2. Отношения «собственник (публично-правовое образование) - субъект права оперативного управления» как гражданское правоотношение.

Положение о том, что каждый из публично-правовых субъектов является самостоятельным собственником своего имущества (п. 2 ст. 212, ст. 214 и 215 Гражданского кодекса РФ), предопределяет как необходимость участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях, так и выступление в них на равных началах с другими, частными собственниками - гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст. 124 Гражданского кодекса РФ), являющимися обычными субъектами гражданского права. Указанное равенство также составляет один из основополагающих частноправовых принципов, определяющих гражданско-правовой статус государства и других публично-правовых образований (субъектов) в российском правопорядке[1]. Следовательно, на публично-правовые образования распространяется действие ст. 210 Гражданского кодекса РФ, согласно которой собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Представляется, что выделение бюджетных средств получателям представляет собой ничто иное, как проявление обязанности собственника (публично-правового образования) по содержанию своего имущества. В связи с этим возникает вопрос: может ли бюджетное учреждение на основании ст. 210 Гражданского кодекса РФ требовать от публично-правового образования своего финансирования? Мы разделяем мнение К.И. Скловского[2] о том, что в частном порядке не может быть заявлено требование об осуществлении обязанностей по содержанию вещи по следующим соображениям. Согласно п. 2 ст. 11 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»[3] право на имущество, закрепляемое за унитарным предприятием на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления собственником этого имущества, возникает с момента передачи такого имущества унитарному предприятию, если иное не предусмотрено федеральным законом или не установлено решением собственника о передаче имущества унитарному предприятию[4]. Однако отношения субъекта права оперативного управления с собственником не исчерпываются совершением последним акта закрепления имущества (или его изъятия). Собственник противостоит предприятию/учреждению в отношениях владения (он не вправе изымать имущество без оснований, указанных в законе (ст. 305 Гражданского кодекса РФ)), вступает в отношения пользования (определяет назначение имущества (п. 4 ст. 8, ст. 9 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»)), в отношения распоряжения (санкционирует отчуждение имущества (ст. 19 указанного Федерального закона))[5]. Между тем в данном случае речь идет о правомочиях собственника, а не о его обязанностях. Гражданское законодательство практически не содержит норм, устанавливающих обязанности собственника в отношениях с субъектом права оперативного управления. По смыслу законодательства собственник, передав имущество субъекту права оперативного управления, приобретает в силу этого только права, за установленным ст. 305 Гражданского кодекса РФ исключением. Обязанности собственника по отношению к субъекту права оперативного управления могут быть выведены из п. 1 ст. 296 Гражданского кодекса РФ. Из данной нормы вытекает, что такой обязанностью является обязанность собственника не препятствовать субъекту права оперативного управления в правомерном осуществлении права владения, пользования, распоряжения закрепленным за ним на праве оперативного управления имуществом. Однако данное исключение не может каким-либо образом повлиять на решение поставленного нами вопроса, поскольку, во-первых, из данного правила есть весьма значительные исключения (п. 2 ст. 296 Гражданского кодекса РФ), а во-вторых, нефинансирование собственником субъекта права оперативного управления не может быть квалифицировано в качестве нарушения им анализируемой обязанности.

Ст. 210 Гражданского кодекса РФ является исключением из правила п. 2 ст. 209 Гражданского кодекса РФ, устанавливающего неограниченность и исключительность права собственности. Содержание нормы ст. 210 Гражданского кодекса РФ конкретизируется в других статьях Гражданского кодекса РФ. Как проявление обязанности собственника по содержанию принадлежащего ему имущества могут быть оценены правила ст. 240 (выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей), ст. 241 (выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними), ст. 293 (прекращение права собственности на бесхозяйственно содержимое жилое помещение) Гражданского кодекса РФ. Очевидно, что указанные случаи не могут быть отнесены к рассматриваемым нами вопросам. Как известно, исключения расширительному толкованию не подлежат. Следовательно, получатель бюджетных средств, руководствуясь ст. 210 Гражданского кодекса РФ, не может требовать от публично-правового образования своего финансирования.

Необходимо в связи с этим напомнить о невозможности вмешиваться в действия собственника, которые он предпринимает в отношении принадлежащего ему имущества, в силу п. 2 ст. 209 Гражданского кодекса РФ: собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Поэтому мы полагаем, что само бюджетное учреждение при отсутствии финансирования его со стороны публично-правового образования не может использовать ни одно из средств вещно-правовой защиты своих интересов[6], поскольку иное бы противоречило правовой природе права собственности.

Может ли бюджетное учреждение получить защиту своих интересов в рамках обязательственных правоотношений?

В п. 1 ст. 307 Гражданского кодекса РФ сказано, что в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Легальное определение понятия «обязательство» подверглось справедливой, на наш взгляд, критике в литературе[7]’, поскольку такое определение законодателя позволяет подвести под понятие «обязательство» любое относительное правоотношение, что приводит к невозможности определить специфические черты обязательства как разновидности относительного правоотношения. Однако цель настоящей статьи - определение указанных специфических черт, для того чтобы выяснить, являются ли отношения «собственник (публично-правовое образование) - субъект права оперативного управления» по поводу финансирования последнего обязательством. Именно поэтому мы считаем невозможным в настоящем исследовании опереться на легальное определение понятия «обязательства». Наиболее удачное, на наш взгляд, понятие «обязательство»[8] формулирует Н.Д. Егоров: обязательство - это относительное правоотношение, опосредующее товарное перемещение материальных благ, в котором одно лицо (должник) по требованию другого лица (кредитора) обязано совершить действия по предоставлению ему определенных материальных благ[9]. Для ответа на вопрос о том, являются ли отношения

«собственник (публично-правовое образование) - субъект права оперативного управления» по поводу финансирования последнего обязательством, рассмотрим подробнее характер перемещения товара в отношениях экономического оборота.

Перемещение товара в отношениях экономического оборота всегда связано с использованием не только его потребительной, но и меновой стоимости. В рассматриваемом нами случае речь идет о требовании финансирования, т.е. о требовании передачи прав на принятие денежных обязательств. Указанные права сами по себе не имеют потребительной стоимости, следовательно, обязанность передать названные права существует, если они являются мерой стоимости известного блага[10]. Однако в рассматриваемом случае передаваемые права не имеют меновой стоимости, поскольку указанные права в данном случае не являются мерой стоимости блага бюджетного учреждения. Поэтому отношения по поводу финансирования не носят обязательственно-правового характера. Значит, бюджетное учреждение не вправе, основываясь на нормах гражданского права, требовать своего финансирования от собственника переданного ему имущества на праве оперативного управления.

Таким образом, гражданско-правовое отношение «собственник (публично-правовое образование) - субъект права оперативного управления» не имеет спорного характера, поскольку спор в данном правоотношении в силу его правовой природы невозможен.

  • [1] Суханов Е.А. Об ответственности государства по гражданско-правовым обязательствам // ВВАС РФ. 2001. № 3.
  • [2] Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М., 2004. С. 41-42. Отметим, что сам
  • [3] Федеральный закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» от 14.11.2002 № 161 -ФЗ // СЗ РФ. 02.12.2002. № 48. Ст. 4746.
  • [4] В силу п. 1 ст. 299 Гражданского кодекса РФ это правило действует и в отношениибюджетных учреждений.
  • [5] Полонский Э.Г. Право оперативного управления государственным имуществом.М., 1980. С. 160 (сноска 10).
  • [6] Ст. 305 Гражданского кодекса РФ предусматривает одно исключение из этогоправила: титульный владелец имеет право на защиту его владения также противсобственника.
  • [7] Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. T. 1. С. 572(автор главы - Н.Д. Егоров).
  • [8] Постановку проблемы см.: Белов В.А. Эволюция понятия обязательства в российском гражданском праве // Гражданско-правовые обязательства. Вопросы теории и практики. Владивосток, 2001. С. 336.
  • [9] Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. Т. 1. С. 572(автор главы - Н.Д. Егоров).
  • [10] Данный вывод мы делаем имея в виду, в частности, рассуждения Д.Г. Лаврова относительно обязанности передачи денежных средств. См ..Лавров Д.Г. Денежныеобязательства в российском гражданском праве. СПб., 2001. С. 30.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >