Исследование проблем дореволюционной отечественной истории

Разработка проблем дореволюционной отечественной истории в конце 60-х — середине 80-х гг. велась широкой сетью исследовательских учреждений. Для этого периода было характерно увеличение числа работ специалистов различных достаточно узких исторических дисциплин (археологов, этнографов, востоковедов и т. д.), а также филологов, философов, искусствоведов.

Важным явлением отечественной историографии ранних этапов истории Восточной Европы были первые опыты типологии обществ на этой территории. Особую роль сыграла здесь монография А. П. Новосельцева, В. Т. Пашуто, Л. В. Черепнина «Пути развития феодализма (Закавказье, Средняя Азия, Русь, Прибалтика)» (1972 г.), в которой были рассмотрены вопросы возникновения и формы феодальной земельной собственности (частной и государственной), типы феодальной зависимости и эксплуатации, изменение форм общинной организации, характер взаимосвязи этнических и социальных процессов и т. д. (Развитие советской исторической науки: 1970-1974. — М., 1975. — С. 12). Общий вывод был сделан Л. В. Черепниным, В. Т. Па- шуто, В. Д. Назаровым, которые писали: «...В аспекте общественного развития средневековой поры европейский регион страны дает широкий спектр разнообразных структур: доклассовые — этническо- племенные, родовые и патриархально-общинные у народов Севера; раннеклассовые - княжения-земли у части народов Северного Кавказа, мордвы и ижорян; территориально-политические - конфедерации княжений-земель у землевладельческих народов (пруссов, эстонцев, латышей) и у кочевых (аваров, печенегов, торков, половцев). Наконец, собственно раннефеодальные государства — Хазария, Булгария, Древняя Русь и Литва, - сохраняющие сложный, многоэтнический облик и различающиеся как по уровню и характеру феодализации, так и по господствующей в них идеологии (иудейство, мусульманство, христианство, язычество). Древняя Русь предстает при этом как сильнейшее среди государств региона, как наследница богатого культурного достояния оседлых и кочевых народов, сменявших друг друга в Евразии на протяжении столетий» (Изучение отечественной истории в СССР между XXIV и XXV съездами КПСС: Дооктябрьский период. - М., 1978. - С. 8-9).

К крупным обобщающим работам следует отнести вышедшую в 1980 г. монографию В. И. Буганова, А. А. Преображенского и Ю. А. Тихонова «Эволюция феодализма в России: Социально- экономические проблемы», в которой дана «сквозная» авторская трактовка вопросов территории и расселения, классово-сословного строя, сельского хозяйства и промышленности, торговли, классовой борьбы.

Проблемы генезиса феодализма на Руси решались в конце 60-х — начале 80-х гг. впервые через призму серьезного сравнения с аналогичными обществами. При этом большинство исследователей стояли на позициях историко-археологической школы Б. Д. Грекова (Б. А. Рыбаков, В. Т. Пашуто, Л. В. Черешни и др.). Однако в начале 70-х гг. были предприняты попытки пересмотра ее основных выводов. Минская исследовательница В. И. Горемыкина заявила о господстве на Руси рабовладельческих отношении, а ленинградский ученый И. Я. Фроянов попытался определить еще более архаические, патриархально-общинные черты.

История Киевской Руси в данный период исследовалась, по- видимому, недостаточно. Можно лишь выделить разработку проблем дипломатий А. Н. Сахаровым, которая укрепила представление о Руси как о великой державе средневекового мира. Серьезным достижением стала книга Я. Н. Щапова «Княжеские уставы и церковь в Древней Руси XT - XIV вв.» (1972 г.), в которой было показано сравнительно позднее формирование и распространение церковной собственности на Руси. Крупным событием стали труды Б. А. Рыбакова о «Слове о полку Игореве» (1971, 1972 гг.), в которых автору удалось с блеском вписать этот памятник в контекст политической борьбы за преобладание на Руси. Им была выдвинута гипотеза о возможном авторе «Слова» - киевском летописце второй половины ХП в. Петре Бориславиче, выразителе интересов боярства и противнике княжеских усобиц. Практически одновременно Б. А. Рыбаков приступил к разработке вопросов язычества у древних славян.

При разработке проблем периода феодальной .раздробленности были осуществлены попытки выявить ее предпосылки. В частности,

О. М. Рапов исследовал российское боярство и процесс перерождения древнерусских кормлений в вотчины. В. Л. Янин опубликовал ряд работ о Новгородской феодальной республике, В. А. Кучкин и В. Д. Назаров — об уделах Северо-Восточной Руси в XTV — XV вв.

Особое место в исследованиях тех лет занимали вопросы борьбы русского народа с монголо-татарским нашествием и свержения монголо-татарского ига. Разработка данных проблем связана в первую очередь с юбилеем Куликовской битвы и стояния на Угре. В специальном сборнике статей были рассмотрены взаимоотношения русских княжеств и земель в предкуликовский период, политическая структура Золотой Орды, русско-литовские отношения этого времени, роль Куликовской битвы в политической жизни Восточной Европы и т. д. К юбилею были изданы памятники Куликовского цикла — «Задонщина» и лицевая рукопись «Сказания о Мамаевом побоище».

В конце 60-х - первой половине 80-х гг. исследования по социально-политическим проблемам достаточно четко группировались вокруг трех основных вопросов: образования и развития Российского централизованного государства в форме сословно-представительной монархии, генезиса и развития отечественного абсолютизма, истории социальных конфликтов и классовой борьбы.

Нужно отметить наличие диспропорций в изучении социально- политической проблематики. Собственно политические процессы привлекали внимание исследователей в большей степени, чем их социальные основания и предпосылки. Впервые в историографии в 1972 г. А. А. Зимин выпустил системное исследование политической жизни эпохи Василия ПТ. С. О. Шмидт проанализировал события середины XVI в., сопоставляя процесс становления земских соборов с эволюцией государственно-политического строя в целом (1973 г.). Эпоха Ивана Грозного нашла отражение в работах Р. Г. Скрынникова (1973, 1975, 1978 гг.), который раскрыл в деталях многие стороны и общее значение опричнины. Им же весьма убедительно было опровергнуто положение американского историка Э. Кинана о подложности переписки Ивана Грозного и Андрея Курбского. В 1985 г. вышла книга В. Б. Кобрина «Власть и собственность в средневековой Руси», в которой была показана несостоятельность тезиса о противоборстве бояр и дворян. Им были выявлены специфические особенности господствующего класса на Руси. Самое существенное отличие русского боярина от западноевропейского собрата состояло, по мнению исследователя, в том, что на Руси не было боярских замков, русские бояре защищали не каждый в одиночку свое село, а все вместе все княжества в целом.

Среди исследовательских работ по данному периоду следует выделить монографию Л. В. Черепнина «Земские соборы в России XVT - XVTT вв.» (1978 г.), в которой детально исследуется деятельность 50 земских соборов за 150 лет, говорится об их исторических предпосылках. Проблемам государства и права посвятил свою книгу о Соборном Уложении 1649 г. и А. Г. Маньков (1980 г.). Ему удалось показать, что законодатели оформили в правовом отношении государственный аппарат, государственную безопасность, подданство, военный долг и иные понятия.

Достаточно активно разрабатывались проблемы внешней политики формирующегося Русского централизованного государства. В 1975 г. И. Б. Греков издал монографию, в которой рассмотрел национальный подъем на Руси, ее освободительную борьбу и разгром Золотой Орды. В 1980 г. вышла книга А. Л. Хорошкевича о взаимоотношениях Руси и европейских стран конца XV — начала XVT в., когда сформировалась внешнеполитическая программа страны на ближайшее время. Ему удалось показать, как русское правительство для подрыва торговой монополии Ганзы в интересах централизации использовало торговые связи с городами Великого Княжества Литовского и Польши.

В 70-е гг. продолжалась дискуссия о российском абсолютизме. Во многом мнения исследователей сходились, разногласия касались в основном проблемы предпосылок возникновения абсолютизма и роли в этом процессе классовой борьбы. Была высказана точка зрения о том, что абсолютистское государство в России выступало в значительной мере продуктом заимствования из более развитых европейских стран и приспособления к крепостнической русской действительности. Большинство исследователей с ней не согласились. Одновременно была обнародована мысль, что нарастание классовой борьбы в XVTT — XVTIT вв. и формирование абсолютизма — явления синхронные, но не взаимообусловленные. Она также не была поддержана учеными.

Дискуссия привела к необходимости осмысления многих процессов и послужила поводом к изданию ряда монографических трудов. С. М. Троицким была опубликована книга о складывании российской бюрократии в начале XVITT в., Л. А. Стешенк и К. А. Сафро- ненко проанализировали реформы Петра Т, Н. И. Павленко издал его биографию. Эпоха абсолютизма получила освещение в очередных томах широко известной публикации «Письма и бумаги Петра Великого» и в археографически обогащенном переиздании сочинения И. К. Кирилова «Цветущее состояние Всероссийского государства» (1977 г.).

Отечественные историки уделяли внимание изысканиям в области социально-экономических отношений развитого и позднего феодализма. Интенсивнее всего изучалось состояние производительных сил в сельском хозяйстве. При этом ключевым стал анализ крестьянского двора - основной производительной единицы. В связи с этим исследователи обратились к вопросу об отдельных категориях крестьян. В 1974 г. вышла книга Ю. А. Тихонова «Помещичьи крестьяне в России», в которой впервые были изучены формы частнофеодальной ренты на сравнительно массовом материале XVII — первой четверти XVTTI в. Дискуссию вызвал вопрос о природе землевладения черносошенного крестьянства. В ее ходе выделились три точки зрения.

  • 1. Земля черносотенных крестьян находится в их владении, а верховным собственником выступает феодальное государство в лице его главы. Поэтому можно говорить о системе феодальной государственной эксплуатации в виде государственных налогов и повинностей (А. П. Новосельцев, В. Т. Пашуто, Л. В. Черепнин, Н. Н. Покровский, М. Д. Курмачева, В. Д. Назаров, А. Д. Горский).
  • 2. Черносотенные земли представляют собой раздельную собственность великого князя, волостной общины и черных крестьян. При этом в перспективе наметилась постепенная ликвидация собственнических прав крестьян (Д. И. Раскин, И. Я. Фроянов, А. Л. Шапиро).
  • 3. Черные земли являются собственностью черносотенных крестьян. Причем отдельные исследователи считают, что преобладала частная собственность при коллективном пользовании угодьями и при наличии территориально-административных прав волости- общины на занимаемые ею земли. Другая часть ученых характеризуют черносотенную волость-общину как наделенную в значительно большей мере правами собственности.

Произошли ощутимые сдвиги в изучении истории холопства. В 1973 г. вышла монография А. А. Зимина о холопах на Руси, в которой определялось их место в процессе феодализации и характеризовалось общественное и правовое положение в основных землях эпохи феодальной раздробленности. Им же анализировалась борьба холопов на разных этапах истории Руси. Наибольший интерес представляют работы Е. И. Колычевой, которая сформулировала весьма важные для понимания генезиса крепостничества положения об интенсивном развитии холопных наделов, об их государственном обложении и усилении поземельной зависимости холопов от их владельцев.

Определенный толчок получила разработка проблемы установления крепостного права в России. Дискуссия вокруг этого вопроса развернулась после выхода в 1970 г. книги В. И. Корецкого «Закрепощение крестьян и классовая борьба в России во второй половине XVT в.» и статьи Л. В. Даниловой о причинах утверждения крепостничества. Исследователями проанализировались причины победы крепостного строя и конкретный ход процесса закрепощения.

Развитие единого аграрного рынка России на протяжении XVTT - XVITT вв. нашло отражение в целом ряде работ. При этом наметились новые подходы, основное внимание стало уделяться не объемам товарных потоков, а структуре и динамике цен. Подобный анализ привел к необходимости широкого использования математикостатистических методов. На их основе исследователи стали отходить от ленинской точки зрения на «новый период» русской истории. Одним из первых это сделал Б. Н. Миронов, по мнению которого всероссийский хлебный рынок сложился в 50-60-е гг. XVITI в. И. Д. Ко- вальченко и Л. В. Милов пошли еще дальше. По их мнению, капиталистический аграрный рынок складывается в пореформенное время. Проблемы истории ремесла и торговли в условиях XIV — XVI вв. исследовались явно недостаточно.

Достаточно полно освещались вопросы истории русской культуры и общественной мысли эпохи феодализма. В 1970 г. Московский университет начал издавать коллективные труды «Очерки русской культуры». В этой серии увидели свет обобщающие монографии, посвященные культуре XIII - XV вв., где анализировалось функционирование культурного комплекса в условиях монголотатарского нашествия и ига (под редакцией А. В. Арциховского), и культуре XVI в., где описаны историко-культурные процессы в условиях государственного объединения русских земель (под редакцией А. В. Арциховского и А. М. Сахарова).

Изучение истории России периода кризиса феодально-крепостнических отношений и становления и развития капитализма в конце 60-х - первой половине 80-х гг. было сведено к анализу некоторых сторон политической жизни (преимущественно, революционного движения), глубокому исследованию социально- экономических процессов и фактическому описанию отдельных элементов историко-культурной реальности.

Проблемы политической истории России первой половины XIX в. исследовались весьма слабо. Исключение составили вопросы внешней политики. В 1974 г. вторым изданием вышла книга П. А. Жилина «Гибель наполеоновской армии в России», основной идеей которой было утверждение народного характера войны 1812 г. Несмотря на отсутствие новых материалов, книга явилась в какой-то мере этапной, так как обобщала публикации 60-х гг., приуроченные к 150-летию Отечественной войны 1812 г. Следом были опубликованы книги Н. И. Болховитинова о русско-американских отношениях 1815- 1832 гг. (1975 г.); В. А. Георгиева о внешней политике России на Ближнем Востоке в конце 30-х - начале 40-х гг. (1975 г.) и др.

Главное место в изучении политической истории России первой половины XIX века заняли вопросы революционного двиэ1сения. Особое место при подготовке к празднованию 150-летия восстания уделялось декабризму. В связи с этим М. В. Нечкиной был поставлен вопрос о начале русского революционного движения. Отвечая на него, она попыталась выделить главные критерии революционной борьбы: «Наличие сознательной революционной идеологии, политической программы и революционной организации, ставящей своей целью претворение этой программы в жизнь ... Все три признака необходимы в совокупности и в тесной взаимосвязи» (Нечкина, М. В. Первенцы свободы России / М. В. Нечкина // Коммунист. — 1975. — № 17. — С. 87). Конкретная разработка истории декабризма осуществлялась М. В. Нечкиной, В. А. Федоровым, С. Б. Окунем, Н. Я. Эйдельманом и др.

Многопланово исследовалось развитие освободительного движения 30-50-х гг. XIX в. Выходят исследования о В. Г. Белинском, А. И. Герцене, Н. П. Огареве, П. Г. Чернышевском и т. д. Наконец, в 1979 г. В. А. Дьяков опубликовал монографию «Освободительное движение в России 1825-1861 гг.», в которой была предпринята попытка сравнительно-типологического изучения революционного движения. Ему удалось выявить, сопоставляя программноидеологические и организационные формы движения, сущностные черты дворянской революционности.

Деятельность государственного аппарата в первой половине XIXв. практически не изучалась. Исключение составили лишь работы П. А. Зайончковского о чиновничестве. В 1978 г. вышла его книга «Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в.», в которой обобщался огромнейший фактический материал о всех группах российского чиновничества — от низших чинов до высшей бюрократии - и оценивалась деятельность государственных сановников того времени.

В трудах по истории реформ 60-х гг. XIX в. многие исследователи (Н. М. Дружинин, Б. Г. Литвак, А. Г. Гончий и др.) переключились с изучения подготовки реформ на анализ их реализации, претворения в жизнь программы правительства, что позволило конкретизировать представления о грабительском характере аграрной политики. При этом обобщение политической ситуации перекрывалось в работах экономическими вопросами.

Политическая история второй половины XIXначала XX в. изучалась более интенсивно. Политическая система России, ее эволюция была представлена фундаментальными работами П. А. Зай- ончковского о самодержавии конца XIX в. (1970 г.), А. М. Давидовича о классовой сущности и эволюции политического строя в конце ХТХ — начале XX в. (1970 г.), Н. П. Ерошкина о самодержавии накануне его краха (1975 г.). Некоторые положения исследователей вызвали споры, например, высказывания А. М. Давидовича о государственно-капиталистическом хозяйстве как второй экономической опоре самодержавия, о поддержке буржуазией политического господства помещиков, социальной структуре и политическом облике российской буржуазии.

Заметное оживление наблюдалось в конце 60-х — первой половине 80-х гг. при изучении пролетариата и его движения. Было развернуто исследование становления пролетариата как класса в крупнейших индустриальных районах, жизненного уровня рабочих. Опубликованы биографические материалы о деятелях рабочего движения — П. Алексееве и С. Халтурине. В 1974 г. вышла монография Б. С. Итенберга о Южнороссийском союзе рабочих. Прилагались усилия к разработке ставшей традиционной темы — возникновения марксизма и его соединения с рабочим движением. Наибольший интерес в этом направлении представляют книги Г. С. Жуйкова о группе «Освобождение труда» (1972, 1975 гг.). Определенный толчок разработке данной тематики дал выход в свет в 1970 г. первого тома «Биографической хроники» В. И. Ленина.

В конце 60-х - первой половине 80-х гг. наметились некоторые сдвиги в изучении революции 1905-1907 гг. и февральской революции 1917 г. Большое место в разработке истории событий 1905-1907 гг. занимают исследования, освещающие деятельность партии большевиков в годы революции, об отдельных течениях накануне и в ходе революций. Новым явлением данного периода стало системное изучение классов и партий, враждебных пролетариату. По мнению ученых, для работ по данной проблематике «характерно было стремление исследователей, во-первых, в широких хронологических рамках охватить весь процесс кризиса верхов, от возникновения революционной ситуации в начале XX в. до свержения самодержавия, во- вторых, поднять новые, еще не решенные в исторической науке проблемы» (Изучение отечественной истории в СССР между XXV и XXVT съездами КПСС. - М, 1982. - С. 406).

Достаточно типичной работой в этом направлении была вышедшая в 1977 г. книга Л. М. Спирина «Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало XX в. - 1920 г.)», в которой освещалась история возникновения и деятельность этих партий. Более узко подошел к данной проблематике В. И. Старцев, проанализировавший позицию буржуазии в 1905-1917 гг. Общий вывод исследователя сводился к мысли о стремлении буржуазии постепенно завоевывать государственную власть. Иную точку зрения высказали Е. Д. Черменский и А. Я. Аврех, заявившие о «властобоязни» российской буржуазии, которая не столько «раскачивала» царизм, сколько была озабочена его сохранением.

Определенный полемический оттенок носили работы В. С. Дя- кина, в частности, монография «Самодержавие, буржуазия и дворянство в 1907-1911 гг.» (1978 г.). Он предложил трактовать бонапартизм в годы третьеиюньской монархии как неиспользованную возможность, а не как реальность. Поэтому, по мнению В. С. Дякина, борьба в верхах велась не за проведение того или иного бонапартистского курса, а за то, проводить ли его вообще или нет.

Полемика развернулась по вопросу о составе российского либерализма и его социальном облике. Е. Д. Черменский высказал мысль о единстве земского помещичьего либерализма до образования партий осенью 1905 г. Большинство исследователей заняли противоположную позицию (Л. М. Спирин, К. Ф. Шацилло, В. Я. Лаверычев). В 70-е гг. началась разработка истории кадетской партии (В. В. Шело- хаев, Н. Г. Думова), вылившаяся позднее в монографические исследования.

Изучение социально-экономической истории России начала XX в. основывалось, как и прежде, на разработке проблемы вызревания исторических предпосылок социалистической революции в стране. Ее исследование через призму системного анализа экономических явлений породило серьезные разногласия в среде историков, разрешенные, к сожалению, путем идеологического диктата и нажима. Суть же научного спора сводилась к отстаиванию некоторыми учеными определенных точек зрения:

  • 1) в аграрном строе страны капитализм не победил и, следовательно, докапиталистические отношения продолжали господствовать вплоть до 1917 г.;
  • 2) система крупнокапиталистического промышленного производства в России возникла принципиально отличным от Запада путем, минуя этап свободной конкуренции в результате насаждения промышленности «сверху» государством.

Общий вывод некоторых исследователей свелся к отнесению опыта России к особому типу капиталистической эволюции. С наибольшей полнотой эта точка зрения была выражена в сборнике «Вопросы истории капиталистической России» (1972 г.), который вызвал разгромную критику В. И. Бовыкина, К. Г. Левыкина, С. С. Хромова, Ф. М. Ваганова и др. Сущность расхождений, по мнению одного из критикуемых - П. В. Волобуева, «состоит в разной оценке уровня и характера (типа) капиталистического развития России, то есть степени ее готовности к социалистическому преобразованию в 1917 году». (Еще раз к вопросу о «новом направлении» // Вопросы истории. - 1990. — № 6. — С. 183).

Разгром «нового направления» не привел к спаду в исследованиях социально-экономической истории России начала XX в., хотя стал явственно просматриваться крен в сторону официальной точки зрения.

При изучении проблем российского промышленного капитализма внимание исследователей сосредоточилось на формировании и развитии монополистического капитала. Рассматривались проблемы развития крупного производства, концентрации и монополизации (В. И. Бовыкин, Г. X. Рабинович, В. Я. Лаверычев, И. А. Дьяконов, Л. В. Матвеева и др.); вопросы функционирования кредитной системы, формирования финансового капитала и его проникновения в различные сферы жизни (А. Н. Боханов, Л. Н. Боголепова, В. Фридман и др.).

Серьезные достижения имелись в изучении аграрного строя России начала XX в. И. Д. Ковальченко и Л. В. Милов в своей монографии о всероссийском аграрном рынке (1974 г.) показали его функционирование в условиях империализма. Своеобразным итогом многолетних исследований явилась посмертно изданная монография С. М. Дубровского «Сельское хозяйство и крестьянство России в период империализма» (1975 г.), в которой дан анализ соотношения крестьянского и помещичьего хозяйства в земледельческом производстве. Активно разрабатывала данную проблематику Р. М. Седельникова, обобщившая аграрную политику правительства (1973, 1980 гг.).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >