Глава I. Общие положения о доказывании

§ 1. Понятие судебного доказывания

Понятия доказывания и субъект доказывания относятся к числу наиболее важных в теории гражданского и арбитражного процессуального права вопросов, тесно взаимосвязанных между собой, при этом ключевым, определяющим является понятие судебного доказывания, от которого зависит правильное разрешение вопроса о субъектах доказывания, - отмечает С.П. Рогожин. Естественно, что эти проблемы решаются с помощью научных исследований. Например, в процессуальной литературе высказаны различные точки зрения на понятие «субъект доказывания».[1]

И действительно в науке насчитывается множество точек зрения в отношении понятия «судебное доказывание».

Так, видный российский ученый - процессуалист Е.В. Васьковский абсолютно справедливо заметил: «Суд не вправе верить сторонам на слово. Он не может удовлетворить исковое требование на том только основании, что считает истца честным человеком, неспособным предъявить неправовое требование, и точно также не может отказать в иске, руководствуясь тем, что возражения ответчика заслуживают внимания, в виду его нравственных качеств, полного доверия. Суд принимает в соображение заявления и утверждения сторон лишь в той мере, в какой установлена их истинность. Доказывание в процессуальном смысле представляет собой установление истинности утверждений сторон перед компетентным судом в предписанной законом форме».[2]

Близкое по смыслу определение дает и К.С. Юдельсон, отмечая, что под судебным доказыванием следует понимать «деятельность субъектов процесса по установлению при помощи указанных законом процессуальных средств и способов объективной истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для разрешения спора между сторонами...».[3]

Схожесть предлагаемых в юридической науке определений заключается в оперировании ключевым термином - истинность, предопределяющим всю сущность доказывания.

По мнению автора, судебное доказывание - это основа любого судебного разбирательства, иначе говоря, все действия лиц, участвующих в деле так или иначе сводятся к тому, чтобы доказать те или иные обстоятельства, установить наличие тех или иных правоотношений.

Если же абстрагироваться от поиска наиболее точного определения понятия «доказывание» и перейти к изучению сущности самого процесса доказывания, как определенной деятельности лиц, участвующих в деле, то доказывание представляется сложнейшим процессом, результатом которого, в конечном счете, становится судебный акт, разрешающий дело по существу.

Так, например, В.А. Новицкий под целью доказывания понимает «получение релевантного судебного акта», а для достижения упомянутой цели субъекту доказывания следует:

> доказать наличие состава фактов суду;

> получить информацию о факте (познать факт), произвести их анализ (понять факты);

> представить их в выгодном свете суду (убедить суд в наличии или отсутствии фактического состава).[4]

Однако представить факты «в выгодном свете суду» не всегда означает стремление заинтересованного лица к тому, чтобы суд установил истину. «В выгодном свете» - это значит с выгодой для себя, а не для правосудия, то есть, возможно, и в ущерб последнему. Теория В.А. Новицкого в этой связи выглядит довольно смелой. В тоже время, по мнению автора, личные корыстные интересы одной из сторон спора ни в коем случае нельзя ставить выше интересов правосудия.

С другой же стороны, следует признать, что в большинстве случаев именно так действуют истец и ответчик по делу - с выгодой для себя, стремясь получить, как указывает В.А. Новицкий, именно «релевантный», а не законный судебный акт.

Интересной также представляется теория А.Н. Сухомлинова, в соответствии с которой «доказывание обстоятельства лицом, участвующим в деле, имеет три стороны:

> фактическую - представление доказательств;

> юридическую - обоснование относимости (либо не- относимости) и допустимости (либо недопустимости) доказательств;

> психологическую - убеждение арбитражного суда в достоверности, достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности для установления обстоятельства (либо в недостоверности, недостаточности и отсутствии взаимной связи доказательств в их совокупности для установления отсутствия обстоятельства)»[5].

При всем уважении автора к А.Н. Сухомлинову, его теория представляется несколько неполной, так как он не указывает в этом процессе четвертую сторону, которая по праву должна занимать первое место в приводимой выше последовательности. Речь идет об определяющей роли арбитражного суда в процессе доказывания. Ведь именно суд, а не лица, участвующие в дела, в соответствии с ч. 2 ст. 65 АПК РФ определяет обстоятельства, имеющие значение для дела, подлежащие установлению в процессе судебного доказывания, предлагает лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, в определенных случаях истребует доказательства и назначает судебную экспертизу по собственной инициативе, оценивает доказательства в соответствии с правилами ст. 71 АПК РФ.

По мнению М.К. Треушникова, роль арбитражного суда в процессе доказывания не сводится только к отстраненному наблюдению за состязанием сторон. В АПК РФ 2002 г. по сравнению с АПК РФ 1995 г. существенно усилен элемент инициативного поведения суда в процессе доказывания. Другими словами, стороны убеждают арбитражный суд в наличии или отсутствии искомых фактов, но суд должен убедиться в этом сам в результате познания фактических обстоятельств дела.[6]

Таким образом, первая сторона доказывания обстоятельств может носить название - «определяющая», то есть определяющая весь дальнейший процесс судебного доказывания, его приоритетные направления, иными словами, - это определение обстоятельств, имеющих значение для дела и подлежащих обязательному установлению (опровержению) в процессе судебного доказывания.

В юридической литературе встречается много иных подходов к определению понятия «судебное доказывание» в арбитражном процессе. Так, например, Д.М. Чечот процесс доказывания разделяет на стороны, направления доказательственной деятельности,[7] А.К. Сергун - на действия по представлению, собиранию, исследованию и оценке доказательств,[8] Ю.К. Осипов - на группы действий по определению фактов, подлежащих доказыванию; по выявлению и собиранию доказательств; по исследованию и оценке доказательств,[9] В.А. Азаров - на компоненты по собиранию, проверке, оценке и использованию судебных доказательств[10] [11], С.В. Никитин - на процессуальные действия

(операции) заинтересованных лиц с судебными доказательствами.[12] Можно встретить в литературе отождествление таких понятий, как стадия и элемент доказывания.

В свою очередь, нельзя не согласиться и с тем, что деление процесса доказывания на стадии условно.[13] Процесс доказывания - это крайне сложное и субъективное явление, и здесь не может быть четких границ.

К тому же юридическая наука не является точной наукой, а значит, не способна с точностью подобно математической формуле выделить все этапы, стадии, иные составляющие судебного доказывания и получить в итоге максимально точное (истинное) значение.

Как справедливо утверждает О.В. Бабарыкина, приравнивать судебное доказывание к математическому доказыванию представляется ошибочным, поскольку математические и юридические задачи имеют различный характер суждений. Суждения являются объективными в математической задаче, для юридической же задачи они имеют преимущественно субъективный характер.[14]

Тем не менее из процесса доказывания наиболее целесообразно выделять, по крайней мере, стадию раскрытия доказательства, что не одно и то же с представлением доказательств. Последующие стадии четко выделять уже не столь важно, так как они и без того очевидны, хотя иногда на практике и происходит их смешение. Однако именно процесс раскрытия доказательств должен быть максимально обособлен от всех последующих стадий доказывания, так как его результаты должны предопределять то, с какими доказательствами далее (на последующих стадиях) будет «работать» суд.

  • [1] Рогожин С.П. Процессуальные особенности доназывания по делам, возникающимиз таможенных правоотношений: монография. М.: Волтере Нлувер. 2010. С. 160.
  • [2] Васьновсний Е В. Учебнин гражданского процесса. М.. 1917. С. 215.
  • [3] Юдельсон И.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. М .1951. С. 33.
  • [4] Новицний В.А. Цели и задачи судебного доказывания // Общество и право. 2010.№ 1.
  • [5] Сухомлинов А.Н. Преюдиция в арбитражном процессе: Дис. ... нанд. юрид. наун.М. 2006.
  • [6] Треушнинов М.Н. Арбитражный процесс. Учебник 3-е изд. Городец, 2007.
  • [7] Гражданский процесс: учеб. / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной. Д.М. Чечо-та. М.. 2000. С. 216, 224: Советский гражданский процесс: учеб. / Отв. ред.Н.А. Чечина, Д.М. Чечот. Л.. 1984. С. 145.
  • [8] 3 Гражданский процесс: учеб. / Под ред. М.С. Шакарян. М., 1993. 0. 176.
  • [9] Гражданский процесс: учеб. / Отв. ред. Ю Н. Осипов. М.. 1996. С. 172.
  • [10] Азаров В.А. Оценка как элемент механизма судебного контроля качества доказа
  • [11] тельств // Правовые аспекты. 2007. № 2. С. 7.
  • [12] 2 ,г Нинитин С. В. Доказывание по делам об оспаривании нормативных правовых актов // Российская юстиция. 2009. № 12. С. 46. '3 Гражданский процесс: учеб. / Отв. ред. В.В. Ярков. М.. 2001. С. 188: Орлов Ю.И. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М.. 2009. С. 32-33, 109-110.
  • [13] Норшунов Н.М.. Мареев Ю.Л. Гражданский процесс: учеб. М.. 2006. С. 189.
  • [14] '5 Вабарынина О.В. Факторы, влияющие на исследование и оценку доказательств вгражданском судопроизводстве. М.: Волтере Нлувер. 2010.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >