2. ИЗУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ В 1917-НАЧАЛЕ 1930-Х ГГ.

2.1. Разработка проблем докапиталистической эпохи

Изучение социально-экономической и политической истории России в докапиталистическую эпоху (до 1861 г.) в 20-е гг. связано, в первую очередь, с достижениями и работами историков- немарксистов, в центре внимания которых оказались вопросы истории России переломных эпох, что было обусловлено в значительной степени стремлением разобраться в происходящем вокруг, найти исторические аналоги.

Среди разрабатываемых проблем — история «смутного времени», к обобщению которой обратились Ю. В. Готье и С. Ф. Платонов. Исходными событиями, с которых началась «смута», Ю. В. Готье в своей работе «Смутное время: Очерк истории революционных движений начала XVTT столетия» считал «чрезмерное напряжение сил государства, нарастающее недовольство в народных массах, раскол в правящих кругах, борьбу между царями...» (М., 1921). Он в значительной степени разделял сложившуюся, ставшую традиционной схему: смуту начали «верхи» — бояре, а поддержали «низы». В этих условиях государственный организм был вынужден «обороняться». Общий вывод рассуждений Ю. В. Готье можно свести к высказанному им положению: «Анархические низы, подавленные, замолчали на целых полвека, что помогло московскому государственному строю укрепиться на очень долгое время» (Указ. соч. С. 144).

С. Ф. Платонов в 1921 г. издал свою монографию о Борисе Годунове, в 1923 г. - книгу об Иване TV Грозном и исследование «Смутное время». В них автор популяризировал высказанную ранее идею о том, что в «смуте» было уничтожено боярство и потерпело поражение казачество. «Верхи» и «низы» московского общества проиграли, а выиграли средние слои — служилый люд и тяглые посадских общин. Закономерным продолжением разработки истории XVII в.

С. Ф. Платоновым явилась монография «Москва и Запад в XVI - XVTI веках» (1925 г.), центральная идея которой заключалась в положении о «расцвете пышным цветом» иностранного элемента в Москве к концу XVII в.

К эпохе Петра I в 20-е гг. обратились С. Ф. Платонов и М. М. Богословский. Причем в этом обращении содержался скрытый вызов марксистской историографии, которая взяла курс на разоблачение царственных особ только что свергнутой династии. Не случайно книга С. Ф. Платонова о Петре Т была запрещена цензурой и ее автор был вынужден апеллировать к президиуму Академии наук. Труд увидел свет лишь в 1926 г.

С. Ф. Платонов, анализируя петровскую эпоху, сделал вывод о том, что деяния Петра Т «были на благо всего народа». Кроме того, в его работах содержался ряд интересных наблюдений. Например, он установил социальный состав англичан, осуществлявших деятельность в Русском государстве, а также нашел документальное подтверждение факта подкупа Екатериной Т в день смерти Петра Т гвардейцев Преображенского и Семеновского полков.

М. М. Богословский исследовал петровские преобразования более фундаментально, причем представляется интересным подход к теме — анализ через личность преобразователя. В 1925 г. в предисловии к своей работе «Петр I» он писал: «Есть особая прелесть в том, чтобы следить за жизнью исторического деятеля, переживать ее вместе с ним, как бы воскрешая его. Есть не меньшая прелесть в том, чтобы, наблюдая эту отдельную жизнь, изучать и восстанавливать ту историческую обстановку, то есть те события и тот быт, среди которых эта жизнь протекала, с одной стороны, оказывая на них свое и в настоящем случае могущественное воздействие, с другой - в большей или меньшей мере испытывая на себе их влияние» (Богословский, М. М. Петр Т. Материалы для биографии / М. М. Богословский. — М., 1940.-С. 10).

Нельзя утверждать, что историки-немарксисты не учитывали достижений марксизма. Ряд из них явственно эволюционировал в сторону последнего. Примером может служить профессор Саратовского университета С. В. Юшков. В работах 20-х гг. он, первоначально исходивший из схемы В. О. Ключевского о торговом характере Руси ТХ - XI вв., сделал вывод о феодальном характере социальных отношений Древней Руси. Наметился его отход и от немарксистских оценок различных категорий сельского населения.

Марксистское направление отечественной историографии 20-х гг. смогло противопоставить работам историков-немарксистов лишь концепцию М. Н. Покровского о «торговом капитале» как двигателе российской истории. Определяющее значение торговли он усмотрел еще в Киевской Руси, где князья были «предводителями шаек работорговцев». Образование Московского государства он связывал с развитием городов как торгово-промышленных центров и упрочением торговых связей. В опричнине М. Н. Покровский увидел борьбу торгового капитала в союзе с дворянством против феодалов- бояр. Разинское движение он связывал с развитием торгового капитализма, а восстание Е. Пугачева объяснял «первым расцветом русской хлебной торговли». В ХУНТ в. в России, по мнению М. П. Покровского, появились ростки промышленного капитализма, но и торговый капитал продолжал развиваться и полного своего расцвета достиг как раз во второй половине ХТХ столетия. Крестьянские реформы 60-х гг. XIX в. в трактовке историка были осуществлены лишь благодаря совпадению интересов промышленного и торгового капиталов.

Через всю историю России М. Н. Покровский попытался провести идею классовой борьбы, причем в ряде случаев строил явно надуманные концепции, искажал факты и т. д. Например, Лжедмит- рий Т изображался им как царь, пошедший против богатых помещиков и капиталистов, а Лжедмитрий ТТ — как «казацко-крестьянский царь».

В 1925 г. марксистская историография попыталась широко отметить 150-летие восстания Е. Пугачева, дав ему принципиальную оценку. В концентрированном виде эта оценка представлена в статье Г. Е. Меерсона, который считал «пугачевщину» ранней буржуазной революцией, вызванной столкновением двух типов первоначального капиталистического накопления: монополистического, связанного с царизмом, и свободного от монополии торгово-капиталистического — на окраинах. Подавление восстания автор объяснял поражением американского пути капиталистического развития сельского хозяйства. Естественно, что подобные абстрактно-схоластические настроения в духе концепции М. Н. Покровского не встретили серьезного отношения в среде историков-профессионалов. И все же юбилей сыграл свою положительную роль: по поручению Центрархива С. А. Голубцов подготовил и издал трехтомное собрание документов «Пугачевщина» (М., 1926-1931), в котором впервые были опубликованы манифесты и указы Е. Пугачева и иные документы, связанные с восстанием.

Отечественная историография достаточно быстро усвоила концепцию феодализма М. Н. Покровского и его учеников, и немалую роль здесь сыграли труды историков немарксистов 20-х гг., которые полемизировали с вульгарной трактовкой истории России.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >