ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В КОНЦЕ 60-х - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80-х гг.

Изменение историографической ситуации

После Октябрьского (1964 г.) Пленума ЦК КПСС намечается процесс ресталинизации, когда после ухода Н. С. Хрущева имя Сталина стало все чаще всплывать в литературе разного рода. Поворот к сталинизму был замечен историками, но некоторые из них активно выступили против попыток прервать десталинизацию в области исторической науки. В этом плане весьма показательно выступление А. Я. Авреха в Институте истории АН СССР в феврале 1966 г. «Со всех сторон, - говорил он, - начали весьма усиленно доказывать, что «период культа личности Сталина» — определение неправильное, предлагают слово «период» выкинуть, оставив три остальных слова. Я тоже считаю, что выражение «период культа личности» неудачно и ненаучно. Давайте вспомним историю создания этой формулы. Ведь вначале она состояла всего из двух слов: «культ личности». Но главное здесь в том, что эти два слова были специально изобретены, специально придуманы исходя из соображений «политической целесообразности». Ведь это нарочно туманный, неопределенный и, я бы сказал, бессодержательный термин. Придуман он был для того, чтобы избежать настоящего, точного определения, которое дать было совсем нетрудно, но так казалось лучше, целесообразнее. По тем же соображениям целесообразности имя Сталина в формуле отсутствовало. Был «культ личности», но неизвестно чьей. Затем логика вещей заставила прибавить слово «период», ибо всем стало ясно, что невозможно употреблять эту формулу вне времени и пространства. Теперь предлагают произвести обратное действие: вместо арифметического сложения — вычитание. Этот процесс собираются осуществить в обратном порядке: сначала убрать слово «период», затем, надо полагать, настанет очередь второго вычитаемого слова "Сталин"...» (Цит.

по: Ганелин, Р. Ш. Творческий путь А. Я. Авреха / Р. Ш. Ганелин //История СССР. - 1990.-№4.-С. 105).

Постепенно стали возрождаться догматизм и начетничество. В 1967 г. ЦК КПСС принял постановление «О мерах по дальнейшему развитию общественных наук и повышению их роли в коммунистическом строительстве», сыгравшее существенную роль в этом процессе.

Одним из первых шагов по зажиму исторической науки явилась оценка книги А. М. Некрича «22 июня 1941 года» как антисоветской и антипартийной. В 1967 г. ее автор был исключен из партии и вскоре покинул страну. В 1969 г. из Советского Союза выехал доктор исторических наук М. Я. Геллер. Он обосновался в Париже и стал преподавать в Сорбонне. Позднее М. Я. Геллер и А. М. Некрич в соавторстве выпустили книгу «Утопия у власти. История Советского Союза с 1917 года до наших дней».

Существенной критике была подвергнута серия книг «Вторая мировая война в исследованиях, воспоминаниях, документах». Была запрещена публикация мемуаров Б. Л. Ванникова «Воспоминания наркома» (увидели свет в 1988 г.), снят с издания коллективный труд «Вторая мировая война в цифрах и материалах» под редакцией маршала Советского Союза М. В. Захарова. В 1969 г. журнал «Коммунист» опубликовал статью «За ленинскую партийность в освещении истории КПСС», в которой целая группа историков была подвергнута резкой критике.

В 1969 г. группа научных сотрудников Института всеобщей истории АН СССР под руководством М. Я. Гефтера выпустила сборник «Историческая наука и некоторые проблемы современности», в котором был поставлен вопрос о «новом прочтении» марксистско- ленинской исторической концепции. М. Я. Гефтер пытался доказать, что теория марксизма чем дальше, тем больше лишается своей изначальной всеобщности. Противоречие между всеобщностью и историзмом, утверждал он, реализуется в двух направлениях: «С одной

но стороны, завоевание диалектиком новых областей, ее экспансия, достигающая в наше время максимальных, сравнительно с прошлым, масштабов. А с другой, тенденция марксизма к сужению, сосредоточению на специфически "своем", к "сжатию ядра"» (Цит. по: Шурбо- ванский, Г. Л. Обсуждение некоторых проблем методологии истории / Г. Л. Шурбованский // Вопросы истории. — 1971. - № 10. — С. 159). Естественно, что подобная постановка вопроса была подвергнута уничтожающему разносу. В феврале 1971 г. состоялось заседание Бюро Отделения истории АН СССР, на котором были заслушаны доклады И. И. Минца и М. П. Кима. Напомнив ряд основных положений марксизма, они перешли к анализу сборника «Историческая наука и некоторые проблемы современности». Они отметили, что книга содержит серьезные ошибки теоретического и конкретноисторического характера. Останавливаясь прежде всего на проблеме освоения марксистско-ленинского наследия, докладчики подвергли критике заявление редакции сборника о необходимости «нового прочтения» исторической концепции марксизма-ленинизма. Значительное место докладчики отвели трактовке в книге проблемы соотношения социальных законов и исторических фактов. Они отметили, что в ряде статей сборника чувствуется стремление преувеличить роль отдельных, случайных фактов истории и недооценить наличие общих законов, определяющих исторический процесс.

В конце 60-х - начале 70-х гг. фактически возродился порочный метод подмены научных дискуссий проработочными кампаниями. Примером может служить разгром «нового направления», представители которого (П. В. Волобуев, К. Н. Тарновский, А. Я. Аврех, Л. М. Иванов, В. В. Абрамов и др.) пришли к выводу, что степень зрелости и материальных предпосылок революции явно завышалась, а блок ее совершивших политических и классовых сил первоначально был более широким. В их системе доказательств фигурировало положение о многоукладное™ экономики России в начале XX в., которое явилось основным объектом «зубодробительной» критики. В марте

in

1972 г. в Отделении истории АН СССР по указанию заведующего отделом науки и учебных заведений ЦК КПСС С. П. Трапезникова С. С. Хромовым и Ф. М. Вагановым был организован диспут о многоукладное™, завершившийся принятием разгромного постановления (в 1988 г. оно было отменено как противоречащее задачам перестройки в исторической науке). Однако сторонники «нового направления» не сдавались. В том же 1972 г. в Свердловске был подписан в печать сборник «Вопросы истории капиталистической России. Проблемы многоукладное™», в котором взгляды «еретиков» были представлены достаточно полно. В марте 1973 г. в Отделе науки ЦК КПСС состоялось совещание, на котором А. И. Данилов, А. Л. Нарочницкий, П. Н. Поспелов, Г. В. Шарапов, А. П. Косульников и другие оценили «новое направление» как идеологическую диверсию. Директор Института истории СССР член-корреспондент АН СССР П. В. Волобуев был освобожден от должности, отлучены от науки и его коллеги. Так, в связи с критикой «нового направления», А. Я. Аврех с 1972 по 1977 г. не опубликовал ни одной работы и писал «в стол». Он был переведен в сектор источниковедения, которым специально не занимался. А. Я. Аврех подвергался проработкам, был найден и персональный «грех» — тезис о крестьянстве как массовой опоре царизма до 1905 г., переиначенный в приписываемое ему утверждение о том, что царизм выражал интересы крестьянства.

Параллельно возрождению сталинизма формировалась идеология «бодрячества» и завышенных оценок развития, теоретической базой которой стала концепция развитого социализма. Впервые положение о развитом социализме было выдвинуто Л. И. Брежневым в докладе в связи с 50-летием Октябрьской революции и повторено на XXIV съезде КПСС. Учение о развитом социализме было объявлено крупнейшим вкладом в теорию марксизма-ленинизма. Было заявлено, что в советском обществе «осуществляется гармоничное развитие всех его сторон: экономической, социально-политической и идеологической», ему присуще «планомерно организованное и неуклонно растущее народное хозяйство», «распределение осуществляется по количеству и качеству труда», «социалистическая демократия получает всестороннее развитие, становится всенародной, охватывает все стороны жизни общества» (См.: Федосеев, П. Н. Марксизм в XX веке / П. Н. Федосеев. - М., 1977. — С. 584-585). Через призму этой теории стали рассматриваться многие проблемы истории.

Анализ историографической ситуации конца 60-х - первой половины 80-х гг. позволяет согласиться с оценками авторов коллективного сборника «На пороге кризиса», которые писали: «Брежневское руководство представляло собой консервативное аппаратнобюрократическое начало в партии, и оно органически вписывалось в сталинскую административно-командную систему, свято охраняя ее догматы, предрассудки и пороки. Со своей стороны, концепция развитого социализма способствовала консервации этих пороков, поскольку она уводила в сторону от наболевших проблем, от реальных противоречий общества» (На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе. - М., 1990. — С. 63).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >