Московское пространство как «жизненная территория» героев Л.Е. Улицкой («Люди нашего царя»)

Проза Л.Е. Улицкой, по-своему утверждающая жизненные ценности, передает происходящие на наших глазах перемены в обществе, отражая специфическое восприятие городского пространства и особых проявлений душевной жизни городских жителей. На ее связь с традициями классического реализма указывают Н.Л. Лейдермап и М.Н. Ли- повецкий[1]. Л.Е. Улицкая создает образ человека нашего времени, показывая сложность его индивидуальности, его существование в смысловом поле «московского текста».

В предисловии к одному из сборников рассказов прозаик признается: «Однажды обнаруживаешь, что тебя нет. Ты разбит на тысячу кусков... Зрение делается фасеточным, — в каждом осколке своя картинка...»'. В процитированном фрагменте кроме заявленной авторской позиции, точнее, декларации сс нарочитого отсутствия, речь идет о процессе создания текста, где каждая выделенная деталь говорит о власти обстоятельств, в которых существуют московские жители.

В романс «Казус Кукоцкого», названном журналом «Новый мир» (2000) «Путешествием в седьмую сторону света», в романе «Искренне ваш, Шурик» и других, так же, как и в малой прозе Л.Е. Улицкой, заданы пространственные координаты: Московский университет-, гостиницы «Москва», «Националь», Бутырский вал, Тишинский рынок, Трехпрудный и Дегтярный переулки, Солянский тупик, улицы Разина. Моховая, названия станций метро (Новослободская, Октябрьская), вокзалов. Московские реалии становятся нс просю внешними приметами облика Москвы, а средством создания образных ассоциаций, которые заложены в городских топонимах:

  • [1] Лейдермап Н.Л., Липовецкий М.Н. Современная русская литература. 1950-1990-е годы. В 2-х т. М.: Академия. 2003. Т. 2. С. 522. ' Улицкая Л.Е. Люди нашего царя. М.: Эксмо, 2005. С. 7. Далеетекст цитируется по данному изданию с указанием номера страницы.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >