Психологический витаукт: есть о чем спорить?

Как видно из предыдущего параграфа, основной тенденцией изменения самооценки является падение ее высоты. Означает ли такая динамика самооценки снижение в позднем возрасте и ценности своего «Я», нарастание негативного отношения к себе? Согласно адаптационно-регуляторной теории старения, разработанной В.В. Фролькисом (1985), наряду с разрушительными процессами старения, сокращением адаптивных возможностей организма существуют процессы, стабилизирующие его жизнедеятельность, восстанавливающие и компенсирующие многие изменения, вызванные старением, которые были названы витауктом.

Нас интересовал вопрос, существуют ли процессы психологического витаукта на уровне Я-концепции и если да, то в чем они выражаются?

Проведенное исследование, описанное выше, обнаружило, что, действительно, наряду с общим снижением уровневых показателей самооценки с возрастом нарастают факторы, уберегающие систему «Я» от разрушения, поддерживающие ее стабильность, которые в комплексе образуют психологический витаукт (см. Молчанова, 1999, 2006), т.е. некоторый «ресурс сопротивляемости внешним и внутренним деструктивным воздействиям» (Баева, 2006). К нему относятся:

  • 1) Наличие у лиц позднего возраста высоких позиций реальной самооценки по ряду параметров. Самооценка по шкалам «характер», «отношения с людьми», «участие в труде» достаточно высока. Вероятно, высокие самооценки в этих сферах играют компенсаторную роль (па эту мысль наводит способ аргументации названных позиций), «выравнивая» низкие самооценки по другим шкалам и обусловливая в среднем умеренный уровень общей самооценки личности.
  • 2) Фиксация на позитивных чертах своего характера. Лица позднего возраста чаще приписывают себе позитивные качества, в основном отражающие хорошее отношение к людям и деловые свойства, и реже указывают па свои недостатки.
  • 3) Снижение идеальных и достижимых самооценок, что

также может носить компенсаторный характер, защищая человека от слишком большого разрыва между реальным и идеальным «Я», гиперразведение которых свидетельствует о низком самоуважении, неудовлетворенности собой.

  • 4) Признание своей позиции удовлетворительной (даже если она крайне низка). Сближение или даже слияние «реала», «могу» и «идеала» в позднем возрасте чаще всего свидетельствует о принятии своей позиции, о тенденции довольствоваться тем, что есть, ощущать свое положение как вполне приемлемое.
  • 5) Относительно высокий уровень самоотношения. Положительное отношение к себе, уровень самоприятия, позитивность образа «Я», как показало проведенное исследование, остаются стабильными в течение всей жизни человека или даже усиливаются.
  • 6) Ориентация на жизнь детей и внуков. В позднем возрасте при анализе и характеристике собственного «Я», при самооценивании нередко можно встретить рассказы о жизни детей и внуков, описания их успехов и достижений. Такая ориентация па следующие поколения сохраняет перспективу личностного развития, а следовательно, способствует осознанию ценности своего «Я».
  • 7) Социальное сравнение как механизм самооценивания.

Усиливается тенденция соотносить свою позицию со сверстниками, причем с теми, кто находится в худшем положении. Здесь проявляется такая «техника» жизни, которую Г. Томе (Thomae,1981) назвал «позитивной интерпретацией событий» («Я превосходен, если сравнивать мою судьбу с судьбой бедного мистера X»),

8) Ретроспективный характер самооценки. Характерным механизмом самооценивания становится временное сравнение («Я был - Я есть»), учет ретроспективы в самоанализе. Утверждение значимости своей прошедшей жизни и себя в ней, оценка себя за прошлые заслуги, достижения, статус и т.п. позволяют в какой-то степени компенсировать осознаваемые негативные изменения, наступающие с возрастом, не принимать новый более негативный Я-образ. Преднамеренное обращение в прошлое с целью поддержания своей уверенности в способности справиться с повседневными проблемами, выявляемое в нашем исследовании, в большей степени подтверждает конгруэнтный подход. Стоит отметить, что автобиографические воспоминания имеют лечебное воздействие. Некоторые исследователи уверены, что следует поддерживать «терапию воспоминаниями» для пожилых людей, поскольку это помогает им примириться с жизнью (Стюарт-Гамильтон, 2002).

Перечисленные выше процессы можно отнести к защитным механизмам психологического витаукта, которые позволяют удерживать собственную самооценку на приемлемом для субъекта уровне. Однако, по-видимому, помимо них, в позднем возрасте существуют и другие механизмы, связанные не с компенсаторным действием, а развивающим, с поиском новых ценностей и сфер деятельности, поиском и утверждением «смысла самого себя» в новых обстоятельствах жизни, с принятием «нового замысла жизни, новых ценностей, новой жизненной стратегии, нового образа-Я» (Василюк, 1984. С. 47).

В позднем возрасте обнаруживаются резко выраженные индивидуальные вариации особенностей самооценки, что касается, в частности, сбалансированности процессов реалистической оценки себя, своей жизненной ситуации и психологического витаукта (рис. 17). Выявлена группа лиц, у которых не фиксируются механизмы психологического витаукта: они не принимают свою прошлую жизнь, считая, что было совершено много ошибок, и она в целом не удалась, их также не удовлетворяет настоящее, что отражает в основном трудности приспособления обследуемых к новому для них положению - «старик», и они характеризуются фрустрацией будущего, которое для них имеет отрицательную валентность. Эту группу участников исследования - неадаптированных к ситуации старения - отличала крайне низкая самооценка, негативный образ-Я, тревожность, подавленное настроение, переживание чувства одиночества, собственной ненужности («жизнь стала бесцельной, неинтересной»; «уже отжили свой век»] «как я могу быть собой довольна, когда я больна и стара»] «ужасно старость переживаю»).

Высота реальной самооценки трех групп респондентов

Рис. 17. Высота реальной самооценки трех групп респондентов:

I - с ретроспективной направленностью самооценки; II - с актуальной направленностью самооценки, адаптированные; III - с актуальной направленностью самооценки, неадаптированные. Шкалы: 1 - здоровье, 2 - ум, 3 - характер, 4 - счастье, 5 - участие в труде, 6 - полезность людям, 7 - выраженность интересов, 8 - отношения с людьми, 9 - общая оценка себя.

У другой части респондентов выявлено преобладание защитных механизмов психологического витаукта над реалистической оценкой себя, что приводит к формированию защитного, «фальшивого Я», неадекватности самооценки по типу завышения, росту некритичности. Основная отличительная особенность самооценки этой группы пожилых - ее ретроспективная направленность: они проводят оценку по комплексу прожитой жизни, по итогам былого, пытаясь «увековечить свое прошлое» («в женитьбе был счастлив»; «приносил пользу обществу»; «на производстве трудился, имел много похвал» и т.п.). Была также выявлена группа лиц, безусловно осознающая негативные новообразования процесса старения, но с эффективно работающими системами как защитного, так и активного приспособления, с деятельным стилем жизни, нашедших «смысл самих себя» в новых ценностях, сумевших адаптироваться к старости (актуальная направленность самооценки, адаптированные). Одни из них видят радость своего существования в здоровье и счастье близких, чаще внуков, правнуков. Среди других те, кто из-за недостатка времени в прежние годы не имел возможности реализовать свои интересы и сейчас пытается наверстать упущенное. К этой группе следует отнести и людей, способных в какой-то форме поддерживать профессиональные знания, выполнять общественную работу. Если по локализации самооценки представители данной группы иногда не отличаются от лиц с ретроспективной самооценкой (хотя последняя чаще бывает выше), то по типу комментариев к самооценкам все группы заметно дифференцированы. Вот как, например, аргументируют свои отметки на шкале «счастье» обследуемые с ретроспективной направленностью самооценки: «жизнь я прожил счастливо»', «работу любил, любил глубоко»; с актуальной направленностью, адаптированные: «счастливый человек тот, который полезен кому-то и чему-то. Жене полезен - еще счастлив»; «возраст 80 лет, а могу приносить доброе людям - это счастье»', с актуальной направленностью, неадаптированные: «жил счастливо, а сейчас какое мне счастье - доживаю...»', «сейчас - труха, скоро конец. Долго ли еще житъ?».

Таким образом, механизмы психологического витаукта позволяют удерживать собственную Я-концепцию на приемлемом для субъекта уровне, однако их действие зависит от индивидуальных особенностей человека, общего стиля жизнедеятельности, а также истории его жизни. Кроме того, совокупность полученных данных с очевидностью обнаруживает, что старение не означает однонаправленного процесса угасания и снижения ценности собственного «Я»; факты активного и деятельного стиля жизни, отраженные в самооценке, наряду с включением многих приспособительных и компенсаторных механизмов свидетельствуют о возможности дальнейшей психологической адаптации и последующего развития процесса саморегуляции личности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >