СЕМАНТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ МЕТАФОРИЧЕСКОГО ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА

Семантика образа человека рассматривается в ракурсе его отношения к коню, т.е. в ракурсе, максимально отражающем свойства коня, проецируемые на человека. Семантический потенциал этого образа определяется материально-физическим, функциональным, утилитарным и психологическим аспектами.

Материально-физический аспект включает признак «внешний вид, конфигурация», относящийся почти исключительно к всаднику. По нашим наблюдениям, этот признак редко актуализируется при метафорическом использовании образа, однако по отношению к некоторым лексемам отмечен и в словарях. Приведем иллюстрации: Чуть только ночь, мертвец и тащится. Сядет верхом на трубу, проклятый, и галушку держит в зубах. Днем все покойно, и слуху нет про него; а только станет примеркать, погляди на крышу, уж и оседлая, собачий сын, трубу... (Гоголь); Скачет / По небу всадник - / облако... (Высоцкий); И деревья, как всадники, Съехались в нашем саду (Есенин)[1].

Более важное место в семантике образа имеют признаки функционального (функционально-утилитарного) аспекта: «обучение», «оснащение упряжью» (и «освобождение от упряжи»), «управление», «уход». Некоторые из них под иным углом зрения репрезентированы в предыдущих разделах при описании других микрообразов и здесь лишь обозначены и проиллюстрированы.

Примеры актуализации признака «обучение»: [Полевой] длинен и скучен, ...ради Бога, надень на него строгий мундштук и выезжай егона досуге (Пушкин — Вяземскому); Они долго объезжали мустанга [об экономике], и теперь он понуро влачит огромный воз социальных расходов (Кертмап); Если теперь не будете приучать свою руку и свой мозг к дисциплине и форсированному маршу, если не будете спешить и приструнивать себя, то через 3 — 4 года будет уже поздно. Я думаю, что Вам и Грузинскому следует ежедневно и подолгу гонять себя в корде. Вы оба мало работаете. Надо лупить вовсю, направо и налево (Чехов Ежову). Данный признак неизменно выступает в сочетании со смыслами «ограничение свободы», «принуждение».

Воплощение образа с актуализацией признака «запрячь» предстает в вариантах, связанных с ограничением свободы, подчинением, использованием в качестве рабочей силы: ... отец хочет запрячь его в новую работу и посадить опять в деревню года на три (Мамин-Сибиряк); [Адвокат] зараз и обротал денщика, либо женись, либо на каторгу... (Серафимович); Не менее пугает русскую интеллигенцию неизбывное стремление русских же ее оппонентов надеть на культуру ту или иную узду (Никитинский); Буржуазия всеми силами, всяческими способами и по всяческим поводам старается надеть шоры на глаза рабочих, чтобы они не видели, каким образом парламентаризм является орудием буржуазного угнетения... (Ленин)[2].

Противоположный признак «снять упряжь» предстает в виде смысла «снять ограничения» — конкретно-физического или абстрактного характера: Развожжали вы, сударь, ваших баб (Сухово-Кобылин); Садитесь, садитесь. Вот Елизавета Ивановна обрадуется! — ...Обожди, дай рассупониться (Малюгин); Расшоръте свое восприятие (Радио); Более тупого занятия, чем наслаждаться ее «устойчивым вкусом», кажется, еще не придумано. Ан нет! Рассупонивая «<жувачки» «Тофита».., обнаруживаешь вкладыши, призванные стимулировать мыслительную деятельность жующего... (Коме, правда).

Признак «управление», относящийся к числу доминантных в семантике образа, в метафорическом воплощении представлен весьма дифференцированно (как и признак «движение»), Приведем примеры, в которых он выражен в общем виде как «управление»: ...Тот только заслуживает название человека, кто умеет овладеть своим самолюбием, как всадник конем, кто свою личность приносит в жертву общему благу... (Тургенев); ...А законгородничий судил о нем русским судом: закон, что конькуда надо, туда и вороти его (Лесков); Кадетский лидер Владимир Дмитриевич Набоков... так подытожил деятельность премьер- министра Львова: «Он сидел на козлах, но даже не пробовал собрать вожжи>> (Коме, правда); Он же, Донат Аркадьевич, видя кровавый разгул в стране, начал править Алексея на военную стезю... (Астафьев)[3].

Однако чаще признак «управление» выступает в виде вариантов:

«побуждение к действию»: А она, милый ты мой, и шпарит, и шпарит, и погонять ее никто в учебе-mo не погонял (Астафьев); Этот вид, растерянный и страдающий, пришпорил храброго Алексея Абрамовича (Герцен); ...Белока- зачъей армией атамана Краснова, снабжаемого и понукаемого германским главным штабом (А. Толстой); Я вышел ростом и лицом — Спасибо матери с отцом,С людьми в ладу — не понукал, не помыкал, Спины не гнул, прямым ходил... (Высоцкий); И ты, малец, помалкивай, — приструнил он Петю. — Я не нижний чин! И нечего меня цукать, огрызнулся гравер (Кремлев);

«сдерживание»: Сережка лег на песок и схватил за ногу Якова, тоже было шагнувшего за Мальвой. — Тпру! Куда?

(Горький); ...Резко осадил Мишку Седова, которому захотелось узнать кое-какие подробности из личной жизни доктора... (Санин); Сейчас трудно сказать, почему в Консерватории Владимир не ходил в числе лучших, почему его аттестовали как «камерного певца», которому об опере и мечтать-то нечего? Почему его все старались «попридержать», не давали петь вволю, много и с размахом? (Коме, правда);

«ослабление — усиление принуждения (контроля)»: О мощный властелин судьбы! / Не так ли ты над самой бездной, / На высоте, уздой железной/ Россию поднял на дыбы? (Пушкин); Теперь настоящий! государь объявился, он вожжей подтянет... данями, налогами так всех обложит, как еще не видали... (А. Толстой); Полина Петровна как-то вдруг выпустила из рук бразды правления [имением] (Салтыков-Щедрин); ...И Горбачев вопреки сопротивлению партаппарата решил отпустить вожжи, приоткрыть крышку, выпустить пар (Ковельмаи).

С функционально-утилитарным аспектом (по линии признаков «использование коня как средства транспорта», «использование копя как тягловой силы», «использование коня как средства состязания» и других, которые отражают характер применения объекта) — по сути и по средствам экспликации конверсивио связаны соотносительные признаки, рассмотренные в составе функционального аспекта образа коня и образа упряжи. Различия в оценке этих признаков, сводящиеся к разной интерпретации субъектно-объектных отношений, обусловлены взглядом на них сквозь призму разных образов. Иногда различия проявляются и в способе номинации признака, ср. глаголы везти и ехать, в семантике которых комплекс «конь» представлен в одном случае в статусе субъекта (конь везет кого), в другом — в статусе объекта (кто едет на коне). При этом различии[4] глаголы обозначают одну ситуацию, с одинаковым соотношением компонентов, репрезентируя ее под разным углом зрения. Конверсивность отношений утилитарного признака «использующий в качестве рабочей силы» (в образе человека) и функционального признака «выполняющий работу для кого-л.» (в образе коня) очевидна в следующем контексте, воплощающем одну ситуацию в двух ракурсах ее оценки: Люди понимающие Ездят на горбатых, На горбу катающие Грезят о зарплатах (Высоцкий). Сравните поговорку, допускающую интерпретацию посредством обоих семантических конверсивов: На него где сядешь, там и слезешь (ты не уедешь = он не повезет).

Признак «использующий коня в качестве транспорта» обнаруживает способность к разноплановой актуализации, представая в серии вариантов:

«перемещающийся с использованием транспорта»: И пошло: пьянки, грабежи, разбои. Снять золотые украшения или дорогую шапку, «подломить» киоск или тряхнуть «извозчика» [таксиста] стало для Гридина и приятелей делом обычным (Коме, правда);

«убыстряющий движение»: Снова Время ставит ногу в стремя... (Егоров);

«использующий кого-либо в качестве рабочей силы / в своих интересах»: За 1991 год из структуры УМБР по Читинской области ушли раньше предельного возраста 9 человек, за 1992-й — 14. По уму, надо было их не на пенсию отпускать, а ездить и ездить па них (Коме, правда); ...А со всем тем он обыкновенно оставался в дураках и всякий несколько опытный чиновник садился на него верхом (Тургенев).

Признаки «уход», «содержание», «обслуживание», часто с подчеркиванием прагматического отношения, занимают менее заметное место в структуре образа:

«уход», «обслуживание»: Разве люди мы? Лошади! И цена нам лошадиная. Пока молодые да здоровые, ездят на нас, спят с нами. Как вытянут все жилы — со двора долой (Неверов); Выгрузка леса в первой роте пошла быстрее. Вторая рота тут же переняла передовой опыт, там тоже по связке кто-то бегал с палкой, лупил волокущих бревно братьев по классу, будто колхозных кляч, люто матерясь (Астафьев); Только по-хорошему, только лаской с таким, не иначе. Как к норовистой лошади надо уметь подойти, так и тут: слово скажешь не таксразу содом, хоть из дому беги (Пожера); И научилась думать обо всем — / О счастье, гор дости, плохом, хорошем — / Лишь так, как тот, чей был и двор и дом,/ Кто век тебя кормил, бил и берег, как лошадь (Твардовский); ...Малограмотный, но крепко в колхозе политически подкованный Пафнутьев (Астафьев)[5];

«содержание в неволе»: И никакому Лему даже присниться не могло то, что совершил он, доктор юридических наук Георгий Хосроевич Шахназаров. Он-таки стреножил этого монстра [о КПСС] (Коме, правда); Покусывая губы, шел Григорий позади отца. «Выкуси, батя, хоть стреноженный уйду ноне на игрище»,думал, злобно обгрызая глазами крутой отцовский затылок (Шолохов).

К числу признаков утилитарного характера относятся и более частные — «предмет купли-продажи», «предмет хищения», предполагающие прагматическую оценку реалии. Эта сторона образа также находит отражение в метафорах: Потомок татар, как коня, выводил На рынок раба-славянина (Некрасов); — Самый ненавистный период в работе? Кинопробы. Ты как лошадь, которую цыган продает (Светличная); Щупайте генералов, как цыган лошадей (Шолохов); ...Есаул... обошел красноармейцев: долго и внимательно, как барышник — лошадей, осматривал их (Шолохов); [О клоуне] Этот вор, с коленей срезав путы, По ночам не угонял коней. Умер шут. Он воровал минуты Грустные минуты у людей (Высоцкий).

Лошадь используется как объект состязаний, предмет ставок при игре в тотализатор на бегах. Смотрите метафорическое воплощение этих признаков: «Ну что, Борис, готовиться надо к следующей Олимпиаде?» Лагутин устало улыбнулся в ответ. «Я понял тогда, что им нужна скаковая лошадь, которая умеет приходить к финишу первой» [о боксере] (Коме, правда); Президентское дерби: на «темных» не ставят (заголовок в КП к статье о биржевых торгах по итогам президентских выборов).

Как показывает приведенный материал, в большинстве случаев признаки «управление», «обучение», «уход», «оснащение упряжью», «освобождение от упряжи», «использование в качестве рабочей силы» предстают при метафорической

Я следую этому правилу в своей писательской практике. Если в какой-то день я не очень хорошо себя чувствую, я не берусь за рассказ, который потребовал бы от меня напряжения всех сил (Моруа).

актуализации в абстрактном виде и характеризуют межличностные отношения.

Психологический аспект отражает комплекс типовых ощущений, состояний всадника (седока) во время езды на коне. Среди наиболее ярких ощущения полета, простора, азарта, переживание особого душевного подъема. Реже эксплицируются противоположные чувства: сонливость, дремота, возникающие в условиях долгого ритмичного движения. Этот комплекс смыслов эксплицируется широким кругом средств, называющих эмоциональные состояния (словами восторг, удаль, полет, наслаждение, захватывать дух, пьянить), а с другой стороны, лексемами, называющими быстрый бег лошади: скакать, скачка и др.[6]

Психологический аспект актуализируется при метафорической характеристике человека, находящегося во власти сильных чувств, увлеченного творчеством, любимым занятием, испытывающего вдохновение. Признак «состояние (ощущение) всадника» воплощается в комплексе с признаком «движение»: К Шмарину только приехать и начнет! Поплетет и поедет развешивай уши, до утра проговорит, коли с вечера сядет (Фурманов); Конечно, Кремль постарается сесть на своего старого доброго конька: начнет пугать коммунизмом и обещать светлое завтра (Коме, правда); А у женщин целых три конька, с которых они никогда не слезают, попрек, намек, упрек (Тургенев)96.

В качестве поэтической формулы этот признак воспроизводится образом поэта, летящего на «крылатом» коне Пегасе, характеризует творческое вдохновение: Ты хочешь оседлать упрямого Пегаса... И с строгой критикой вступаешь смело в бой! (Пушкин); Он добр, член нашего Парнаса, Красавицам Москвы смешон, На крыльях дряхлого Пегаса Летает в мир мечтаний он (Лермонтов).

В составе признаков, составляющих семантический потенциал образа человека в его отношении к коню, доминируют признаки, связанные с идеей каузации несвободы (реже свободы) по отношению к коню, а также признак «использование коня в качестве рабочей силы / в своих интересах», «движение с использованием копя в качестве транспорта».

  • [1] Признак «движущийся (с использованием транспорта)», в визуальном восприятии связанный с материально-физическим аспектомобраза, рассмотрен далее в рамках утилитарного аспекта.
  • [2] Ахали и говорили: — Лют! Зато и хозяин! — Убеждал их вэтом и сам Тихон Ильич. Часто наставлял: Живем — не мотаем, попадешься — обротаем (Бунин); ...Порешили от лица всего клуба обратиться к губернатору и просить его немедленно ...обуздать вредного буяна... (Достоевский); Чтоб помещики/ вновь / не взнуздаливас, / не в пример Силеверсту-бедняге, // провожая / сынов, / давайтенаказ: // будьте / верными / красной присяге (Маяковский).
  • [3] См. также: Мы сваливать не вправе / Вину свою на жизнь. / Ктоедет, тот и правит, / Поехал, так держись (Рубцов); — Искали ликонтакта с вами болгарское правительство и спецслужбы? — В Болгарии сейчас «на коне» дикари и идиоты (Коме, правда); — ВозьмиПроньку с собой — ему тут головой оставаться. Подбирай вожжи,Прон, людей зря не обижай, не самовольничай... (Шукшин); Победоно-сиков. Я буду жаловаться всем на все действия решительно всех, кактолько вступлю в бразды (Маяковский).
  • [4] Различие не является жестким, поскольку семантика глаголов скакать, везти, возить и подобных регулярно варьируется но метонимической модели «действия коня» —» «действия человека при посредстве
  • [5] См. также: Если бы академик Шафаревич и другие, менее подкованные и образованные... были бы честны с нами (и с собой),скольких драм можно было б избежать! (Коме, правда); Я росла нетолько сильной физически девочкой, но и подкованной на язычок.Поэтому Владимир Алексеевич, например, со мной словесных баталий не выдерживает (Коме, правда); ...Хозяином окажется кулак. Непрежний лавочник, с ведерным самоваром, но — подкованный, в семищелоках вываренный, каленный... (А. Толстой); Лошадь уверенностинуждается в корме, уходе и тренировке (Леви); Нужно относиться ксамому себе мягко и бережно. Хороший наездник не заставит братьпрепятствия усталую или невыезжеиную лошадь. Он начнет с неторопливой прогулки по лесу, поведет коня шагом, затем мелкой рысью.Когда конь разогреется, наездник пустит его галопом по ровнойлужайке. После этого лошадь придет в форму и будет полностьюпослушна воле всадника. Сегодня утром вы чувствуете себя усталым. Накануне вы позднолегли либо слишком плотно поели. Вы плохо спали... Однако вас ждеткуча дел. Послушайте меня: начните с самого простого. Вам тожетребуется разбег. Будьте снисходительны к своему телу и уму.
  • [6] 9э Приведем примеры прямого воплощения образа коня с актуализацией этих признаков: И какой же русский не любит быстрой езды?Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда:«черт побери все!» — его ли душе не любить ее? Ее ли не любить, когда в ней слышится что-то восторженно-чудное? Кажись, неведомаясила подхватила тебя на крыло к себе, и сам летишь, и все летит...(Гоголь); Мне нужно было научиться хорошо держаться в седле, и якаждый день в течение месяца после занятий во ВГИКе ехала на ипподром. Никогда не забуду слезы, боль... и безумное ощущение свободыполета (Кабо); В верховой езде удивительное наслаждение: какая-тосила сознается в человеке, когда он обуздывает этого большого зверяи заставляет его исполнять желание свое, даже каприз (Герцен -Захарьиной); Ехали и молчали. Степь ездоку как люлька — гонит вусладный сон (Короленко).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >