Отрасль государственного права

Развитие новых форм взаимодействия общества и государства с использованием информационных и телекоммуникационных технологий, совершенствование законодательства в информационной среде актуально как для общества, так и для Российской Федерации. Подобная задача ставится в ряде программных документов, в том числе в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации, Государственной программе РФ «Информационное общество (2011-2020 годы)» и прочих. Для реализации государственных программ, концепций, новых нормативно-правовых документов необходимы изменения в социально-экономическом устройстве общества, обусловленные развитием и объективным влиянием новых, более совершенных средств производства, создаваемых на основе широкого и повсеместного использования во всех видах и сферах деятельности человека информационных технологий и цифровой обработки информации.

В результате развития информационных технологий появилась потребность в освоении главного источника информации — Интернета. Интернет является материальной и технологической базой информационного общества, обеспечивающей движение информационных потоков. Картина информационного общества представляет единое компьютеризированное и информационное сообщество людей, деятельность которых будет сосредоточена главным образом на обработке информации, а материальное производство и производство энергии будет автоматизированным.

Для продвижения компьютерной грамотности среди населения, обеспечения максимально эффективного участия гражданского общества в государственных вопросах через сеть Интернет, снижения издержек при реализации правительственных задач, повышения уровня квалификации и профессиональной подготовки работников органов государственной власти в январе 2002 года было утверждено Постановление Правительства РФ от 28.01.2002 № 65 (ред. от 15.08.2006) «О федеральной целевой программе «Электронная Россия (2002-2010)»1, направленная на развитие инфраструктуры «электронного правительства». Цель программы — обеспечить «кардинальное ускорение процессов информационного обмена в экономике и обществе в целом, в том числе между гражданами и органами государственной власти, повышение эффективности государственного управления и местного самоуправления». В результате реализации Программы в 2002-2008 годах были заложены ин-

’ Постановление Правительства РФ от 28.01.2002 № 65 (ред. от 15.08.2006) «О федеральной целевой программе «Электронная Россия (2002-2010)» // СЗ РФ. 04.02.2002. № 5. Ст. 531.

ституциональные основы для повсеместного использования ИКТ в деятельности органов государственной власти и созданы необходимые предпосылки формирования электронного правительства в Российской Федерации. В 2002-2008 годах был подготовлен пакет законопроектов, направленных на стимулирование внедрения ИКТ, реализованы опытные проекты по организации электронного взаимодействия на межведомственном уровне и обеспечению доступа населения к информации о деятельности органов власти, развитию телекоммуникационной инфраструктуры и подключению к компьютерным сетям органов государственной власти.

Редакция Программы, утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 10 сентября 2009 г. № 721, стала основным инструментом реализации на 2009-2010 годы Концепции формирования в Российской Федерации электронного правительства. «Под электронным правительством в Концепции понимается новая форма организации деятельности органов государственной власти, обеспечивающая за счет широкого применения информационно-коммуникационных технологий качественно новый уровень оперативности и удобства получения организациями и гражданами государственных услуг и информации о результатах деятельности государственных органов»1. В рамках реализации Программы предполагалось создание основ инфраструктуры электронного правительства за счет обеспечения доступа к государственным и муниципальным услугам в электронном виде. Интернет стал бы универсальным и доступным средством для взаимодействия между гражданами и государственными органами, с одной стороны, и между различными государственными ведомствами — с другой (межведомственного электронного документооборота и при формировании закупок в режиме онлайн). Считается, что введение подобной системы должно значительно упростить процесс обращения граждан за услугами (различными справками, разрешениями и т. п.) государственных органов. Электронное правительство не является новой формой

’ Концепция формирования в РФ электронного правительства до 2010 года (в ред. Постановления Правительства РФ от 10.03.2009 № 219) // СЗ РФ. 2006. № 32. Ст. 3569.

правительства, это новый способ взаимодействия с целью достижения максимального эффекта предоставления государственных услуг. В будущем электронное правительство «одного окна» станет менее актуально, чем сегодня. Эта тенденция будет являться следствием развития социальных сетей web 2.0. Данные технологии существенно расширяют возможности политической коммуникации и позволяют достичь новых форм интеграции между правительством, бизнесом и гражданами[1].

Однако, внедрение программы «электронного правительства» идет медленными темпами. На сентябрь 2010 г. лишь один регион начал работу с системой «электронного правительства» — это Республика Татарстан[2]. По сообщениям прессы, ведется работа по внедрению систем еще в нескольких регионах. Сама структура формирующегося электронного правительства и инструментарий, необходимый для его создания, окончательно не утверждены. Однако, уже в 2011 году к системе взаимодействия с использованием защищенных каналов связи подключены 22 федеральных органа исполнительной власти и 1 внебюджетный фонд, принимающие запросы на оказание 45 государственных услуг, представляющих собой не только подачу заявления, рассматриваемого федеральными органами исполнительной власти в регламентированные сроки, например, на оформление заграничного паспорта гражданина Российской Федерации, выдачу лицензии на деятельность по изготовлению экземпляров аудиовизуальных произведений, программ для электронных вычислительных машин, но и предоставление информации, содержащейся в ведомственных информационных системах, например, информирование застрахованных лиц о состоянии их индивидуальных лицевых счетов в системе обязательного пенсионного страхования, предоставление сведений об административных правонарушениях в области дорожного движения. Проверка в ведомственных информационных системах предоставленных заявителем при регистрации на едином портале сведений также осуществляется с использованием системы взаимодействия. Общее количество переданных через систему взаимодействия электронных сообщений с начала ее использования на сегодняшний день превышает 1,5 миллиона[3]. К показателям движения к информационному обществу принято относить расширение номенклатуры общедоступной информации и упрощение процедур доступа к ней, увеличение объемов информационных услуг. Вопросы доступа к информации в условиях, когда постиндустриальное общество переходят в общество информационное, в общество знаний, — становятся актуальными.

С каждым годом предоставление государственных и муниципальных услуг в электронном виде развивается все активнее. Одним из инструментов перевода госуслуг в такой формат должна стать универсальная электронная карта, выпуск, выдача и обслуживание которой регулируется гл. 6 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»[4].

Сейчас электронная карта выдается по заявлению гражданина, но уже после 1 января 2014 г. она будет выдана всем гражданам (за исключением тех, кто написал заявление об отказе ее выдачи) (ст. 26 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ). По нашему мнению, система предоставления госуслуг в электронном формате далеко не совершенна, отсутствует закрепленный на законодательном уровне перечень услуг, не налажена возможность массового интерактивного взаимодействия граждан и организаций с государственными органами власти при оказании последними государственных услуг.

Иное звучание приобретают и такие, казалось бы, достаточно изученные и глубоко разработанные в теоретическом плане вопросы, как проблема легитимации власти. Как отмечает в своих работах Грачев М.Н.: «Не отрицая правомерности и объяснительной способности хорошо известных подходов, пытающихся найти их решение либо преимущественно в рациональных началах конституционной организации властно-управленческих отношений, либо, напротив, большей частью в иррациональном — в харизматических качествах личности того или иного политического лидера, следует тем не менее признать, что в становящемся информационном обществе весьма значительную, если не ключевую, роль начинают играть другие факторы. Этими факторами выступают коммуникационные возможности и ресурсы органов государственной власти и управления, политических партий, движений и конкретных политиков, их способность к эффективной коммуникации как к целенаправленному информационному взаимодействию с «управляемым» сообществом или избирателями, предполагающему формирование или корректировку общественного мнения. Таким образом, политическую коммуникацию сегодня следует признать одним из важнейших аспектов легитимации власти, требующих соответствующего изучения, при этом, разумеется, избегая крайностей технологического детерминизма, поскольку, в конечном счете, именно социальные потребности предваряют и часто определяют судьбу технико-технологических инноваций».[5]

В информационном обществе тесно связана с защитой информации проблема определения границ государственного суверенитета и юрисдикции в сети. Интернет система выходит за пределы одного государства, а государственная структура не существует в интернете. Это две абстрактные системы человеческого бытия. Государство распространяет свою юрисдикцию на географическую территорию, а интернет на глобальную сеть, территорию без границ. Но и интернет требует создания правил, причем не только в сфере защиты авторских прав. Интернет вмешивается и в систему частной жизни, нарушает принцип неприкосновенности.

Известный специалист в области теории информации Д. Маккуэйл полагает, что «культурная политика в области политической коммуникации должна основываться на таких принципах, как приоритетность качеств и ценностей данной культуры (иерархия); равные права и широкие возможности для приобщения к информации вследствие утверждения справедливости, демократии и широких прав граждан (равенство); близость к культуре нации, этнической общности или религиозного большинства (идентичность); учет моральных норм и требований (вкус и мораль)»1. Можно оптимистически утверждать, что по своей объективной природе развитие информационных ресурсов должно способствовать демократизации всех сторон общественной жизни, однако в силу не менее объективно существующей неравномерности доступа к источникам информации было бы ошибочным отрицать реальную возможность управления достаточно узкого круга лиц.

  • [1] ’ Малитиков Е.М. Электронное правительство — цивилизационная неизбежность // Федеральная газета. 2009. № 1. С. 4-5.
  • [2] Официальный сайт: http://prav.tatarstan.ru/rus/egov.htm.
  • [3] ’ Федеральная программа «Электронная Россия (2002-2010 гг.)». [Электронный ресурс]: minsvyaz.ru..
  • [4] Федеральный закон от 27.07.2010 № 210-ФЗ (с изм. и доп.) «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» // СЗ РФ.02.08.2010. № 31. Ст. 4179.
  • [5] Грачев М.Н., Мадатов А.С. Демократия: методология исследования, анализперспектив. М.: Изд-во «АЛКИГАММА», 2004. С. 117.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >