САМООЦЕНКА: МОТИВЫ, МЕХАНИЗМЫ, СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ

Мотивы самооценивания

Потому что нет иного Бытия, как только я...

Ф. Сологуб

В зависимости от контекста, в котором происходит самооценивание, и личностных особенностей субъекта данного процесса актуализируется тот или иной самооценочный мотив. Исследование мотивов, лежащих в основе процесса самооценивания, чаще всего ведется в русле альтернативных теорий: Я-соответ- ствия и самоуважения.

Мотив Я-соответствия, или иначе мотив самоверификации (self-verification), отражает желание подтвердить (проверить) имеющиеся представления о самом себе и оценки себя. Он направляет процесс взаимодействия с социальным окружением в целях получения обратной связи для поддержки уже имеющего образа-Я и самооценки. Другими словами, люди ищут самопод- тверждения (Swann, 1990; Swann et al., 1992). Мотив самоверификации служит стабилизации взглядов на самого себя, делая переживания индивида более последовательными, упорядоченными и ясными, что, в свою очередь, увеличивает предсказуемость и контролируемость поведения человека в социальном мире (Sedikides, Gregg, 2002). Действие данного мотива, обычно объясняемое с точки зрения теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера, базируется на стремлении к конгруэнтности между представлением о себе и другой когницией или действием (цит. по: Дерябин, 1998). Несоответствующие Я-коицепции представления или оценки вызывают диссонанс и переживаются как угроза «Я» в случаях, когда:

  • • оценка не совпадает с представлениями индивида о самом себе и является негативной;
  • • оценка затрагивает значимые области, которые индивид использует для самоопределения;
  • • эксперт, выносящий оценку, пользуется значительным кредитом доверия;
  • • индивид подвергается систематическому воздействию одной и той же внешней оценки и не может ее игнорировать (цит. по: Дерябин, 1998).

Авторы теорий Я-соответствия рассматривают самооценку как стабильную личностную черту, которую независимо от ее уровня человек стремится сохранить неизменной в течение всей жизни (Dutton, Arrowood, 1971; Swann et al., 1992; Shrang- er, Lund, 1975). Для этого может быть задействовано несколько процессов: 1) внимание - индивид обращает внимание на оценки, которые соответствуют самооценкам, и игнорирует те, которые не соответствуют им; 2) память - индивид легче запоминает и воспроизводит материал, согласующийся с его Я-образом и самооценками, чем иесогласующийся; 3) интерпретация - индивид имеет тенденцию интерпретировать информацию таким способом, чтобы подтвердить привычные представления о самом себе.

Экспериментальная модель теорий Я-соответствия состоит в следующем: испытуемые, имеющие высокую или низкую самооценку, получают позитивные либо негативные оценки от других членов группы. Для лиц с высокой самооценкой позитивная оценка других является соответствующей, негативная - несоответствующей, т.е. вызывающей диссонанс; тогда как для лиц с низкой самооценкой, наоборот, позитивные оценки являются несоответствующими, а негативные - соответствующими.

В ходе эмпирических исследований действительно обнаружено, что люди с высокой самооценкой и позитивным обра- зом-Я реагируют более благожелательно па одобрения, чем на порицания (так называемый эффект «позитивности»), а люди с низкой самооценкой имеют тенденцию оценивать более позитивно (принимать, соглашаться, предпочитать) негативные высказывания в собственный адрес. Например, люди с низкой самооценкой предпочитают взаимодействовать с теми экспертами, которые дают им соответствующую обратную связь об их «плохом» свойстве или в целом об их негативном Я-образе (Swann et al., 1992). Лица с низкой самооценкой не доверяют тем, кто их хвалит и оценивает позитивно; скептически относятся к сообщениям о присущих им достижениях и достоинствах; стараются освободить от иллюзий эксперта, имеющего о них лестные представления (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002). Более того, люди могут начать «подгонять» оценки других людей к своим представлениям о себе даже до того, как начнут взаимодействовать с ними, например, через манеру одеваться, макияж, походку (ходить, ссутулясь; не смотреть в глаза и др.), через выбор машины, квартиры и ее обустройство, или, например, через реплики, которые предваряют выполнение задания («я, наверное, ничего не смогу», «у меня не получится» и т.п.). Стремление к самоверификации может также влиять на социальный контекст: люди вступают в отношения с теми, кто обеспечивает оценками, согласующимися с их представлением о себе, и уходят от тех, чьи оценки не соответствуют их Я-образу.

В случае диссонанса между самооценками субъекта и оценками других людей человек будет стремиться ослабить его через поиски другой компании, которая обеспечила бы его оценками, согласующимися с его собственными воззрениями на себя; через поиски информации, подтверждающей ранее установленные взгляды на самого себя; через изменение действий другого, дискредитацию его как «источника» оценки; или через демонстрацию такого поведения, которое может привести к тому, что взаимодействующие с ним люди сами перестанут с ним общаться.

Согласно теории самоверификации основная тенденция субъекта при взаимодействии с другими людьми - повлиять на них так, чтобы они смотрели и оценивали его так же, как он воспринимает и оценивает себя сам.

В чем причины такого поведения? Всегда ли оно может быть объяснено доминированием мотива самоверификации, т.е. хотят ли действительно лица с негативным представлением о себе подтвердить его?

Индивиды с низкой самооценкой не хотят принимать риск и давление позитивного Я-образа, поскольку не верят, что смогут ему соответствовать; более того, ожидают «крах», «разоблачение» или разочарование оптимистически настроенного по отношению к ним партнера, поэтому предпочитают взаимодействовать с теми, чьи представления соответствуют их негативному взгляду па самих себя. Таким образом, лица с негативным Я-образом стремятся к его подтверждению, потому что они не расположены к риску в целом (Baumeister et al., 1989), а также потому, что они в наибольшей степени огорчаются изменениям оценок партнеров с позитивных на негативные (цит. по: Sedikid- es, Gregg, 2002).

Существуют и иные объяснения эффектов мотива самоверификации. Согласно одному из них доминирующим оказывается не названный мотив, а зарождающееся чувство дружеских отношений: люди любят и тянутся к другим, кто похож на них и кто разделяет их взгляды (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002). С другой стороны, если люди рассматривают информацию, согласующуюся с их представлениями о себе, как наиболее надежную и заслуживающую доверия, не удивительно, что они предпочтут ее информации, не соответствующей их Я-образу, которую они рассматривают как менее правдоподобную (Sedikides, Gregg, 2002). Лица с негативным Я-образом не могут предпочесть позитивную информацию или выбрать взаимодействие с партнерами, которые обеспечат ее, если они не способны поверить ей. Таким образом, эффекты мотива самоверификации могут быть объяснены давлением достоверности, т.е. лица с низкой самооценкой наверняка не хотят негативной обратной связи, но поскольку не могут поверить позитивной, то выбирают именно негативную.

Было бы преувеличением говорить, что согласно теориям Я-соответствия раз установившаяся самооценка (низкая или высокая) рискует остаться такой вечно. Изменения в Я-обра- зах и самооценках все-таки могут происходить. Во-первых, социальное окружение может измениться и вместе с этим может поменяться отношение к человеку, что в конечном итоге вынудит его привести представление о самом себе и самооценки в соответствие с новым отношением. Обычно подобные изменения происходят в переходные моменты жизни человека, в связи с переходом на новую возрастную ступень, с изменением статуса или социальной роли. Во-вторых, человек может сам заключить, что его представления о себе и самооценки неадекватны, дисфункциональны, устарели, и предпринять шаги по их изменению. Такие изменения происходят, в частности, благодаря психотерапии или консультативной помощи психолога.

Постепенно в литературе стали накапливаться факты, противоречащие утверждениям теорий Я-соответствия. Среди людей с позитивным Я-образом и высокой самооценкой стремление к самоверификации работает вместе с другими важными мотивами, в частности, с таким, как стремление к самовозвыше- нию (Jones> 1973). Мотив и самоверификации и самовозвыше- ния тех, кто, к примеру, оценивает себя как «смелых», «умных» или «красивых», поощряет к поиску доказательств того, что другие люди признают их смелость, ум или красоту. Для лиц же с негативным Я-образом и низкой самооценкой мотивы самоверификации и самовозвышения являются конкурирующими. Если мотив самоверификации обусловливает поиск тех людей, кто согласен с низкими оценками индивида, с тем, например, что он труслив, недалек или некрасив, то мотив самовозвыше- ния, напротив, стимулирует поиск тех, кто полагает, что индивид ошибается в оценке самого себя, он на самом деле смел, умен и красив. Критики теорий Я-соответствия доказывают, что процессы самоверификации являются относительно редкими и проявляются только у людей с крайне негативными представлениями о самих себе или у тех, кто абсолютно уверен в собственных оценках (Swann et al., 1992). В поддержку этой точки зрения они цитируют массу исследований, показывающих, что люди предпочитают, ищут и ценят позитивные оценки больше, чем негативные.

Приведем пример одного из таких исследований (Shranger, Lund, 1975). В интервью, которое проводилось с 48 студентками, воспринимаемое ими как часть клинической практики, в течение 30-45 минут интервьюер беседовал с каждой студенткой, расспрашивая о целях, интересах, друзьях, об отношении к родителям и к самой себе и т.д. Затем одним студенткам предъявлялись «позитивные», а другим «негативные» отзывы и изучали их реакции на оценку интервьюера. Результаты показали, что студентки с высоким и низким самоуважением различаются по реакции па оценку интервьюера, что обнаруживалось при описании его компетентности и способностей. У студенток с высоким самоуважением оценки способностей интервьюера зависели от позитивности его оценок. У студенток с низким самоуважением не выявлено значительной разницы в описании компетентности интервьюера в зависимости от того, давал ли он им позитивные или негативные оценки. Таким образом, результаты данного исследования обеспечили только частичную поддержку теорий Я-соответствия, поскольку не обнаружено, что индивиды с низким самоуважением предпочитают негативную оценку себя в сравнении с позитивной.

Согласно теориям самоуважения (Jones, Pines, 1968; Skol- nik, 1971) базовым является мотив самовозвышения {self-enhancement), максимизации самооценки, состоящий в том, что человек независимо от наличного уровня самоуважения стремится повысить его. Мотив самовозвышения - это желание индивида усилить чувство собственного достоинства, т.е. убедить себя и значимых других в том, что он действительно достойная личность: стоящая, привлекательная, компетентная и нравственная (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002). Авторы теорий самоуважения исходят из того, что люди ответят более благосклонно (любить, предпочитать, соглашаться) на позитивные оценки их другими людьми, поскольку эти оценки усиливают чувство собственного достоинства, и ответят неблагожелательно (нелюбовь, агрессия, отказ) на негативные оценки, данные им, которые фрустрируют потребность в самоуважении. Причем данная тенденция должна быть наиболее выражена у людей с низкой самооценкой, имеющих большую потребность в повышении уровня самоуважения. Таким образом, согласно теориям самоуважения, если самооценка и будет изменяться под влиянием других людей, то только в сторону большей позитивности.

Эмпирические исследования достаточно убедительно подтверждают, что люди превозносят себя со всем энтузиазмом и изобретательностью, на которые только способны. Самовозвы- шение проявляется во многих формах и разными путями. Наиболее выражена так называемая триада самовозвышения: эффект «выше среднего», иллюзии контроля и безосновательный оптимизм (Sedikides, Gregg, 2002).

Эффект «выше среднего» заключается в том, что человек при оценивании собственных позитивных качеств или способностей в сравнении с другими людьми считает, что они у него развиты «выше среднего уровня». Например, большинство университетских студентов оценивали себя «выше среднего» по шкале, отражающей такие популярные личностные качества, как социальная привлекательность, физическая ловкость и способность к лидерству (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002). Даже заведомо неуспевающие учащиеся (входящие по рейтингу в последние 12%) оценивают себя по успешности в таких дисциплинах как логика и грамматика, относительно высоко (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002). Или, как обнаружилось в других исследованиях, 94% университетских профессоров полагают, что их способность к преподаванию выше среднего; 90% менеджеров считают, что их коэффициент полезного действия выше, чем у среднего менеджера, равного им по рангу; из нескольких тысяч опрошенных выпусников колледжа ни один не оценил себя ниже среднего по способности «ладить с другими»; большинство людей считают, что они более честные, настойчивые, дружелюбные, надежные, ироничные, умные, лучше выглядят, чем другие; они выше ценят близость взаимоотношений, больше заботятся о своих престарелых родителях и т.д. (цит. по: Майерс, 1997; Sedikides, Gregg, 2002). Но все не могут быть лучше большинства других! Такая самоатрибуция должна быть ложной, по крайней мере, для некоторых подмножеств респондентов.

Иллюзия контроля заключается в том, что люди склонны переоценивать свою способность контролировать последствия и непредвиденные обстоятельства. Наиболее очевидно она проявляется в уверенности индивида в том, что он может воздействовать на результаты случайных, неупорядоченных по сути своей систем, таких как лотерея, карточная игра или игра в кости, особенно когда в таких системах присутствуют некоторые элементы, условно ассоциируемые с задачами на умение (например, выбор номера лотерейного билета, или предугадывание выпавшего числа, или состязание с нервозным оппонентом) (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002).

Безосновательный оптимизм проявляется в склонности людей думать о том, что судьба им «улыбнется». В частности, они полагают, что большее число положительных жизненных событий (таких, например, как рождение одаренных детей или достижение преклонных лет) и меньшее число негативных событий (стать жертвой преступления или серьезно заболеть) для них более закономерно, чем для других (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002). В одном из университетов G1IIA, по данным опроса, студенты считали, что они, в отличие от своих сокурсников, смогут подыскать хорошую работу с высокой зарплатой, будут иметь собственный дом и что, скорее всего, их минуют такие неприятные события, как пристрастие к алкоголю, проблемы с сердцем до 40 лет или пожар (Майерс, 1997). В Шотландии большинство подростков думают, что они с меньшей вероятностью, чем их сверстники, могут заразиться вирусом СПИДа; а большинство американцев, зная, что половина браков в США заканчивается разводом, полагают, что их брак не попадет в эти 50% (цит. по: Майерс, 2000).

В дополнение к этому люди переоценивают свои способности предсказывать будущее, переоценивают точность своих социальных прогнозов и недооценивают время, которое потребуется им на решение различных задач (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002).

Мотив самовозвышения обнаруживается и в ошибке атрибуции при объяснении событий, в которые человек был лич- ностно вовлечен: позитивные последствия этих событий он приписывает себе (своим действиям, личностным качествам, способностям), а негативные - внешним обстоятельствам или другим людям (цит. но: Sedikides, Gregg, 2002). Благодаря такой атрибуции он считает возможным требовать уважение за успехи, но отказывается принять ответственность за неудачи.

Некоторые особенности памяти и внимания также объясняются действием мотива самовозвышения: люди склонны скорее вспоминать свои позитивные личностные черты или поведение, чем негативные; они также легко избегают сосредоточенности внимания на нелестной информации (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002). Когда же информация, угрожающая «Я», не может быть легко игнорирована, то люди будут тратить время и психологические ресурсы, пытаясь опровергнуть ее. Данная тенденция явно проявляется в принятии более критической установки по отношению к порицанию и более снисходительной к восхвалению, а также в энергичной контраргументации неблагоприятной информации, но принятии благоприятной информации как бесспорной (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002). Как пишет Д.А. Леонтьев: «Критика в мой адрес (даже справедливая) может изменить к худшему мое отношение не к себе, а, напротив, к критикующему, если высокая самооценка для меня более значима, чем адекватность представлений о себе» (Леонтьев, 2003. С. 209). Негативную обратную связь в большей степени склонны обесценивать индивиды с низким самоуважением, которые не могут позволить себе принять правду, содержащуюся в ней, так как это снизит и без того низкзчо самооценку. Индивид с высоким самоуважением весьма вероятно переживает короткий всплеск защитного отрицания негативной обратной связи сразу после ее получения, но через какой-то период времени, если негативная обратная связь содержит рациональное зерно, он более вероятно примет ее и сделает соответствующие изменения в своем поведении, что лишь усилит его чувство собственного достоинства. Индивид с высоким самоуважением сосредоточивается на рациональном анализе угрожающей информации, а не на ее вытеснении (цит. по: Дерябин, 1998).

Действием мотива самовозвышения объясняется и другая тенденция - прибегать к сравнению с «несходными другими», а именно к нисходящему сравнению с теми, кто «еще хуже», чтобы извлечь выгоду контрастного эффекта (Sedikides, Gregg, 2002). Однако восходящее сравнение (сравнение с превосходящими другими) также может служить самовозвышеиию, если расхождение не является чрезмерным, намеченные умения или успехи кажутся достижимыми, а источник сравнения не рассматривается как противник (Sedikides, Gregg, 2002).

Долгое время теории самоуважения и Я-соответствия рассматривались как альтернативные, пока в конце 70-х годов не появились попытки их примирить. Например, согласно ряду исследований (Self-esteem.., 1993) люди с низкой самооценкой предпочитают позитивную обратную связь на эмоциональном уровне, а негативную - на когнитивном, т.е. они чувствуют себя лучше, больше радуются после успехов или похвалы, чем после неудачи или критики; но в то же время более скептически относятся к позитивной обратной связи и больше доверяют негативной, считая ее более правильной и адекватной.

По-видимому, эти два мотива человеческого поведения (стремление к повышению самооценки и потребность в сохранении ее сложившегося уровня) не исключают друг друга, а дополняют. Выявляются, в частности, факторы, способствующие изменению постоянного уровня самооценки, и в то же время условия, в зависимости от которых человек не будет стремиться к повышению самооценки (Jones, 1988; Shranger, Schoeneman, 1979).

Кроме названных мотивов, связанных с «Я», выделяют также мотив самопознания, отражающий потребность в точной и адекватной оценке собственных взглядов и способностей; желание определенности в знании о себе, в том числе и за счет открытия в своем «Я» новых сторон; мотив самосовершенствования, связанный с желанием стать лучше и направленный на развитие своих способностей, т.е. стремление к возможным «Я» (Markus, Nurius, 1986); мотив самопрезентации, заключающийся в стремлении произвести впечатление, понравиться; мотив самозащиты, выражающийся в попытках удержать или защитить имеющийся образ-Я (см. Белинская, Тихомандрицкая, 2004; Sedikides, Gregg, 2002). При этом мотив защиты своего уровня самооценки или представления о себе, как мы показывали выше и будем еще об этом говорить, может быть представлен как действие мотива либо самоверификации, либо самовозвы- шения.

По мнению большинства исследователей, самовозвыше- ние всегда является доминирующим мотивом. Тем не менее существуют известные условия, под влиянием которых действие мотива самовозвышения ограничивается или под влиянием которых другие мотивы становятся приоритетными. Называются следующие факторы, сдерживающие доминирующее действие мотива самовозвышения: «давление правды» (или ожидание «разоблачения»), настроение, контролируемость, социальный контекст, культура (Jones, 1973; Shranger, Lund, 1975; Sedikides, Gregg, 2002; Self-esteem.., 1993). Рассмотрим каждый из них.

Чаще всего мотив самовозвышения или эффект «выше среднего» понижается тогда, когда оцениваемая черта является четко определенной или легко проверяемой (например, «пунктуальный») или когда человек предвосхищает «разоблачение» реальных свойств и способностей, что делает его более «честным» в отношении самого себя. Этот факт был продемонстрирован, в частности, в следующем эксперименте (Jones, 1973). В первой серии испытуемым давали негативные оценки их способности делать клинические заключения. Во второй серии нескольких испытуемых просили принять участие в групповом заседании по составлению клинических заключений, после которого надо было оценить проверяемую способность у каждого из участвующих в этой серии студентов. Причем экспериментаторы делали так, чтобы испытуемый получил большинство положительных оценок от одного партнера, а большинство негативных - от другого. Затем половине участников эксперимента говорили, что на следующем групповом заседании снова будет проверяться данная способность с помощью тестов, а полученные результаты будут публично обсуждаться экспериментатором. В этих условиях испытуемые ожидали, что уровень их способностей составлять клинические заключения (который, как они думали, был низким) обнаружится перед их сверстниками. Другой половине респондентов ничего не сообщалось о таком «разоблачении».

Как и предполагалось, испытуемые, ожидающие «разоблачения», увеличивали благожелательность по отношению к тем, кто давал им негативные оценки, по сравнению с теми, кто их оценивал положительно. Те же, кто не ожидал «саморазоблачения», более позитивно отнеслись к тем, кто оценивал их положительно. Более того, испытуемые первой группы сообщали, что полученные ими негативные оценки правильнее, точнее отражают их способность давать клинические заключения, тогда как испытуемые второй группы полагали, что именно позитивные оценки партнеров в большей степени характеризуют их способности. Таким образом, в ситуации предвосхищающего «разоблачения» доминирующим становится мотив самовери- фикации.

Переживаемое настроение также может препятствовать действию мотива самовозвышения: негативное настроение делает человека менее способным использовать самовозвышающие тактики, а позитивное настроение делает их развертывание менее необходимым (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002).

Контролируемость черт является фактором, который ослабляет эффект «выше среднего» и в целом мотив самовозвыше- иия. Например, если люди верят, что определенная личностная черта может быть изменена (она находится под их контролем), они показывают стремление к точной оценке себя, принимая обратную связь независимо от предшествующего успеха или неудачи; если же они считают ее неизменной, то демонстрируют самовозвышающий паттерн, принимая обратную связь, характеризующую данную черту только после предшествующего успеха, по не после неудачи (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002).

Еще одним фактором, определяющим действие мотива максимизации самооценки, является социальный контекст: когда люди взаимодействуют с близкими другими, мотив самовоз- вышения ослабляется. Например, когда друзья или в прошлом незнакомые люди, близость с которыми экспериментально увеличивалась, кооперируются для решения общей задачи, они не демонстрируют склонность к самоподаче, ошибки в самоатри- буции и другие пути самовозвышения, в отличие от работы со случайными знакомыми или незнакомыми людьми (Sedikides, Gregg, 2002).

В ситуации неопределенности доминирующим может стать мотив самопознания, когда люди мотивированы искать точную информацию о себе. Такая непредвзятая самооценка имеет очевидные преимущества, позволяя устанавливать и преследовать цели, являющиеся реалистическими, и поэтому достижимыми. Субъект может прикладывать большие усилия, чтобы лучше узнать самого себя, определить свои возможности, выяснить, что в действительности он может, на что способен, даже если для этого приходится выбирать трудные задачи или получать нелестную информацию (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002).

Принято считать, что восточная и западная культуры фундаментально расходятся: в первой преобладают коллективистические приоритеты взаимозависимости (межличностная гармония, групповая сплоченность, социальный долг), в то время как во второй - индивидуалистические приоритеты независимости (отдельная идентичность, личное исполнение, автономия). Поддерживаемые культурой ценности способствуют тому, что на Западе люди больше склонны подчеркивать внутренние атрибуты, т.е. самовозвышающая тенденция перевешивает самокрити- цизм; а на Востоке - атрибуты отношений, что ведет к усилению противоположной тенденции (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002). Другими словами, самовозвышение во всем его многообразии проявлений является феноменом, значительно распространенным именно на Западе, что соответствует эмпирическим данным, показывающим, что близость взаимоотношений сдерживает самовозвышеиие (Sedikides, Gregg, 2002).

Тенденция к более скромной самооценке и представлению самого себя особенно ярко выражена в культурах, где ценится самоограничение (Китай, Япония), где детей с раннего возраста учат делиться похвалой за успехи и принимать ответственность па себя за неудачи (цит. по: Майерс, 1997). Существует много данных, подтверждающих этот культурно-специфический взгляд на мотив самовозвышения. Например, при самоописа- нии восточные люди спонтанно используют больше негативных слов, чем это делают западные, они меньше хвастаются своими достижениями; с готовностью признают негативную обратную связь; больше упорствуют после неуспеха, чем после успеха, а не наоборот, и рассматривают задачи, па которых они потерпели неудачу, как в большей, а не в меньшей степени, определяющие их качества (цит. по: Sedikides, Gregg, 2002).

Представляется, что мотив самосовершенствования, проявляющийся через самокритику, в большей степени присущ людям восточной культуры. Однако возможно, культурные различия в феномене самовозвышения происходят не из-за силы действия данного мотива, а из-за различий в том, как он тактически проявляется: люди западной культуры реализуют мотив самовозвышения через подчеркивание индивидуалистических характеристик, а восточной - коллективистических (Sedikides, Gregg, 2002).

По-видимому, не только мотивы самовозвышения и само- верификации, но и все другие - самопознания, самосовершенствования, самопрезентации, самозащиты - не исключают друг друга, а дополняют, или работают вместе. Сила активации отдельных мотивов и, следовательно, их относительная сила, вероятно, зависят как от ситуационных, так и от личностных и культурных факторов. Хотя вопрос о том, какие именно мотивы, в каких обстоятельствах или под влиянием каких факторов являются доминирующими, остается открытым и является предметом специальных научных дискуссий и экспериментальных исследований.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >