Концепция информационного общества в современной России в трудах Гореловой Е.В.,

Стриженко А.А., Смоляна Г.Л., Лаврухина А.Н.,

Моисеева Н.Н.

Период с 2000 года в России характеризуется внедрением информационных и коммуникационных технологий во все сферы общества, их эффективным использованием в социально-политической и экономических отраслях. Большинство ученых едины во мнении, что существующее общество имеет информационную природу, они продолжают анализировать особенности информационного общества с целью выявления возможности построения подобного общества в России, возможные трудности и перспективы, анализируются новые, ранее неизученные проблемы (негативные аспекты) внедрения научно-технологических разработок: проблемы информационной доступности, информационной безопасности, расслоения общества, информационные преступления, информационные войны и пр. аспекты.

По мнению Гореловой Е.В. информационное общество — это «цивилизация, в основе развития и существования которой лежит особая нематериальная субстанция, условно именуемая «информацией», обладающая свойством взаимодействия как с духовным, так и с материальным миром»[1]. Принципиальная новизна информационного общества заключается в огромном влиянии информации на всю социокультурную и «материальную» жизнь в обществе.

Стриженко А. А. дает следующее определение: информационное общество — это «качественно новое состояние, качественно новые характеристики общества»[2], ключевыми понятиями которого являются знания, информация, информационные технологии и системы, сеть Интернета. При этом разграничения знаний и информации не делается, предполагая, что именно оба этих фактора станут единой основой нового общества.

Г.Л. Смолян в своей работе «Об информационном обществе в России» отмечал следующие признаки информационного общества:

  • • формирование единого информационно-коммуникационного пространства, полноправное участие в процессах информационной и экономической интеграции регионов, стран и народов;
  • • становление и в последующем доминирование в экономике новых технологических укладов, базирующихся на массовом использовании перспективных информационных технологий, средств вычислительной техники и телекоммуникаций;
  • • создание и развитие рынка информации и знаний как факторов производства в дополнение к рынкам природных ресурсов, труда и капитала, переход информационных ресурсов общества в реальные ресурсы социально-экономического развития, фактическое удовлетворение потребностей общества в информационных продуктах и услугах;
  • • возрастание роли информационно-коммуникационной инфраструктуры в системе общественного производства;
  • • повышение уровня образования, научно-технического и культурного развития за счет расширения возможностей систем информационного обмена на международном, национальном и региональном уровнях и, соответственно, повышение роли квалификации, профессионализма и способностей к творчеству как важнейших характеристик услуг труда;
  • • создание эффективной системы обеспечения прав граждан и социальных институтов на свободное получение, распространение и использование информации как важнейшего условия демократического развития

Вместе с тем в концепции особое внимание уделяется вопросам информационной безопасности личности, общества и государства в складывающемся обществе, создания эффективной системы обеспечения прав граждан и социальных институтов на свободное получение, распространение и использование информации, а также в целом совершенствованию информационного законодательства, как «важнейшего стратегического ресурса государства» [3] [3].

Лаврухин А.Н. отмечал, что «становление информационного общества связано с существенной перестройкой современного общества в целом и его структуры». На основе развития новейших информационных и телекоммуникационных технологий происходит трансформация системы знания, появляются новые области знания, которые могут считаться ненаучными, но «помогают найти удовлетворяющие отдельных людей и целые социальные группы ответы и решения»[5]. В новых условиях происходит постепенное изменение системы знания под влиянием таких факторов, как технизация знания, глобализация знания, коммерциализация продуктов знания, глобализация информационных потоков на национальном и международном уровнях, приватизация определенных типов и подразделов знания. Вслед за X. Шпиннером ученый считает, что воздействие этих четырех факторов ведет к появлению и использованию знания, «освобожденного» от критериев научной истинности и профессиональности[6]. В результате перехода к информационному обществу постепенно будет происходить изменение поведения граждан, их переориентация с материальных ценностей на ценности самореализации[7].

Преодолеть технологический детерминизм, выявить помимо бурного развития компьютеров и информационных технологий иные признаки информационного общества пытался в своих работах известный ученый, академик РАН, советник при дирекции вычислительного центра РАН

Моисеев Н.Н. Ученый считал, что «вступление в информационное общество следует связывать с утверждением Коллективного Общепланетарного Разума, с качественно новым этапом развития цивилизации, а не только с электронной и компьютерной инженерией». Технический прогресс связан «не только с количеством людей, задействованных в творческом процессе, но и с интенсивностью информационных обменов между ними, с технологией обмена информацией»[8]. И далее автор связывал развитие информационного общества именно со становлением коллективного разума, объединяющего информационные сети общества. Вслед за Беловым Г.В. и другими учеными, Моисеев Н.Н. утверждал, что именно человеческий фактор будет играть ключевую роль в информационном обществе. «Информационное общество — это такой этап истории человечества, когда коллективный разум становится не только опорой развития Homo sapiens, но и объектом целенаправленных усилий по его совершенствованию»[9].

С нашей точки зрения, помимо перечисленных признаков информационного общества можно выделить дополнительные признаки, связанные с правовой составляющей данного общества. На доктринальном уровне подобные признаки учеными не отмечались, однако причиной этого, с нашей точки зрения, является отсутствие комплексных глубоких исследований изменений права в информационном обществе.

Прежде всего, новое общество требует более сложного и детализированного правового регулирования. Усложняется общество, система правоотношений, и как следствие, естественно, происходит переоценка существующих прав и обязанностей.

Детализация правового регулирования явилась следствием усложнения хозяйственной деятельности. Изменения законодательства, прежде всего, направлено не на принятие новой нормы, а на внесение изменений в прежний нормативно-правовой акт. В настоящее время в информационном обществе основная цель законодателя — максимально сохранить и обеспечить устойчивость правового материала. Современное законодательство отличается стабильностью формы и усложнением содержанием. В связи с этим, необходимо отметить возрастающую роль юридической техники. Здесь хотелось бы пояснить, что стабильность формы подразумевает увеличение редакционных правок, но не увеличение самого количества новых нормативных актов. Например, согласно данным, приведенным 4 марта 2011 г. в «Новой газете», закон РФ «Об образовании»[10] претерпел 11 тысяч правок[11], при этом новый закон «Об образовании» — это « 460 страниц, которые подразумевают изменения более чем в 50 законах, в том числе в Бюджетном и Уголовном кодексах, законах о военных, о беженцах, об опеке и попечительстве»[12]. Однако, здесь кроется такая проблема, как запутанность текста законодательного акта. Так, по словам представителя Минобрнауки Ивана Лобанова «основная претензия со стороны самих разработчиков к закону — объем законопроекта, перегруженность его понятиями и терминами»[13]. Огромное количество правок так же внесено в уголовный и уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и ряд других нормативно-правовых актов. Подобный рост и усложнение законодательства, стремление учесть все аспекты, требующие правового регулирования, приводит к путанице, необходимости тщательной кодификации. Право не успевает реагировать за изменениями, происходящими в новом современном обществе.

Информационное общество позволяет обеспечить доступность правового массива. Основоположник теории постиндустриального общества Белл Д. указывал: «В настоящем столетии решающее значение для экономической и социальной жизни, для способов производства знания, а также для характера трудовой деятельности человека приобретет становление нового социального уклада, зиждущегося на телекоммуникациях...»[14]. В России практически все государственные органы имеют свою страничку в интернете. Это способствует повышению уровня правового воспитания и росту значения самого права. По нашему мнению, знаковым событием для борьбы с правовым нигилизмом стало появление официального сайта Президента — пре- зидент.рф, появление личного блога Медведева Д.А. на сайте www. kremlin.ru и ряда других официальных сайтов, через которые стало возможно осуществление более тесного сотрудничества представителей власти с населением, где пользователи on-line могут обсудить политические видео- и текстовые выступления.

По нашему мнению, прогрессивное значение имеет наличие самой возможности высказывания своего мнения на страницах сети Интернета, обсуждение законопроектов и прочее. Пусть даже не все комментарии доходят «до адресата», однако, это еще один шаг на пути построения реального демократичного общества в России.

Безусловно, необходимо отметить, непосредственное воздействие новых информационных технологий на правосознание человека. На наш взгляд, развитие информационных технологий приводит к изменению системы ценностей и более осознанному следованию «букве закона». Характерным для информационного общества является возрастание прав на доступ к информации, на защиту от нежелательной информации. «Сейчас важно не только улучшать способы доступа к информации, но и стремиться к тому, чтобы все большая часть общества была заинтересована в понимании происходящих процессов. Многие интеллектуалы выступают за «революцию понимания»[15].

Право принципиально направлено на изменение методов правового регулирования, появления методов, стимулирующих выбор максимально необходимой, выгодной для государства модели поведения. Для этого используются методы дозволения, стимулы, рекомендации, поощрения (общедозволительный метод). Эффективность законодательства вовсе не связывается напрямую с жесткой регламентацией отношений, властным приказом, с усилением воздействия государства своими специфическими, властно-принудительными методами на хозяйственные структуры, личность, объединения людей.

Следует признать, что диспозитивное регулирование в целом является более эффективным и требует меньше ресурсов, как финансовых, так и управленческих. В этом также проявляется тенденция к переходу на интенсивный путь развития государства и права. Однако очевидно, что возрастание значения договорных отношений, методов стимулирования, поощрения не вытесняют применение таких традиционных, используемых в первую очередь в публичном праве методов, как запрет, позитивный императив, властное указание. «Ограничение, запрет, твердая обязанность нужны в законодательстве, и задача заключается в том, чтобы найти их оптимальное соотношение с общедозволительным регулированием как более тонким и гибким механизмом руководства страной, правового обеспечения преобразования российского общества»[16]. Нисневич Ю.А. отмечал, что «по мере развития информационной инфраструктуры и увеличения числа информационных служб гражданину станет сложнее избежать ответственности в использовании информации»[17].

Развитие глобальной информационной инфраструктуры, «огромной коммуникационной сети, которая навсегда изменит образ жизни людей во всем мире, изменит то, как они учатся, работают и связываются друг с другом. Эта глобальная сеть позволит людям в самой отдаленной деревне получить доступ к самой современной библиотеке. Она позволит врачам на одном континенте обследовать пациентов на другом континенте. Она позволит семье, живущей в Северном полушарии, поддерживать связь с родственниками в Южном полушарии. И эта сеть укрепит сознание совместной ответственности всех людей на земле за судьбы нашей маленькой планеты»[18]. Практически все законодательные и судебные органы имеют свою страницу в сети Интернет, где размещены нормативные акты и акты правоприменения, что, безусловно, сказывается на информированности и политической активности граждан, а также на реальной доступности правовой информации. «Компьютерные технологии и информационные сети, являются символами нового общества, приходя на смену фабрикам — символам индустриального общества»[19]. С развитием и распространением Всемирной сети способности индивидов и социальных групп получать информацию значительно расширились, человек, работая за компьютером, сидя перед экраном, может получать информацию практически по любому вопросу из любого источника по всему миру. Большое распространение получили правовые системы «Гарант» и «КонсультантПлюс», которые содержат огромный массив нормативной и судебной базы данных. Все это приводит к тому, что большее количество граждан знают и исполняют законодательство, ведь незнание закона не освобождает от ответственности.

Использование новых средств коммуникации позволяет принципиально снизить издержки передачи данных, упрощает и ускоряет процесс обмена правовой информации, возможностью общения «всех со всеми». Характер существующих изменений позволяет согласиться с выводами Иванова Д.В., что «важнейшие воздействия, оказываемые на современное общество новыми информационными технологиями, связаны не столько с расширяющимися возможностями накопления и переработки информации как представлялось ранее, а с новыми формами коммуникации»1.

В условиях современной действительности, в методологическом отношении представляется наиболее правильным выстраивать правовую базу информационного общества на социальных основаниях. Ведь в конечном итоге само понятие информатизации и информационные процессы являются отражением взаимодействия общества с природой и собственно общественных отношений. Информатизация общества — это процесс формирования людьми второй природы — ноосферы и виртуальной реальности, образующих информационное пространство. По этой причине многие проблемы информационного права можно определять и разрабатывать только на основе выявления его социального контекста. На наш взгляд, особый интерес вызывает формирование устойчивого сообщества пользователей вокруг политических и правозащитных интернет ресурсов. Фактически подобные образования стали одним из реально функционирующих институтов гражданского общества.

Принципиально важным является построение законодательного массива с точки зрения приоритета интересов человека, например, предоставления большей свободы для производителя, работника, предпринимателя. К тенденциям перехода к «информационному обществу» можно отнести появление прав третьего поколения. Деление прав на три поколения осуществляется на основе этапов провозглашения основных прав и свобод права человека и гражданина:

Первое поколение включает в себя (XVII—XVIII вв.) гражданские и политические права, выражающих независимость личности в определенных действиях от власти государства, обозначающих пределы его невмешательства в область свободы и самовыражения индивида (право на жизнь, свободу и безопасность личности, неприкосновенность жилища, право на равенство перед законом, избирательное право и т.д.).

Второе поколение связано с социальными, экономическими и культурными правами, для осуществления которых необходимо вмешательство государства (право на труд и свободный выбор работы, на отдых и досуг, на защиту материнства и детства, на образование, на здравоохранение, на социальное обеспечение, на участие в культурной жизни общества и т.п.).

Третье поколение прав охватывает права коллективные или солидарные, вызванные глобальными проблемами человечества и принадлежащие не столько каждому индивиду, сколько целым нациям, народам (право на мир, благоприятную окружающую среду, самоопределение, социальное и экономическое развитие и пр.). Право на информацию также относиться к правам третьего поколения. Данные права стали возникать во второй половине XX столетия после Второй мировой войны на фоне освобождения многих стран от колониальной зависимости, усугубления экологических и гуманитарных проблем и находятся во многом еще на стадии становления в качестве юридически обязательных норм. Государство нацелено на создание эффективной системы обеспечения прав граждан и социальных институтов на свободное получение, распространение и использование информации как важнейшего условия демократического развития.

Как отмечал в своих работах Мур Н. для государственной власти, как социального института, в дополнение к основной обязанности обеспечения всех законных прав, определяющее значение приобретут следующие три типа обязанностей:

  • • реактивный, т.е. обязанность обеспечить доступ к запрашиваемой информации;
  • • прореактивный, т.е. обязанность собирать и предоставлять информацию, имеющую общественный интерес;
  • • поддерживающий, т.е. обязанность поддерживать развитие информационной сферы государства.

Именно исполнение указанных информационных обязанностей способствует формированию информационной прозрачности, гласности, что препятствует возникновению и развитию коррупции, злоупотреблению государственной властью1.

  • [1] ’ Горелов Е.В. Информационное общество: концепции и историческая практика // Вопросы культурологии. 2007. № 4. С. 71.
  • [2] Стриженко А.А. Информационное общество: новое осознание мира // Безопасность Евразии. 2005. .№ 4. С. 413.
  • [3] Смолян Г.Л. Об информационном обществе в России. [Электронный ресурс]:http://lib.rin.rU/doc/i/44877p.html.
  • [4] Смолян Г.Л. Об информационном обществе в России. [Электронный ресурс]:http://lib.rin.rU/doc/i/44877p.html.
  • [5] Лаврухин А.Н. Роль принципа структурно-политического плюрализма в становлении информационного общества. [Электронный ресурс]: www.drkk.uni-karlsruhe.de/e-pub/19992999/PDF/Lavr_ru.pdf.
  • [6] ’ Лаврухин А.Н. Роль принципа структурно-политического плюрализма в становлении информационного общества // Техника, общество и окружающаясреда: материалы междунар. науч. конф. М, 1998. 150 с.
  • [7] См.: Воронина Т.П. Информационное общество: сущность, черты, проблемы.М.: ЦАГИ, 1995.
  • [8] Моисеев Н.Н. Информационное общество: возможности и реальность // Полис (Политические исследования). 1993. № 3.
  • [9] Моисеев Н.Н. Информационное общество как этап новейшей истории // Свободная мысль. 1996. № 1. С. 81-83.
  • [10] ' Закон РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» // СЗ РФ. 15.01.1996.№3. Ст. 150.
  • [11] [Электронный ресурс]: www.novayagazeta.ru/society/6866.html.
  • [12] [Электронный ресурс]: http://55study.ru/articles/1287.html.
  • [13] ’ [Электронный ресурс]: http://55study.ru/articles/1287.html.
  • [14] Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. М.: Прогресс. 1986. С. 330-342.
  • [15] ’ Андреева И.А. Трансформация российского общества и информационныйрынок //Технологии безопасности: Методология и практика информационноаналитического обеспечения управления предпринимательскими рисками.2003. № 11. [Электронный ресурс]: http://www.fact.ru/www/arhiv11s6.htm.
  • [16] Теория государства и права. / Под ред. Пиголкина А.С. Городец, 2003. С. 52.
  • [17] Нисневич Ю.А. Информация и власть. М.: Мысль, 2000. С. 31.
  • [18] Алиева Н.З., Ивушкина Е.Б.Лантратов О.И. Становление информационногообщества и философия образования. Монография. Академия Естествознания. 2008. С. 53.
  • [19] Там же. С. 54.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >