НЕМЕЦКАЯ ЛЕКСИКА В РУССКОМ ЯЗЫКЕ НОВЕЙШЕГО ПЕРИОДА

Немецкие заимствования и их историография

ИСТОРИЯ НЕМЕЦКО-РУССКИХ ЯЗЫКОВЫХ КОНТАКТОВ

Первые контакты России и Германии относятся к началу XI в.: обмен послами, налаживание родственных связей между немецким и русским царствующими домами. В XII в. происходит укрепление немецко-русских отношений за счет торговли немецких купцов с русскими, о чем свидетельствуют дошедшие до нас договоры немцев с Новгородом (1195 г.) и Смоленском (1229 г.) (История культуры Древней Руси, 348).

Немецкое влияние начинает возрастать с XIII в., когда на берегах Балтийского моря был основан немецкий орден меченосцев, с которыми русские вступали в ожесточенную борьбу, а также и в торговые отношения (Маргысюк, 3). Это влияние продолжается и в XIV в., когда на берегах Балтийского моря северогерманские города организовали торговый и политический союз Ганзу. Большую роль в торговле Ганзы играла Русь. «Значение Новгорода и других русских городов в торговле с Ганзой было настолько велико, что порой события на Руси служили предметом особых обсуждений на съезде ганзейских городов, как это было в 1381 г., когда ганзейские купцы получили известие о Куликовской битве», — пишет историк М.Н. Тихомиров (Тихомиров, 191—192).

В период с XIV по XVII в. основным словарным посредником между Германией и Россией стала Польша. В.В. Виноградов отмечает: «Польский язык выступает в роли поставщика европейских научных, юридических, административных, технических и светско-бытовых слов и понятий» (Виноградов, 14). В этот период русский язык пополняется такими словами, как: панцирь, фляжка, герб, бунт, рота и др. Но необходимо отметить, что в этот период немецкое влияние отмечается не только опосредованно, но через прямые контакты. Москву посещают европейские купцы. На московской окраине, за Яузой, возникает немецкая слобода (цит. по Демин, 97).

Этапное значение имело появление в России книгопечатания. Еще Иван 111 пытался наладить это дело — пригласил печатника Варфоломея Готана. Но тогда ничего не удалось сделать. Лишь в середине XVI в., при Иване Грозном, началось печатание книг (Назаров, 442). Начинают употребляться немецкие профессиональные термины печатников, например, матрица, форма и т.д. (Черных, 236).

В XVII в., особенно начиная с правления царя Алексея Михайловича, оживляются контакты с Западом, и не только в результате взаимных визитов дипломатических миссий и торговых людей. На государственной службе оказывается немало иностранцев (Демин, 100). И.И. Огиенко одним из источников, которые пополняли русский язык этого периода, называет первые пьесы, поставленные при зарождении русского театра при дворе царя Алексея Михайловича и представляющие собой часто буквальные переводы немецких пьес, в которых выступает очень много германизмов (Огиенко, 82).

Второй период активного вхождения немецких слов в русский язык начинается во время правления Петра I. Традиционно Россия с этого периода поддерживала наиболее тесные культурные, научные связи с Германией, более тесные, нежели с другими западноевропейскими странами (Демин, 11).

Эпоха Петра I ознаменовалась великими свершениями во многих областях жизни, что серьезным образом отразилось на русском языке. Ленинградские ученые отмечают: «Ломка и перестройка здания русской государственности, производства, культуры, быта, предпринятая в начале века Петром I, перестройка по сознательно выбранным передовым западным образцам открыла путь мощному воздействию на русскую речь иностранных форм общения. К старым проводящим каналам языковых влияний (торговым, дипломагическим, реже научным и литературным связям) прибавилось в XVIII в. десятки новых» («Очерки...», 5). Определяющим немецкое влияние было, по мнению G. Huttle-Worther, в 1730—1740 гг. К разнообразным словам-терминам, заимствованным из немецкого языка в этот период, относятся следующие:

  • а) военные — агрессор, аристократ, атака, бригадир, гауптвахта, гильза, гриф, ефрейтор, мундир, патронташ, плац, провиантмейстер, цейхгауз, штуцер, фельдцейхмейстер и т.д.;
  • б) административные — архив, граф, гофмейстер, ипотека, камергер, контракт, нотариус, ордер, полиция, полицмейстер, ранг, секретарь, цалмейстер, формуляр, штат, штраф и т.д.;
  • в) экономические — банкир, банкрот, биржа, бухгалтер, вексель, маклер и т.д.;
  • г) технические и научные — авторитет, аннотация, дилемма, интервал, квартал, клапан, кран, ландкарта, лот, студент, субъект, штрих, штопор, шуруп, факультет, цапфы, цех, циркуляр и т.д.;
  • д) ремесленные — верстак, рубанок, стамеска, фуганок, шифер, штамп, штейгер, штемпель, штуцер и т.д.;
  • е) из области искусства — блик, капельмейстер, кунсткамера, танцмейстер и т.д.;
  • д) бытовые — вакса, вафли, клейстер, кегли, кухмистер, лацкан, ура, швейцар, шельма, шприц, футляр, экономия и т.д. (КЭСРЯ 1975, ССИС-Б 2002, НСИСИВ 2003).

После Петровских реформ немецкий язык еще на протяжении нескольких десятков лет (XVIII в.) оказывал сильное влияние на лексику русского языка. Этому способствовали следующие факторы: усиливающее развитие культурно-общественных связей с Германией, колонизация немцами России. Царский двор, особенно в период царствования Анны Ивановны, находился в немецком окружении, по образному выражению В.О. Ключевского «немцы посыпались в Россию, облепили двор, обсели престол, забирались на все доходные места в управлении» (Милов, 120).

Контакты с немцами продолжались и позже. Многие из них принимали русское подданство, записывались в состав городского купечества, входили в русские торговые фирмы, открывали свои магазины. Вспомним строчки А.С. Пушкина «И хлебник, немец аккуратный, в бумажном колпаке не раз // уж отворял свой васисдас» (Пушкин, 42). Во второй половине XVIII в. немцы (портные, сапожники, часовые мастера, аптекари, парикмахеры и др.) составляли значительный процент городского населения.

Начиная с 50-х годов XVIII в., в связи с распространением частного обучения дворянских детей, в Россию приезжает множество иностранцев — учителей и гувернеров. Открываются новые частные пансионы, возглавляемые преимущественно иностранцами. Преподавание в них почти до конца века велось на иностранном (французском или немецком) языке. Среди иностранных академиков большинство составляли немцы.

В конце XVIII в. знание иностранных языков не только использовалось для лучшего овладения специальностью, но и являлось показателем образованности и зрелости дворянина. Основная масса людей, знавших иностранные языки, сосредоточилась в Петербурге, Москве и других крупных городах России. Петербург тяготел к французскому языку, Москва — к немецкому языку (Листрова-Правда, 23). В 1724 г. был открыт Петербургский университет. В первые годы преподаватели приезжали из Германии и до начала сороковых годов преподавание велось на немецком языке. В 1747 г. М.В. Ломоносов впервые прочитал курс физики по- русски (Вербицкая, 140).

Однако в последней четверти XVIII в. влияние немецкого языка явно ослабело, на первое место выдвигается французский язык.

Пуристические тенденции в русском языке конца XVIII — начала XIX в. не способствовали лексическому заимствованию вообще и из немецкого языка в частности. В XIX в. возрастает интенсивность лексических заимствований в связи с развитием в России журналистики и писательской деятельности. Знакомясь с разными проявлениями культуры Германии, в частности с ее философией, писатели России не могли не испытывать и ее определенного влияния (Демин, 11).

В этот период появились такие слова, как абзац, абонемент, абитуриент, аккумулятор, аллопат, аншлаг, атавизм, беллетрист, вундеркинд, герменевтика, гонорар, графика, девальвация, дефект, иммигрант, клептомания, коммутатор, шайба и т.д.

В конце XIX — начале XX в. русский язык пополнился большим числом новых иноязычных слов, относящихся главным образом к общественно-политической и социально-экономической терминологии. Это было связано с поступающим развитием в России капитализма, а вместе с ним — революционного движения, с проникновением с Запада различных политических теорий и учений. Заимствованная лексика имела в основном характер интернациональной терминологии, немецкий язык дал в это время термины из различных сфер:

  • • политические понятия — бундесрат, демонстрант, люмпен- пролетариат, крах, скачок, штрейкбрехер и т.д.;
  • • научные термины и философские понятия — гелертер, сверхчеловек, мировоззрение и т.д.;
  • • технические термины — вентиль, кегельбан, бур, демпфер и т.д.;
  • • горнодобывающая терминология — анкер, балка, кобальтин и т.д. (Токарева 2002, КЭСРЯ 1975).

Вследствие антинемецких настроений периода Первой мировой войны популярность немецкого языка на короткое время снизилась, в результате чего произошло выпадение многих немецких заимствований. Исчезают немецкие слова, касающиеся административного аппарата царской России и употреблявшиеся для названия старых учреждений, должностей, чинов, титулов. Многие из этих слов были заимствованы русским языком еще в Петровскую эпоху, ер. брандмайор, герольдмейстер, егермейстер, камер-лакей, камердинер, куртаг, клякспапир, полиция, унтер-офицер, юнкер и т.д. Интенсивное выпадение устаревшей иноязычной лексики не нарушило равновесия словарного состава русского языка. Постепенная стабилизация общественной жизни молодой страны, индустриализация, появление новых отраслей науки и промышленности повлекли за собой заимствование новых слов, обозначений новых предметов и явлений. Наблюдается прежде всего довольно большое число немецких слов из области технической терминологии, например, абзетцер, грейфер, демпфер, тифдрук и т.д.

В годы сталинского режима в середине 30-х годов и до конца Второй мировой войны, а также в годы «холодной войны» были созданы условия для ингибирования процесса заимствования иностранных слов.

Период ингибирования заимствования сменился к 60-м годам периодом потепления в отношении иноязычного лингвистического влияния, что незамедлительно сказалось на лексической картине русского языка. В это время русский язык заимствовал из немецкого языка слова: багер, бергшляг, веркблей, глянцгольд, дюкер, зенкер, зикмашина, кельма, штокер и т.д. (Мартысюк, 8).

В.Б. Белов подчеркивает, что в настоящее время сложно представить современную Европу, ее роль и место в мире без динамично развивающегося партнерства между Россией и Германией. Наблюдается высокая интенсивность контактов на всех уровнях. Руководители России и Германии осуществляют регулярные конструктивные встречи, активизировались обмены между представителями правительственных структур, улучшилась институциональная структура — среди прочего создана и успешно функционирует Рабочая группа высокого уровня по стратегическим вопросам экономического и финансового сотрудничества, четко работает график двусторонних консультаций на высшем уровне. Позитивные сдвиги происходят в сфере российско-германского политического сотрудничества. Активно ведется культурно-гуманитарное сотрудничество, так в области обменов, учебы и научных стажировок работает программа DAAD. Как известно, 2003 год был Годом культуры России в Германии, а 2004 год объявлен Годом культуры Германии в России (Белов, 44—55). Многие лингвисты-исследователи сравнивают современное состояние русского литературного языка с языковой ситуацией Петровской эпохи (Э.Ф. Володарская, Н.В. Габдрее- ва, Л.П. Крысин и др.). Осознание своей страны как части всего цивилизованного мира, преобладание интегративных, объединительных тенденций, смещение акцентов на общечеловеческие приоритеты, сотрудничество в области экономики, науки, культуры, спорта, медицины — все это послужило стимулом для распространения иноязычной лексики. С активизацией деловых, научных, торговых, культурных связей России с Германией российские специалисты получили возможность трудиться за пределами родины, активно функционируют совместные предприятия.

Таким образом, наблюдается интенсификация процесса заимствования и активизация употребления в речи ранее заимствованных слов и терминов (Крысин, 57). В этот период русский язык пополняется различными тематическими группами:

  • • общественно-политические термины — ауслендерфрай, аушвиц-люге, волюнтаризм, волюнтарист, глобализация, гретхен- фраге, дирижизм, крейстаг, либерализация, ландтаг, максималист, муниципалитет и т.д.;
  • • термины, относящиеся к административно-правовой и юридической сфере, — антраг, беруфсфербот, бундесгерихт, депозитарий, депонент, кавалерсделикт, приватизация, приоритет, смел- лизм, фаустрехт, циркуляр, шмерценсгелъд, юсгицморд и т.д.;
  • • термины, принадлежащие к экономической и торговофинансовой сфере, — андерайтинг, бракер, бракераж, бундесбанк, винкуляция, виртшафтсвундер, гастарбайтер, гешефт, гроссбанк, грюндерство, гоф-маклер, декорт, дойчмарка, евроландия, индоссант, индоссат и т.д.; наименования инструментов, стройматериалов, металлоизделий из сферы техники и строительства — анкер, клинкер, шабер, швеллер, шибер, шифер и т.д.;
  • • научные термины — гештальт, гештальтпсихология, интроверт, экстраверсия, экстраверт, концепт, перспективизм, философема, акционсарт, лалема, пейорация, синестезия, тренд-вертер, универбизация и т.д.;
  • • термины, обозначающие наименования искусства и культуры, литературы, — бильдунгсроман, Дуден, захбух, кюнстлерро- ман, китч, крецификс, менетекель, стаффаж, субкультура, тотентац, югендштиль и т.д.;
  • • спортивные термины — блицтурнир, болебан, боулингбан, бундеслига, легионер, натурбан, фаустбол, шеребан и т.д.;
  • • медицинские термины и наименование лекарственных препаратов — «Берлиприл», грипп-хель, доппельгерц, имплантат, «Лиотон», мегаломания, «Мезим форте», ноль-диета, «Пумпан», релиз-центр, «Ременс», «Фастум-гелъ», эйфория и т.д.;
  • • бытовые наименования — бриллиантин, брокат, бюкса, ватин, ванилин, дедерон, лоден, мелирование, стола.

К специфическим признакам немецких заимствований относятся:

  • а) сочетания шт, шп, фл, фт, хт, ау;
  • б) начальная э;
  • в) конечные сочетания -ер, ум, нум, ус, унг, рц, рд, ель, аль, тет, партикулы -мейстер, -овер.-штрассе и т.д.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >