Теоретические и эмпирические исследования коррупции в системе госзаказа

Основным направлением теоретического моделирования коррупции в системе госзаказа является использование двумерных контрактов [Che, 1993; Rezende, 2009], которые позволяют включить в число оцениваемых параметров не только цену, но и качество приобретаемого товара. Тем не менее подходы к включению взяток в модель разнятся. Так, в работе [Burguet, Che, 2004] рассмотрены последствия искажения информации о качестве агентом, осуществляющим закупку. Результаты предоставления за взятку возможности изменения заявки при проведении закрытого аукциона изучаются в статьях [Compte et al., 2005] и [Burguet, Perry, 2007].

В работе [Celentani, Ganuza, 2002] анализируется влияние изменения уровня конкуренции на коррумпированность системы государственных закупок. В частности, в ней показано, что увеличение конкуренции среди поставщиков приводит к снижению предельных издержек выигравшей фирмы и росту качества поставляемого товара, а суммарный эффект этих изменений не может быть однозначно определен без введения дополнительных предпосылок. Рост конкуренции среди нанимаемых для закупки агентов приводит к усилению коррупции, однако для покупателя выгоды от снижения вознаграждения нанимаемому агенту могут как перекрываться потерями от роста его коррумпированности, так и нет, следовательно, и в данном случае однозначного вывода о полезности повышения конкуренции сделать нельзя.

Поскольку получить достоверные эмпирические сведения, связанные с коррупцией, довольно тяжело, доступным вариантом ее изучения остаются экспериментальные исследования. Так, в одном из них [B?chner et al., 2008] изучено поведение конкурирующих за получение государственного заказа поставщиков, выбирающих оптимальное соотношение цены и размера взятки (низкая цена или же высокая взятка увеличивают шансы на победу в тендере). При этом предполагается, что чиновник, принимающий решение, думает не только о собственных выгодах от получения взятки, но и об общественном благосостоянии. Авторам удалось показать, что даже введение негативного эффекта от взяточничества на благосостояние самих производителей (моделировался через систему вознаграждений участников эксперимента) не приводит к сокращению его использования, но в качестве инструмента конкуренции участники эксперимента охотнее используют цены, нежели размер взяток.

Как отмечалось выше, эмпирические исследования в области коррупции затруднены ввиду дефицита информации. Их авторы в большинстве случаев вынуждены опираться на индексы коррумпированности, рассчитанные международными организациями на основе экспертных оценок или косвенных показателей, что позволяет проводить межстрановые сравнения, рассматривая характеристики макросреды в качестве детерминант коррупции [D'Souza, Kaufmann, 2010; Montinola, Jackman, 2002; Svensson, 2005].

Другим источником информации о распространенности коррупционных практик, в частности взяточничества, могут служить исследования на уровне фирм, реализуемые в форме опросов руководителей, которых просят оценить коррупционность среды. Однако при использовании таких данных специалисты сталкиваются с проблемой субъективности респондентов, что снижает достоверность получаемых выводов.

Подобное исследование, проведенное в Норвегии [Soreide, 2006], выявило не только распространенность коррупционных практик в сфере государственных инфраструктурных проектов, но и предпочтение крупными компаниями альтернативных взяткам способов давления на госчиновников, ответственных за реализацию этих проектов. В ходе изучения угандийских компаний [Svensson, 2003] было выяснено, что чем выше прибыль фирмы, тем больше размер выплачиваемых ею взяток. В то же время наличие у компании альтернативных возможностей (например, возможность найти частного покупателя при проигрыше тендера на госзаказ) снижает размер требуемой взятки.

Активизация исследований, посвященных государственным закупкам в России, произошла в 2000-х годах, когда участие в госзаказе стало приносить компаниям ощутимую прибыль, а увеличение затрат в этой сфере сопровождалось ростом коррупции. Тем не менее большинство работ посвящено рассмотрению эффективности закупок [Епифанова, 2007] или изучению характеристик, влияющих на участие предприятий в системе госзаказа [Яковлев, 2009], а не непосредственно анализу природы взяточничества. Причем внимание авторов сосредоточено на рассмотрении последствий изменения законодательства в этой области.

В частности, работа [Яковлев, Демидова, 2010] посвящена сопоставлению факторов, определяющих вероятность включения компании в число поставщиков по госзаказу, до и после вступления в силу Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Проведенный анализ показал, что новый закон расширил возможности для участия в государственных закупках для новых предприятий, но не привел к снижению коррупции и повышению эффективности госзаказа. Можно констатировать, что в процессе реформирования законодательства в этой области не удалось достигнуть поставленных задач.

Данная глава призвана заполнить существующий пробел в изучении коррупции в системе госзакупок в России на эмпирическом уровне. В исследовании планируется использовать различные источники информации о взяточничестве в системе госзаказа (результаты двух независимых опросов), что позволит получить более обоснованные результаты по сравнению с предыдущими исследованиями. В случае если выводы, полученные по обоим опросам, окажутся сходными, можно будет с большей уверенностью говорить о том, что выявленные взаимосвязи объективно наблюдаются в экономике, а не обусловлены особенностями опросных данных.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >