5.7. Особенности самооценки лиц средней взрослости в контексте социальных изменений

Средняя взрослость - возрастной этап приблизительно с 35 до 60 лет, - с одной стороны, признается периодом расцвета в карьере, семейной жизни, в творческих достижениях, периодом достижения личностной зрелости и реализации своих возможностей; с другой - рассматривается, как время наибольшей тревоги, депрессий, кризисов и стрессов (Крайг, 2000; Ливехуд, 2000; Малкина-Пых, 2005; Шихи, 1999). Такая неоднозначная трактовка данного возрастного этапа зависит не только от событийной структуры прошедшего жизненного пути и наличной жизненной ситуации, но и от того, как сам человек воспринимает и оценивает свое прошлое, свои достижения и упущения, свой потенциал, личностные качества и способности.

В результате радикальных событий в России па рубеже 90-х годов прошлого века, приведших к смене общественно-политического устройства страны, социально-экономической формации, а также типа культуры (с коллективистской на индивидуалистскую), произошел «цивилизационно-ценностный сдвиг» (Семенов, 2009). Перед взрослой личностью практически заново встала задача определения своей жизненной позиции, конструирования идентичности своего «Я», самоподтверж- дения, самовыражения и самоутверждения. Личность заново должна ответить па вопросы: «Кто Я?», «Что я сегодня способна (могу) делать?», «Чего я хочу?», более того, как указывает А.Н. Славская (Абульханова, Березина, 2001), в настоящее время личность должна ответить на каждый из этих вопросов в отдельности и на все три в единстве. А именно, если я этого хочу, то могу ли я это сделать? Если я могу так поступить, то хочу ли я этого, а поступив так, останусь ли я при этом собой, сохранив свое «Я»? Таким образом, речь так или иначе идет о самооценке человека среднего возраста, которая может обусловливать не только разное восприятие и интерпретацию собственной жизни и своего «Я», но и повлиять на саму организацию жизни.

Цель настоящего исследования состояла в попытке ответить на вопрос о влиянии конкретно-исторических условий современной России на содержательные и уровневые характеристики самооценки лиц средней взрослости. Предпринятое эмпирическое исследование было посвящено сравнительному анализу особенностей самооценки людей средней взрослости (35-55/60 лет), который осуществлялся между двумя выборками: первая выборка - 100 человек, исследование проходило в 1983-1984 гг. (результаты исследования представлены в работах Бороздина, Молчанова, 1996; 1997; 2001), вторая выборка - 110 человек (2007-2008 гг.)[1]. Анализ осуществлялся по методикам: «Кто Я?», «Лист прилагательных», модифицированному варианту методики Дембо-Рубинштейн (описание методик в параграфе 5.4).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Полученные результаты показывают, что в фокус самооценивания участников исследования, проведенного в 2007- 2008 гг., как и в выборке 80-х годов, попадают сферы, наиболее приоритетные для всего жизненного цикла: «личностные характеристики», «семья и отношения в ней», «увлечения, интересы», «деловая сфера», «социальные контакты», однако меняются значение и частота упоминания этих сфер (табл. 12). Число указаний на свои личностные особенности, интеллектуальные характеристики, увлечения, внешность, а также описание стиля жизни и отношения к ней значительно возрастает, в то время упоминание социальных контактов, домашних дел, профессиональной деятельности заметно снижается. Ряд категорий исчезает из самоописаний (у мужчин - «членство в организациях», «возраст» и др.), другие, наоборот, появляются («религия»). Изменяется также конкретное наполнение и раскрытие называемых сфер жизнедеятельности и личностных проявлений.

Анализ самоописаний показывает, что, как и раньше, развитие взрослого человека можно описать в контексте трех самостоятельных систем, которые соотносятся с различными аспектами его «Я» (Крайг, 2000): личное «Я», «Я» как член семьи и «Я» как работник, профессионал («Я - хороший человек, работник и незаменимый семьянин», как написал один из наших респондентов). Вместе с тем наблюдаются и некоторые изменения: особую акцентированность приобретает тема личного «Я», характеристика своего индивидуального стиля жизни; в целом становится больше оценочных суждений (у мужчин - 44,1%, у женщин - 45,9%; в то время как в выборке 80-х - 29,2% и 33,3%, соответственно), среди которых меньше встречается негативных оценок; в большей степени выражена ориентированность на будущее, целеустремленность и оптимизм.

Содержание самоописаний двух выборок

Таблица 12

Категории

Выборка 2007-2008 гг.

Выборка 1983-1984 гг.

Женщины

Мужчины

Женщины

Мужчины

1

Личностные характеристики

43,8

32,7

24,1

23,4

2

Увлечения, интересы

10,3

9,4

10,3

13,8

3

Семья и отношение в ней

7,2

7,3

14,8

12,3

4

Стиль жизни, отношение к ней

7,1

7,1

1,3

1,3

5

Деловая сфера

5,9

И

13,3

12,8

6

Вкусы, предпочтения

4,6

3,5

5,8

3,3

7

Внешность

4,0

3,2

1,6

1,6

8

Социальные роли

2,7

2,7

1,7

2,8

9

Социальные контакты

2,2

2,7

9,1

10,1

10

Анализ жизненного пути

2,1

2,0

0,4

0,5

И

Стремления, желания

2,1

1,3

1,2

1,2

12

Пол

1,6

1,9

3,2

2,1

13

Человек

1,5

4,0

1,4

2,1

14

Интеллектуальные характеристики

1,5

4,0

0,6

1,1

15

Быт, домашние дела

1,2

0,1

5,1

1,6

16

Здоровье

0,3

0,6

1,0

1,1

Окончание таблицы 12

17

Социальный статус/происхождение

0,3

0,5

0,8

1,1

18

Ценности жизни

0,3

0,5

0,8

0,5

19

Место жительства

0,3

0,4

0,3

0,7

20

Страхи, опасения

0,3

0,2

0,1

21

Гражданство

0,2

1,3

0,4

0,5

22

Религия

0,2

0,2

28

Членство в организациях

0,1

1,2

3,3

24

Возраст

0,1

0,4

0,4

25

Звания, награды

0,1

0,1

0,4

26

Фамилия, имя

1,6

0,2

0,7

27

Национальность

0,4

0,4

0,4

28

Материальное благополучие

0,2

0,4

0,5

29

Участник ВОВ

0,4

30

Ответы, связанные с ситуацией проведения теста

-

1,0

-

-

31

Другие ответы

0,2

Ранее указывалось (Бороздина, Молчанова, 1996; 2001), что, отвечая па вопрос «Кто Я?», респонденты нередко заменяют его вопросом «Какой Я?». Методика «Лист прилагательных» дает возможность получить более полные и детальные ответы на данный вопрос.

Сравнение полученного «автопортрета» современных людей в возрасте средней взрослости с «автопортретом» респондентов того же возраста, исследуемых более двадцати лет назад (табл. 13), обнаруживает как общие, так и отличительные черты. Следует отметить, что современные мужчины, так же как и опрошенные ранее, наиболее часто приписывают себе следующие позитивные черты: «самостоятельный», «трудолюбивый», «работоспособный», а большинство женщин считали себя общительными, отзывчивыми и добросовестными. Я-образы респондентов оказались достаточно похожими и в своей негативной части: они чаще всего характеризуют себя как вспыльчивых и раздражительных; женщины, кроме того, считают себя, как и раньше, обидчивыми и тревожными, а мужчины - упрямыми.

Таблица 13

Перечень черт, наиболее часто отбираемых респондентами двух выборок из «Листа прилагательных» (приводится процент выбравших данную черту)

Женский

%

Общий

%

Мужской

%

п

Заботливый

64

Честный

75

Самостоятельный

71

?

Добрый

63

Добросовестный

74

Трудолюбивый

67

Р

Общительный

62

У важительный

73

Работоспособи ы й

67

В

Преданный

61

Отзывчивый

70

Л юбоз нате л ьн ы й

67

Л

Исполнительный

68

Серьезный

61

я

Дружелюбный

64

Обидчивый

53

Дисциплинированный

63

Упрямый

46

в

Грустный

47

Доверчивый

62

ы

Утомленный

46

Доброжелательный

61

Б

Тревожный

38

О

Неуверенный

35

Вспыльчивый

43

Р

Неорганизован-

35

Раздраж ител ьн ы й

41

К

ный

Л

Женский

%

Общий

%

Мужской

%

в

Общительный

68

Деликатный

65

Работоспособный

67

т

Женственный

63

Трудолюбивый

63

о

Добросовесгн ы й

61

Упрямый

36

Самостоятельный

63

Р

Отзывчивый

61

Вспыльчивый

30

Л

Раздражительный

26

я

Обидчивый

37

Властный

33

Тревожный

25

Ленивый

33

в

ы

Б

О

Р

К

Л

Однако «автопортрет» современных взрослых обнаруживает большее разнообразие, большую индивидуализированность. Если в первой выборке в общем «автопортрете» респондентов можно было выделить девять качеств, которые выбирали более

60%, то в настоящее время - только одно. Из общего «автопортрета» исчезли такие качества, как «честный», «уважительный», «дружелюбный», «доброжелательный», «исполнительный», «дисциплинированный», «доверчивый»; из женского - «заботливый», «добрый», «преданный»; из мужского - «любознательный», «серьезный». Как видим, наибольшие изменения коснулись качеств, направленных на другого: респонденты стали меньше приписывать свойства, так или иначе отражающие их гуманное и дружественное отношение к другим людям. В то же время женщины стали чаще как наиболее точную характеристику Я-образа выбирать качества, характеризующие внешний облик (например, 63% из них выбрали качество «женственность»; 45,76% - «привлекательный»; 42,37% - «красивый») и интеллектуальные характеристики (качество «умный» выбрали 49,15% женщин).

Современные женщины в целом менее склонны приписывать себе негативные качества: 37% из них (против прежних 53%) полагают, что их характеризует обидчивость; 25% (против 38%) - тревожность; 11,9% (против 46%) - утомляемость; 10,2% (против 35%) - неуверенность, 5,1% (против 47%) - грусть. Большее число женщин стали считать себя веселыми, жизнерадостными, счастливыми и в то же время целеустремленными, самостоятельными, сильными, умными.

В индивидуальных «автопортретах» современных мужчин, наоборот, расширился список негативных качеств, включенных в Я-образ. Таким образом, обнаруживается разноплановая динамика позитивности Я-образа у женщин и мужчин: если у первых она растет, то у вторых несколько снижается, что можно проследить и по индексам самоприятия. Индекс самоприятия, т.е. отношение числа положительных черт к общему числу выбранных прилагательных, достаточно высок и составляет 0,76 (у мужчин - 0,70; в первой выборке равнялся 0,78); у женщин - ОД) (ранее - 0,74).

Что касается уровневых характеристик самооценки, то мы анализировали выборки по высоте реальной и идеальной самооценок, которые респонденты проставляли на 13 шкалах:

«здоровье», «ум», «характер», «счастье», «внешность», «жен- ственность/мужественность», «удовлетворенность работой», «уверенность в себе», «отношение с людьми», «семейное благополучие», «материальное благополучие», «общая оценка себя», «будущее». Реальная самооценка, измеряемая в 2007-2008 гг., в целом по выборке по всем шкалам за исключением оценок по шкалам «удовлетворенность работой» и «материальное благополучие» значимо выше (критерий Манна-Уитни; р < 0,05) самооценки 80-х годов.

Анализируя отдельно профили самооценок в группе мужчин и женщин, можно заметить, что современные взрослые независимо от пола оценивают себя выше. Однако при сравнении групп мужчин не выявлены значимые отличия в самооценках здоровья, счастья, удовлетворенности работой, семейного и материального благополучия, и в то же время регистрируется значимое повышение (р < 0,05) оценок своего интеллекта, внешности, характера, мужественности, уверенности в себе, удовлетворенности социальными контактами, а также общей оценки себя и оценки своего будущего. Наибольший разрыв в самооценках респондентов-мужчин двух выборок обнаруживается по шкалам «общая оценка себя», «мужественность» и «внешность».

Сравнение женских субвыборок по высоте реальной самооценки не обнаруживает значимых отличий (критерий Манна- Уитни) только по шкалам «удовлетворенность работой», «семейное благополучие» и «материальное благополучие»; по всем остальным параметрам самооценка современных женщин значимо выше (р < 0,05). В наибольшей степени самооценки современных женщин выросли по шкалам «будущее» и «отношение с людьми».

Исходя из приведенных данных, можно заключить, что новое поколение взрослых, находящихся в периоде средней взрослости, оценивает себя более позитивно, выше ценит себя как в целом, так и по отдельным параметрам. При этом стоит отметить, что самооценка женщин претерпевает большие изменения по сравнению с самооценкой мужчин, по крайней мере женщины воспринимают себя как более счастливых и здоровых, тогда как у мужчин эти оценки существенно не изменились. Отсутствие значимых изменений в оценках своего семейного и материального благополучия, а также в удовлетворенности работой, по-видимому, объяснимо тем, что эти аспекты жизни человек не может целиком отнести к своему «Я», и он не в состоянии полностью их контролировать.

Если сравним самооценки мужчин и женщин первой выборки, то окажется, что самооценка мужчин по большинству шкал за исключением «внешности» выше, чем у женщин. Этот подъем в соответствии с критерием Манна-Уитни значим (р < 0,05) по шкалам: «здоровье», «ум», «будущее», «уверенность в себе», «семейное благополучие» (Бороздина, Молчанова, 1997, 2001). Во второй выборке (2007-2008 гг.), несмотря па то что самооценки мужчин также пролегают выше самооценок женщин по большинству шкал, значимые различия обнаруживаются лишь по самооценке уверенности в себе: женщины традиционно считают себя менее уверенными; по остальным шкалам значимых гендерных различий не обнаружено. На основании этого факта можно заключить, что самооценка именно женщин средней взрослости обнаруживает более заметный рост. Видимо, социальные изменения, произошедшие за последние два десятилетия, в большей степени оказали влияние на самооценку женщин: они стали ощущать себя более счастливыми, здоровыми, умными, полными надежд и оптимизма. Сравним, к примеру, типичные пояснения женщин по шкале «будущее»: в первой выборке (80-е годы) - «основные годы позади, хотелось бы, чтобы конец был более отдален»; «какое, к черту, будущее после 50 лет, но все-таки есть работа, нужна людям, детям»; «все лучшее позади»; «все будет хуже: характер, здоровье и т.д.»; во второй выборке (2007-2008 гг.) - «в будущем я, надеюсь, меня ждут много радостных дней, я это заработала», «после 40 жизнь только начинается, я это знаю»). Сходство в уровне реальных самооценок современных мужчин и женщин, обусловленное, в первую очередь, повышением самооценок в женской группе, в какой-то степени подтверждает высказываемые мнения об изменении психологических характеристик женщин в направлении уменьшения дифференциации с традиционно мужскими чертами личности (Кои, 2002).

Лица в возрасте средней взрослости отличаются весьма высокой идеальной самооценкой, которая значимо выше (р < 0,05) у респондентов современного поколения взрослых по шкалам «уверенность в себе», «удовлетворенность социальными контактами», «общая оценка себя», а в группе мужчин, кроме того, по шкалам «материальное благополучие» и «внешность». Таким образом, идеальная самооценка оказывается более устойчивой к воздействию социальных изменений.

Таблица 14

Факторная структура самооценки мужчин двух выборок

Первая выборка

Вторая выборка

Параметры

F1

F2

F3

F4

F5

F1

F2

F3

F4

F5

1

Здоровье

0.953

0,955

2

Ум

0,852

0,907

3

Характер

0,665

0.420

0,644

4

Счастье

0,801

0,809

5

Внешность

0.807

0.642

6

Мужественность

0,809

0,685

0,422

7

Удовлетворенность работой

0,477

0,718

0,906

8

Уверенность в себе

0,792

0,564

0,498

9

Отношения с людьми

0,745

0,812

10

Семейное

благополучие

0,859

0.827

11

Материальное

благополучие

0,661

0,490

0.814

12

Общая оценка себя

0,638

0,611

0,555

0,531

13

Будущее

0,421

0,700

0,522

0.556

С целью выяснения структурной организации самооценки был проведен факторный анализ методом главных компонент с varimax-вращением (табл. 14, 15).

В выборке 1983-1984 гг. у мужчин первый выделенный фактор, объясняющий 24,4% дисперсии, условно можно назвать «ощущение счастья», в который, помимо оценок по шкале «счастья», включены оценки собственного семейного и материального благополучия, отношений с другими людьми, удовлетворенности работой и будущего. При этом ощущение счастья не связано с общей оценкой себя, которая входит во второй фактор, объясняющий 22,48% дисперсии, и оказывается соединенной с оценками мужественности, уверенности в себе, удовлетворенности работой и материального благополучия. Второй фактор можно назвать фактором «маскулинности», поскольку он включает стереотипные гендерные представления, каким должен быть мужчина: мужественным, уверенным в себе, с чувством собственного достоинства, зарабатывающим деньги и ориентированным на работу. Любопытно, что оценка собственного интеллекта входит лишь в четвертый фактор, хотя также оказывается связанной с общей оценкой себя.

Структурная организация самооценки мужчин второй выборки (2007-2008 гг.) имеет как сходные, так и отличительные черты. Сходство состоит в том, что первый фактор, объясняющий 26,6% дисперсии, также можно по смыслу обозначить, как «ощущение счастья», однако «наполнение» этого фактора несколько отличается от предыдущей выборки. Современным мужчинам средней взрослости для ощущения счастья необходимы и высокая оценка себя в целом, и оценки своей внешности, мужественности, уверенности в себе, характера и др. Оценки семейного и материального благополучия, так же как и в первой группе, связаны и соединены с оценкой будущего, но теперь они составляют лишь второй фактор (18,5% дисперсии). Оценка своих интеллектуальных характеристик становится более значимой, теперь она входит в третий фактор (7,33%) и соединена не только с общей оценкой себя, как было в группе мужчин более двадцати лет назад, но и с оценкой своей мужественности, уверенности в себе, характера, т.е. можно сказать, что интеллект начинает входить в представление о собственной маскулинности. Оценка собственного здоровья в данной возрастной группе не является значимой, составляет в обеих выборках последний пятый фактор.

Удивительно, что в группе современных мужчин оценка своей удовлетворенности работой перемещается с первого-второго факторов в четвертый. По-видимому, данный факт свидетельствует о падении значимости удовлетворенности работой для самооценки мужчин. Собственное отношение к работе перестает быть связанным с общей оценкой себя, с представлением о своей мужественности, уверенности в себе и т.д. Возможно, что для современных мужчин наиболее важными становятся достижения в карьере, успех в работе, а не отношение к ней. Из литературы известно, что средний возраст является периодом профессиональных кризисов, переосмысления своей профессиональной карьеры, когда решается вопрос о ее изменении, о выстраивании новых планов и постановке новых целей (Крайг, 2000). Поэтому наибольшую ценность начинает представлять личное «Я», в том числе и оценка себя как профессионала, качества личности, способствующие успеху, а не то, как складывается ситуация и отношения на конкретном месте службы.

У женщин первой выборки первый фактор (22% дисперсии) по смыслу можно обозначить как «Я - работник», когда общая оценка себя в первую очередь связывалась с оценкой своего интеллектуального потенциала, уверенности в себе, удовлетворенности работой (табл. 16). Второй фактор (20,7% дисперсии) центрирован вокруг параметра «счастья», оценка которого оказывается связанной с оценками семейного и материального благополучия, удовлетворенностью работой, социальными контактами. Оценка своей внешней привлекательности для женщин средней взрослости 80-х годов образует отдельный фактор - третий (13,7%). В четвертом факторе соединены оценки своего характера и удовлетворенности отношениями с другими людьми, что кажется вполне логичным. Последний пятый фактор (11,1%) объединяет оценки своего здоровья и будущего. С одной стороны, женщинам данной возрастной группы подобно мужчинам не свойственно придавать большое значение здоровью, но, с другой, именно с ним женщины связывают свое будущее.

Таблица 15

Факторная структура самооценки женщин двух выборок

Первая выборка

Вторая выборка

Параметры

F1

F2

F3

F4

F5

F1

F2

F3

F4

F5

1

Здоровье

0.891

0.936

2

Ум

0.865

0,884

3

Характер

0,790

0,551

0,502

4

Счастье

0.810

0,744

0,491

5

Внешность

0.712

0.616

0.551

6

Женственность

0.841

0,855

7

Удовлетворенность работой

0,681

0,486

0,458

0,725

8

Уверенность в себе

0.718

0.500

0,782

9

Отношения с людьми

0.466

0,672

0,448

0.678

10

Семейное

благополучие

0,805

0.810

11

Материальное

благополучие

0.726

0.868

12

Общая оценка себя

0.787

0.506

0,535

13

Будущее

0,444

0.579

0.773

Структурная организация самооценки меняется в группе современных женщин средней взрослости. Так, оценка своего интеллекта, хотя остается связанной с общей оценкой себя, но образует уже третий фактор (14,2% дисперсии), а удовлетворенность работой - четвертый (13%). Несмотря па деловую загруженность, ориентированность на профессиональный успех и достижения, современные респонденты придают меньшее значение работе. Этот факт в какой-то степени согласуется с результатами методики «Кто Я?» (табл. 12), выявляющей, что относительно предыдущей выборки женщины стали реже упоминать при самоописании свою профессиональную деятельность. Первый же фактор (26,1%) по смыслу можно обозначить как фактор «благополучия»: женщины придают большую значимость семейному и материальному благополучию, ощущению счастья, внешности, социальным контактам. Второй фактор (25%) образуют ряд шкал, но наибольший вес имеет оценка собственной женственности, которая сопряжена не только с внешностью, как было в первой выборке, но и с оценкой своего будущего, характера, счастья, удовлетворенности отношениями с другими людьми. Складывается впечатление, что для современных женщин средней взрослости очень важен образ «благополучной женщины»: привлекательной, женственной, счастливой, уверенной в себе, с чувством собственного достоинства, довольной своей семейной жизнью и материальным положением.

Таким образом, основная тенденция динамики структурной организации самооценки лиц средней взрослости, произошедшей за последние двадцать лет, - усиление значимости своей внешней привлекательности одновременно со снижением значимости оценок удовлетворенности работой. Мужчины в большей степени стали ценить свои отношения с другими, а не семейное благополучие; мужественность, а не материальное положение; внешность, уверенность в себе, значимость своего «Я», а не удовлетворенность работой. Для женщин в зрелом возрасте более важными становятся оценки своего материального и семейного благополучия, своей внешности и женственности. Такая удивительная неакцентированность темы работы в самооценке современного поколения взрослых, возможно, объясняется тем, и это в первую очередь касается мужчин, что они перестали связывать свою идентичность и самореализацию только с профессиональной деятельностью: личные качества становятся более важными, чем удовлетворенность работой.

Несмотря на то что полученные результаты об изменении самооценки под влиянием социального контекста следует рассматривать лишь как предварительные, мы можем отметить, с одной стороны, наличие некоторых «возрастных констант», а с другой - общую тенденцию в ее динамике. Исследуя в 80-х годах самооценку лиц средней взрослости (Бороздина, Молчанова, 2001), мы указывали, что их позицию, грубо схематизируя, можно передать формулой: «Я оцениваю себя относительно невысоко, но я принимаю себя и доволен достигнутым». При этом отмечали, что первая часть формулы точнее отражает самооценку женщин; вторая - лучше передает самоощущение мужчин, более уверенных, счастливых и довольных своей работой и семьей. Современное поколение взрослых данного возрастного периода в большей мере характеризует только вторая часть формулы: они достаточно высоко оценивают себя и свой потенциал, принимают себя, довольны собой и стремятся к большему. В современных условиях человек средней взрослости свой возраст, по-видимому, рассматривает не как период сохранения того, что достигнуто, не как время начала подведения итогов, а как старт наиболее творческого периода, сохраняя то состояние духа, которое обычно характерно для молодых, - оптимизм, ощущение открытой перспективы и ценности своего «Я».

* * *

Результаты, полученные в приведенных выше исследованиях, скорее ставят новые вопросы, касающиеся проблемы ста- бильности/изменчивости самооценки, чем дают окончательные ответы. Создается достаточно пестрая картина факторов, определяющих ту или иную динамику самооценки, среди которых мы выделили как главные - тип семейных отношений, соматический статус, возраст и социальный контекст. Следует, однако, отметить, что, во-первых, эти факторы действуют не изолированно, а совместно, взаимодополняя друг друга, а во-вторых, решающим остается сам субъект, через внутреннюю жизнь и индивидуальный опыт которого эти факторы не только преломляются, но с какого-то момента он сам способен их «преломлять». Важным представляется раскрытие механизмов процесса самооценивания, смена которых ведет к кратковременным или долговременным изменениям в стабильности самооценки: существенным является, проводит ли человек самооценивание через сравнение со сходными или несходными другими, оценивает себя по прошлому или настоящему, ориентируется на «хочу», «могу» или «есть», на собственные достижения или чужие оценки. Кроме того, были выявлены способы, поддерживающие самооценку на приемлемом для субъекта уровне, противостоящие давлению обстоятельств (здоровья, возраста, социума), компенсирующие их негативное воздействие или позволяющие использовать и интерпретировать их по-другому в связи с собственной индивидуальностью.

  • [1] Автор выражает искреннюю признательность И.А. Чуриковой за помощь в сборе данных на этом этапе исследования.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >