КЛАССИЧЕСКОЕ (КОЛИЧЕСТВЕННОЕ) СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ КАК НОВОВРЕМЕННАЯ ФОРМА НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

Действительность, входя в науку, сбрасывает с себя все ценностные одежды, чтобы стать голой и чистой действительностью познания, где суверенно только единство истины.

М. Бахтин К философии поступка

Наше правило ... требует только одного: чтобы социолог погрузился в состояние духа, в котором находятся физики, химики, физиологи, когда они вступают в новую, еще не исследованную область своей науки. Нужно, чтобы, проникая в социальный мир, он осознавал, что находится в присутствии фактов, законы которых неизвестны так же, как неизвестны были законы жизни до создания биологии.

Э. Дюркгейм Правило социологического метода

К вопросу о методологии социологического исследования

Термин «методология» (от греческого ребобо^- способ познания и Аюуо? — учение, знание) имеет ряд значений. В самом общем виде — это система знаний о способах достижения знаний. В узком значении, впрочем наиболее распространенном, методология представляет собой описание конкретных методов исследования: методов получения информации, ее анализа и интерпретации результатов, т.е. чисто «техническую» область знания. Применительно к социологическому исследованию как научной познавательной деятельности такое понимание методологии предполагает сосредоточенность на процедурных, собственно инструментальных аспектах социологического исследования, выделении их образцов и нормативов: методах сбора и анализа социологической информации, подходах к выделению типов исследования, логике их организации и т.д. [12, с.13].

Методология научного исследования в широком значении предполагает рассмотрение идеалов и норм исследовательских процедур конкретной науки в более развернутой перспективе: с позиции их философского обоснования, т.е. вписывания их в определенные онтологические и эпистемологические координаты [13]; [14]. Фактически содержание термина «методология» в таком широком смысле приближается к значению термина «парадигма», данному Т. Куном [10]. Исключение составляет лишь отсутствие в его смысловом поле социального аспекта, характерного для термина «парадигма»; «нормальная наука» объединяет ученых, признающих без сомнения «правила игры» внутри парадигмы [10, с.46]. На мой взгляд, сами эти философские основания науки могут быть включены в методологию научного поиска в качестве философской составляющей методологии науки. Применительно к социологическому исследованию так понимаемая методология, которую можно назвать философской, представляет собой, таким образом, довольно сложное образование, включающее в себя по меньшей мере три элемента:

  • онтологическую составляющую — представление о природе социальной реальности, выраженное в определенной сетке категорий, связанных в одну (или несколько) социальнофилософских теорий, и вытекающем из этого образе предметной области исследования;
  • эпистемологическую составляющую, включающую в себя нормы и идеалы социологического исследования как научного предприятия: представления о целях (функциях) исследования, о научной истине (критериях оценки качества социологической информации), о логике научного вывода, стандартах его доказательности. Это так называемая «сетка метода» [13, с.218], которую наука «забрасывает в мир», чтобы «выудить» из него соответствующие явления в качестве объектов своего исследования. Следует сказать, что познавательные нормы и идеалы в социологии, как и в науке вообще, не являются неизменными, инвариантными. В самом общем виде - они всегда производны от типа культуры, в которой существуют, от ее доминирующих ценностей, хотя в рамках одной исторической эпохи могут сосуществовать разные, противоречащие друг другу совокупности познавательных стандартов. Собственно говоря, знаменитый тезис Т. Куна о несоизмеримости парадигм в науке [10, с. 193] — как раз об этом. Разные познавательные стандарты, нетождественные ценности приводят к тому, что поборники разных парадигм, живя в одно историческое время, тем не меенее живут практически в разных мирах. Не случайно Т. Куна обвиняют в том, что он не показал, как возникает период «нормальной науки», когда противостояние ученых во время научных революций сменяется консенсусом, что его понимание науки сводится к тому, что диссеисус вместо консенсуса является обычной характеристикой научной жизни [14, с.305]. Можно, видимо, согласиться с Л. Лауданом, что особенно сильно это явление сказывается в гуманитарных и общественных науках, где «дебаты между конкурирующими фракциями носят характер пандемии». Не случайно, по его мнению, существуют «вопиющие различия в учебниках, написанных, скажем, марксистами, герменев- тиками, феноменологами, функционалистами, социометриками» [14, с.298];
  • собственно социологическую (или процедурную) составляющую. Она включает в себя в самом общем виде представления о способах (методах) достижения цели социологического исследования: описание познавательных возможностей методов сбора и анализа социологической информации, ситуаций их использования, конкретных методических правил реализации; описание типов социологического исследования и конкретных логик их организации; описание этических требований, предъявляемых к социологу, и т. д.

Методологические основания социологического исследования представляют собой, таким образом, целостный сплав концепций социальной реальности, «вылепливающих» предметный образ социологии, познавательных стандартов и норм, а также практических правил исследования, в которых ответы на «высокие», предельно общие (философские) вопросы во многом предопределяют и характер исследовательского процесса, его прикладную логику. Действительно, вне определенного ответа на философские вопросы невозможно обосновать и технику использования того или иного метода, ибо то, что считается достоинством, преимуществом в рамках качественной методологии, выступает серьезным недостатком, объектом критики с позиции методологии классического социологического исследования.

В самом деле, результаты наблюдения ситуации изнутри (т.е. включенного наблюдения) невозможно считать социологическим знанием, не зная, в рамках какой методологии используется данный метод, каковы задачи социологического исследования в ней, что считается здесь истинным. Точно так же, нельзя понять, что, собственно, делать с той информацией, которая содержится в рассказе человека о своих способах «выживания» в современной российской ситуации, вне осознания методологических рамок, в которых используется нарративное интервью.

Нельзя и однозначно ответить на вопрос, как следует организовать общение с респондентом (информантом) в рамках интервью вне четкого понимания, к какой методологии относится конкретный, используемый в исследовании вид этого метода. Ответ на «технический» вопрос: следует ли стараться избегать «эффекта интервьюера», максимально дистанцируясь от опрашиваемого, или наоборот, стремиться к сближению с ним, стараясь эмпатичсски понять его, - кроется в философских основаниях методологии социологического исследования, в специфике качественной и количественной ее разновидности.

И, наконец, нельзя ответить па вопрос, следует ли сначала в исследовании выдвигать теоретическую гипотезу, а потом верифицировать (подтверждать) ее эмпирическими фактами, т.е. идти «сверху — вниз», дедуктивным путем, или наоборот, избрать принципиально другой путь: «снизу — вверх», от эмпирических данных «восходить» к теории, не осознавая, в координатах какой методологии исследователь собирается работать.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >