Исследование отечественной истории советского периода

Отечественная история советского периода во второй половине 40-х — середине 50-х гг. освещалась историками под несомненным воздействием сталинизма, при жестком идеологическом контроле. Поэтому достаточно трудно говорить о каких-либо новых подходах или достижениях. Но все же некоторые моменты следует отметить.

В изучении истории Октября к концу 40-х — началу 50-х гг. установился довольно устойчивый интерес к исследованию событий на местах. Наметился единый подход к разработке революционного движения в регионах - революция на местах рассматривалась как отклик на революцию в центре страны.

При анализе революционных событий на местах историки подошли к решению проблемы двух направлений в национально- освободительном движении: буржуазно-националистического и революционно-демократического. Примером попытки подобного анализа может служить полемика вокруг осетинской революционнодемократической организации «Кермен» (1951 г.), в ходе которой были высказаны различные оценки ее характера:

  • 1) «Кермен» является революционной организацией, смыкающейся с осетинской окружной организацией РСДРП(б);
  • 2) «Кермен» от начала и до конца контрреволюционная националистическая организация, боровшаяся за интересы осетинского кулачества и буржуазии;
  • 3) «Кермен» - мелкобуржуазная крестьянская организация, значительную часть которой составляла крестьянская беднота, боровшаяся за землю и политическую свободу.

Установление советской власти в отдельных регионах рассматривается в первой половине и середине 50-х гг., как правило, достаточно подробно. Например, в монографии И. Г. Дыкова (1955 г.) о роли Петроградского ВРК в революции изложение хода событий в столице идет на строго документальной основе. Аналогичное можно сказать и о книге Р. М. Раимова (1952 г.), описавшего процесс установления диктатуры пролетариата в Башкирии и образование здесь республики.

Помимо анализа событий в регионах страны достаточное внимание уделялось советскому строительству (Т. А. Ремезова, Д. А. Чугаев, Е. Г. Гимпельсон). Наибольший интерес представляла опубликованная в 1950 г. работа Т. А. Ремезовой о Советах крестьянских депутатов в 1917 г. Ею была составлена сводка о времени образования губернских Советов крестьянских депутатов по 20 из 52 губерний, проанализирован материал по Петроградской, Московской, Самарской, Воронежской, Ярославской, Нижегородской губерниям, районам Донбасса, Дона и Кубани. До настоящего времени спорным является выдвинутое ею на основе этих данных положение о наличии резкой грани между Советами и крестьянскими организациями.

Большой интерес у исследователей вызывала проблема национализации промышленности. Появились крупные публикации источников, включавшие, по подсчетам Т. А. Игнатенко, около 1500

документов, большая часть из которых вводилась в научный оборот впервые. Многие ученые рассматривали процесс установления рабочего контроля и национализации в целом (И. А. Гладков, Н. П. Силантьев, В. А. Виноградов, С. М. Бабушкин, А. В. Ларев), некоторые анализировали лишь отдельные его этапы (А. Василькова, В. М. Спивак, Б. Верховень, Т. В. Маляровская).

Достаточно активно освещалась аграрная политика большевиков первого года пролетарской диктатуры. Однако следует иметь в виду то, что работы о национализации земли и о политике партии по отношению к крестьянству, вышедшие во второй половине 40-х — середине 50-х гг., носили, преимущественно, популяризаторский характер. Интерес могут представить лишь работы о конфискации помещичьих имений (М. А. Снегирев, Е. А. Луцкий) и первых коллективных хозяйствах (И. А. Конюков, Н. Скрыппев), способствовавшие освещению ряда конкретных вопросов аграрной истории.

История гражданской войны и интервенции разрабатывалась слабо. Привлекают внимание отдельные монографии, посвященные частным вопросам, например, Е. А. Болтина о контрнаступлении Южной группы Восточного фронта в 1919 г. (1949 г.), Р. Н. Мордвинова о Волжской военной флотилии (1952 г.). Нужно отметить, что в литературе о гражданской войне продолжалось восхваление И. В. Сталина и его роли в победе над белогвардейцами и интервентами. Однако, в отличие от 30-х гг., делалось это более утонченно. Например, высказывалось мнение об одинаковом значении для советской власти Восточного и Южного фронтов в 1918 г.

Как положительное явление следует рассматривать монографические разработки по истории создания Красной Армии, отдельным вопросам мобилизации экономики страны и национальногосударственного строительства. Большое внимание было уделено исследователями истории интервенции.

Вопрос о переходе к НЭПу в историографии второй половины 40-х - начала 50-х гг. трактовался в какой-то мере традиционно. Писалось о неизбежности отказа от политики «военного коммунизма», достаточно сложная ситуация 1921 г. значительно упрощалась. Примером может служить опубликованный в 1952 г. обзорный курс лекций А. А. Матюгина и Д. А. Чугаева.

Перелом в подходах к НЭПу произошел в середине 50-х гг., когда вышли монография Э. Б. Генкиной о переходе к НЭПу (1954 г.) и коллективный труд «СССР в период восстановления народного хозяйства» под редакцией А. П. Кучкина, Ю. А. Полякова, С. И. Якубовской (1955 г.). В них впервые была предпринята попытка комплексного исследования всего этапа 1921-1925 гг.

Большие сдвиги произошли в изучении истории образования СССР. В 1947 г. были изданы взаимодополняющие друг друга книги С. И. Якубовской об объединительном движении за образование СССР в 1917-1922 гг. и Э. Б. Генкиной о самом процессе союзного строительства. В середине 50-х гг. с историко-правовых позиций данную проблему попытались осветить Д. Л. Златопольский (1954 г.),

О. И. Чистяков (1955 г.). Причем в работах юристов наметилась более свободная трактовка ряда моментов процесса образования СССР, что обусловлено, конечно, изменением историографической ситуации. Например, О. И. Чистяков отмечал условность принятой терминологии, в частности, терминов «военный союз», «военно-хозяйственный союз». В то же время проблему периодизации отношений между республиками до образования СССР авторы решали в духе резолюции ХП съезда РКП(б) по национальному вопросу.

В послевоенные годы на передний план в исследованиях стала выдвигаться проблема индустриализации страны. В основу ее разработки легла высказанная в 1946 г. И. В. Сталиным мысль о коренных отличиях советского метода индустриализации от капиталистического. «Вождь народов» назвал одно из таких отличий: в капиталистических странах индустриализация обычно начиналась с легкой промышленности. Партия отвергла «обычный» путь и начала с развертывания тяжелой индустрии. Данный тезис фактически иллюстрировался в работах второй половины 40-х — начала 50-х гг. (А. Леонтьев, Э. Ю. Локшин, К. А. Петросян, И. М. Бровер).

Положительным моментом стоит назвать изучение индустриализации в отдельных регионах: С. Н. Малинин — Белоруссия; С. Зиядуллаев, И. Монохнн — Узбекистан; С. Б. Баишев, П. Кийкбаев, Г. Н. Чуланов, Г. Ф. Дахшлейгер - Казахстан. Однако при этом исследователи не видели различия между понятиями «индустриализация СССР» и «индустриализация республики».

Исследование истории коллективизации сельского хозяйства было основано на положениях «Краткого курса» истории ВКП(б) и работы И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». Поэтому тематика работ сводилась, в основном, к характеристике «года великого перелома» (Н. IT. Черноморский, П. Н. Шарова, С. П. Трапезников, Г. М. Овсянников). Особое место в историографии того периода занимала монография М. А. Краева «Победа колхозного строя в СССР» (1954 г.), явившаяся наиболее полным описанием аграрной истории первых двадцати лет советской власти.

Серьезные шаги были предприняты по изучению истории Великой Отечественной войны, в ходе которого была выработана периодизация военных действий: с 22 июня 1941 г. до начала разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом (18 ноября 1942 г.) — период активной обороны; с 19 ноября 1942 г. до конца 1943 г. — период коренного перелома в ходе войны; 1944 г. — период решающих побед, «десяти сталинских ударов»; с января до сентября 1945 г. - завершающий период Великой Отечественной войны. Она была основана на высказываниях и оценках И. В. Сталина. В мае 1955 г. в «Очерках истории Великой Отечественной войны» было внесено уточнение и наименование начального этапа войны - он был назван периодом срыва плана «молниеносной» войны фашистской Германии, подготовки условий для коренного перелома в ходе войны.

В первое послевоенное десятилетие в литературе преобладали работы военно-исторического характера, анализировавшие отдельные операции войны (В. С. Тельпуховский, В. А. Захаров, В. В. Возненко, Г. М. Уткин, М. М. Минасян, Н. Д. Степанов, М. И. Толышев). В 1948 г. вышла книга заместителя Председателя Совета Министров СССР, председателя Госплана СССР Н. А. Вознесенского «Военная экономика СССР в период Отечественной войны», содержавшая глубокий анализ функционирования экономики страны в годы войны. Однако в связи с репрессированием автора ее историографическое значение было заметно принижено. Н. А. Вознесенский был обвинен в попытках подогнать цифры под уже имевшееся мнение.

В рассматриваемый период были предприняты первые шаги по изучению послевоенной советской истории. Основное внимание было уделено социально-экономическому развитию страны (А. Викентьев, Ф. Кошелев). Большое число работ было посвящено сельскохозяйственному производству (Ю. В. Арутюнян, М. А. Вылцан, М. А. Краев, Н. И. Анисимов), что объяснимо воздействием сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС, указавшего на причины отставания сельского хозяйства.

Период второй половины 40-х — середины 50-х гг. - последние годы сталинского руководства страной и первые годы новой после- сталинской эпохи. Их особое место в истории исторической науки обусловлено наличием мощного давления на умы и взгляды историков со стороны сталинизма и довольно резким переходам к принципиально новым условиям работы после 1953 г. Однако говорить об их возникновении можно лишь с известными оговорками, так как идеология продолжала оставаться под жестким партийным контролем.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >