культур.

Неоценимый вклад в развитие теории языка СМИ внес профессор Московского государственного университета Ю.В. Рождественский, который в своем фундаментальном труде «Теория риторики»[16] дает всесторонний анализ особенностей речеу- потребления в сфере массовой коммуникации. Он, в частности, останавливается на таких значимых свойствах медиатекстов, как корпоративный характер их производства и идеологический плюрализм, подчеркивая, что речедеятелями в массовой информации являются не отдельные лица, а организации. Именно эти новые коллективные классы речедеятелей, противостоящие классам индивидуальных пользователей языка, и отвечают за общее состояние и развитие языка СМИ. Профессор Рождественский определяет важнейшие социолингвистические аспекты языка СМИ, говоря о том, что «массовая информация является глобальным текстом, объединяющим разные языковые сообщества с их различными социальными речевыми структурами»[17]. При этом, несмотря на различие языковых систем, понимаемых лингвистически, массовая информация обладает принципиальным единством смысла и направленностью содержания. Существенным представляется также наблюдение о речерегулирующей функции языка СМИ, который выступает в качестве своего рода распространителя речевых стилей и формирует у потребителей массовой коммуникации определенные (часто неосознанные) вкусы и предпочтения в области речепользования.

Определенный интерес с точки зрения развития концепции языка СМИ представляют также работы С.И. Сметаниной «Медиатекст в системе культуры»[18] и Т.Г. Добросклонской «Вопросы изучения медиатекстов»[19]. В исследовании С.И. Сметаниной язык СМИ анализируется как в собствешю лингвистической, так и в культурологической парадигме. Говоря о языке СМИ как о продукте журналистского речетворчества, автор подчеркивает, что конструктивным принципом организации языка в газетно-публицистическом столе, обеспечивающим выполнение основных функций СМИ, традиционно признается принцип чередования стандартных и экспрессивных сегментов текста. При этом стандарт понимается как немаркированные языковые единицы, существующие в готовой форме, которые воспринимаются однозначно и легко переносятся из текста в текст. В свою очередь, экспрессия — это маркированные элементы медиатекста, выражающие авторское отношение к содержанию высказывания и оценку. Интересно отметить, что язык как всякая динамическая система «переводит» повторяющиеся, часто тиражируемые СМИ экспреесемы в разряд стандартных средств. Анализируя медиатексты в парадигме культуры, С.И. Сметанина добавляет к общей концепции языка СМИ столь необходимую культурологическую составляющую. Действительно, само понятие «текст» при изучении культуры отличается от соответствующего лингвистического, что замечательно сформулировано еще Ю.М. Лотманом: «Исходным для культурологического понятия текста является именно тот момент, когда сам факт лингвистической выраженности перестает восприниматься как достаточный для того, чтобы высказывание превратилось в текст. Вследствие этого вся масса циркулирующих в кодтекгиве языковых сообщений воспринимается как не-тексты, на фоне которых выделяется группа текстов, обнаруживающих признаки некоторой дополнительной, значимой в данной системе культуры выраженности»[20]. С.И. Сметанина отмечает, что рассмотрение текстов СМИ в контексте культуры позволяет не только полушть ценностную информацию о состояготи языковой культуры общества, но и осмыслить процессы рсчсдсятель- пости в их функционально-стилевой динамике.

И наконец, самой заметной вехой в разработке общей концепции языка средств массовой информации стада публикация в 2003 г. сборника «Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования», выпущетюго Центром по изучению языка СМИ МГУ им. М.В. Ломоносова.

Таким образом, можно констатировать, что к концу XX в. концепция языка СМИ вполне сформировать, а сам термин прочно вошел в научно-лингвистический обиход. Сегодня язык СМИ все более понимается не только как весь корпус текстов, функционирующих в сфере массовой коммуникации, но как устойчивая внутриязыковая система, характеризующаяся вполне определенным набором лингвостилистических свойств и признаков. При этом одной из важнейших характеристик данной системы является соотношение вербальных и аудиовизуальных компонентов, специфическое для каждого средства массовой информации, будь то печать, радио, телевидение или Интернет. Все это и послужило основой для становления и развития новой отрасли языкознания — медиалингвистики.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

> Когда и почему началось активное изучение свойств медиаречи?

> Как развивалось изучение языка СМИ во второй половине XX в,?

> Каковы главные особенности медиаречи с точки зрения современного речеупотребления?

> Какое содержание вкладывается в понятие «язык средств массовой информации» сегодня?

> Назовите три наиболее распространенных подхода к определению понятия «язык СМИ» и разъясните, как они соотносятся с тремя базовыми определениями самого понятия «язык».

> Изучение какого круга вопросов имеет решающее значение для концепции языка СМИ?

> Что составляет основу внутренней структуры понятия «язык СМИ»?

> Почему можно сказать, что язык СМИ относится к знаковым системам смешанного типа?

> Опишите языковую специфику основных средств массовой информации — печати, радио, телевидения.

> Какие особенности языка СМИ можно выделить на когнитивноидеологическом уровне?

  • [1] Язык СМИ как объект междисциплинарною исследования. МГУ, 2004.С. 38.
  • [2] См., в частности, следующие работы: Шмелев Д.Н. Русский язык в егофункциональных разновидностях. М., 1977; Костомаров В.Г. Языковой вкусэпохи. М., 1994; Лаптева О.А. Живая телевизионная речь. М., 1998; Добро-склонсюш Т.Г. Вопросы изучения мсдиатскстов. М.: Макс-Пресс, 2000; Сметанина С.И. Медиатскст в системе культуры. СПб., 2002; Teun van Dijk. News
  • [3] О направлении critical linguistics cm.: Carter R. Introducing Applied linguistics. Penguin, 1993. P. 17.
  • [4] Степанов Г.В. Стихия языка в стихии споров // Литературная газета. №26. 1984.
  • [5] Язык СМИ как объект междисциплинарною исследования. МГУ1, 2004.С. 5.
  • [6] Рождественский К).В. Теория риторики. М.: Добросвет, 1997. С. 477.
  • [7] Лаптева О.А. Живая русская речь с телеэкрана. М.: УРСС, 2000. С. 11.
  • [8] Кривенко Б.В.Язык массовой коммуникации. Воронежский ун-т, 1993. С. 7.
  • [9] Подобный подход к определению языка отражен, в частности, в книге:Гудкова Д.Б. Межкультурная коммуникация: проблемы обучения. М„ 2000.
  • [10] Шмелев Д.II. Русский язык в его функциональных разновидностях. М.,1997. С. 66.
  • [11] Angela Goddard. The Language of Advertising. Routledge, 1998; Danuta Reah,The Language of Newspapers. Routledge, 1998; Alan Bell. The Language of the NewsMedia. Oxford, Blackwell, 1998.
  • [12] В английской академической традиции слово visual обычно используетсядля обозначения ярких движущихся образов кино и телевидения (visual arts), вотличие от также воспринимаемой визуально, но статичной графики прессы.
  • [13] Трсскова С.И. Социолингвистические проблемы массовой коммуникации. М„ 1989. С. 178.
  • [14] См.: Кривенко Б.В. Язык массовой коммуникации: лексико-семиотический аспект. Воронеж, 1993.
  • [15] См.: Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Анализ речевой практики:массмедиа. М., 1993.
  • [16] Рождественский Ю.В. Теория риторики». М.: Добросвет, 1997.
  • [17] Там же. С. 476.
  • [18] Сметанина С.И. Медиатекст в еисгсмс культуры». СПб.: Изл-во Михайлова. 2002.
  • [19] Добросклонская Т.Г. Вопросы изучения медиатекстов». М.: Макс-Пресс,2000.
  • [20] Лотман Ю.М. Текст и функция. Избранные статьи. Татлин, 1992.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >