Мировой рынок проектов сооружения АЭС

  • • Раньше рынок покупателей, теперь рынок продавцов, которые определяют конфигурацию проекта, предлагают схемы кооперации и финансирования;
  • • заказчик покупает не АЭС, а долгосрочный контракт на электроэнергию АЭС;
  • • лидер проекта — ЕРС-подрядчик имеет рычаги управления стоимостью и рисками по проекту;
  • • ЕРС-подрядчик создает стратегические альянсы и развитую сеть кооперации для взвешенного распределения рисков между партнерами;
  • • рынок проектов сооружения АЭС не готов к чисто коммерческому финансированию

в связи со спецификой данных проектов, требуется поддержка государства (до 25—30 %);

• требуется унификация финансовых схем и требований для развития данного сегмента финансирования

Особенности рынка проектов сооружения АЭС, влияющие на инжиниринг

Рис. 3.4. Особенности рынка проектов сооружения АЭС, влияющие на инжиниринг (материалы презентации ЗАО «Атомстройэкспорт») закупочной деятельностью, технический аудит и технический надзор, самостоятельное осуществление землеотвода, экспертизы. Иными словами, надо быть готовыми к тому, что заказчик может поручить компании осуществить все свои функции по строительству объекта и управление строительством плюс выполнение проектной и рабочей документации. Следует стремиться к наибольшей степени интеграции выполняемых работ в рамках одного проекта.

Самым актуальным видится развитие проектного подразделения компании вплоть до полноценного проектного института, способного выполнять рабочую документацию по основной технологии объекта. При этом, как указывалось выше, целесообразнее всего приобрести какой-либо проектный институт и интегрировать его в свои бизнес-процессы. Такой шаг станет залогом устойчивости бизнеса, потому что появятся возможности оказания чрезвычайно востребованных услуг проектирования сторонним заказчикам независимо от осуществления собственных проектов комплексного инжиниринга.

Параллельно развитию проектного подразделения необходима постоянная работа в области управления человеческими ресурсами по подбору и расстановке персонала. Здесь следует дать менеджменту совет не ставить на должности руководителей среднего и высшего звена проектных подразделений (институтов)[1] специалистов-производственников без опыта проектной работы. Жизнь, особенно в последние два десятилетия, неоднократно показывала, что хороший, даже прекрасный, производственник практически никогда не станет (во всяком случае в течение 3—5 лет) хорошим менедже- ром-проектировщиком, не говоря уже о том, что он плохо обучается выполнению рабочих чертежей.

Дело здесь не в квалификации или человеческих качествах, а в привитой производственной психологии. Проектировщики вынуждены буквально следовать требованиям технических норм и правил, нормативной правовой документации; производственники привыкли относиться к устройству объекта с точки зрения практика — делать так, как удобно в данной момент, и воспринимать многочисленные, порой противоречивые, требования в основном с позиций нигилизма в отношении сложившейся системы технического регулирования.

В каждой компании необходимо в первоочередном порядке развивать аналитический сектор и разрабатывать в скользящем режиме (ежегодно, ежеквартально) стратегию и тактику в сфере энергетического бизнеса с учетом актуальной ситуации. В состав аналитического сектора должны быть включены главные специалисты компании по каждой основной технологической специальности: при инжиниринге ТЭС — главный специалист-теп- ломеханик, главный специалист-строитель, главный специалист-электрик, главные специалисты по АСУ ТП, водоподготовке, экономике; при инжиниринге электросетевых объектов — главный специалист-электрик, главный специалист-строитель, главные специалисты по автоматизации управления и экономике. Подразделение главных специалистов должно выполнять функции «старых» технических отделов. Инжиниринговые фирмы в промышленно развитых странах сосредоточивают в аналитических отделах также функции по применению и совершенствованию так называемой системы Code of Accounts — код счетов. Code of Accounts — любая цифровая система, использованная для однозначного определения каждого элемента в структурной декомпозиции работ. Коды, присваиваемые работам, позволяют объединять затраты по элементам структуры кода, быстро и корректно оценивать стоимости работ на всех этапах строительного периода жизненного цикла объекта.

Среди экспертов в России и за рубежом широко распространено мнение, что инжиниринговая компания сможет выжить в условиях рыночной конкуренции только в случае оказания всего спектра услуг, т.е. услуг комплексного инжиниринга. Хотя под этим термином разные специалисты понимают иногда различные предметные области деятельности, все они в целом соответствуют тому, что обсуждалось в § 1.2.

Так, специалисты ЗАО «Энергоагоминжиниринг» считают, что в комплексный инжиниринг в сфере электроэнергетического строительства входят:

  • • консультационный инжиниринг — интеллектуальная деятельность по проектированию объектов, разработке планов строительства и контроля проведения всех видов работ;
  • • технический инжиниринг — предоставление заказчику технологий, необходимых для строительства атомных, тепловых энергоблоков и их эксплуатации (договоры на передачу производственного опыта и знаний, передачу технологий и патента);
  • • строительный инжиниринг — комплекс работ по строительству объектов электроэнергетики, включая поставку, монтаж оборудования и сдачу объекта в эксплуатацию.

В то же время имеются примеры успешной деятельности некоторых фирм в достаточно узких областях техники. Например, Инженерный центр «Автоматизация ресурсосберегающих технологий» (Санкт-Петербург) является одним из российских лидеров в сфере проектирования, монтажа, наладки частотно-регулирующих приводов ведущих мировых производителей (при этом компания никогда не пыталась диверсифицировать бизнес). Компетенции Инженерного центра позволяют иметь постоянную загрузку персонала, невзирая на рыночную конъюнктуру, и осуществлять сотрудничество с заказчиками в различных отраслях промышленности. Это обусловлено тем, что какая бы организация ни выиграла конкурс, выполнить данный вид работ в соответствии с жесткими условиями заказчика и нести за это реальную ответственность может весьма ограниченный круг специализированных компаний. Возможно, данный подход к бизнесу станет одним из основных в российском инжиниринге, что не исключает развития крупных инжиниринговых фирм в сторону интеграции.

За рубежом инжиниринговые фирмы (иногда их называют ещё инженерно-консультационными) являются юридическими лицами, имеют свой независимый статус, т.е. не должны быть задействованы непосредственно в сфере промышленности и торговли. Несмотря на то что мировой рынок инженерных услуг является рынком заказчика, на котором предложения, как правило, превышают спрос, объемы работ по инжинирингу имеют устойчивый характер. К услугам инжиниринговых компаний (особенно для получения консультаций) прибегают помимо строительных компаний и частных инвесторов органы государственного управления и участники банковской деятельности. Очень часто они создают собственные инжиниринговые структуры, которые либо занимаются экспертной деятельностью самостоятельно, либо контролируют внешних подрядчиков. Например, Международный банк реконструкции и развития в 1961 г. организовал внутреннюю службу инженерно-консультативных услуг, на которую была возложена задача привлечения экспертов для определения (подтверждения) эффективности предоставления банковских кредитов для развивающихся стран.

Инжиниринговые консалтинговые услуги, предоставляемые западными инженерно-консультационными фирмами, во-первых, являются источником свободно конвертируемой валюты, а, во-вторых, способствуют последующим экспортным поставкам оборудования фирмами «своих» стран. Эти поставки могут в десятки раз превышать выручку фирмы от инженерной деятельности. Примером может служить деятельность чешских компаний: SKODA JS в области строительства АЭС, часто действующей в консорциуме с Чешским экспортным банком, а также PSG International, завершившей в 2009 г. проект строительства Красавинской газовой турбины ТЭЦ в Вологодской области и являющейся инвестором при строительстве Курганской ТЭЦ-2.

В заключение хочется высказать мнение но поводу ещё одной целевой модели инжинирингового бизнеса. К сожалению, сегодня в России все увлечены не результатом строительной деятельности, а «процессом». И это объясняется отнюдь не экономическими соображениями, мировым опытом или здравым смыслом. Причастность к организации строительства, особенно к закупкам, позволяет иметь дополнительные возможности и к обогащению, и к карьерному росту, вследствие чего строить (регулировать денежные потоки) желают все: энергетические компании разных профилей, промышленные предприятия, органы государственного управления, надзорные органы, искусственно выделяемые фирмы, играющие роли инвесторов, соинвесторов, членов SPV, заказчиков (застройщиков), инженеров-консуль- тантов, технических аудиторов, организаторов закупок, генеральных проектировщиков, просто проектировщиков, управляющих проектами, ЕРС (ЕРСМ)-конгракторов, субподрядчиков и т.п. Говоря обо всех вышеперечисленных субъектах строительной деятельности, следует, безусловно, иметь в виду некоторых их руководителей — менеджеров разного уровня. И чем больше раздробляется процесс организации строительства, тем большее число участников обеспечивает себе безбедное существование. За примерами ходить далеко не надо. Приглядитесь сами, уважаемые читатели, к схемам организации возведения ТЭС в любой ОГК, ТГК, и чем мощнее «хозяин», тем более многочисленными и причудливо взаимодействующими выглядят участники строительства.

Если же рассматривать в качестве цели получение инвестором (в роли которого может выступать и государство) готового объекта для последующих эксплуатации и извлечения дохода в соответствии с его пожеланиями, выраженными в контракте (контрактах), то сама философия строительства выглядит совершенно по-иному.

Оптимальной по срокам и затратам была бы покупка этого объекта как единого целого уже в предынвестиционной фазе проекта, т. е. готовой модели, которую надо лишь «привязать» к конкретной площадке, выбранной по условиям инвестора. Эта модель прежде всего должна доказать свою привлекательность бенефициарам в отношении стоимости всего жизненного цикла объекта — как фазы строительства, так и фазы эксплуатации. Последняя фаза наиболее труднопрогнозируема для ТЭС из-за значительного горизонта планирования (30, 40 или 50 лет), существенной неопределенности затрат на ремонты (восстановление) оборудования, а также из-за проблем с планируемыми продажами электроэнергии, мощности, системных услуг. Стоимость жизненного цикла электросетевых объектов поддается гораздо более точному определению, при этом вопросы возврата капитальных вложений для них являются менее острыми, особенно при привлечении RAB- регулирования[2] инвестиционных программ сетевых компаний.

Под готовой моделью мы понимаем максимально возможный объем проектной и рабочей документации, выполненной для уже выбранного и прошедшего тендерный отбор оборудования. Иными словами, некий, предположим, «поставщик» тепловой электростанции продает инвестору всё — от документа обоснования инвестиций до последнего рабочего чертежа, от газовой турбины до последнего винтика. И никто не организует многомесячных закупок с бесконечными согласованиями ТУ, переговорами и процедурами проведения множества мелких тендеров. Процесс получения исходно-разрешительной документации значительно упрощается (но не исключается!), гак как модель уже «обкатана» в отношении многочисленных технических требований и ограничений. Теоретически так и задумывалось идеологами рыночных отношений и, вероятно, так и происходит где-нибудь в мире — но пока не у нас.

Кто же может взять на себя роль «поставщика» электростанции или, что гораздо проще, сетевого объекта? Согласно логике выстраиваемых отношений в проекте модель—объект им может быть только инжиниринговая компания. Таким образом, разработать модель объекта (с учетом всего применяемого оборудования, используемых строительных конструкций и материалов) и максимально подготовить её к воплощению в процессе строительства в заданных условиях — её задача, носящая и технический, и маркетинговый характер. Не вызывает сомнений, что данная комплексная модель должна содержать не только готовые чертежи и спецификации, но и части проекта организации строительства (которые легко приспособить к конкретной площадке, выбранной инвестором), а также проект производства работ (ППР) и документацию по управлению проектом, включая детальный график работ в одном из специализированных IT-комплексов, таких как Primavera,

Microsoft Project и т.п. Поставка готовых моделей объектов тесно связана с институтом типового проектирования, который будет рассмотрен отдельно (см. § 6.3). При этом имеет место локальная типизация в рамках инжиниринговой фирмы (или в рамках иного поставщика).

Читатели, вероятно, уже представили себе все сложности такой философии строительства. Фактически это возврат на новом витке развития к идее комплексного типового проектирования объектов, чего так и не удалось достигнуть в полной мере даже в условиях административно-командной экономики. Аналогами служат разработанные в 70—80-х годах прошлого века институтом ВНИПИэнергопром проекты ТЭЦ—ЗИГМ*1 (заводского изготовления, газомазутные), ТЭЦ—ЗИТТ (заводского изготовления, твердотопливные*2), а также типовой проект экологически чистой ПТУ*3.

Идея состояла в том, чтобы в тесном сотрудничестве проектной организации и заводов — изготовителей котлов и турбин создать типовые ТЭЦ с турбинами мощностью 60—180 МВт, выполняемые на заводах крупными транспортабельными блоками. Практика полностью подтвердила эффективность этих разработок [17, 18]. В настоящее время укрупнение заводской поставки сложного оборудования, как и блочная сборка все более крупных монтажных единиц непосредственно на площадке строительства для последующего монтажа в здании реакторов АЭС и котлов ТЭС, становится нормой эффективного энергетического строительства.

С использованием проектов ЗИГМ были построены Каунасская ТЭЦ, Приуфимская ТЭЦ, Ново-Стерлитамакская ТЭЦ, Каргалинская ТЭЦ, в значительной степени Тюменская ТЭЦ-2, а по проектам ЗИТТ — Хабаровская ТЭЦ-3, Челябинская ТЭЦ-3, Комсомольская ТЭЦ-3. Всего в СССР по проектам серийных ТЭЦ было построено 15 электростанций.

Почему эта идея может быть привлекательной сейчас? Дело в том, что объекты электроэнергетики стали работать в новых рыночных условиях, характеризующихся широкими возможностями выбора как технологии выработки электроэнергии и теплоты (паросиловой цикл Ренкина, парогазовый, газотурбинный циклы, а также их модификации, в том числе с использованием топливных элементов), так и поставщиков всего спектра оборудования.

Расширился круг инвесторов, заинтересованных в строительстве собственных электростанций, электрических сетей с минимальными затратами, что требует укрупнения поставок вплоть до принятия готовых объектов и типизации решений. Это особенно показательно в отношении различного электротехнического оборудования — от опор ЛЭП до комплектных подстанций.

Мировая тенденция сегодня — всё большая рассеянность источников электроэнергии, «диспергизация» генерации (малая распределенная энергетика., о которой мы упоминали в гл. 2). Другое дело, что во многих случаях эта тенденция не оправдана ни экономически, ни с позиций здравого смысла. Тем не менее, хотим мы этого или не хотим, появился рынок, где требуются станции малой и средней мощностей, в большинстве случаев теплофикационные (а то и так называемая тригенерация, обеспечивающая выработку электроэнергии, теплоты и холода), имеющие схожие параметры и практически одинаковое устройство. На этот вызов рынка уже откликнулись крупнейшие производители газовых турбин, создающие на их основе серийные установки (ГТУ, ЛГУ) и даже целые электростанции. В качестве примера приведем электростанции фирмы Ansaldo — модели от 1АЕ643- СС1М (112 МВт) до 2АЕ943-СС1М (885 МВт), а также электростанции фирмы Siemens — модели SCC на базе промышленных газовых турбин электрической мощностью 36—130 МВт и энергетических газовых турбин мощностью до 340 МВт. На рынке присутствуют парогазовые электростанции и других производителей — GE Energy, Ebara Corporation и др.

Развитие бизнеса «готовых» электростанций идет в направлении решения всего комплекса взаимосвязанных вопросов: конструирования и изготовления (полностью или частично) основного оборудования, проектирования объекта (энергоблока, станции), управления строительством или надзора за строительством, подготовки к эксплуатации. При этом наблюдается закономерность: успешно осуществить поставку «под ключ» технических решений высокой степени типизации может только мощная инжиниринговая компания, интегрирующая все основные бизнесы создания энергообъекта.

В то же время типизация, безусловно, не исключает гибких, настроенных в интересах заказчика, индивидуальных решений, которые могут быть предложены в разумных границах технологических возможностей. В данной области преимущество у компаний с максимальной степенью интеграции не только в сфере инжиниринга, но и в сфере производства оборудования. Яркий пример тому — концерн Alstom, являющийся уникальным поставщиком услуг по проектированию и изготовлению всего спектра оборудования для любых электростанций — от турбин и генераторов до котлов и систем контроля качества воздуха. Помимо поставок «под ключ» электростанций такие возможности реализованы в программе Plant Integrator1 м, предлагающей клиентам:

  • • отдельные пакеты компонентов и систем управления, оборудование от отдельных единиц до «силового острова» и станции в целом;
  • • услуги по эксплуатации (включая долгосрочные сервисные договоры);
  • • технические решения по реконструкции, техническому перевооружению (модернизации) электростанций.

Первый шаг к унификации технических решений по строительству атомных электростанций сделали в 2010 г. Всемирная ядерная ассоциация (WNA) и ряд компаний — производителей реакторов при поддержке основных «операторов» АЭС . Была достигнута договоренность о стандартизации конструкций атомных реакторов в международном масштабе. Создана рабочая группа по оценке конструкций реакторов и лицензированию CORDEL (Cooperation in Reactor Design Evaluation & Licensing), в задачу которой вхо1

дит организация сотрудничества на всех этапах реакторосгроения, обмена информацией с межправительственными структурами и создания общемирового стандарта. CORDEL опубликовала доклад «Международная стандартизация конструкции атомного реактора», в котором предлагается осуществление мировой стандартизации в грех направлениях:

  • • общая оценка проекта;
  • • проверка и утверждение проекта;
  • • прохождение международной проектной сертификации.

Одной из наиболее успешных реализаций обсуждаемого подхода к строительству энергообъектов ТЭС служит деятельность компании Hitachi Power Europe GmbH (НРЕ)[3]1 — европейского подразделения концерна Hitachi. Особенно впечатляющими выглядят успехи НРЕ в области строительства пылеугольных энергоблоков на суперсверхкритические параметры пара (600—620 °С, 26—30 МПа) для сжигания каменных и бурых углей (лигнитов) с наибольшим пока достижимым КПД, равным соответственно 45 и 43 %. В качестве успешно реализованных (или реализуемых на момент написания книги) проектов можно назвать энергоблоки (станции) в Германии: «Вальсум» (1x750 МВт), «Боксберг» (1x670 МВт), «Нойрат» (2x1100 МВт), «Даттельн» (1x1100 МВт), и в ЮАР: «Медули», «Кузиле» (по 6x800 МВт) и др.

Компания позиционирует себя[3]2 в качестве «изготовителя энергоблоков», подразумевая при этом компетенции в следующих областях:

  • • «планирование согласований» — подготовка документов и заявок для согласования и консультаций с органами власти (соответствует российскому понятию «исходно-разрешительная документация»);
  • • «разработка концепции» — подготовка обоснования инвестиций, оценка эффективности, «моделирование работы в циклическом режиме»;
  • • «общий и технический инжиниринг» — деятельность «от проектирования процессов до инжиниринга электрооборудования, контрольно-измерительных приборов и автоматики, общей планировки станции»;
  • • «управление проектом» — составление графиков работ, контроль сроков, текущая оценка затрат, контроль качества»;
  • • «закупки».

Типовые ТЭС ПГУ и ГТУ предлагают уже и российские компании. Так, на базе газотурбинного двигателя ГТД-110 разработаны принципиальные технические и схемные решения по ПГУ-325 и ПГУ-170 конденсационного и теплофикационного типов. Они предусматривают применение оборудования ведущих российских энергомашиностроительных компаний: НПО «Сатурн», ОАО «ЭМ-альянс», НПО «ЭЛСИБ», ОАО «УТЗ», «Е4-СибКОТЭС» (табл. 3.2)[3]3.

Типовые решения для ТЭС на базе ГТД-110

Оборудование и вид работ

ПГУ-325

ПГУ-170

Производи-

Тип

Число

Тип

Число

Газовая турбина

ГТД-110

2

ГТД-110

1

НПО

«Сатурн»

Генератор газовой турбины

ТФ-110( Г)-2У 3

2

ТФ-110(Г)-2УЗ

1

НПО

«ЭЛСИБ»

Котел-утилизатор

Е-150

2

Е-150

1

ОАО «ЭМ- альянс»

Паровая турбина

К-100-6,8 (Т-78/96-6,8)

1

К-50-6,8

1

ЗАО «УТЗ»

Генератор паровой турбины

ТФ-110-2УЗ

1

ТФ-63-2УЗ

1

НПО

«ЭЛСИБ»

АСУ ТП

и инжиниринговые услуги

«Е4-Сиб-

КОТЭС»

Типизация пока выполнена на уровне тепловых схем, компоновочных решений и главных схем электрических соединений. Разработаны укрупненные финансово-экономические модели, графики строительства. При этом следует особо подчеркнуть ведущую роль инжиниринга в интеграции технических решений, применяемого оборудования, компоновочных моделей и общих моделей организации строительства.

Закрытое акционерное общество «Северо-Западная инжиниринговая корпорация» предлагает инвесторам ряд проектов ПГУ и ГТУ ТЭС мощнос- тного ряда 40; 80; 120 МВт высокой степени готовности на базе ГТ MS5002E мощностью 32 МВт, выпуск которой освоен в ЗАО «Невский завод» по лицензии фирмы Nuovo Pignone (General Electric group)[6]. Компания декларирует существенные преимущества своих решений для заказчиков за счет коротких сроков выполнения проекта благодаря наличию рабочей документации на котел и ГТУ, комплексной поставки оборудования в достаточно небольшие сроки и т.п. Вместе с тем в предложении отсутствуют (на момент написания книги) типовые модульные решения по паротурбинной установке для ПГУ, что делает такой проект незавершенным с точки зрения поставки готового продукта.

Сравнение рыночных и технологических характеристик нового вида «товара» — готовой модели электростанции и «традиционного» товара — модели по существующим технологиям приведено в табл. 3.3. В основу сравнения положено соблюдение единых исходных данных — номинальной электрической мощности, номинальной тепловой мощности, площадки строительства, вида топлива и эффективности его использования.

Характеристики «товарных» моделей тепловых электростанций, предлагаемых потребителям (инвесторам)

Традиционно созданная модель в практике современного инжиниринга

Готовая модель

Примечание

Преимущества

Недостатки

Преимущества

Недостатки

Установившиеся бизнес-процессы, под которые «подстроились» все участники строительной деятельности

Каждый раз модель разрабатывается практически «с нуля» (из-за «придумываемых» особенностей тепловой схемы, а главное, из-за применения нового оборудования, что почти всегда оказывает ничтожное влияние на стоимость проекта)

Нацеленность на результат, а не «на процесс» строительства с привлечением множества ненужных сторон

Отсутствие возможности «тонкой настройки» с учетом требований инвестора (заказчика)

В подавляющем числе случаев преимущества «тонкой настройки» не очевидны. Более того, «уточняющие» требования инвестора (заказчика) к ТЭС всегда субъективны и во многих случаях непрофессиональны

Имеется теоретическая возможность снижения стоимости закупок: услуг проектировщиков, оборудования, аппаратуры, материалов

Модель (комплекс чертежей) разрабатывается параллельно ходу строительства, из-за чего происходят нестыковки технических решений и выдаваемых внешних ТУ, а также применяемого оборудования

Наибольшее соответствие рыночным принципам экономики с четким разделением интересов инвестора, заказчика (застройщика), ЕРС (ЕРСМ)-подрядчика, в том числе поставщика станции «под ключ»

Отсутствие возможности снижения стоимости проекта, зависящей от сиюминутной ситуации на рынке оборудования и услуг (возможность «игры» на стоимости из-за актуальных политических и экономических факторов, а также из-за разукрупнения закупочных лотов)

Опыт показывает, что минимизация стоимости при «игре» на актуальной рыночной стоимости оборудования, работ и услуг, при проведении закупочных процедур «россыпью» (разукрупнение лотов) в подавляющем большинстве случаев мнимая. Это обусловлено понятными объективными и субъективными причинами, вытекающими из условий развития российской экономики

Традиционно созданная модель в практике современного инжиниринга

Готовая модель

Примечание

Преимущества

Недостатки

Преимущества

Недостатки

Сроки разработки модели увеличиваются в связи с необходимостью проведения тендерных процедур по закупкам оборудования, аппаратуры и материалов

Минимизация цены проекта за счет глубокой проработки технических решений и их связи с конкретными видами оборудования (не только основного, но и вспомогательного)

Сроки и стоимость проекта отличаются значительной степенью неопределенности в связи с необходимостью проведения большого числа официальных процедур: корпоративных, между участниками строительной деятельности, закупочных, согласительных (порой по самым незначительным техническим вопросам)

Сроки реализации проектов значительно сокращаются за счет уменьшения времени проектирования. Фактически идет лишь привязка типового проекта к внешним условиям — геологическим, топографическим, инфраструктурным

В проекте задействовано большое число людей, значительная часть времени которых тратится на взаимоувязку деталей процесса разработки проектной и рабочей документации, организацию и проведение тендерных процедур, получение исходноразрешительной документации. Данный вариант полностью отвечает приоритету процесса над результатом

Очевидно, что в электросетевом комплексе рынок «готовых подстанций» вследствие большей совместимости и относительной компактности электротехнических устройств намного более развит. В нём уже отчетливо проявляются тенденции поставки типовых объектов с сегментами готовой проектной и рабочей документации, подстанций заводского изготовления с разными схемами первичных соединений, строительства «под ключ» бетонных или металлокаркасных сооружений высокой заводской готовности.

Заказчикам известны такие компании, как ABB, Siemens, ЗАО «УК ЭнТерра», концерн «Высоковольтный союз», ОАО «ЛОЗ-СЗМА», группа компаний «Электрощит» (г. Самара) и др. В частности, ООО «РОСПОЛЬ— ЭЛЕКТРО+» одна из первых на российском рынке предложила закрытое распределительное устройство высокой степени заводской готовности в модульных зданиях — от традиционных ЗРУ в одном модуле до передвижных двухэтажных трансформаторных подстанций 35/6(10) кВ.

Конечно, поставка готовых ТЭС должна иметь свою рыночную нишу, свои плюсы и минусы в технологическом плане, но в целом ряде случаев этому бизнесу нет разумной альтернативы с точки зрения эффективности проекта для инвестора, если он только заинтересован, как об этом говорилось выше, в конечном результате, а не в «процессе». Иначе говоря, если он хочет действительно удешевить строительство, а не удорожить его, хотя последнее сейчас является достаточно распространенным желанием среди менеджмента (а иногда и среди собственников!) промышленных и генерирующих компаний.

  • [1] К ним относятся руководители отделов, заместители главного инженера, ГИП, заместительдиректора по производству, главный инженер и т.п.
  • [2] В российских элетросетевых компаниях при расчете тарифа на передачу энергии введеноRAB-регулирование — вид долгосрочного тарифообразования на услуги по передаче электроэнергии методом доходности инвестированного капитала, призванный заменить прежний механизмтарифообразования «затраты плюс».
  • [3] 3 Материалы взяты из презентации НПО «ЭЛСИБ».
  • [4] 3 Материалы взяты из презентации НПО «ЭЛСИБ».
  • [5] 3 Материалы взяты из презентации НПО «ЭЛСИБ».
  • [6] Калинин В.Р., Блинов А.Н., Хаев В.К. Особенности проектирования энергетических установок на современном этапе // Теплоэнергоэффективные технологии. 2010. № 1/2.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >