Демографическая экспансия как способ передела современного мира

С давних времен экспансия являлась одним из наиболее популярных способов передела мира. Расширение сферы своего господства или влияния за исторически сложившиеся границы или пределы широко использовалось, как для борьбы за свое существование, так и для достижения политических, экономических, идеологических, религиозных и др. целей. На более низких уровнях развития земной цивилизации экспансия чаще всего применялась по отношению к территории, когда древние люди в поисках ареалов жизни, пищи и т.д. были вынуждены осваивать новые для себя регионы планеты. Более глубокое осознание особой стратегической ценности обширных территорий, включая проживающих на них подданных и имеющиеся природные ресурсы, многократно провоцировало человечество к ведению захватнических войн, которые позволяли трансформировать геополитическую ситуацию и удовлетворять личные амбиции лидеров тех или иных племен, государств.

По мере общественного развития происходило постепенное смещение акцентов и экспансия начала активно применяться не только в плоскости расширения территориальных пределов. Со временем в большей степени захвату стали подвергаться сырьевые ресурсы (прежде всего золото, нефть и некоторые другие полезные ископаемые), продовольствие, а с возникновением рыночных отношений началась зародившаяся ранее ожесточенная борьба за рынки сбыта товаров и услуг, финансы, сферы политического влияния и т.д. При этом территориальная экспансия отошла на второй план, потому что с освоением новых рычагов управления обществом появились реальные возможности осуществления мирового и регионального господства без изменения фактически сложившихся границ отдельных государств.

Среди различных видов экспансии, на поверхности не затрагивающих передел мира, в последние годы все возрастающее внимание уделяется демографической экспансии. Целый ряд специалистов, политических и общественных деятелей, среди которых обязательно следует назвать Ш. Громана, А. Гордона, И. Беркута, В. Пехтина, Ж. Пучинину и др., пытаются привлечь внимание, как правительств собственных стран, так и международных организаций, к проблемам экспансии особого рода, которая связана с населением и, по их мнению, способна серьезно трансформировать сложившиеся мировые пропорции.

Чтобы разобраться в правомерности и обоснованности подобной постановки вопроса необходимо выяснить, что такое демографическая экспансия, в чем ее особенности, как она реализуется и к каким последствиям может привести в будущем.

Систематизация различных мнений и высказываний, содержащихся в научной и популярной литературе, по нашему мнению, позволяет говорить о том, что демографическая экспансия — это процесс сокращения удельного веса коренных жителей в населении, приводящий к снижению их роли в различных сферах жизнедеятельности общества за счет естественного и миграционного движения некоренных жителей, которые не желают принимать обычаи, устои и традиции, исторически сложившиеся на данной территории.

С чисто исторических позиций вряд ли можно утверждать, что демографическая экспансия представляет собой принципиально новую разновидность экспансии вообще. В тех или иных формах она сопровождала человечество на протяжении всей истории его развития. Однако раньше в силу ряда объективных причин ей не уделялось столь пристального внимания. Все дело заключается в том, что на более ранних этапах развития человечества экспансия как инструмент достижения господства или влияния государств осуществлялась более грубыми, примитивными и если так можно выразиться открытыми способами. С совершенствованием международных правовых отношений, более широким распространением современных вооружений (включая ядерные боеприпасы и средства космического базирования) модернизация экспансии свелась к неокончательному, но принципиальному переходу к более скрытым формам достижения тактических и стратегических целей отдельных стран, военно-политических блоков, экономических союзов и объединений. В этом ключе особую роль и все возрастающее значение стала приобретать демографическая экспансия, которая благодаря своему механизму позволяет до поры до времени не афишировать потенциальную опасность процессов, протекающих в населении.

Если попытаться классифицировать различные варианты демографической экспансии, то в ее составе, на наш взгляд, можно выделить следующие виды:

  • • в зависимости от уровня рассмотрения: глобальная, государственная, региональная и локальная',
  • • по происхождению: внутренняя и внешняя',
  • • в зависимости от организации: организованная и стихийная',
  • • по характеру формирующих процессов: естественная, миграционная и смешанная',
  • • в зависимости от темпов развития: медленная и быстротекущая.

Совершенно очевидно, что демографическая экспансия может осуществляться как на планете в целом, на тех или иных континентах, так и применительно к отдельным странам. Причем внутри государств этим процессом могут быть охвачены более или менее крупные регионы и абсолютно любые административно-территориальные образования (начиная с округов, областей, республик, краев, городов и заканчивая локальными даже малочисленными населенными пунктами).

Происхождение демографической экспансии может носить как внешний, так и внутренний характер. Внешняя разновидность данного процесса связана с миграцией, которая за счет прибытия иммигрантов приводит к трансформации не только демографических, но и социально-экономических процессов. Внутренняя демографическая экспансия предопределяется естественным движением населения, а также внутренними (внутри рассматриваемой географической или административной единицы) территориальными перемещениями жителей.

Демографическая экспансия может являться плодом целенаправленных усилий государств, бизнеса или отдельных этнических групп населения, а может протекать совершенно по произвольному сценарию. В этой связи объективно приходится вести речь об организованной и стихийной демографической экспансии. Обычно организованная экспансия в области населения чаще всего осуществляется за счет миграции, которая активно стимулируется кем-либо и приводит к изменению ранее сложившихся общественных пропорций. Стихийная экспансия складывается сама по себе, вследствие имеющихся различий в параметрах естественного и миграционного движения коренных и некоренных жителей.

На практике демографическая экспансия реализуется различными способами. Ее конечные цели могут достигаться исключительно за счет процессов только естественного или миграционного движения жителей, либо за счет обоих названных факторов одновременно. В первом случае механизм экспансии основан на том, что одна из составляющих динамики численности и структуры населения (естественная или миграционная) вследствие отсутствия значительных различий между коренными и некоренными жителями не принимает участия в трансформации демографической конъюнктуры. Во втором случае демографическая экспансия включает как естественную, так и миграционную компоненты, а поэтому носит смешанный характер.

Кроме того необходимо отметить, что демографическая экспансия может протекать различными темпами. Если ее скорость обеспечивает постепенное, эволюционное, обычно растянутое во времени изменение удельного веса коренных жителей во всем населении, а также снижения их роли в различных сферах общественной жизнедеятельности, то приходится говорить о медленной (или вялотекущей) экспансии. Альтернативный вариант развития событий, связанный с резким, сжатым во времени преобразованием демографических и других пропорций, дает основания утверждать о быстротекущей экспансии в области населения.

Оценивая современную роль демографической экспансии, как способа передела мира, обязательно следует учитывать ее своеобразные отличительные черты, которые сводятся к следующему. Прежде всего, в условиях глобализации, интеграции национальных экономик, все более широких и настойчивых призывов мирового сообщества к принципам жизни, ориентированным на демократию, толерантность, мультинациональность и т.п., попытка привлечения внимания к вопросам и проблемам демографической экспансии, а тем более сознательного регулирования данного процесса вызывает одобрение далеко не у всех политиков, государственных деятелей и рядовых жителей нашей планеты. Существует достаточно распространенное мнение, что любые разговоры о демографической экспансии, включая разнообразные количественные оценки ее состояния и последствий, является практическим воплощением ксенофобских идей, подрывающих нормальные межнациональные контакты. По этой причине экспансия в сфере населения всегда требует корректного и трепетного обращения. С другой стороны, по сравнению с иными видами экспансии (территориальной, экономической и т.д.) демографическая экспансия в подавляющем большинстве случаев отличается скрытым, «ползущим» характером, который до поры до времени не вызывает опасности, спрятан от внимания граждан страны, но в конечном счете все равно приводит к острым формам этнических, политических, социальных и т.п. противоречий. Поэтому серьезная стратегическая «выгода» данного способа преобразования мира, в том числе и территориальных границ отдельных государств, сводится к тому, что после преодоления определенной точки «невозврата», движение к которой реализуется в основном мирным путем, любые дальнейшие варианты развития событий, включая и военные конфликты, обычно не позволяют вернуть ситуацию к исходным историческим позициям. В результате коренная популяция жителей оказывается перед лицом одного из следующих сценариев трансформации обстановки:

  • • утрата исторически сложившихся доминирующих демографических, политических, социально-экономических, этнических, религиозных и т.п. позиций;
  • • утрата части исконной, исторически сложившейся территории проживания;
  • • утрата государственного суверенитета (как крайняя форма проявления) и др.

С чисто демографической точки зрения алгоритм экспансии в области населения, приводящей к изменениям места и роли коренных жителей в политической и социально-экономической жизни государства, сводится к тривиальному взаимодействию процессов естественного и миграционного движения общества. Его сущность заключается в обеспечении более высоких естественного и миграционного приростов по сравнению с коренной популяцией. Достижение данного результата возможно несколькими способами и при самых различных комбинациях параметров важнейших демографических процессов. Например, более интенсивный естественный прирост некоренного населения образуется за счет таких компонент, как большего уровня рождаемости, меньшего уровня смертности некоренных жителей, действующих по отдельности или в целом. Соответственно более интенсивный миграционный прирост некоренных жителей формируется на основе большего уровня прибытия и меньшего уровня убытия некоренного населения, проявляющихся по отдельности или в целом. Причем естественный и миграционный приросты, накладываясь друг на друга, могут заметно ускорять ход демографической экспансии.

В практическом аспекте модель демографической экспансии реализуется в виде увеличения удельного веса некоренных жителей в обществе, при котором последние не ассимилируются с местным населением и не «растворяются» в нем, а проживают в своих анклавах, постепенно уплотняя или расширяя собственное территориальное представительство, все глубже проникая в бизнес, экономическую и политическую деятельность государства. При этом в широком смысле слова в качестве отличия от коренных жителей могут выступать не только раса, национальность, но и религиозная принадлежность либо иные социально- демографические признаки.

Особая специфика демографической экспансии как способа передела мира сводится к тому, что некоренные жители в силу своей первоначальной малочисленности обычно обладают более высокой степенью сплоченности популяции, стремлением активно помогать друг другу в самых различных сферах деятельности и ситуациях. В результате их жизнь обычно отличается заметно выделяющимся этническим единением, протекционизмом, лоббизмом, стремлением не только продвинуться самому, но и сформировать соответствующее окружение, имеющее близкие и четко выраженные национальные, религиозные и т.п. приоритеты. По этой причине в органах государственного управления самого различного уровня, в бизнесе и предпринимательстве, политической и общественной деятельности, включая криминалитет, складываются устойчивые отношения, связи и интересы некоренных жителей, которые могут не только не совпадать, но вступать в прямое и острое противоречие с позициями коренного населения, исторически проживающего на данной территории.

Новейшая история знает немало примеров демографической экспансии, среди которых наиболее ярким является расширение этнического представительства и социально-политического влияния албанской популяции в Косово, которое, как известно, привело к серьезным общественным потрясениям и кровопролитиям на территории Сербии. Если судить по официальным публикациям, то среди текущих процессов демографической экспансии, которые в перспективе могут привести к переделу мира, чаще всего называют: «исламизацию» Европы [4], рост удельного веса арабов в населении Израиля [5], активное противостояние с властями крымских татар в Украине [6], «китаиза- цию» Дальнего Востока в России [7] и др. Особая актуальность процессов демографической экспансии для современной России предопределяется тем обстоятельством, что, располагая почти 13% территории земного шара, ее жители составляют примерно только 2% от общей численности населения мира. При этом устойчивая и пока непрекращающаяся естественная депопуляция, наличие множества социально-экономических проблем, доставшихся в наследство на правах преемника СССР, нехватка собственных финансовых ресурсов и отсутствие весомых и долговременных иностранных инвестиций ставят под сомнение в ближайшей исторической перспективе возможности успешного освоения и включения в экономический оборот малозаселенных (или вообще пустующих) обширнейших российских территорий, обладающих богатыми природными ресурсами.

Современное значение демографической экспансии и ее роль в преобразовании существующей карты мира можно проследить на основе генезиса отношений экономически развитых стран, особенно в Европе, к процессам активной миграции населения из развивающихся государств. Не останавливаясь на принципе «двойных стандартов», систематически исповедуемом политическими деятелями из более развитых в экономическом отношении популяций, обратим внимание на изменения, произошедшие в последние годы. Руководители ведущих европейских стран (Бельгии, Великобритании, Германии, Италии, Франции, Швейцарии и др.), долгие годы насаждавшие расовую, национальную и религиозную терпимость, толерантность и т.д., вдруг как по мановению волшебной палочки забыли о своих прежних цивилизованных пристрастиях и в один голос заговорили о «мусульманской угрозе» Западу, отказе в строительстве минаретов, запрещении появления в общественных местах в национальной одежде, обязательном принудительном выдворении лиц отдельных национальностей, разрушении веками формировавшейся европейской культуры и насущной необходимости жесткого регулирования миграционных потоков, реализующих демографическую экспансию из слаборазвитых регионов земного шара. Анализируя подобные предложения, с нашей точки зрения, напрашивается вывод, что развитые страны, попав в собственные «ценностные силки», реально начали осознавать, что демографическая экспансия действительно служит своеобразным способом преобразования мира, включая его территориальный передел. Возникший при этом страх, вызванный серьезным опозданием реакции и возможной неэффективностью цивилизованных мер противодействия данному процессу, заставляет многих западных лидеров переосмыслить свое отношение к последствиям экспансии в области населения.

Все возрастающее внимание к вопросам демографической экспансии, по нашему мнению, свидетельствует лишь об одном. Данный процесс по существу представляет не просто способ перспективного или фактического передела мира, а одну из разновидностей оружия «высокоточного наведения», способного обеспечить достижение стратегических геополитических, социально-экономических, идеологических и религиозных целей, не только не прибегая к применению традиционных стрелковых, химических, ядерных и иных средств поражения, а вообще до поры до времени, не привлекая внимания к постепенным, но кардинальным изменениям общественного развития. При этом следует давать себе полный отчет в том, что в условиях выбранного в настоящее время мировым сообществом вектора демократизации, взаимной интеграции, соблюдения прав человека и т.п. активное противодействие любым формам демографической экспансии, скорее всего, будет вступать в противоречие с публично декларируемыми принципами свободы и равноправия. Не нарушая их, и не прибегая к двойным стандартам, очень сложно, а в подавляющем большинстве случаев и вообще невозможно, проводить такую политику, чтобы стимулировать более быстрый рост рождаемости и более быстрое снижение смертности коренных жителей страны по сравнению с другими группами населения, а также ограничивать территориальные перемещения последних, чтобы удельный вес некоренного населения в обществе не увеличивался.

Подводя итоги роли демографической экспансии как фактора передела современного мира, на наш взгляд, следует иметь в виду следующее. Во-первых, не стоит идти на поводу у любых правозащитных организаций в том отношении, чтобы подобно страусу, зарывши голову в песок, не замечать реалий наших дней. Одна из них сводится к тому, что экспансия в области населения — это объективно протекающий процесс, охвативший различные регионы земного шара. Во-вторых, вместе с тем не стоит идти и на поводу и у лжепатриотов, радикалов и националистов различного толка, призывающих к гонениям на некоренных жителей, этническим чисткам и т.п. В-третьих, следует отчетливо осознавать, что демографическая экспансия представляет собой предельно сложный, в силу расовой, национальной, религиозной и т.п. «окраски», щепетильный (требующий очень аккуратного обращения и интерпретации) и по существу малоизученный процесс, который нуждается в детальной теоретической проработке и доскональном обосновании методов исследования. В-четвертых, любые управленческие решения, касающиеся вопросов и проблем демографической экспансии, как на глобальном, так и на государственном, региональном и локальном уровнях, в обязательном порядке должны опираться не на эмоции, а на постоянный статистический мониторинг происходящих процессов, позволяющий своевременно и адекватно оценивать изменения в самых различных областях общественной жизнедеятельности и принимать превентивные меры, с одной стороны, отвечающие принципам соблюдения национальной безопасности, а, с другой стороны, не нарушающие прав человека независимо от того относится он или не относится к популяции исторически проживающей на данной территории. И, наконец, в-пятых, к большому сожалению, приходится констатировать, что в настоящее время, как в нашей стране, так и за рубежом, на основе официально опубликованной статистической информации очень сложно, а зачастую просто невозможно провести сопоставление показателей естественного, миграционного движения и воспроизводства коренного и некоренного населения, что скрывает истинное положение дел и открывает широкие возможности для политических спекуляций различного толка.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >