Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Техника arrow Инжиниринг объектов интеллектуальной энергетической системы. Проектирование. Строительство. Бизнес и управление

4.3. История развития графического и расчетного моделирования в строительном проектировании

Разделение инженеров на архитекторов и строителей, механиков и конструкторов началось очень давно. Процесс проектирования[1] уже в древности был обособленным. В ходе его осуществлялись на доступном уровне геологические изыскания, геодезические работы, экономические и математические расчеты площадей и объемов.

Основой визуализации моделей объектов строительства с самых ранних доступных нам артефактов были их плоскостные графические изображения, часто весьма условные. В этом отношении современные инженеры ушли не далеко от наших предков, свидетельством чему является известная всем инженерная графика с её составляющими — начертательной геометрией и черчением. Ведь свидетельства об инженерной графике можно найти даже в Библии: уже при строительстве г. Иерусалима и храма Соломона применяли планировочные чертежи и чертежи деталей, в соответствии с которыми камни для строительства храма обтесывали вне города, вдали от строительной площадки. По дошедшим до нас чертежам Герона Александрийского (I—II вв. н.э.) современные исследователи смогли воссоздать его самое интересное для энергетиков изобретение — «паровой шар», первую в истории паровую турбину.

Сегодня достаточно трудно проследить историю развития графики как непрерывного процесса. Многие звенья в этой цепи утеряны в результате стихийных бедствий, войн, национальной и религиозной вражды. Первые известные графические изображения относят к XX в. до н.э. и находят их в разных географических точках планеты. Очевидно, что уже в доисторические времена человек смог преодолеть интеллектуальный барьер достоверного изображения объемного мира на плоскости и графический образ стал средством представления, передачи и хранения информации — предтечей чертежа. Судя по результатам раскопок, в V—IV вв. до н.э. техника рисунка была уже высока, планировка зданий была четкой и выполнялась с указанием размеров.

К архитекторам предъявлялись высокие требования, и не только в сугубо прикладных областях знаний: он должен был уметь рисовать, знать геометрию и историю, философию, музыку, медицину, юриспруденцию, астрономию и небесные законы. Архитектор должен был иметь состояние, поступающее в залог в обеспечение перерасхода средств сверх согласованной первоначально сметы, т.е. он выполнял, как бы это звучало сегодня, и функции заказчика (застройщика). Элементы градостроительного проектирования встречаются у Гипподама Милетского, составившего планы строительства города с прямолинейными улицами, пересекающимися под прямым углом. Архитектурные ордера впервые описаны Гермогеном. Геродот отмечал, что человека, нарушившего правильность застройки улицы и выдвинувшего стены своего дома за границу дозволенной линии (что соответствует с некоторыми натяжками красной линии в нашем Градостроительном кодексе), сажали на кол на крыше собственного дома.

Особого расцвета архитектура и инженерия достигли в Римской империи в I в. до н.э. — IV в. н.э. Один из величайших историков XIX в. Теодор Моммзен пишет о так называемой коллегии сведущих людей — первом известном нам органе государственного контроля и надзора в технике — следующее[2]:

«В римском и вообще в латинском общинном устройстве таких коллегий первоначально было две: коллегия авгуров и коллегия понтификов. Шесть «птицега- дателей» (augures) умели объяснять язык богов по полету птиц; это искусство было предметом серьезного изучения и было доведено до такого совершенства, что имело вид научной системы. Шесть «мостостроителей» (pontifices) получили свое название от того, что заведовали священным, а вместе с тем и политически важным делом постройки и, в случае надобности, разрушения моста, который вел через Тибр. Это были римские инженеры, знакомые с тайнами меры и числа, вследствие чего на них также была возложена обязанность составлять государственный календарь, возвещать народу о наступлении дней новолуния, полнолуния и праздничных дней и наблюдать, чтобы каждое богослужебное действие и каждая судебная процедура совершались в надлежащие дни».

В примечании Моммзен указывает:

«Быть может, слово pons первоначально обозначало (как на это немало указаний в самом языке) не мост, а вообще дорогу, и поэтому слово pontifex значило строитель дорог».

Римский водопровод, Пантеон, Колизей — вершины архитектурно-строительной техники, где использованы купольные и арочные конструкции, бетон, гашеная известь, сборность зданий и сооружений. В конце I в. до н.э. появляется труд римского инженера Витрувия «Десять книг об архитектуре»[3]2 (De archilectura libri decern) — прообраз собрания нормативных документов строительного проектирования и производства работ. В нем он выдвинул три фундаментальных требования к архитектуре, которые мы должны распространять и сегодня на любой объект строительной деятельности: польза, прочность и красота. Витрувием были описаны также объекты промышленного строительства — водяные мельницы, первые энергетические станции в истории человечества.

До конца XVII в. н.э. в чертежах отсутствуют дифференциация на ортогональное изображение, проекцию, перспективное изображение и разрез[3]3. В конце Средневековья необходимость наглядного и точного изображения производственных процессов привела к появлению нового способа отображения реальности — аксонометрии[5]. Основные требования к исполнению сооружения формулировались в тексте, а не в чертеже, имеющем поясняющее значение. Нечто подобное происходит и сейчас, когда цифровое табличное представление объекта и решение функциональных уравнений позволяют рассмотреть изменение параметров объекта в широких пределах. Заказчику часто передавались физические модели (макеты) зданий в удобном масштабе, которые играли значительную роль в эпоху Возрождения. Постепенно проектирование выделилось в самостоятельное ремесло. Начиная с XIV в., в навигационных картах впервые стал применяться способ проекции с числовыми отметками. В эпоху Ренессанса были теоретически обоснованы законы линейной и воздушной перспектив. Один из самых ярких его представителей, Леонардо да Винчи, ученый в искусстве, изобретатель и художник-дизайнер в технике (а по сути — инженер!), «.ежедневно делал модели и чертежи... ибо его мозг никогда не прекращал своих выдумок» (высказывание итальянского историка искусств эпохи Возрождения Д. Вазари).

Архитектор готовил рисунок или макет, определял стоимость и сроки строительства, высказывал соображения по выбору площадки, источникам получения материалов. Детальные расчеты и разработки велись по ходу строительства. Нормативная база проектных работ отсутствовала, но были эмпирические правила, альбомы с эскизами архитектурных форм, указаниями о конструктивных приемах, планировочных решениях, с записями о методах и последовательности выполнения работ, качестве и свойствах материалов.

Инженерная строительная наука в современном ее понимании родилась в конце XVIII — начале XIX в. Создавалась строительная механика, которая опиралась на груды Галилея (теория прочности тел), Гука (закон пропорциональности нагрузки и деформации), Мариотта (гипотеза о разрушении), Бернулли (пропорциональность изгибающего момента и прогиба балки), Эйлера (задачи по продольному изгибу), Лагранжа (нагрузка и стрела прогиба), Кулона (касательные напряжения и задача о кручении). До начала XIX в. проектирование зданий и сооружений велось по эмпирическим формулам.

Первыми учебными пособиями по строительству, и в том числе но материалам, были вышедшая в 1729 г. книга Б.-Ф. Белидора «Инженерная наука», которая переиздавалась много раз в течение 100 лет, а также первая книга П.С. Жирара по сопротивлению материалов, вышедшая в Париже в 1798 г.

Учебник Б.-Ф. Белидора (изданный в шести книгах) восполнял крупный пробел в строительной литературе и практически был первым справочником по вопросам строительной механики и технологии материалов. В предисловии автор пишет: «Намерен я в сей книге показать новую теорию для определения толстоты каменных одежд, которая, как я надеюсь, будет хорошо принята от тех, кто в силах разуметь».

Несомненно, что для подавляющего большинства строителей первой четверти XIX в. сведения, сообщаемые Б.-Ф. Белидором, представлялись пределом технических знаний. Это был справочник, к которому прибегали для решения различных технических вопросов при проектировании и возведении зданий и сооружений.

В 1736 г. в трактате французского архитектора А. Фрезье «Теория и практика разрезки камней и деревянных конструкций или трактат о стереотомии» были приведены все известные к началу XVIII в. способы графического отображения с аналитическим обоснованием. Теоретические основы начертательной геометрии связаны с именем Г. Монжа (1746—1818 гг.) и его книгой «Geometrie descriptive».

В XIX — начале XX в. в гражданской архитектуре родились стили: модерн, функционализм, конструктивизм, а в области промышленного строительства продолжается работа по совершенствованию инженерного обоснования технических решений и развитию стандартизации. Решение конструктивных задач начинает основываться на расчетах и нормативной базе. Развиваются техника черчения, инженерные изыскания, технологические и экономические расчеты. Появляются специализированные организации для выполнения чертежно-графических работ по заданиям и эскизам инженеров, затем создаются проектные фирмы для всего комплекса работ по проектированию промышленного и гражданского строительства — прообразы проектных институтов советского периода. Ими начали разрабатываться модели (чертежи) и таких «специальных» объектов, как первые электростанции промышленного типа, причем достаточно сложные даже но современным меркам. В качестве примера на рис. 4.2 дано изображение электростанции Нью- Йоркской подземки (1904 г.) установленной мощностью 97 МВт.

Основным методическим руководством для проектирования технических систем во всем мире в то время служили технические справочники, самым известным из которых был германский «Справочник для инженеров, техников и студентов», который с 1843 по 1932 г. выдержал 26 изданий (по нему училось и работало целое поколение советских инженеров 20— 40-х годов прошлого века). Сведения но обоснованию строительства и строительству тепловых станций, содержащиеся, в частности, в выпущенном издательством ОНТИ НКТП СССР в 1936 г. переводе 26-го издания этого справочника представляют интерес и поныне. В этом труде читатель узнает практически все применяемые в настоящее время подходы к расчетам тепловых схем, компоновкам оборудования и даже к схемам выдачи электрической мощности ТЭС, к построению городских электрических сетей.

Сегодня новые информационные технологии стремительно расширяют графические возможности, изменяя не только технологию, но и идеологию проектирования. Машинная графика — выполнение чертежей в тех или иных редакторах на ЭВМ (об этом более подробно будет рассказано в гл. 18) — с середины 90-х годов прошлого века полностью вытеснила ручное черчение с помощью карандаша, рейсфедера и рапидографа (см. ирил. 1).

Электростанция Нью-Йоркской подземки, 1904 г. (материалы сайта http:// www.uniquescoop.com)

Рис. 4.2. Электростанция Нью-Йоркской подземки, 1904 г. (материалы сайта http:// www.uniquescoop.com)

В настоящее время графическая культура становится одной из составляющих профессиональной компетентности современного инженера. Завтрашний день инженерной графики — это CALS-технологии (Continuous Acquisition and Lifecycle Support) — компьютерное сопровождение и поддержка жизненного цикла изделия на всех его этапах, что дает огромный выигрыш в качестве и времени создания ТС.

Фактически CALS-технологии — это инструмент строительного и эксплуатационного инжиниринга как единого целого, т.е. гой философии, которую мы вкладываем в этот вид деятельности во всей книге.

Истоки русской графики восходят к X в. «Каменная летопись» соборов, фрески и мозаики, миниатюры в рукописных и первых печатных изданиях, иконы — красноречивые свидетели высокой графической культуры средневековой Руси.

В России первым зарегистрированным архитектурным сооружением, построенным по чертежам, следует считать Успенскую церковь в Александровской слободе (г. Александров), возведенную во времена Ивана Грозного. Петр I использовал деревянные сборные дома, изготовлявшиеся на реке Тосне под надзором специальной канцелярии. В XVI—XVII вв. в России вообще широко применялось деревянное строительство, которое во многом было похоже на крупнопанельное домостроение 50-х годов прошлого века.

Указания о составлении чертежей заводов можно встретить в грамотах XVII в. Появляются государственные нормативы, используемые в проектах и сметах, зарождается рабочее проектирование. При возникновении в 30-х годах XVII в. металлургических заводов под г. Тула стали составляться чертежи и описания заводов. К середине XVII в. строительные чертежи уже подразделялись на проектные (со сметами, по ним выполнялись работы) и съемочные (на них изображались существующие здания). Процесс появления рабочего чертежа был очень медленным: сначала схемы (рисунки), позднее описания и размеры, а затем записи о материалах, способах производства работ. Графическая часть проекта составлялась по законам древнерусской живописи: размеры предметов, все очертания (линии) не изменялись в зависимости от расстояния между ними, общий вид заводов и инженерных сооружений изображался «с высоты птичьего полета», применялась также обратная перспектива[6].

Петровские реформы подняли графическую культуру в России на новую высоту, соответствующую общеевропейскому уровню. Топографические карты, планы городов, чертежи кораблей и зданий стали походить на современные чертежи в ортогональных проекциях с разрезами, сечениями, соблюдением масштаба, наглядными изображениями в перспективе и аксонометрии. В дальнейшем появляются план, силуэт, фасад здания. Начатое Петром I было продолжено талантливыми русскими изобретателями, учеными, архитекторами А.К. Нартовым, И.П. Кулибиным, М.В. Ломоносовым, В.И. Баженовым, М.И. Казаковым и др.

В начале XIX в. уже можно говорить о сложившейся системе архитектурно-строительного проектирования. Свидетельством служит множество строгих именных и сенатских указов, касающихся строительства. Так, например, 5 мая 1810 г. вышел указ «О непроизведении нигде строений без плана», а 3 ноября — указ «О недозволении делать никаких отступлений от конфирмованных[7] городам планов без особого на то разрешения».

Обособился комплекс инженерных и архитектурных работ при проектировании, во многом схожий с современным и состоящий:

  • • из составления письменных указаний о строительстве зданий, сооружений (задание на проектирование);
  • • выбора площадки строительства и изучения грунтовых условий (инженерные изыскания);
  • • составления чертежей планов, фасадов, фундаментов и эскизов украшения интерьеров;
  • • составления сметной описи с указанием расхода и стоимости материалов, трудовых затрат и способов производства работ;
  • • приемки, рассмотрения и утверждения чертежей и смет заказчиком (экспертиза проектов).

К середине XIX в. строительная наука завоевывает твердые позиции: без инженера не проектируется ни одно признанное важным здание или сооружение. В инженерных учебных заведениях начинают готовить специалистов, которые обучаются чертежному и сметному делу.

Получает развитие типовое («образцовое») проектирование. В 1843 г. утверждается альбом типовых чертежей мостов разных конструкций, общественных, жилых, военных зданий и сооружений, церквей на 1000, 500 и 200 прихожан, сельских жилых домов.

Важнейшим элементом совершенствования проектного дела стало развитие системы нормативных документов. Одновременно с изданием официальных нормативных документов в помощь проектировщикам и строителям выпускаются книги справочно-инструктивного характера (например, «Строительный устав», 1857 г.). Относительная часть архитектурных проработок сокращается при расширении объемов инженерных и других частей проектов. В особенности это касалось проектирования объектов производственного назначения. Так, если в первой половине XIX в. по Александровскому чугунолитейному заводу утверждались только планы и фасады основных зданий и сооружений, то во второй его половине — уже детальные чертежи, материалы изысканий, прочностные расчеты, подробные сметы и др. Комплекс документов, называемый проектом, рассматривался экспертной комиссией и утверждался заказчиком.

В проект завода (производства) входили следующие чертежи и документы (модели и макеты), выполнявшиеся в XIX в. на листах произвольного формата:

  • • генеральный план завода;
  • • фундаментальные чертежи — изображение в двух проекциях;
  • • сложные чертежи основных зданий и сооружений (фасады, планы, отдельные виды и разрезы);
  • • сборные чертежи оборудования;
  • • детальные чертежи наиболее сложных конструкций;
  • • детальные чертежи технологического оборудования;
  • • описание подвозных путей;
  • • описание материалов, источников воды и энергии;
  • • материалы инженерных изысканий;
  • • расчеты (прочностные, технологические, экономические);
  • • сметы и сведения о затратах.

Практически все они соответствуют номенклатуре (и во многом — содержанию) документации, представляемой сегодня в органы экспертизы проектной документации.

Таким образом, к концу XIX — началу XX в. в России складываются все элементы проектного дела: организационные — проектные отделы и конторы; методологические — инженерные изыскания, типовое проектирование, методика принятия объемно-планировочных и конструкторских решений, инженерная проработка всех элементов строительства; экономические — сметная часть проектов и др. Совершенствуются техника выполнения чертежно-графических работ, порядок оформления, размножения и хранения проектно-сметной документации. Проектное дело становится самостоятельным этапом создания основных фондов производственного и непроизводственного назначения. Возводятся очень интересные в техническом и архитектурном плане энергетические объекты (рис. 4.3).

Городская трамвайная электрическая станция в Москве у Малого Каменного моста (МОГЭС-2), построенная в 1907 г. (материалы сайта www.energymuseum.ru)

Рис. 4.3. Городская трамвайная электрическая станция в Москве у Малого Каменного моста (МОГЭС-2), построенная в 1907 г. (материалы сайта www.energymuseum.ru)

Как это ни странно, с тех пор средства графического и расчетного моделирования, технология проектирования энергетических объектов вплоть до конца советского периода не претерпевали принципиальных изменений. Совершенствовалась нормативная и методическая база, увеличивались требования к расчетно-экспериментальному обоснованию технических решений, продолжались тенденции специализации проектного дела по отраслям народного хозяйства, расширялось типовое проектирование. Однако технологии инженерной графики и их расчетное обеспечение оставались, по сути, неизменными. Это подтверждается легкостью чтения и понимания чертежей, выпущенных в разные периоды XX в., современными инженерами и рабочими.

В настоящее время информация по инженерной графике преимущественно размещается на бумажных и различных цифровых носителях, последние применяются при работе с компьютерами. Ранее, как указывалось выше, чертежи выполнялись на коже, ткани, древесине, папирусе и даже на поверхности земли.

Размеры графических документов установились исторически. И начиналось все с «амбарной» (конторской) книги. Её формат был удобен при применении и хранении: высота составляла 1 фут (12 дюймов = 30 см), соотношение сторон 2:3. При переходе на метрическую систему мер размеры основного потребительского листа бумаги стали равными 210,25 мм по горизонтали и 297,25 мм по вертикали, для того чтобы при кратном увеличе-

1 2

нии сторон, мы могли получить лист площадью 1 м .

Размеры потребительских листов бумаги (ряды А, В и С) установлены ГОСТ 9327—60. Документ определяет листы основных форматов от АО (пло-

2

щадью 1189x841 мм =1 м ) до А13 (размер почтовой марки), которые образуются путём последовательного деления листов пополам вдоль длинной стороны: число определяет порядковый номер деления. Дополнительные форматы образуются кратным увеличением сторон формата А4 (210,25x297,25 мм), причём сотые доли учитываются только при достижении размера, кратного целому миллиметру. В ГОСТ 2.301—68 «Форматы» даются ограничения по применению форматов в чертёжном деле. Он устанавливает пять основных форматов и ограниченное число дополнительных, образуемых кратным увеличением основных:

Формат

Размеры сторон формата, мм

АО..............

...........................841x1189

А1..............

.......................... 594x841

А2..............

...........................420x594

АЗ..............

...........................297x420

А4..............

...........................210x297

Вплоть до появления персональных компьютеров (ПК) в конце 80-х годов прошлого века оставались прежними инструменты инженерной графики — чертежи выполнялись «вручную», документы размножались способом светокопии («синьки»). Последняя представляет собой фотографическое изображение на бумаге, выполненное белыми линиями на контрастном цветовом фоне. Бумагу покрывают раствором феррициграта аммония и феррицианида калия, а затем подкладывают под копируемый чертеж и выдерживают при ярком свете. Для «проявления» светокопии ее погружают в воду. Коренной перелом в копировально-множительной технике наметился у нас в стране в первой половине 90-х годов прошлого века с приходом цифровых плоттеров.

Изменения в графическом инструментарии проектировщика пришли вместе с первыми ПК и специализированными графическими редакторами, среди которых доминировали ранние версии платформы AutoCad («Авго- кад»). Проектирование в то время продолжало оставаться двухмерным (2D). Начиная с 1994—1996 гг. средства выполнения графических работ и расчетов совершенствуются чрезвычайно быстро, следуя за развитием цифровых технологий. Проектную практику завоёвывают элементы трехмерного (3D) и даже четырехмерного (4D) моделирования. Виртуальный объект (модель) становится всё более детализированным и управляемым. Сейчас после «циф- ровизации» (перевода в цифровой код) модели практически нет предела вариантности принятия решений, размерности задач, нет проблем с использованием любого объема данных, готовых узлов и деталей. Фактически инженер освобожден от неквалифицированной графической работы и может сосредоточиться на творческой стороне процесса. Теперь над виртуальным объектом трудятся исполнители и организации, зачастую удаленные друг от друга на тысячи километров, перенося на него свои лучшие компетенции. Казалось бы, мы дошли до предела совершенства и достаточно лишь нажать несколько кнопок на клавиатуре, чтобы появился готовый комплект чертежей для заказчика ... Но это, к сожалению, далеко не так. В настоящее время при всей невероятной ещё для 80-х годов прошлого века технической оснащенности сроки выполнения проектной и рабочей документации относительно сложных промышленных объектов не сократились, а качество моделирования (проектной и рабочей документации), по мнению большинства экспертов, ухудшилось. В чем же дело? Попробуем ответить на этот вопрос с позиций, которые автор достаточно много «апробировал» на специалистах разных поколений в сфере строительного инжиниринга.

Начнем с того, что любой промышленный объект, особенно опасный производственный объект, каким является ТЭС, с развитием технологий, оборудования, аппаратуры, средств автоматизации не становится проще ни для его создателей, ни для эксплуатационных служб. Новые технологии (газотурбинные, парогазовые, сжигание в кипящем слое твердого топлива и пр.), современные АСУ ТП, IT- обеспечение, возможно, упрощают оперативное управление установками, но неизбежно создают новые проблемы, связанные с высокими механической, термической и электрической нагрузками оборудования, вибрациями, многосвязностью взаимодействующих подсистем, скоростью реакции на возмущения и т.п.

При этом упрощение, автоматизация чисто исполнительских инжиниринговых функций (таких как «рисование», «стыковка» готовых графических модулей, шаблонные расчеты) породили опасную иллюзию простоты и широкой доступности (даже для не профессионалов!) моделирования технических систем. Здесь проявилось широко растиражированное средствами массовой информации убеждение, что «умные машины подумают и выдадут решение», а человеку достаточно только им воспользоваться, не вдаваясь в детали, как все это будет работать в разных условиях, стоит лишь купить нужный IT-продукт, ну, может быть, чуть-чуть его приспособить или изменить одну-две цифры, которые лично этому человеку понятны или интересны. Поэтому незачем читать ни учебники, ни ПУЭ, ни ГОСТы, ни тем более думать о прочитанном.

Кажущаяся легкость проектирования, особенно в электрической части модели (документации), привела к тому что, во-первых, неимоверным образом увеличилось число проектных организаций и (или) соответствующих подразделений в фирмах неэнергетического профиля. Поэтому теперь электрику[8], особенно в жилищном и гражданском строительстве, могут проектировать даже люди, не имеющие ни высшего профильного образования, ни опыта практической работы на электроустановках. Во-вторых, также интенсивно, в обратной пропорции с увеличением числа проектных организаций, снизилась квалификация проектировщиков — как коллективная (фирм, проектных подразделений), так и личная (конкретных исполнителей). Подтверждение этим словам читатель может получить, познакомившись хотя бы с рубрикой «Вопрос-ответ» в пользующемся заслуженной популярностью журнале «Новости Электротехники». В рубрике автор насчитал за последние годы несколько сотен компаний, выступающих работодателями специалистов, задающих вопросы, а также смог убедиться, что сами эти вопросы слишком часто иллюстрируют полное непонимание пишущими в рубрику, что за «штуку» они чертят.

Другой проблемой сегодня является сама идеология проектирования, во многом оставшаяся нам в наследие от советского периода и являющаяся детищем сложившейся системы технического регулирования в её историческом развитии. Мы уже отмечали выше преимущества проектного инжиниринга в промышленном и жилищно-гражданском строительстве СССР. Но вместе с тем идеологическая доминанта социалистической концепции индустриализации наложила существенный негативный отпечаток на организацию и содержание проектных работ. Она выразилась в стойком убеждении в следующем:

  • • промышленное предприятие ничем не отличается от «часового механизма»;
  • • всегда эффективна максимальная концентрация производства, его укрупнение;
  • • все предприятия страны надо развивать строжайшим образом согласованно, т.е. иметь отлаженный «часовой механизм» в государственном масштабе;
  • • все можно и нужно точно рассчитать, чем детальнее, тем лучше, «до последнего винтика» того же «часового механизма»;
  • • надо во всех случаях стремиться к стандартным техническим решениям, воплощаемым в типовые проекты;
  • • централизация и специализация проектного дела решит проблему качества и сроков строительства объектов;
  • • выполнение рабочей документации следует заканчивать всегда к началу строительно-монтажных работ.

Как справедливо указывают представители ценологической школы под руководством Б.И. Кудрина[9], в данном случае мы имеем дело с мировоззрением, опирающимся на всеобъемлющий детерминизм, который признает наличие только жестких причинно-следственных связей. Стремление «всё посчитать» и «всё типизировать» в рамках клонирования «часовых механизмов» не выдержало испытания жизнью, которая с очевидностью демонстрирует нам наличие вероятностно-статистических зависимостей, требующих учета в разрабатываемых моделях технических систем.

На примере промышленного строительства начиная с послевоенных лет мы видим крах надежд на однотипность предприятий, цехов, даже технологических линий — в них уже на стадии проектирования неизбежно проявляются черты техноценозов. Иными словами, мы должны искать и учитывать в каждой модели и общие, и индивидуальные черты, уметь находить оптимальное решение в каждом конкретном случае.

Всё изложенное относится, безусловно, и к сетевым объектам, и к ТЭС, и к источникам малой распределенной генерации. Попробуйте, уважаемые читатели, найти у нас в стране две одинаковые электростанции, два одинаковых энергоблока. Даже если блоки и строились один за другим на одной станции, они всё равно имеют ряд различающихся решений. А в процессе эксплуатации «близнецы» с течением времени всё больше и больше различаются, особенно после каждого ремонта. Поэтому для сложных технических систем некорректно (и бессмысленно) говорить о статистике отказов, выделяя их в типовые группы (в генеральную совокупность), потому что эти системы нельзя, строго говоря, в такие группы объединять.

В то же время данное утверждение не противоречит в целом концептуальному положению о сокращении затрат при типизации проектов и унификации технических решений, в том числе при продажах «готовых» энергообъектов (см. § 6.3). Надо только ясно представлять себе границы типизации и создавать так называемые «открытые модели», позволяющие реализовать более или менее «тонкую настройку» под конкретные условия строительства или требования заказчика. В лексиконе проектировщиков этот процесс известен давно — он называется либо «привязкой», либо «повторным применением» проектной документации.

  • [1] При написании параграфа использовались материалы М.В. Покровской (МГТУ, Москва): статья «История графики в контексте культуры» на сайте http://www.nocnit.ru, материалы презентации«Инженерная графика — вчера, сегодня, завтра» на сайте wwwcdl.bmstu.ru.
  • [2] плоскости, но и проекций на эту плоскость всех его видимых частей, находящихся за ней, тогда какв сечение входит только то, что попало в секущую плоскость.
  • [3] 3 Напомним, что понятие «разрез» подразумевает изображение не только предмета в секущей
  • [4] 3 Напомним, что понятие «разрез» подразумевает изображение не только предмета в секущей
  • [5] Один из методов проецирования (получения проекции предмета на плоскости), с помощьюкоторого наглядно изображают пространственные тела на плоскости бумаги. Аксонометрия делитсяна три вида: 1) изометрию (измерение по всем трем координатным осям одинаковое); 2) диметрию(измерение по двум координатным осям одинаковое, а по третьей — другое); 3) триметрию (измерение по всем трем осям различное). В каждом из этих видов проецирование может быть прямоугольным и косоугольным.
  • [6] Условная система приемов построения изображения в трехмерном пространстве и объемныхпредметов, заключающаяся в разделении пространства на самостоятельные зоны и в «распластывании» изображения на плоскости.
  • [7] *’ Согласно словарю В. Даля, конфирмовать — «утверждать подписью постановленье, решение,приговор».
  • [8] В Русском орфографическом словаре электронного ресурса «Яндекс» указано: электрика, -ив профессиональной речи — электротехника, электроприборы.
  • [9] См., например, статью: Кудрин. Б.И. Промышленная энергетика и электрическое хозяйство //Промышленная энергетика. 2009. № 8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы