Изучение проблем дореволюционной отечественной истории

Историки второй половины 40-х — середины 50-х гг. достигли наиболее ощутимых результатов при рассмотрении вопросов отечественной истории дооктябрьского периода. Как и прежде, в центре их внимания находились проблемы происхождения феодального строя на Руси. Исследователи сходились во мнении о феодальной основе Киевского государства, однако вопрос о темпах и формах феодализации решался по-разному.

В 1946 г. Б. Д. Греков опубликовал свое капитальное исследование «Крестьяне на Руси», в 1949 и 1953 гг. переиздал монографию «Киевская Русь». В совокупности эти труды излагали его видение проблемы. По мнению Б. Д. Грекова, восточнославянское общество пришло к феодализму, минуя рабовладельческую формацию. Феодальные отношения, утвердившиеся на Руси примерно в XT в., привели к глубоким социальным изменениям, в первую очередь, внутри основного производительного класса. Б. Д. Греков углубил выдвинутые им ранее положения о двух категориях смердов — зависимых от отдельного феодала и эксплуатируемых феодальным государством.

В работах С. В. Юшкова «Общественно-политический строй и право Киевского государства» (1949 г.) и «Русская Правда» (1950 г.) излагался иной подход, суть которого заключалась в признании Киевской Руси обществом не феодальным, а переходным от первобытнообщинного строя к классовому, где соседствовали три уклада: феодальный, рабовладельческий и первобытнообщинный. В целом общественно-политический строй Киевской Руси расценивался как феодальное, или «варварское», государство.

Новые аспекты генезиса феодализма были исследованы М. Н. Тихомировым в монографии «Древнерусские города» (1946 г.), в которой была показана органическая связь между феодальными отношениями и ростом городов.

Иной аспект поднятой темы разработал Б. А. Рыбаков, в 1948 г. выпустивший книгу «Ремесло Древней Руси». Им были раскрыты такие вопросы, как технический уровень ремесла, экономическая структура ремесленного производства, районы его распределения и т. п. Он предполагал, что процесс генезиса феодализма уходит в глубь веков, в более ранние времена, чем это было принято считать.

Археологические исследования, связанные с гипотезой Б. А. Рыбакова, позволили во время дискуссии о периодизации передвинуть дату утверждения феодализма на Руси с XT на IX век. Многие историки стали считать, что дофеодальным обществом была не Киевская Русь, а антский союз племен VI века. К такому выводу склоняется и Б. Д. Греков, заявив, что государство с центром в Киеве не могло возникнуть без соответствующего базиса.

Существенные успехи были достигнуты при исследовании культуры Киевской Руси. Сложилось два подхода к этому историческому явлению. Первый связан с анализом литературных памятников, определением культурно-исторического значения древнерусской литературы (Д. С. Лихачев). Второй базировался на археологическом материале. Стоит отметить, что в эти годы были произведены выдающиеся археологические исследования. В 1951 г. в Новгороде экспедицией под руководством А. В. Арциховского была обнаружена первая в истории науки берестяная грамота. Смоленской экспедицией под руководством Д. А. Авдусина был найден сосуд с древнейшей русской надписью (X век). Находки археологов перевернули представления о грамотности и письменности в Древней Руси.

Своеобразным продолжением военно-исторической тематики, сложившейся в годы войны, явились работы Б. Д. Грекова и А. Ю. Якубовского о Золотой Орде (1950 г.) и В. Т. Пашуто об Александре Невском и борьбе русского народа за независимость в XIII в. (1951 г.). Различные аспекты внешнеполитического положения Руси были отражены в работах В. В. Мавродина.

Важнейшей проблемой, исследуемой во второй половине 40-х - середине 50-х гг., был процесс образования и развития Русского централизованного государства. В 1946 г. журнал «Вопросы истории» начал дискуссию по данной проблеме. Первым выступил П. П. Смирнов, который попытался отыскать социально-экономические предпосылки образования централизованного государства в уровне развития производительных сил XIV - XV вв. Он утверждал, что в начале XTV в. московские князья для выплаты ордынской дани стали проводить политику расширения и улучшения сельскохозяйственного производства, что привело к «аграрному перевороту». Подобные изменения в базисе, по мнению П. П. Смирнова, привели автоматически к трансформации надстройки. С резкой критикой подобных утверждений выступили В. В. Мавродин, С. В. Юшков, К. В. Базилевич, показавшие ложность тезиса об «аграрном перевороте в XIV в.

Дискуссия 1946 г. способствовала углубленному рассмотрению ряда общих социально-экономических проблем, в ходе которого утвердилось мнение о зарождении товарно-денежных отношений в конце XV в. и их развитии в XVIT в. до степени образования всероссийского рынка (Б. Д. Греков, С. В. Бахрушин). Через его призму рассматривалась и история русского города, который, по мнению исследователей, с конца XV в. начал освобождаться от феодального гнета и превращаться в ремесленно-торговый центр.

В конце 40-х — начале 50-х гг. стала складываться иная точка зрения на социально-экономическое развитие русских земель эпохи феодализма. Ее оформление связано с выходом в свет работ Л. В. Черепнина, М. П. Тихомирова, Б. А. Рыбакова. Им удалось показать, что товарное обращение возникло раньше конца XV в. и существовало уже в Киевской Руси. Кроме того, они доказали, что понятие рынка связано с товарным производством, а не с товарным обращением. Поэтому XVIT в. следует рассматривать не как завершение, а как начало формирования всероссийского рынка.

В складывании нового понимания истории России периода феодализма особую роль сыграл Л. В. Черепнин, издавший фундаментальную двухтомную монографию «Русские феодальные архивы XIV -XV вв.» (1948-1951 гг.). Им была дана обобщающая картина социально-экономического развития русских земель в процессе объединения. В качестве социально-экономических предпосылок объединительной политики он предложил рассматривать рост крепостнических отношений в XIV — XV вв. и зарождение поместной системы. Политика же отражала, в трактовке Л. В. Черепнина, стремление феодалов к созданию сильной государственной власти, способной удержать в повиновении непосредственных производителей. Сам процесс образования централизованного государства был ускорен потребностями обороны от внешних врагов.

Мысль Л. В. Черепнина о неразрывной связи объединительного процесса с внешней политикой была обоснована и развита в работах К. В. Базилевича об отношениях Российского государства с соседями во второй половине XV в. (1952 г.) и А. А. Новосельцева о борьбе России с татарами в первой половине XVTT в. (1948 г.).

Особое место в отечественной историографии периода феодализма второй половины 40-х - середины 50-х гг. занимает литература об эпохе Ивана TV Грозного (С. В. Бахрушин, И. И. Смирнов, С. Б. Веселовский, П. А. Садиков и др.). Авторы указывали на историческую обусловленность реформ середины XVT в. и все заметнее идеализировали Ивана IV Грозного.

В конце 40-х - начале 50-х гг. продолжились давние споры по поводу генезиса капитализма в России, в ходе которых с наибольшей остротой встал вопрос о мануфактурном производстве. Точки зрения оказались различными:

  • 1) С. Г. Струмилин утверждал, что мануфактурное производство по природе своей может быть только капиталистическим, а применение принудительного труда на русских мануфактурах XVTT — XVTIT вв. принципиально ничего не меняет;
  • 2) Н. Л. Рубинштейн считал мануфактуры XVII - первой половины XVTIT в. явлением крепостническим, генезис капитализма он относил к более позднему времени;
  • 3) Е. И. Заозерская, исследуя мануфактуры петровского времени, усмотрела в них лишь ряд черт, свойственных капитализму.

В более общем виде эти проблемы были сформулированы в 1954 г. М. В. Нечкиной в докладе о «восходящей» и «нисходящей» стадиях феодальной формации. «Восходящей» стадией она назвала эпоху, когда производственные отношения соответствуют производительным силам, а «нисходящей» - когда наметилось несоответствие между ними. В качестве хронологической грани феодализма и капитализма в России она назвала XVIT в., когда появились первые мануфактуры. Многие исследователи выступили с критикой подобных утверждений. Например, Н. М. Дружинин утверждал, что феодализм не исчерпал себя в XVTI в. и развивался по восходящей линии до 60-х гг. XVTTI в.

При разработке проблем социально-экономической истории XIX в. основное внимание было уделено исследованию истории крестьянства и сельскохозяйственного производства. Наибольший вклад в изучение данных вопросов внес Н. М. Дружинин, выпустивший двухтомное исследование о государственных крестьянах и реформе П. Д. Киселева (1946-1958 гг.). Он проанализировал всю систему «государственного феодализма», охарактеризовал ее изменение в ходе социально-экономического развития. Помещичье крестьянство рассматривалось в работах К. Н. Щепетова, Е. И. Индовой, И. Д. Ко- вальченко, И. М. Катаева, К. В. Сивкова. Классовая борьба в деревне анализировалась Я. И. Линковым, М. Е. Найденовым и др.

Особо нужно отметить разработку проблем промышленного развития России. Появились работы по отдельным отраслям промышленности: С. Г. Струмилин - черная металлургия, К. А. Пажитнов — текстильное производство, П. М. Лукьянов — химическая промышленность.

Во второй половине 40-х - середине 50-х гг. вышли в свет первые обобщающие работы по социально-экономическому развитию страны в XIX в. (П. И. Ляшенко, П. А. Хромов). Закономерным продолжением данной тематики стало изучение аналогичных вопросов эпохи империализма. Литературу по проблемам истории промышленности конца XIX — начала XX в. принято делить на три группы.

  • 1. Работы по истории крупной промышленности России, позволившие в основных чертах представить общую картину промышленного развития дореволюционной России и создавшие предпосылку для изучения монополистического капитализма.
  • 2. Работы по экономике России в годы первой мировой, источ- никовая база которых включала целые комплексы ранее не использовавшихся документов и материалов.
  • 3. Работы по истории банковских и промышленных монополий в России.

В литературе по истории аграрного строя России периода империализма во второй половине 40-х - середине 50-х гг. преобладали исследования экономистов, которые исходили из положения о полной победе капитализма в сельском хозяйстве России в последнем десятилетии XIX в. Работы историков, как правило, были посвящены регионам страны. Среди них можно выделить работу А. В. Шапкари- на о столыпинской аграрной реформе (1954 г.). При этом наметился новый подход к изучению преобразований. С одной стороны, исследовалось положение не выделявшихся на хутора и отруба крестьян, с другой — стали обобщаться данные по регионам, в которые направлялись основные потоки переселенцев из Европейской России, а в связи с этим анализировались последствия процесса колонизации.

Особым направлением историографии данного периода было изучение истории революционного движения. В этот период произошел окончательный отход от плехановской трактовки освободительного движения с абсолютизацией западноевропейского влияния на русскую общественную мысль. Общественная мысль России стала рассматриваться теперь изолированно, и в результате переоценивалась степень ее зрелости. В частности, наследие А. Н. Радищева стало рассматриваться теперь вне связи с общеевропейским историческим процессом.

Существенный шаг вперед был сделан в изучении движения декабристов, в разработке проблем которого приняли участие Н. М. Дружинин, Б. Е Сыроечковский и др. Наиболее значительные исследования принадлежали М. В. Нечкиной. Их своеобразным итогом была вышедшая в 1955 г. монография «Движение декабристов». В ней декабризм рассматривался в целом, как единое по своей классовой основе и идейной направленности движение.

Отход от плехановских оценок стимулировал разработку темы о В. Г. Белинском, центральной для понимания идейных процессов 30- 40-х гг. XIX в. Несомненным вкладом в изучение данных проблем явились работы В. С. Нечаевой и М. Я. Полякова.

Определенные шаги были сделаны в изучении рабочего движения в России. Наиболее интересной является вышедшая в 1950 г. небольшая работа Ю. 3. Полевого, который провел сравнительное изучение возникновения движения рабочих в России и странах Западной Европы и попытался выявить характерные черты начального этапа развития движения российского рабочего класса. В 1954 г. вышла книга Б. С. Итенберга об истории «Южнороссийского союза рабочих». В работах середины 50-х гг. был приведен существенный материал по связи рабочего движения с социал-демократией (Ю. 3. Полевой, И. Н. Васин, А. С Рослова).

В историко-партийной науке второй половины 40-х — середины 50-х гг. достаточно рельефно просматривается ее специфика. С 1946 по 1955 гг. в стране было издано около 700 работ по истории партии и более 2 тыс. названий партийной публицистики. Появился новый вид работ — публикации стенограмм лекций по истории партии. С конца 40-х гг. началось издание серии брошюр «Съезды и конференции ВКП(б)». Среди монографических разработок по истории партии можно выделить книги О. В. Варенцовой «Северный рабочий союз и Северный комитет РСДРП» (1948 г.), И. В. Никитина «Первые рабочие союзы и социал-демократические организации в России» (1952 г.). В массе своей историко-партийные работы носили фактологический характер, причем достаточно часто подбор фактов был тенденциозен.

Характерной чертой литературы второй половины 40-х - середины 50-х гг. был интерес к истории первой российской революции 1905-1907 гг. Особое внимание уделялось событиям в национальных районах страны. Институт истории АН СССР издал два сборника статей по данной тематике под редакцией А. М. Панкратовой и А. Л. Сидорова (1949, 1955 гг.). В ознаменование 50-летия революции были изданы произведения В. В. Воровского, Ф. Э. Дзержинского, Б. М. Кнунянца, воспоминания Е. Д. Стасовой, М. Н. Лядова, О. Пятницкого, М. И. Васильева-Южина, И. В. Шаурова и др.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >