ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ

Одной из перспективных с точки зрения теории и практики и дискуссионных новелл уголовно-процессуального законодательства является досудебное соглашение о сотрудничестве, суть которого заключается в оказании подозреваемым (обвиняемым) активного содействия следствию, вследствие чего он может рассчитывать на смягчение уголовной ответственности.

В этой связи следует выделить два, на наш взгляд, важных обстоятельства. Во-первых, в пояснительной записке к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» отмечалась важность принятия этого законодательного акта в целях обеспечения раскрытия и расследования «заказных» убийств, фактов бандитизма, наркопреступлений и коррупционных преступлений. Во-вторых, на заседаниях Совета Федерации неоднократно подчеркивалась необходимость создания правовых условий в целях повышения эффективности раскрытия и расследования наиболее опасных преступлений, совершенных участниками преступных сообществ, организованных бандформирований. При этом введение института соглашения о сотрудничестве рассматривалось как мера, направленная на эффективное противодействие организованным формам преступной деятельности[1].

Однако, несмотря не указанные обстоятельства, в тексте Федерального закона от 29 июня 2009 г. № 141 -ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»1 не содержится указания на ограниченное применение норм гл. 401 УПК РФ (например, что они применяются только при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений). Равным образом в нем не предусмотрено обязательное проведение предварительного следствия в случае заключения с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве.

Наряду с этим в российском уголовном судопроизводстве существует, помимо предварительного следствия, и другая форма предварительного расследования преступлений — дознание, что обусловливает постановку вопроса относительно возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при производстве дознания[2] [3].

Если допустить, что соглашение о сотрудничестве может заключаться лишь для установления лиц, являвшихся соучастниками противоправного деяния (исполнителями, соисполнителями, организаторами, подстрекателями, пособниками), то к подследственности дознавателей относятся и преступления с квалифицирующим признаком их совершения группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой (и. «г» ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 165, ч. 2 ст. 175, ч. 2 ст. 214, ч. 2 ст. 244, ч. 2 ст. 245, ст. 256, ч. 3 ст. 258, ч. 2 ст. 326 УК РФ).

Если целями заключения досудебного соглашения является не только раскрытие групповых, но и «обычных» преступлений, ранее совершенных и зарегистрированных, либо о которых не было известно правоохранительным органам, а также установление местонахождения имущества, добытого преступным путем, то эти цели так же важны при производстве дознания, как и следствия.

Исходя из этого, полагаем, что подозреваемый (обвиняемый) и при производстве дознания может заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, обязуясь оказать содействие в раскрытии и расследовании противоправного деяния путем изобличения других соучастников преступления, либо заявить о желании помочь в розыске имущества.

Дальнейшее развитие событий применительно к рассматриваемой ситуации порождает ряд вопросов, требующих разрешения.

Если уголовное дело начато дознанием, а подозреваемый (обвиняемый) ходатайствует о заключении соглашения о сотрудничестве, то вправе ли дознаватель ходатайствовать перед прокурором о заключении такого соглашения? Если да, то должен ли дознаватель предварительно согласовать свое решение с начальником подразделения дознания или начальником органа дознания?

В какой форме производится дальнейшее расследование уголовного дела? Если в форме дознания, то каковы действия дознавателя при ознакомлении участников процесса с обвинительным актом и материалами дела?

Каковы действия прокурора при поступлении к нему уголовного дела с обвинительным актом (ст. 317.5 УПК РФ)?

В случае если дознаватель не вправе ходатайствовать перед прокурором о заключении соглашения о сотрудничестве, также возникает ряд вопросов.

Что должен делать дознаватель при поступлении к нему такого ходатайства: передать уголовное дело по подследственности (ст. 317[4] УПК РФ) или отказать в удовлетворении ходатайства (тогда какими нормами УПК РФ ему надлежит руководствоваться)?

Кому может быть обжаловано (ч. 4 ст. 317* УПК РФ) постановление дознавателя об отказе в удовлетворении данного ходатайства?

Следует согласиться с мнением авторов, считающих, что при определенных условиях досудебное соглашение не только может, но и должно быть заключено при производстве дознания1. Нормы ст. 3171—3173 УПК РФ могут быть применены по аналогии как не содержащие прямых запретов: дознаватель с согласия начальника подразделения дознания выносит постановление о возбуждении перед прокурором соответствующего ходатайства, прокурор рассматривает его и составляет соглашение о сотрудничестве.

К такому же выводу можно прийти в результате анализа ч. 5 ст. 317', которая предусматривает, что судья, удостоверившись в том, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, постановляет обвинительный приговор и может освободить его от отбывания наказания с учетом положений ст. 80[5] УК РФ.

Таким образом, можно заключить, что институт досудебного соглашения должен распространяться на производство расследования по уголовному делу, осуществляемое в том числе в форме дознания. Такой вывод подтверждается и результатами проведенного социологического исследования[5].

Уголовно-процессуальный закон определяет достаточно широкие временные границы заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: в соответствии с ч. 2 ст. 317[5] УПК РФ подозреваемый (обвиняемый) вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия. Между тем обеспечение возможности указанных лиц воспользоваться упомянутым выше правом, к сожалению, не нашло надлежащего отражения в нормах УПК РФ. В нем сформулированы указания общего характера относительно необходимости разъяснения участникам уголовного процесса их прав, обязанностей, ответственности, а также предоставления возможности реализации этих прав (ст. 11). Из этого следует, что законодатель не возлагает на следователя обязанность разъяснять подозреваемому (обвиняемому) его право на заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве ни в момент появления у лица этого процессуального статуса, ни в ходе расследования, ни по его окончании.

Как показало социологическое исследование, более чем в 70 % случаев подозреваемые и обвиняемые вообще не знают о возможности применения норм процессуального института досудебного соглашения, что обусловлено незначительным сроком его действия и свидетельствует о высоком уровне правового нигилизма в обществе.

Изложенное позволяет сделать вывод о наличии настоятельной необходимости разъяснения подозреваемому (обвиняемому) его права на заявление ходатайства о досудебном соглашении с момента, определенного в законе, что, бесспорно, повысит вероятность возникновения у подозреваемого мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщению сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений.

Достаточно дискуссионным, на наш взгляд, является вопрос об участниках заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Так, в соответствии с п. 61 ст. 5 УПК РФ сторонами такого соглашения являются сторона обвинения и сторона защиты. Между тем, как следует из анализа п. 46, 47, 61 ст. 5 и гл. 40[8] УПК РФ, в качестве его сторон выступает прокурор и обвиняемый, которые подписывают соглашение. Другие лица со стороны обвинения и зашиты являются лишь участниками уголовно-процессуальных отношений, возникающих в связи с заключением или исполнением досудебного соглашения о сотрудничестве[8].

В связи с этим следует отметить, что применительно к гл. 40[8] УПК РФ термином «досудебное соглашение» обозначаются различные понятия: юридический факт; правовое отношение; документ.

Являясь разновидностью юридического факта, досудебное соглашение служит основанием возникновения соответствующих прав и обязанностей. Наряду с этим речь идет о системе волеизъявлений (стороны обвинения и защиты), каждое из которых по отдельности не влечет правовых последствий, но в совокупности они представляют собой соглашение, на основании которого и возникает уголовно-процессуальное правоотношение. И наконец, под досудебным соглашением понимается документ, которым оформляются взаимоотношения сторон, связанных данным соглашением. Этот документ выступает в качестве доказательства, удостоверяющего факт заключения соглашения, а также фиксирует его содержание (условия). В этом смысле о соглашении упоминается в ст. 3174 УПК РФ.

Что касается лиц, вовлеченных в сферу рассматриваемого уголовно-процессуального правоотношения, то представляется, что следует различать стороны и участников досудебного соглашения. Согласно п. 61 ст. 5 УПК РФ в досудебном соглашении всегда две стороны: обвинения и защиты, представленных соответственно прокурором и подозреваемым (обвиняемым), поскольку они являются лицами, заключающими и подписывающими соглашение.

В соответствии с ч. 1 ст. 3173 УПК РФ досудебное соглашение составляется с участием прокурора, следователя, подозреваемого (обвиняемого) и его защитника. При этом последний также подписывает соглашение. Из этого следует, что, во-первых, следователь и защитник в данном случае выступают в качестве участников досудебного соглашения (первый — со стороны обвинения, второй — со стороны защиты). Во-вторых, правовой статус указанных лиц (как участников соглашения) неодинаков, поскольку в отличие от следователя защитник подписывает досудебное соглашение.

Представляется, что такой подход нелогичен, так как, обязав следователя и защитника присутствовать при составлении досудебного соглашения, законодатель указал, что лишь защитник должен принять участие в его подписании. С учетом того, что условия соглашения о сотрудничестве могут быть скорректированы при его подписании, а мнение следователя при этом должно учитываться, а также исходя из того, что следователь представляет материалы уголовного дела, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств поданному соглашению, необходимо, по нашему мнению, наличие подписи следователя на указанном соглашении.

Как известно, следователь осуществляет расследование преступлений во взаимодействии с сотрудниками оперативных служб, наделенных соответствующими полномочиями. Важнейшая роль в раскрытии преступления и розыске похищенного имущества принадлежит именно им, и именно они будут работать с информацией, полученной от подозреваемого (обвиняемого), применяя весь спектр оперативно-розыскных мер. Поэтому прокурору следует пригласить для участия в составлении заключения не только следователя, но и сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Такой сотрудник, с нашей точки зрения, не только может, но и должен участвовать в данной процедуре.

Наряду с этим нельзя не отметить, что, исходя из содержания ст. 3171 УПК РФ, потерпевший не только не является участником досудебного соглашения, поскольку не принимает участия в его составлении (ч. 1 ст. З173 УПК РФ), но и не уведомляется о факте его заключения, а также не знакомится с его содержанием при ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 216 УПК РФ). Вряд ли подобное игнорирование интересов потерпевшего — принципиальная позиция законодателя. Однако в данном случае налицо нарушение принципиальных положений уголовно-процессуального закона, поскольку не достигается назначение уголовного процесса — защита прав и законных интересов потерпевших от преступления.

Конечно, присутствие потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве представляется нецелесообразным. В то же время следователь и прокурор обязаны учитывать его интересы при заключении такого соглашения, тем более что в соответствии со ст. 317 УПК РФ судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в порядке, установленном ст. 316 УПК РФ, предусматривающей, что при возражении потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства судья рассматривает дело в общем порядке (ч. 6 ст. 316).

Кроме того, ст. 3172 УПК РФне предусматривает возможность предварительной встречи прокурора с подозреваемым (обвиняемым), заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, и его защитником до принятия решения по ходатайству. Между тем, по мнению Н.Ю. Решетовой, подобные встречи, практикуемые в ряде зарубежных стран, позволяют прокурору не только выяснить, понимает ли подозреваемый (обвиняемый) смысл и последствия такого соглашения, но и уточнить сущность сведений, которые он желает сообщить в целях содействия следствию, а также оценить их важность1.

В связи с этим небезынтересным представляется приказ Генерального прокурора РФ от 15 марта 2010 г. № 107[11] [12], в соответствии с которым при принятии решения по заявленному ходатайству прокурорам надлежит учитывать, что ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно содержать указание на действия, которые подозреваемый, обвиняемый обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. При оценке обязательств, указанных в заявленном ходатайстве, следует обращать внимание на возможность их реального исполнения и при необходимости — истребовать дополнительные сведения у инициаторов обращения.

В целях обеспечения прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого) целесообразно предусмотреть в уголовно-процессуальном законе возможность предварительной встречи упомянутых выше участников уголовного процесса.

Не менее дискуссионной представляется процедура обжалования постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В соответствии с ч. 4 ст. 3171 УПК РФ такой отказ может быть обжалован подозреваемым (обвиняемым), его защитником руководителю следственного органа, который и будет принимать окончательное решение по данному вопросу. Из этого следует, что стороне защиты предписано обжаловать решение следователя лицу (руководителю следственного органа), которое принимало непосредственное участие в принятии этого решения. При этом, как отмечает Д. Арабули, прокурору никакие материалы, связанные с поданным на его имя ходатайством или с обжалованием постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства, не представляются. Следователь становится ключевой фигурой в процедуре заключения досудебного соглашения о сотрудничестве1.

Необходимо также отметить, что к числу государственных органов и должностных лиц, правомочных рассматривать жалобы участников уголовного судопроизводства, наряду с руководителем следственного органа отнесены прокурор и суд (ст. 124 и 125 УПК РФ). Учитывая, что основное предназначение института обжалования — обеспечение защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, применительно к обжалованию действий и решений должностных лиц при рассмотрении и разрешении ходатайств о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве положения гл. 16 УПК РФ должны подлежать применению без ограничений.

В определении Конституционного Суда РФ от 22 января 2004 г. № 51-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Росляковой Натальи Петровны и Хаустова Александра Ивановича на нарушение их конституционных прав положениями статей 159, 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указывается, что ст. 125 УПК РФ каких-либо положений, исключающих судебное обжалование решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, не содержит[13] [14].

Принимая во внимание изложенное, более логичным представляется порядок, согласно которому постановление следователя, вне зависимости оттого, удовлетворяет ли он ходатайство о заключении досудебного соглашения либо нет, предоставлялось бы прокурору для проверки законности его вынесения. Указанное постановление следователя может быть обжаловано участниками уголовного судопроизводства в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, т. е. руководителю следственного органа, прокурору или в суд. И это должно найти отражение в уголовно-процессуальном законе.

По результатам рассмотрения жалобы руководитель следственного органа выносит постановление о полном либо частичном удовлетворении жалобы или об отказе в ее удовлетворении. Признав решение следователя необоснованным, руководитель следственного органа в соответствии с предоставленными ему ст. 39 УПК РФ полномочиями отменяет постановление следователя и дает ему указание о вынесении постановления о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Как отмечает Н.Ю. Решетова, отказ руководителя следственного органа в даче такого согласия исключает дальнейшее обращение следователя к прокурору (если только решение руководителя следственного органа не было отменено в установленном законом порядке)1. Наряду с этим анализ норм УПК РФ дает основание для вывода о том, что законом не предусмотрена возможность обжалования решения прокурора об отказе в заключении досудебного соглашения в судебном порядке.

Между тем согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»[15] [16] судебному обжалованию в соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ подлежат решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены либо могут затруднить доступ граждан к правосудию.

По нашему мнению, данное право и связанные с ним другие правовые возможности целесообразно предусмотреть в уголовно-процессуальном законе. Кроме того, они должны своевременно разъясняться подозреваемому (обвиняемому).

Что касается особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, то, с точки зрения Н.Н. Апостоловой, он имеет узкое специальное применение и является правовым инструментом эффективной борьбы с наиболее организованными, изощренными и опасными формами современной преступности. Как показывает мировой опыт, никаких других действенных способов борьбы с такого рода преступлениями и защиты от них законопослушных граждан, общества и государства пока придумать не удалось. Необходимо признать, что при всех своих недостатках особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве объективно востребован и необходим[17].

Таким образом, особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве является весьма действенным стимулом, инициирующим лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении противоправного деяния, к признанию ими вины и раскаянию в совершении тяжкого преступления, оказанию содействия органам предварительного следствия в расследовании и раскрытии наиболее общественно опасных преступлений. Это, в свою очередь, послужит не только повышению эффективности обеспечения защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и назначению виновным справедливого наказания, отказу от уголовного преследования невиновных, освобождению их от наказания, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

С учетом вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

  • 1. На основании анализа норм уголовно-процессуального закона целесообразно распространить институт досудебного соглашения на производство расследования по уголовному делу, осуществляемое в форме дознания.
  • 2. Следует различать стороны и участников досудебного соглашения.

В досудебном соглашении две стороны: сторона обвинения и сторона защиты. Эти стороны представлены соответственно прокурором и подозреваемым (обвиняемым), поскольку они являются лицами, заключающими и, как следствие, подписывающими соглашение.

Досудебное соглашение составляется с участием прокурора, следователя, подозреваемого (обвиняемого) и его защитника. При этом последний также подписывает соглашение. Из этого следует, что, во-первых, следователь и защитник в данном случае выступают в качестве участников досудебного соглашения (первый — со стороны обвинения, второй — со стороны защиты). Во-вторых, правовой статус указанных лиц (как участников соглашения) неодинаков, поскольку в отличие от следователя защитник подписывает досудебное соглашение.

Такой подход представляется неверным. С учетом того, что условия соглашения о сотрудничестве могут быть скорректированы при его подписании, а мнение следователя при этом должно учитываться, а также исходя из того, что следователь представляет материалы уголовного дела, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств поданному соглашению, необходимо наличие подписи следователя на указанном соглашении. Помимо этого, прокурору при определенных обстоятельствах целесообразно пригласить для участия в заключении соглашения о сотрудничестве сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

  • 3. Исходя из содержания ст. 3171 УПК РФ потерпевший не только не является участником досудебного соглашения, поскольку не принимает участия в его составлении (ч. 1 ст. 317J УПК РФ), но и не уведомляется о факте его заключения, а также не знакомится с его содержанием при ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 216 УПК РФ). Подобное игнорирование интересов потерпевшего недопустимо и должно быть исправлено, в том числе на законодательном уровне.
  • 4. В целях увеличения вероятности возникновения у подозреваемого (обвиняемого) мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщению сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений, требуется разъяснять подозреваемому (обвиняемому) его права на заявление ходатайства о досудебном соглашении с момента, определенного в законе.
  • 5. В целях обеспечения прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого) в уголовно-процессуальном законе следует предусмотреть:

возможность предварительной встречи прокурора с подозреваемым (обвиняемым), заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, и его защитником до принятия решения по ходатайству;

порядок, согласно которому, во-первых, постановление следователя вне зависимости от того, удовлетворяет ли он ходатайство о заключении досудебного соглашения либо нет, предоставлялось бы прокурору для проверки законности его вынесения; во-вторых, указанное постановление следователя может быть обжаловано участниками уголовного судопроизводства в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, т. е. руководителю следственного органа, прокурору или в суд.

  • [1] См.: стенограммы заседаний Совета Федерации РФ 17 июня 2009 г. //АрхивФедерального Собрания РФ. 2009 г.
  • [2] СЗ РФ. 2009. № 26. Ст. 3139.
  • [3] Николаева Т, Ларкина Е. Некоторые вопросы заключения досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2009. № 6. С. 85—88.
  • [4] См., например: Николаева Т.Г., Ларкина Е.В. Указ. соч.
  • [5] См.: Николаева Т.Г., Ларкина Е.В. Некоторые вопросы заключения досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2009. № 6. Ст. 85—88.
  • [6] См.: Николаева Т.Г., Ларкина Е.В. Некоторые вопросы заключения досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2009. № 6. Ст. 85—88.
  • [7] См.: Николаева Т.Г., Ларкина Е.В. Некоторые вопросы заключения досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2009. № 6. Ст. 85—88.
  • [8] См.: Стовповои А., Тюнин В. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальныеаспекты досудебного соглашения о сотрудничестве на предварительном следствии //Уголовное право. 2010. № 3. С. 118—123.
  • [9] См.: Стовповои А., Тюнин В. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальныеаспекты досудебного соглашения о сотрудничестве на предварительном следствии //Уголовное право. 2010. № 3. С. 118—123.
  • [10] См.: Стовповои А., Тюнин В. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальныеаспекты досудебного соглашения о сотрудничестве на предварительном следствии //Уголовное право. 2010. № 3. С. 118—123.
  • [11] См.: Решетова Н.Ю. Рассмотрение следователем ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве //Досудебное соглашение о сотрудничестве по уголовным делам о преступленияхкоррупционной направленности. М., 2011. С. 37—42.
  • [12] СПС «КонсультантПлюс»
  • [13] См.: АрабулиД. Исследование отдельных полномочий участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Мировой судья. 2009. № 9. С. 9—13.
  • [14] СПС «КонсультантПлюс».
  • [15] Решетова Н.Ю. Полномочия прокурора при рассмотрении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве / Досудебное соглашение осотрудничестве по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности. С. 37—42.
  • [16] ВВС РФ. 2009. № 4.
  • [17] См.: Апостолова Н.Н. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве необходимо совершенствовать// Российский судья. 2010. № 1. С. 14—17.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >